Бездействие полиции в отношении нанесения побоев

Порядок действий, если Вы подверглись побоям – ИНГО. Кризисный Центр для Женщин

Бездействие полиции в отношении нанесения побоев

Какие действия и в каком порядке нужно делать, если нанесены телесные повреждения.
Самое главное в подобных случаях это время, нужно все сделать в ближайшие один – три дня и собрать как можно больше доказательств вины подозреваемого.

Как можно скорее после нанесения побоев:

  1. Как можно скорее после нанесения побоев вызвать полицию (в зависимости от ситуации). Если в одном помещении с обидчиком находиться небезопасно, покинуть помещение: самой прибыть в полицию или медицинское учреждение (в зависимости от состояния самочувствия). Потребовать, чтобы сотрудники полиции направили Вас на медицинское обследование в бюро судебно-медицинской экспертизы для фиксации телесных повреждений и определения вреда здоровью.
  2. Если почувствуете резкое ухудшение самочувствия, вызвать скорую помощь. Если предложена госпитализация, поехать в стационар, пройти обследование. В зависимости от результатов обследования пройти стационарное или амбулаторное лечение. Даже, если Вас не госпитализировали обязательно продолжить амбулаторное лечение (по показаниям).
  1. Позвонить друзьям, родственникам, людям, которые могут оказать Вам помощь, сообщить о случившемся, попросить о помощи: сопроводить в полицию, на время предоставить возможность проживания, присмотреть за детьми и т.д. В дальнейшем указанные лица могут выступить свидетелями в Вашем деле.
  1. Если самочувствие не настолько критично, обратиться в травматологический пункт, а при его отсутствии в ближайшую поликлинику или больницу.
  2. При обращении в медицинское учреждение, обязательно рассказать врачу обо всех травмах, всех участках тела, куда наносились удары (причинялась боль иными способами), показать все повреждения (размер, цвет, локализация кровоподтеков, гематом, покраснений, припухлостей, отеков, царапин и т.д.).
  3. Проследить, чтобы в медицинской карте были зафиксированы следующие сведения:
    • кем наносились побои (телесные повреждения), например «…была избита _________________(ФИО) _______________г. в ________ч., по адресу___________________».
    • какие телесные повреждения имеются (подробное описание), например: «…кровоподтеки на предплечье _____________ цвета ________________ размером________________».
    • диагноз;
    • рекомендации.
  4. Обязательно получить справку о том, что Вы обращались в медицинское учреждение по поводу телесных повреждений. В справке должна быть указана следующая информация: номер карты, дата обращения, разборчиво ФИО врача, штамп медицинского учреждения.
  5. Написать заявление во все медицинские учреждения в которые Вы обращались о выдаче копий медицинских документов (медицинской карты, карты травматика, медицинских заключений, выписок и т.д.).
  1. Если есть возможность, сфотографировать телесные повреждения в присутствии 1-2 свидетелей. Записать: с помощью какого технического средства была выполнена фотосъемка, дату, время, место проведения фотосъемки, ФИО и адреса свидетелей в присутствии которых проводилась фотосъемка.
  1. Написать заявление в полицию о том, что вы подверглись побоям
    • если Вы в первый раз обращаетесь – заявление о привлечении обидчика к административной ответственности;
    • если обидчик уже привлекался к административной ответственностей в течение года до того как Вы подверглись побоям, Вам необходмо написать заявление о привлечении обидчика к уголовной ответственности).
    • Заявление можно подать в полиции, либо непосредственно полицейским, прибывшим по Вашему вызову.Рекомендации по порядку подачи заявления в полицию, дачи объяснений и взаимодействию с правоохранительными органами.

При определении порядка действий необходимо иметь ввиду:

  • Если Вы в первый раз обратились в полицию по факту побоев, в полиции должны составить протокол об административном правонарушении. Затем проводится административное расследование (сотрудник полиции берет объяснеие с Вас, обидчика, свидетелей, если они были, направляет Вас на медицинское освидетельствование, собирает иные доказательства и т.д.).

Если обидчик уже привлекался к административной ответственности, уголовное дело возбуждается мировым судьей.

При этом Вы можете самостоятельно обратиться к мировому судье с заявлением о возбуждении уголовного дела.

  • Если Вы обращались в полицию – полиция обязана передать мировому судье материалы проверки.  В этом случае скорее всего Вы получите из суда определение об оставлении заявления без движения, в котором будет указано, что Вы в определенный судьей срок должны представить в суд заявление соответствующее требованиям закона.

На что необходимо обратить внимание при подаче заявления в полицию:

  1. При подаче заявления Вам обязаны выдать талон-уведомление, где должно быть указано: от кого принято заявление, когда оно принято, под каким номером оно зарегистрировано.
  2. По поступившему заявлению должно быть принято одно из следующих решений:
    • о возбуждении административного дела в отношении насильника – составляется протокол о совершении административного правонарушения;
    • об отказе в возбуждении административного дела.
    • о передаче материалов проверки мировому судье.

Решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования должно быть принято уполномоченным сотрудником немедленно после Вашего обращения (либо после выявления факта административного правонарушения :поступления телефонограммы из травмпункта и т.д.), о чем должно быть составлено определение.

https://www.youtube.com/watch?v=Nvc7B1iPPfA

Вам должны выдать копию определения об административном правонарушении и проведении административного расследования.

Срок проведения административного расследования по Вашему заявлению не должен превышать один месяц с даты Вашего обращения в полицию. В исключительных случаях срок административного расследования может быть продлен.

После окончания административного расследования Ваше дело должны передать в районный суд (суд общей юрисдикции).

К административной ответственности обидчика привлекает суд.

Источник: https://crisiscenter.ru/for-victims/phisical-violence/poboi/

Год декриминализации побоев: Почему новый закон не работает

Бездействие полиции в отношении нанесения побоев

Прошёл ровно год с того момента, как Путин подписал закон о частичной декриминализации побоев в отношении родственников и других близких лиц: семейное рукоприкладство в России отныне может быть расценено как административное правонарушение, максимальные наказания за которое — 15 суток ареста, 30 тысяч рублей штрафа и 120 часов исправительных работ. В законе о декриминализации были сделаны две оговорки: побои не считаются преступлением, если совершены впервые и не причинили вреда здоровью — однако на практике на них мало кто обращает внимание.

Так сразу не вспомнишь инициативу, против которой бы в своё время выступали и местные правоохранительные органы, и правозащитники — редкое для современной России единодушие.

Но популистская логика оказалась сильнее здравого смысла, который подсказывал, что закон, не работающий де-факто (как из-за бездействия полиции, часто отказывавшейся открывать дела по статье «Побои», так и из-за страха пострадавших, которым зачастую некуда было уйти от агрессора — потенциального ответчика по делу, где они бы выступали истцами), нельзя заменять законом, не работающим ещё и де-юре.

Действительно ли новый закон о побоях неэффективен? Некоторые социологи отрицают это, приводя статистику, которая утверждает, что в 2017 году полиция в России стала чаще фиксировать побои.

Вот только стало ли от этого легче жертвам? Едва ли: из 51 689 человек, привлечённых по свежему административному закону, 40 477 отделались штрафами, который в среднем составил 5000 рублей (что примерно эквивалентно двум-трём штрафам за превышение скорости для автомобилистов).

Остановит ли это агрессоров в следующий раз? По идее, должно, ведь именно первый случай нанесения побоев не считается криминальным — на этот фактор «первого раза» особенно упирали сторонники декриминализации («Ну подумаешь, влепил затрещину — что ж теперь, сразу в тюрьму за это?»).

На практике же чаще происходит обратное, и это подтверждает непосредственно глава МВД Владимир Колокольцев, обративший внимание на то, что минимальные штрафы не останавливают насилие: «Зачастую данная мера не является серьёзным сдерживающим фактором, а когда речь идёт о близких людях, накладывает на семью ещё и дополнительную финансовую нагрузку». И действительно, кто захочет писать заявление о побоях, если единственным его результатом станет уменьшение семейного бюджета (чаще всего общего) на 5000 рублей? Это отражается и в статистике (собранной к концу сентября 2017-го), согласно которой из 164 тысяч заявлений о побоях как преступления расследовались только 7 тысяч.

Целью закона о побоях в любой его редакции должно бытьне увеличение людей, привлечённых к ответственности за рукоприкладство,

а уменьшение жертв

А кроме цифр есть ещё и жертвы — очень конкретные, нестатистические. Это жительница Серпухова, которой муж отрубил кисти рук топором: до того женщина сообщала о физическом насилии со стороны супруга, но дальше воспитательной беседы с участковым дело не сдвинулось.

Это жительница Солнечногорского района Подмосковья, жестоко убитая мужем из ревности: полицейские убедили её не подавать заявление, несмотря на явную угрозу жизни (можно только догадываться, что скрывается за формулировкой «вывез в лес и едва не убил», но такие случаи чаще всего квалифицируются именно как «побои» — в противовес более жёсткой, 117-й статье УК РФ «Истязания»). Это ребёнок с Камчатки, избитый офицером Минобороны только за то, что бросил в его машину снежок, — суд по делу о побоях не присудил ответчику даже штраф, именно потому что статья о побоях выведена из Уголовного кодекса. Это пожилая женщина из Перми, насмерть забитая собственным сыном, неработающим и ранее судимым, из-за двух тысяч рублей пенсии. 

Мари Давтян и Анна Ривина из проекта «Насилию.нет» справедливо указывают на то, что целью закона о побоях в любой его редакции должно быть не увеличение людей, привлечённых к ответственности за рукоприкладство, а уменьшение жертв.

Они же поясняют, что предыдущая статья о побоях считалась превентивной: привлечение к ответственности по ней должно было предотвращать куда более тяжкие преступления.

Очевидно, что нынешний закон с этой задачей не справляется — ни прямо, ни косвенно.

Ощущение беззащитности толкает жертв побоев (по статистике, чаще всего женщин и детей) на крайние меры.

Именно поэтому нам приходится говорить об Оксане Ткаченко из Барнаула, убившей мужа в попытке защитить от побоев своего сына и приговорённой к шести годам и восьми месяцам тюремного заключения.

И о Галине Каторовой из Находки, которая, спасаясь от побоев, убила супруга — ей грозит семь лет тюрьмы.

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/232987-family-battering

Дело об убийстве двух девушек: полицейских обвиняют в халатности за то, что вовремя не задержали рецидивиста

Бездействие полиции в отношении нанесения побоев

В Петрозаводске трое сотрудников полиции обвиняются в халатности за то, что вовремя не привлекли к уголовной ответственности опасного преступника. Ранее судимый Антон Ипатов, по данным следствия, избил знакомого, но уголовное дело завели через два месяца.

За это время, как следует из материалов дела, он успел совершить кражу, избиение, два убийства и нанести ножевые ранения несовершеннолетней. Как уверены в Следственном комитете, этого можно было бы избежать, если бы правоохранители сразу задержали Ипатова.

В ближайшие дни суд должен огласить мужчине приговор — прокурор требует для него пожизненного заключения. Родственники погибших также просят наказать за бездействие полицейских и взыскать с них компенсацию за моральный ущерб.

Правоохранители свою вину отрицают и настаивают, что действовали в рамках служебных инструкций.

Осенью прошлого года в Петрозаводске за сутки были жестоко убиты две молодые девушки. Одна из них — 20-летняя Людмила Серебрякова — была зарезана 19 сентября около десяти вечера возле медицинского колледжа, вторая — 26-летняя Александра Трифонова — 20 сентября в городском парке.

Тремя днями ранее тяжёлые ножевые ранения получила 15-летняя школьница Оксана Б. Среди жителей моментально поползли слухи, что в городе действует серийный маньяк-убийца.

В тот же день полиция объявила план «Перехват» и в течение четырёх часов смогла задержать подозреваемого — 29-летнего Антона Ипатова, неоднократно судимого за кражи, разбои и изнасилование.

В ходе расследования выяснилось, что двумя месяцами ранее Ипатов жестоко избил своего знакомого, 30-летнего Игоря Круковского. Однако уголовное дело по побоям долго не заводилось и Ипатова никто не искал.

В отношении полицейских, которые допустили волокиту с разбирательством, были заведены уголовные дела по ч. 3 ст. 293 УК РФ («Халатность»).

По версии Следственного комитета, ненадлежащее исполнение своих обязанностей участковым Ринатом Гратием, замначальника Следственного управления УМВД по Петрозаводску Иваном Вороновым и старшим следователем Екатериной Хориной повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека и смерть двух лиц.

Пьяная драка  

В уже поступившем в суд обвинительном заключении следствия, с которым ознакомился RT, отмечается, что полицейские халатно отнеслись к расследованию избиения Игоря Круковского.

Отмечается, что 10 июня 2018 года Круковский выпивал со знакомыми в квартире друга. Опьянев, он прилёг на диван, а рядом с ним легла подруга Антона Ипатова Ксения Лятти. Ипатов, увидев эту картину, пришёл в ярость.

Он выволок Круковского в прихожую и начал его избивать.

По показаниям свидетелей, избиение продолжалось около получаса. Хозяин квартиры, обнаружив лежащего в крови полумёртвого Круковского, вызвал полицию и медиков. Однако правоохранители Ипатова задерживать не стали.

В больнице у Круковского был диагностирован перелом свода и основания черепа, а также многочисленные ушибы и кровоподтёки. Такой тип повреждений в уголовном законодательстве рассматривается как «тяжкий вред здоровью».

По факту избиения и причинения телесных повреждений участковый Ринат Гратий начал доследственную проверку. 

Как удалось выяснить RT, в материалах проверки присутствовали лишь противоречивые показания свидетелей и пострадавшего. Одни утверждали, что Круковского избивал только Ипатов, другие — что он делал это вместе с Ксенией Лятти. Сам Круковский отказывался предъявлять претензии обидчику, который значился в протоколах как некий Антон.

Участковый Ринат Гратий утверждает, что на тот момент не обладал информацией о личности Ипатова.

Полицейский якобы не знал, что Ипатов был неоднократно судим за кражи, мошенничество, разбой и преступления в отношении сексуальной неприкосновенности несовершеннолетних. К июню 2018 года он только около полутора лет находился на свободе.

В итоге Гратий вынес отказ в возбуждении уголовного дела по факту побоев.

Однако следствие считает, что Гратий незаконно прекратил проверку, поскольку ещё не были готовы результаты судмедэкспертизы по Круковскому.

Волокита и бюрократия

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное участковым, прокуратура отменила. Надзорное ведомство дало Гратию ещё десять дней на дополнительное расследование.

Согласно данным следствия, участковый сам заниматься этим не стал и направил материалы своей коллеге Елене Бондаревой. Та находилась в отпуске и смогла направить материалы проверки замначальника Следственного отдела УМВД по Петрозаводску Ивану Воронову только в середине августа.

Как следует из обвинительного заключения, Воронов поручил вести дело старшему следователю Екатерине Хориной, но она была на шестом месяце беременности и периодически брала больничный. Знакомиться с делом Хорина начала 30 августа. Таким образом, серьёзно расследовать побои полицейские начали лишь спустя два месяца после инцидента.

При этом выяснилось, что в документах отсутствовали первичные показания свидетелей, полученные сотрудниками ППС при выезде на место происшествия. Куда они потерялись, никто не знал.

По информации следствия, Хорина поручила оперативнику Гайтуру обеспечить явку свидетелей по делу Круковского.

Оперативный сотрудник за отведённый срок в десять дней опросить никого не успел, поскольку 3 сентября вернулся из отпуска, потом был в командировках по другим делам и на суточных дежурствах.

В итоге Хорина только 10 сентября завела дело по ст.

111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), но не в отношении Ипатова, а по факту произошедшего, после чего ушла в декретный отпуск. В отпуск ушёл и Иван Воронов.

Пошёл вразнос

К этому времени Антон Ипатов уже находился в розыске. Его подозревали в краже 22 августа дорогого станка из мастерской его знакомого Кузнецова. Тот сразу предположил, кто это мог быть, и заявил в полицию. Однако активных действий по поиску Ипатова предпринято не было, дело завели только 3 сентября.

До этого, 17 августа, Ипатова, согласно данным следствия, заподозрили в избиении некоего Максима Смолина, но по данному инциденту был вынесен отказ в возбуждении дела (его в итоге возбудили только в октябре 2018 года. — RT).  

  • Подозреваемый в убийствах девушек на месте происшествия в Петрозаводске
  • © СК РФ

Как следует из обвинительного заключения, 15 сентября Антон Ипатов, уже находившийся в розыске, напал на 15-летнюю Оксану Б. Мужчина предложил школьнице встречаться, она отказалась, и он дважды ударил её ножом. После этого Ипатов затащил раненую девушку в квартиру своей любовницы, где насильно её удерживал.

Девушка смогла выбраться оттуда только на следующий день, когда Ипатов уснул. За Оксаной приехали мать и старшая сестра и отвезли её в больницу.

В тот же день родственницы девушки обратились в полицию с заявлением на Антона Ипатова. Приехавшие на вызов сотрудники ППС позвонили ему и предложили встретиться для беседы. Ипатов сказал полицейским, что ждёт их возле одного из торговых центров, после чего выключил телефон и подался в бега.

Три дня Ипатов скрывался от полиции. А 19 сентября, согласно данным следствия, напал на 20-летнюю Людмилу Серебрякову.

Он нанёс ей не менее 15 ударов ножом, насквозь пробив позвоночник, горло, сердце, лёгкие и брюшную полость. Задержать по горячим следам убийцу снова не удалось.

Спустя сутки в три часа дня прохожие нашли в парке труп 26-летней Александры Трифоновой. Оба убийства были похожи: жертва — молодая девушка, на теле множество ножевых ранений, ценные вещи не тронуты, следов сексуального насилия нет.

Как отмечается в материалах следствия, по записям с камер наблюдения правоохранители опознали в нападавшем Антона Ипатова. Через четыре часа он был задержан. Ипатов признан вменяемым. В ближайшие дни Верховный суд Карелии должен огласить ему приговор. Обвинение уже запросило для него пожизненное лишение свободы.

Ссылаются на загруженность

Вскоре должен начаться судебный процесс и над полицейскими, которые почти три месяца не могли начать расследование дела о побоях. Родственники Серебряковой, Трифоновой и школьницы Оксаны Б. уже потребовали через суд взыскать с них компенсацию за моральный ущерб в размере 1 млн рублей. По их мнению, правоохранители не приняли никаких мер, чтобы поймать убийцу.

Также по теме

В Иркутской области задержан напавший на женщину в лесу мужчина

В Иркутской области задержан по обвинению в покушении на убийство 31-летний житель города Железногорска-Илимского, совершивший…

«Не было ни биллинга сделано, ничего, его по телефону вычислить могли, но вместо этого спугнули, — рассказывает RT отец одной из жертв Александр Трифонов. — Он же отъявленный преступник был! Почему сразу после Серебряковой не поймали? До этого они его как искали по краже? Когда мою дочь он убил, так нашли тут же».

По мнению представителя потерпевших, адвоката «Зоны права» Виталия Черкасова, избежав ответственности за первое преступление, Ипатов почувствовал безнаказанность.

«В случае безразличия полицейских к проблемам потерпевших преступники начинают испытывать чувство безнаказанности, — заявил RT Черкасов. — И всё это длится до тех пор, пока не случится какая-нибудь трагедия».

Впрочем, полицейские вины не признают и ссылаются на загруженность по работе.

Так, адвокат Ивана Воронова Константин Кибизов заявил RT, что его подзащитный только за месяц до инцидента вступил в должность и был чрезмерно загружен, поскольку отлаживал работу трёх участков.

Помимо этого, Воронов находился на курсах по повышению квалификации и не располагал служебной инструкцией для своей должности.

Кибизов настаивает, что у Воронова в августе 2018 года в наличии было всего три следователя и он ждал выхода с больничного Хориной, поэтому держал у себя дело Круковского целых десять дней. К этим материалам не было повышенного внимания, поскольку из материалов проверки участковых Гратия и Бондаревой не создавалось чёткой картины преступления.

В свою очередь, представитель Екатерины Хориной Виктор Хорин настаивает на её невиновности.  

«Екатерине вменяется, что она сразу не отреагировала и не возбудила дело не просто по факту преступления, а в отношении Ипатова, — сказал RT Хорин. — Но у Хориной на руках не было данных о том, что преступление совершил именно Ипатов. Она была обязана всё проверить в течение десяти дней и только потом принять законное решение о возбуждении дела».

Хорин пояснил, что, поскольку Екатерина была на позднем сроке беременности, то материал по Круковскому был передан ей как неприоритетный.

Он отметил, что к июню 2018 года во втором отделе полиции Петрозаводска, из которого поступил материал по Круковскому, было свыше 1000 просроченных материалов, нуждавшихся в повторной проверке по указанию прокуратуры.

Материал о побоях Круковского был одним из множества и собой не выделялся.    

«Обвинение оперирует сослагательными наклонениями, — сказал Хорин. — По такой логике надо акушеров к ответственности привлечь, которые Ипатову на свет родиться дали».  

Ринат Гратий и его адвокат от комментариев СМИ отказались.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/690673-policeiskie-recidivist-poboi-devushki-ubiistva

Побои. Особенности статьи. Возбуждение дела в порядке частного обвинения

Бездействие полиции в отношении нанесения побоев

Юристы России рассматривают побои, как нанесение потерпевшему многократных ударов или его непосредственное избиение. Согласно этому понятию единичное нанесение удара, не может быть квалифицированно, как побои.

В статье 116 УК РФ сказано, что побои – это совершение насильственных действий в отношении человека, которые причиняют ему физическую боль, но не влекут за собой незначительную стойкую утрату общей трудоспособности или кратковременное расстройство здоровья.

Данные последствия присущи другой статье Уголовного кодекса, а именно 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью».

Современное законодательство к статье 116 УК РФ относит не только нанесение побоев, но и совершение других насильственных действий, например, сечение потерпевшего, щипание, сдавливание, вырывание волос и другое, все, что может причинить физическую боль. Результатами побоев являются ссадины, синяки, ушиби, небольшие раны.

Также, побои могут не оставить никаких видимых следов или повреждений. К побоям не могут быть отнесены повреждения, повлекшие за собой расстройство здоровья на срок более 6 дней. Обязательное условие квалификации преступления, как нанесение побоев – это умышленность.

При отсутствии умышленных действий преступление будет переквалифицировано, в причинение вреда здоровью по неосторожности.

Цель побоев – это стремление причинить физическую боль определенному лицу. Мотивы данного преступления: обида, ревность, месть, неприязнь.

Побои могут быть способом совершения другого преступления, такого как, причинение телесных повреждений и истязание. В таком случае они будут квалифицированны по статьям 111, 112 и 117 УК РФ.

Возраст, после достижения, которого наступает уголовная ответственность за побои – 16 лет.

Наказание за нанесение побоев:

  • штраф в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда;
  • штраф в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до 1 месяца;
  • обязательные работы на срок от 120 до 180 часов;
  • исправительные работы на срок до 6 месяцев;
  • арест на срок до 3 месяцев.

Для возбуждения уголовного дела по статье 116 УК РФ побои, первое, что предстоит сделать пострадавшему, это обратиться в ближайшее отделение полиции для составления и подачи заявления и получения направления на медицинское освидетельствование.

На освидетельствовании побоев, врач записывает в карточку потерпевшего все результаты обследования, остальные заботы о деле по статье 116 УК РФ ложатся на плечи дознавателя.

Заявление пишется в произвольной форме на имя начальника вашего отделения полиции.

Обязательно в заявлении указываются время и место события, какой вред был причинен потерпевшему, что послужило основанием для нанесения побоев и место и время обращения за медицинской помощью. Если при нанесении побоев присутствовали свидетели, то их ФИО, контактные данные и адреса также следует указать. Затем потерпевший пишет просьбу привлечь виновного к уголовной ответственности.

Зачем идти в полицию спросите вы?

  • Во-первых, побои нанесенные потерпевшему могут иметь значительную тяжесть и повлечь за собой потерю трудоспособности и непродолжительное расстройство здоровья, в таком случае уголовное дело будет заведено по соответствующей статье.
  • Во-вторых, после возбуждения дела о нанесении побоев оно будет передано в мировой суд.
  • И, в-третьих, как уже говорилось выше, у потерпевшего на руках будет медицинское освидетельствование.

В 2007 году в Уголовно-процессуальный Кодекс РФ были внесены изменения в соответствии, с которым органы милиции и прокуратуры обязаны оказывать помощь пострадавшим гражданам в защите их прав. Исходя из этого пострадавший, подав заявление в полицию, может рассчитывать на установление виновного лица.

Уголовно-процессуальный Кодекс РФ разделяет уголовное преследование и обвинение, в зависимости от тяжести совершенного преступления на публичный, частно-публичный и частный порядок. В ст. 20 УПК РФ сказано, что дела по статьям 115,116, ч. 1, 129 и 130 возбуждаются только по жалобе потерпевшего и относятся к уголовному производству в порядке частного обвинения.

Прекращение данного обвинения возможно после примирения сторон. Частный порядок обвинения позволяет потерпевшему самому решать необходимо ли ему в сложившейся ситуации защищать свои интересы.

В отличие от серьезных преступлений, где возбуждение уголовного дела происходит по факту преступления, побои относятся к преступлениям легкой тяжести и не могут быть возбуждены только по факту произошедшего. В исключительных случаях дело о нанесении побоев возбуждается без заявления потерпевшего.

Данная ситуация может сложиться если потерпевший находиться в зависимом состоянии или по другим причинам не может самостоятельно воспользоваться своим правом на защиту интересов.

Возбуждение уголовного дела по факту нанесения побоев входит в юрисдикцию мирового судьи при условии, что заявлении поступило непосредственно в суд, или прокурору, дознавателю и следователю при обращении потерпевшего в органы полиции и (или) прокуратуры.
Рассмотрение дела о побоях происходит в мировом суде. После подачи заявления, с предоставлением суду доказательств вины обвиняемого, заявитель ожидает вызова в суд. Заявление подается лично потерпевшим или его представителем.

Со стороны обвинения на процессе мирового суда присутствует частный обвинитель – он же пострадавший, свидетели пострадавшего.

Права частного обвинителя:

  • знакомиться с протоколами дела;
  • подавать на них замечания;
  • поддерживать обвинение;
  • давать показания;
  • обжаловать приговор и т.д.

Еще одним участником процесса является подсудимый. Дела данного рода не предусматривают обязательного присутствия на процессе защитника, и если подсудимый в письменном виде отказывается от него, то это не может быть признано нарушением прав подсудимого на защиту.

Защитником может выступать адвокат, юрист или близкий родственник обвиняемого, об участии которого в процессе должно быть подано ходатайство. Мировой судья не относится, ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты, его функция заключается в объективном рассмотрении дела, вынесении решения и регулирование прав и обязанностей участников процесса.

Особенность рассмотрения дела мировым судьей состоит в возможности обвиняемого подать встречный иск, который будет объединен в одно производство с заявлением потерпевшего. Еще одна особенность частного обвинения – это неучастие прокурора в судебном заседании. Роль прокурора выполняется частным обвинителем.

Окончание рассмотрения дела о побоях может быть связано с вынесением решения судом или примирением сторон. Примирение возможно только до момента удаления суда в комнату заседаний и допускается только с согласия обеих сторон.

В связи с частым закрытием дел о побоях при достижении сторонами процесса примирения, участились случаи повторного нанесения побоев и совершения обвиняемыми в таких делах более тяжких преступлений. В Государственной Думе России рассматривается проект внесения изменений в УК РФ по ст. 115, 116 и 119.

Депутаты предлагают, для ликвидации рецидивов по данным статьям перевести их из Уголовного Кодекса в Административный Кодекс, тем самым исключив возможность прекращения дел по примирению сторон. Многие представители власти уже поддержали предполагаемые изменения, добавив к законопроекту доказательства о необходимости таких изменений.

Эти доказательства выражаются в статистических данных собранных в краях, округах, районах и областях Российской Федерации.

Если вы заинтересованы тематикой уголовного законодательства, советуем прочесть также “причинение тяжкого вреда здоровью”.

С уважением,

Адвокат по уголовным делам Виктория Демидова

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/poboi/

Полиция прикроет. Соседям на поруки. Учитель-мучитель

Бездействие полиции в отношении нанесения побоев

ПОЛИЦИЯ ПРИКРОЕТ?

В четверг суд в Подмосковье приговорил к 14 годам колонии строгого режима Дмитрия Грачева, который из-за ревности отрубил кисти рук своей супруге Маргарите.

В тот же день правозащитная организация “Зона права” обратилась к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину и генеральному прокурору Юрию Чайке с просьбой проверить сведения, полученные в ходе недавней федеральной “горячей линии”, куда обращались жертвы домашнего насилия, столкнувшиеся с бездействием полиции и чиновников.

Женщины рассказали, что у многих из них хранятся кипы постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел против домашних тиранов, причем отказные постановления по таким делам сотрудники полиции, как правило, выносят без изучения результатов судебно-медицинской экспертизы, опроса участников и очевидцев происшествия. А часто они просто отправляют женщин домой – дело-то семейное. Но “дела семейные” нередко заканчиваются трагедией.

версия программы

Юристы организации “Зона права” представляют интересы многих потерпевших по делам о халатности полицейских при расследовании дел о домашнем насилии, в том числе по громкому случаю о смерти Яны Савчук в Орле. Участковый заявил ей: “Будет труп – приедем и опишем происходящее”.

Рассказывает адвокат “Зоны права” Дмитрий Джулай.

Дмитрий Джулай: Дело не только в цинизме и равнодушии сотрудников полиции, но и в их нежелании всерьез воспринимать жалобы подобных заявителей на то, что им угрожает серьезная опасность. Ведь домашнее насилие было декриминализировано, то есть по первому разу можно привлечь только к административной ответственности.

Марьяна Торочешникова: То есть работу нужно будет проделать большую, а заслуженную “палку” ты не получишь, только время потратишь.

Участковая Башкатова сказала: “Когда вас убьют – тогда приедем и опишем труп”

Дмитрий Джулай: Да. Кроме того, часто бывает так, что обратившиеся жертвы потом отказываются от своего заявления. Кроме того, это цинизм сотрудников полиции по причине большой загруженности, может быть, низкой квалификации.

А поскольку условия в полиции сейчас довольно сложные, грамотные, нормальные сотрудники, которые приходят в эти структуры помогать людям, уходят из МВД. И остаются вот такие, как участковая Башкатова, которая сказала: “Когда вас убьют – тогда приедем и опишем труп”.

Насколько я знаю, ее привлекли к ответственности за халатность и приговорили к трем годам.

Марьяна Торочешникова: В последние месяцы в России начали появляться уголовные дела в отношении полицейских (как правило, участковых) о халатности, за то, что они вовремя не отреагировали, а в семье наступили более тяжелые последствия. Это что, какая-то кампания? Или действительно большое начальство задумалось и решило, что надо каким-то образом останавливать поток насилия, в том числе и в семьях?

Дмитрий Джулай: Сотрудников всегда привлекали к ответственности по халатности, но когда человек погибнет в результате бездействия. А сейчас это стало активно освещаться, что, несомненно, очень хорошо: чтобы они более добросовестно относились к своей работе и более внимательно – к просьбам заявителей.

Марьяна Торочешникова: В истории Маргариты Грачевой, которая в конце прошлого года потрясла очень многих, одну кисть врачам удалось спасти.

Незадолго до этого муж отвез женщину в лес и угрожал убить. Она пришла в полицию, написала заявление, которое отказались даже принимать, потому что якобы нет состава преступления.

И как же быть женщинам, если они сейчас находятся в угрожающей их жизни ситуации?

Дмитрий Джулай: В деле Грачевой, конечно, вопиющая халатность участкового. Даже когда она пришла с побоями, он вовремя не назначил ей экспертизу, а потом вовремя не уведомил ее об этой экспертизе, и она на нее не попала.

Дмитрий Джулай

Надо не замалчивать проблему, постараться привлечь к ней внимание близких, может быть, написать в соцсетях, обязательно обратиться к сотрудникам полиции, привести соседей, свидетелей.

Надо постараться дать понять участковому, что вы от него не отстанете, будете жаловаться на его бездействие, требовать зарегистрировать заявление, получить в дежурной части квиток уведомления. В крайнем случае можно позвонить на телефон дежурной части.

Все звонки, которые поступают в дежурную часть, записываются, а потом прослушиваются сотрудниками прокуратуры, руководством МВД.

Марьяна Торочешникова: Допустим, женщине удалось спрятаться, запереться от обезумевшего домашнего тирана. Вот приехала полиция, но он же может им и не открыть. А если открыл, они могут его задержать, добиться решения о его аресте, изолировать жертву?

Дмитрий Джулай: Если он уже нанес ей побои… Она может написать заявление, и они могут его привлечь к ответственности.

Марьяна Торочешникова: Но они оставят его дома. А могут его забрать, вывести из этой семьи? Ведь полиция уедет, а он же и может и убить…

Дмитрий Джулай: Его могут задержать только при невозможности составления протокола на месте, то есть они могут только провести беседу. В принципе, он имеет право даже в дом их не пускать, если только не совершается откровенное преступление.

Марьяна Торочешникова: Пока он ей руки не начал отрезать, глаза выкалывать?

Дмитрий Джулай: Грубо говоря, да.

Марьяна Торочешникова: Получается, что женщина абсолютно не защищена?

Дмитрий Джулай: Да. В нашем законодательстве нет никаких способов превентивного воздействия на домашнего тирана.

У нас в Уголовном кодексе есть только статьи, которые охраняют жизнь и здоровье, но это уже, по сути, после совершения преступления.

В отличие от Америки, у нас нет института охранных ордеров, когда человеку можно по суду запретить приближаться к другому человеку.

Марьяна Торочешникова: Как же добиться от конкретного полицейского возбуждения уголовного дела против домашнего тирана?

Дмитрий Джулай: Надо жаловаться его руководству, записываться на личный прием, жаловаться в прокуратуру, в суд, обжаловать бездействие или вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, привлекать внимание, писать об этом в соцсетях, обращаться в СМИ.

Марьяна Торочешникова: А это не опасно для жертвы?

Дмитрий Джулай: Конечно, опасно. Поэтому помимо обращения в полицию стоит принять и другие меры: например, предупредить соседей о том, что если они услышат крики, чтобы сразу вызывали полицию. Приготовить “тревожную” сумку, чтобы в случае чего быстренько уйти из квартиры.

Марьяна Торочешникова: Еще было бы куда уходить…

Дмитрий Джулай: Договориться со своими друзьями, знакомыми, чтобы они, если есть возможность, приняли вас в критический момент.

Марьяна Торочешникова: В России не существует системы выдачи охранных ордеров, но есть такая история, как государственная защита. Как правило, ее назначают важным свидетелям по каким-то делам, а иногда, по-моему, даже и потерпевшим. Может ли женщина, которая находилась в ситуации домашнего насилия, с помощью полиции добиться государственной защиты как жертва преступления?

Дмитрий Джулай: Теоретически может, но это очень сложно. Недавно был случай, когда адвокат Ирина Бирюкова выложила видео по сотрудникам ФСИН. По-моему, она добивалась этого четыре месяца, хотя у нее были реальные основания опасаться за жизнь и здоровье, ей поступали реальные угрозы. Так что не стоит особо надеяться на этот институт.

Марьяна Торочешникова: Получается, что ни на что нельзя надеяться, а нужно немедленно бежать. И хорошо, если у вас есть счет в банке и есть где спрятаться. А если у вас ничего этого нет, то вы рискуете оказаться либо на кладбище, либо в тюрьме, если превысите пределы необходимой обороны.

Дмитрий Джулай: К сожалению, тут все очень печально. Можно попробовать обратиться в кризисный центр, на “горячую линию”, в том числе, “Зоны права”, чтобы вашей проблемой занялся юрист, достучался до сотрудника полиции, заставил его что-то делать, привел нужные аргументы. Но кризисных центров у нас в стране очень мало.

Марьяна Торочешникова: А убежищ – и того меньше.

Сейчас “Зона права” обратилась к генеральному прокурору России и к руководителю Следственного комитета с просьбой проверить действия сотрудников полиции. Какой реакции вы ждете?

Дмитрий Джулай: “Зона права” также обратилась в МВД. И буквально на днях с нами стали связываться представители территориальных отделов полиции, просили предоставить данные потерпевших, обратившихся на “горячую линию”. Все не так плохо. У МВД есть желание сотрудничать. Общественный резонанс приносит свои плоды.

Марьяна Торочешникова: Но, к сожалению, в таких делах общественный резонанс наступает лишь после того, как случается что-то очень страшное.

Дмитрий Джулай: К сожалению, да. У нас в законодательстве не предусмотрены превентивные меры, все направлено только на борьбу с последствиями.

СОСЕДЯМ НА ПОРУКИ

В России лучше не оставаться в одиночестве в старости: надеяться на помощь государства и социальных служб приходится не всегда

В Москве развивается скандал, связанный с историей вокруг 67-летней Натальи Прищепы. Одинокую пенсионерку, перенесшую во второй половине октября два инсульта, врачи намереваются выписать под присмотр соседей большой коммунальной квартиры. Больше доверить женщину некому.

В реабилитационный центр ее брать отказываются из-за тяжелых сопутствующих диагнозов – у пациентки тромбоз и сердечная недостаточность. Но и соседи не хотят брать на себя ответственность за чужого тяжелобольного человека.

Они считают, что пенсионерке в нынешнем ее состоянии нельзя возвращаться домой.

Разве можно выписывать человека из больницы под присмотр чужих людей? Кто обязан решать подобные вопросы? На эти вопросы отвечает адвокат Дмитрий Айвазян.

Дмитрий Айвазян

Дмитрий Айвазян: Прямая обязанность медицинской организации, в частности, участкового врача, заведующего отделением, где наблюдается больная, – организовать направление и сбор документов для направления ее в паллиативное отделение по месту жительства или в хоспис. Я не думаю, что здесь могут быть какие-то сложности. Во-первых, она одинокая.

Во-вторых, есть соответствующие страдания диагноза, которые невозможно компенсировать в амбулаторных условиях. И, в-третьих, ей необходимы и узкие специалисты, которые не придут на дом. Прямая обязанность участкового терапевта – организовать это. Если она лечилась у невролога, значит, то невролог обязан взять на себя организацию этого дела, подготовить выписку…

Марьяна Торочешникова: Звучит замечательно: врач обязан… А вот они по какой-то причине этого не делают, и у человека нет родственников, которые могут вступиться и собирать эти бумажки. Кто должен вмешаться в эту ситуацию – прокуратура, органы социальной защиты?

Дмитрий Айвазян: Сейчас нужно позвонить в районную социальную службу. Это могут сделать соседи, участковый, сотрудник полиции, кто-то из врачей.

Придет социальный работник, и его прямая обязанность – организовать это: звонить неврологу, участковому врачу, собирать документы, а для начала поставить пенсионерку на свой учет как человека, которому нужна социальная помощь. Кто должен это организовать? Обычно этим занимается участковый врач, а если основной диагноз у нее неврологический, значит, невролог.

И второй человек – это социальный работник. Кто будет заставлять этих лиц заниматься этим – уже вопрос техники. Попадется добрый сосед – может быть, он возьмет на себя эту функцию и будет названивать специалистам.

Марьяна Торочешникова: Это довольно неприятная история, из которой можно сделать вывод о том, что в России лучше не оставаться в одиночестве в старости, потому что надеяться на помощь со стороны государства и социальных служб, к сожалению, приходится не всегда. Впрочем, возможно, чиновники увидят нашу программу и помогут Наталье Прищепе.

УЧИТЕЛЬ-МУЧИТЕЛЬ

На этой неделе одной и самых обсуждаемых тем в социальных сетях стала школьная травля, причем главные антигерои большинства появившихся в медийном пространстве историй – учителя.

Что не так с российской школой? Как защитить ребенка от травли собственным учителем? Вот советы адвоката Сергея Макарова, участника проекта «Травли нет».

Сергей Макаров: Травля была всегда.

С определенного момента противостояние учеников и учителей обострилось в силу большего понимания учениками своих прав и своей защищенности (иногда чрезмерной), в силу изменения отношения к учительской профессии в обществе – поскольку она не самая оплачиваемая, соответственно, она и не самая уважаемая. Вот все это в комплексе наслаивается и создает проблему, которая появилась много лет назад. Просто сейчас к этому привлекается большее внимание.

Марьяна Торочешникова: И, опять же, есть телефоны с камерой, и все это можно снимать и выкладывать в Сеть.

Сергей Макаров:

Источник: https://www.svoboda.org/a/29604687.html

Абсолютное право
Добавить комментарий