Что делать, если мой ребенок пострадал в школе?

Как защитить права школьника – отвечает адвокат

Что делать, если мой ребенок пострадал в школе?

Белорусское телеграфное агентство совместно с Белорусской республиканской коллегией адвокатов продолжают цикл материалов на правовую тематику “Право на защиту: советы адвоката”. В этот раз предлагаем обсудить вопросы, касающиеся защиты прав школьников.

Опытные адвокаты юридической консультации Ленинского района Гродно Юлия Антоненко, Линда Макарова и Екатерина Грицкевич расскажут о том, на какую компенсацию можно рассчитывать, если в учебном заведении получена травма, что делать, если ребенка травят одноклассники, и будет ли считаться доказательством в суде диктофонная запись с оскорблениями.

Что делать, если ребенка травят в школе? Как реагировать родителям и куда обращаться? Можно ли привлечь обидчиков к ответственности?

Травить ребенка могут психологически (включая обе крайности – как шквал оскорблений, так и бойкот), физически (поджидать в подворотне и бить), прятать, портить и воровать его вещи. Способов нарушить границы личности множество.

В таком случае следует сообщить классному руководителю и руководству учреждения образования. Также для защиты интересов ребенка можно обратиться в соответствующий орган опеки и попечительства. При возможности стоит поговорить с законными представителями обидчика.

Если необходимо, рекомендуется обратиться к детскому психологу.

О фактах применения или угрозы применения физического насилия в отношении ребенка, оскорблений, клеветы, хулиганства, хищения имущества или его порчи, доведения до самоубийства, служебной халатности и другом стоит сообщать в органы внутренних дел по месту нахождения учреждения образования – для проведения проверки и привлечения виновных к ответственности.

Родители ребенка, на которого морально, психологически давят одноклассники, могут привлечь обидчиков только к ответственности, прямо предусмотренной законодательством.

Для этого необходимо прежде всего зафиксировать факт противоправных действий, за которые законом предусмотрена уголовная или административная ответственность. При этом важно, чтобы виновное лицо достигло возраста уголовной или административной ответственности. Например, по ст.4.3.

КоАП административной ответственности подлежит физическое лицо, достигшее ко времени совершения правонарушения 16-летнего возраста, за исключением случаев, предусмотренных этим кодексом.

С 14 лет административная ответственность наступает только по отдельным категориям правонарушений. В частности, за умышленное причинение телесного повреждения и иные насильственные действия, мелкое хищение, умышленное уничтожение либо повреждение имущества, жестокое обращение с животными, мелкое хулиганство.

Родители ребенка, в отношении которого совершены противоправные действия, подпадающие под уголовное или административное законодательство, могут обратиться с иском в суд о компенсации морального вреда, а также о защите чести и достоинства ребенка, если распространялись не соответствующие действительности сведения, которые порочат его честь и достоинство.

Есть ли ответственность для учителя, который не замечает такую травлю? Если он остается в стороне от конфликта, не пытаясь его как-нибудь разрешить, тем самым просто бездействует?

Учитель или воспитатель – это основное лицо, которое несет ответственность за жизнь и здоровье ребенка во время его пребывания в учебном заведении. Так, во время уроков за детьми обязан смотреть учитель, во время перемен – дежурный педагог (назначаемый директором), а в детском саду – воспитатель.

Документами, четко определяющими обязанности и ответственность учителей, воспитателей и других участников образовательного процесса, являются Кодекс об образовании, устав, правила внутреннего распорядка школы и должностные инструкции.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение без уважительных причин устава и правил внутреннего распорядка школы, законных распоряжений директора, иных локальный нормативных актов, должностных обязанностей классный руководитель несет дисциплинарную ответственность в порядке, определенном трудовым законодательством.

Иная ответственность для учителя и руководства школы, которые не замечают такую травлю, может наступить только в случае наступления определенных неблагоприятных последствий для ребенка. Например, ст.

428 УК предусмотрена ответственность за служебную халатность, то есть в частности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей из-за недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшие по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия, либо повлекшие причинение ущерба в особо крупном размере.

Как поступать, если травля ведется в соцсетях?

В подобной ситуации для установления причастных к оскорблениям и травле первоначально целесообразно обратиться в органы внутренних дел с соответствующим заявлением.

К нему следует приобщить скриншоты страниц интернет-ресурсов (социальных сетей и др.), на которых содержатся сведения, подтверждающие изложенные в заявлении факты.

Если в действиях обидчиков будет установлен состав правонарушения, они (или их законные представители) могут быть привлечены к ответственности.

Кроме того, пострадавший либо его законные представители могут обратиться в суд с исковыми требованиями об опровержении порочащих честь и достоинство учащегося сведений, а также о взыскании денежной компенсации морального вреда.

Важно помнить, что в гражданском процессе каждая сторона обязана доказать факты, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений.

В том числе необходимо подтвердить характер и степень физических и нравственных страданий, перенесенных ребенком в связи с оскорблениями и травлей.

Могут ли родители перевести своего ребенка в параллельный класс, если возник конфликт с педагогом или одноклассниками?

Перевод детей в параллельный класс происходит на основании заявления родителя (-лей), поданного на имя директора школы. Заявление должно содержать:

– фамилию, имя, отчество директора, а также наименование учебного заведения, в которое подается заявление (место обучения ребенка);

– фамилию, имя, отчество и место жительства (место нахождения) родителя (-лей), а также их контактные телефоны, факсы и электронные адреса (при их наличии);

– фамилию, имя, отчество и место жительства (место нахождения) ребенка с указанием класса, в котором он обучается;

– обоснование причины перевода с указанием параллельного класса, в который родители хотели бы перевести ребенка;

– подпись родителя (родителей) и дату подачи заявления.

Директор школы принимает решение о возможности перевода с учетом наличия свободных мест в желаемом классе. Наполняемость классов установлена ст.13, 14 Кодекса Беларуси об образовании.

Может ли ребенок записывать оскорбления одноклассников или учителя на диктофон? Будет ли это считаться доказательством в суде?

По действующему законодательству аудиозапись может являться источником доказательств в гражданском, административном и уголовном процессах.

Вместе с тем для признания аудиозаписи допустимым доказательством и учета ее судом при принятии итогового решения по делу нужно, чтобы она была получена в порядке, установленном законом.

Данные требования обусловлены необходимостью соблюдения конституционного права граждан на невмешательство в их личную жизнь.

Так, по ст.229 Гражданского процессуального кодекса Беларуси не может использоваться в качестве доказательства звуко- или видеозапись, полученная скрытым путем, за исключением случаев, когда такая запись допускается законом.

Таким образом, допускается звукозапись, сделанная скрытно, но в порядке, предусмотренном законом об оперативно-разыскной деятельности, или открыто, если собеседник был предупрежден о том, что разговор записывается, и согласился на запись, либо подтвердил, что осведомлен об этом обстоятельстве. Факт осведомленности о производстве аудиозаписи должен явственно следовать из ее содержания.

Может ли учитель отбирать у школьника телефон на время урока, если он мешает учебному процессу?

В настоящее время в Беларуси нет специальных нормативных правовых актов (законов, актов Президента, постановлений правительства и т.д.), регулирующих вопросы использования мобильных телефонов учащимися в школах.

В целом порядок владения и пользования учащимися мобильными телефонами регламентируется общими нормами гражданского законодательства о праве собственности. В большинстве случаев учащийся, получивший телефон в дар от своих родителей или иных родных, является его собственником.

Любому собственнику, независимо от возраста, принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Он может по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Таким образом, временное отобрание мобильного телефона учителем – незаконная мера.

Вместе с тем в учреждениях образования могут разрабатываться и действовать локальные акты, например уставы, правила, положения, устанавливающие определенные требования к организации учебного процесса и поведению учащихся, в том числе ограничения в пользовании мобильными телефонами во время уроков. За нарушение установленных правил к учащимся в отдельных случаях могут применяться меры дисциплинарного воздействия, например, замечание или выговор.

Какие действия должен предпринять учитель, если в классе произошла кража? Имеет ли он право досматривать школьника, которого подозревает в этом преступлении, проверять его портфель?

В случае кражи учитель ставит в известность директора школы. Руководство учебного заведения информирует законного представителя (-лей) о произошедшем и решает вопрос о необходимости вызова милиции. Не стоит злоупотреблять правом на вызов сотрудников милиции. Необходимо учитывать размер похищенного имущества (ластик, ручка или это более дорогостоящие вещи).

Досмотр школьника и его вещей учителем не допускается, так как он не относится к кругу лиц, имеющих такое право.

Могут ли родители присутствовать на занятиях в школе по собственной инициативе?

Родители являются законными представителями обучающихся несовершеннолетних. К ним помимо родителей относятся усыновители (удочерители), опекуны, попечители.

В законодательстве нет запрета на присутствие законных представителей на занятиях в школе. В соответствии с п.1.4 ч.1 ст.

34 Кодекса об образовании они имеют право на ознакомление с ходом и содержанием образовательного процесса, результатами учебной деятельности обучающихся.

Если законные представители желают присутствовать на уроке, рекомендуется написать заявление на имя директора с указанием учителя и урока, который они собираются посетить.

Кто несет ответственность, если из-за драки в школе пострадал ребенок? Как поступать родителям жертвы и виновника? Предусмотрена ли компенсация, если травма получена, например, во время занятий физкультурой?

Ответственными в таком случае за противоправные действия ребенка будут его законные представители и соответствующее учреждение образования. Сами обидчики отвечают только после достижения ими 14-летнего возраста.

Если ребенка избили, необходимо сообщить классному руководителю и руководству школы, обратиться в травматологическое отделение учреждения здравоохранения, где пройти медицинское освидетельствование на наличие телесных повреждений у ребенка, а также для установления степени их тяжести, если таковые есть. При возможности стоит поговорить с законными представителями обидчика. Сообщить в органы внутренних дел по месту нахождения учреждения образования о случившемся для проведения проверки и привлечения виновных к ответственности. Обратиться при необходимости к детскому психологу.

При наличии у ребенка телесных повреждений его законные представители вправе обратиться в суд с иском о компенсации морального вреда, а если во время драки было повреждено имущество, то и о возмещении ущерба.

По гражданскому законодательству имущественную ответственность в таком случае за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), несут его родители, усыновители или опекун, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несет ответственность за причиненный вред на общих основаниях. Если у него нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, таковой должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями, усыновителями или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

В случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья.

По достижении малолетним 14-летнего возраста, а также в случае причинения вреда несовершеннолетнему в возрасте от 14 до 18 лет, не имеющему заработка (доходов), потерпевшему обязаны возместить (помимо расходов, вызванных повреждением здоровья) также вред, связанный с утратой или уменьшением его трудоспособности, исходя из установленного законодательством пятикратного размера базовой величины.

Следует отметить, что вред, который возник вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. Если грубая неосторожность его самого содействовала возникновению вреда или его увеличению, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Если будет установлено, что ребенок получил травму по вине учреждения образования, то его законные представители могут обратиться в суд с иском о компенсации морального вреда, а также о возмещении вреда в случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего.

Если вас интересует какая-то тема, можете присылать свои вопросы и предложения по адресу advice@belta.by.-0-

Подписывайтесь на нас в

Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!

Источник: https://www.belta.by/society/view/kak-zaschitit-prava-shkolnika-otvechaet-advokat-317848-2018/

Что делать, когда один ученик терроризирует целый класс

Что делать, если мой ребенок пострадал в школе?

“Ужасный ребенок” или даже два – суровая реальность любого класса в школе. Что с ними делать? В одном учебном заведении родители не выдержали…

Очень характерная история, где главный герой – Ужасный Ребенок, развернулась в одной московской школе. Если у вас есть дети школьного возраста, вы, скорее всего, испытаете ощущение дежа вю, потому что все эти истории, как правило, двигаются по одному навсегда определенному сценарию со строго отведенными ролями, как в древнегреческой трагедии.

Пролог. Представьте себе обычный школьный класс, в котором учится положенное по СанПинам количество детей. В нем есть один безобразно себя ведущий ученик (как правило, мальчик, хотя, конечно, бывают варианты).

Он мешает всем учиться, он может посреди урока залезть под парту или вдруг начать бегать по кабинету, швыряя вещи одноклассников на пол, он выкрикивает матерные ругательства на уроке, он срывает очки с одноклассников и швыряет об пол, он провоцирует других детей, а когда начинается драка, наносит им травмы или плюет им в лицо, он вообще безосновательно агрессивен и бьет других детей (нужное подчеркнуть или вписать свой вариант).

Сначала его пытается ввести в рамки учитель – как правило, безуспешно, потом подтягиваются родители битых детей и начинают робко обращаться к родителям Ужасного Ребенка. Потом (иногда) подключается психолог, после этого (обычно под давлением других родителей) создается конфликтная комиссия и вызываются родители ответчика.

Акт первый.Родители класса делятся на две части: те, у кого битые дети (их реплики: «гнать таких», «спецшколы на него нет», «надо писать в опеку» и т. д.

), и те, чьи дети пока не битые (их стандартный текст: «мальчика травят», «родители – звери», «он имеет такое же право учиться в этой школе, как и все остальные»).

Обе половины во всем обвиняют учителя – потому что не справляется с ситуацией, поощряет травлю/закрывает глаза на проблемного ребенка. Учитель огрызается или лежит на жертвенном камне, так как администрация школы решила отдать его на съедение родителям.

По композиции пора бы выйти на сцену родителям Ужасного Ребенка, но они, как правило, где-то на второстепенных ролях со стандартными репликами типа «наш мальчик дерется? не может быть!» (хотя им об этом говорят уже второй год), «у нас просто живой подвижный ребенок», «если вам что-то не нравится, уходите», «я плачу налоги, поэтому мой ребенок будет учиться в этой школе», «мальчики всегда дерутся, это нормально» и – мое любимое – «у вас проблемы, вы их и решайте, а у нас все в порядке».

Встречаются вариации типа «мы не имеем права выгнать», «вот увидите, он это перерастет», «наш психолог работает» и «а что вы от нас хотите». Хор стоит на заднем плане в течение всей трагедии и повторяет одно и то же, но в действии почти не участвует.

Акт второй.

На сцене, в зависимости от степени и глубины конфликта, связей родителей и уровня асоциальности Ужасного Ребенка, сменяют друг друга полиция, персонал травмпункта, инспектор по делам несовершеннолетних, Человек-из-Департамента, тьютор. По драному школьному линолеуму вихрем летят бумаги – письмо туда, жалоба сюда, заявление, заключение травматолога, требование, предложение и так далее.

Заключительная часть трагедии – эксод, когда хор с песнями и актеры удаляются со сцены – играется по-разному.

В некоторых случаях Ужасного Ребенка удается общими усилиями выдавить в другую школу или на домашнее обучение, и он и его родители уходят, устраивая напоследок или громкий скандал со швырянием предметами или какое-нибудь особенно запоминающееся безобразие.

Иногда происходит настоящая трагедия, которая автоматически определяет дальнейшее его место пребывания. В других историях потерпевшие родители правдами и неправдами переводят своих детей в параллельные классы, уходят в другие школы, продолжая издали зорко наблюдать за ситуацией и комментируя ее во всех доступных им интернет-каналах.

Ситуация тяжелая, причем не дай бог никому из читающих быть ни одной из сторон этого конфликта: ни администрацией, которая действительно сильно ограничена действующим законодательством и по сути не имеет рычагов воздействия на семью агрессивного ребенка, ни родителями ребенка, против которого ополчился весь класс, ни родителями других детей, приходящих домой с синяками, ссадинами, а то и переломами.

Забастовка родителей и детей

В одной из московских школ, судя по рассказам родителей, прошли все стандартные этапы развития сюжета и перешли к новому, неожиданному: объявили забастовку и не пустили своих детей в конце апреля на занятия.

Родители рассказывают, что мальчик бил и душил детей еще в детском саду, за одно первое полугодие в школе на него подали 16 заявлений в администрацию, а во втором классе уже два раза в учебное заведение приходила полиция.

В третьей четверти мальчик на уроке физкультуры разбил однокласснику губу ударом по ортодонтическим конструкциям и травмпункт обратился в полицию.

Администрация выделила дополнительного педагога, который находился в классе, но в его присутствии мальчик снова напал на одного из детей.

Исчерпав все возможности, в отчаянии родители решились на забастовку…

Есть ли решение?

Все это происходит по нескольким причинам, которые регулярно создают для школ и родителей патовые ситуации.

1. Школа не имеет права выгнать ребенка или куда-то его перевести, более того – учитель даже не может выставить ученика за дверь во время урока.

То есть, по большому счету, у нее нет вообще никаких рычагов воздействия или устрашения, и решение о переходе в другое учебное заведение принимают родители ребенка (или суд, если за ребенком числятся преступления), то же самое и в отношении перехода на домашнее обучение.

2. Школьный психолог может работать с ребенком только по заявке его родителей. Если родители «проблемного» ребенка молчат, психолог просто не имеет права вызывать его в кабинет и проводить диагностику и терапию. Школьного психолога в школе может не быть вовсе.

3. У нас взят курс на инклюзию, то есть все дети должны учиться вместе.

Поэтому теперь днем с огнем не сыщешь коррекционных классов, и детей, которые нуждаются в предварительной адаптации, отправляют в обычные классы, потому что у нас обязательное среднее образование, не считаясь с тем, что им, возможно, нужны особые условия (другая продолжительность занятий, меньшее количество детей в группе) или учителя, которые профессионально подготовлены для эффективной работы с такими детьми в обычном классе.

4.

Учителя, как правило, не готовы работать с детьми, у которых есть различные особенности, не имеют соответствующей квалификации и навыков работы с такими детьми, не знают, что делать с девиантными детьми, но, как правило, именно они становятся крайними в конфликте всех со всеми. Кстати, если один из детей совершит в отношении другого серьезное преступление, отвечать по закону будет именно учитель.

5.У школы нет средств на тьюторов – специальных педагогов, сопровождающих детей с особенностями развития все время их пребывания в школе и прилагающих максимум усилий для их адаптации в школе.

Школа обычно не имеет возможности создать необходимые таким детям условия – в частности, так называемую ресурсную среду, где ребенок может отдохнуть, если он не может больше находиться на уроке.

Школа не инициирует проведение специальных тренингов и обучающих занятий для учителей, которые могли бы им помочь в работе с этими детьми.

6. Школе крайне невыгодно, чтобы ребенок оказался на учете комиссии по делам несовершеннолетних: она тогда теряет баллы и опускается в рейтинге, поэтому она старается этого всеми силами избежать.

7.  Родители других детей, как правило, не понимают, что можно в этой ситуации сделать, школа не предоставляет им никакой информации, поэтому они видят только один выход – выгнать этого ребенка куда подальше, в лучшем случае спихнуть его в параллельный класс.

Но для остающихся детей, как это ни удивительно, такой выход может оказаться наихудшим, потому что коллектив, убедившись в том, что он способен выталкивать инородное тело, после этого ищет новую жертву.

Кроме того, только профессионалы могут определить, может ли ребенок обучаться в классе с другими детьми или его состояние требует особых условий.

8. Родители проблемного ребенка, как правило, быстро понимают, что у школы «нет методов против Кости Сапрыкина», и занимают позицию «а нас все устраивает» или «сами виноваты». Они не являются на комиссии, не реагируют на звонки администрации и других родителей, не ходят к психологу и не дают свое добро на работу психолога с ребенком.

9.

На самом деле, такая ситуация требует тщательной и заинтересованной совместной работы всех участников конфликта – и родителей пострадавших детей, и родителей проблемного ребенка, и психолога, и администрации, и социального педагога, и, возможно, представителей комиссии по делам несовершеннолетних, — но, как правило, одна или несколько сторон саботируют эту работу.

Все это, а также тот факт, что ситуация повторяется из школы в школу, говорит о том, что в системе есть серьезная системная ошибка, требующая четких алгоритмов решения. Но что можно сделать, пока их нет?

Родителям пострадавших детей – требовать от школы соблюдения закона «Об образовании» в той его части, которая возлагает ответственность за безопасность детей в образовательном учреждении на администрацию школы. Обычно школа вспоминает об этом, когда кто-то из детей попадает в травмпункт, откуда автоматически сигнал о травме в учебное время поступает в полицию, и в школу приходит полиция.

Если ситуация тяжелая, если ребенок представляет реальную угрозу для здоровья и жизни детей и систематически мешает учебному процессу, если родители проблемного ребенка демонстративно игнорируют просьбы родителей и администрации принять участие в решение этой проблемы, родители других детей могут требовать от администрации школы обратиться в органы опеки с информацией о том, что родители ребенка не выполняют свои прямые родительские обязанности – естественно, обосновывая все это описанием эпизодов.

Школа также может настаивать на проведении психолого-педагогической комиссии, освидетельствующей ребенка на предмет его способности к обучению в обычных школьных условиях. Родители могут требовать от школы предоставления этому ребенку тьютора, осуществляющего контроль именно за этим ребенком и прилагающего усилия к его адаптации в классе.

“У нас зависла работа с детьми с девиантным поведением”

Евгений Бунимович, уполномоченный по правам ребенка в г. Москве:

Евгений Бунимович

К нам нередко обращаются с такими проблемами, и это одна из тех ситуаций, где мы не можем дать четкий алгоритм, потому что все зависит от конкретных обстоятельств и ситуации, нет универсальной палочки-выручалочки, которая может вывести из этой ситуации. Но обращаться, конечно, нужно не в органы опеки и попечительства, потому что они занимаются вопросами, связанными с детьми, у которых нет родителей и замещающих их лиц, а в комиссии по делам несовершеннолетних, они рассматривают такого рода вопросы.

У школы действительно не так много механизмов воздействия на ситуацию: она может только рекомендовать родителям такого ребенка работу с психологом и прохождение медико-психолого-педагогической комиссии, но не более того. Однако школа и родители в Москве могут другое – обратиться в Городской психолого-педагогический центр Департамента образования.

В рамках этого центра действует центр «Перекресток», который и занят рассмотрением такого рода конфликтов.

Они оценивают и анализируют ситуацию, у специалистов есть возможность пробыть целый день на уроках, и по результатам наблюдений дать профессиональные рекомендации.

Возможно, учитель в том классе, где происходит конфликт, искренне пытается наладить отношения между детьми, но совершает психолого-педагогические ошибки, может, у него отсутствует контакт с детьми. Они работают профессионально, их деятельность вызывает уважение.

Мы сталкиваемся с тем, что когда к нам приходят и говорят о бездействии родителей ребенка, об обращении в администрацию школы, но никаких подтверждающих это документов нет. Я понимаю, что это формализм и бумажная волокита, но без этого невозможно ничего доказать.

Должно быть задокументировано: обращались – администрация ничего не сделала, родители не отреагировали, даты, печати. К сожалению, когда такой вопрос, общение может быть в самых разных инстанциях, и когда все задокументировано, это выглядит гораздо убедительнее.

И нам тогда намного проще куда-то обращаться, спрашивать, показывать – вот, смотрите, родители обращались туда и сюда, но ничего не изменилось.

Я однозначный сторонник инклюзии и много ее проводил, и даже первую инклюзию я ввел в законодательство, но все-таки нельзя перегибать палку.

С одной стороны, правильно, что разные дети должны быть вместе, а не существовать в отдельном загоне, но с ними либо должен быть профессиональный специалист, который знает, как работать с такими детьми, либо их следует выводить на инклюзию, когда уже пройдены какие-то этапы, адаптировавшие их к обычным условиям обучения.

У нас, к сожалению, зависла работа с детьми с девиантным поведением. Это должен быть целый комплекс мер – и летнее воспитание, и специальная школьная работа, но сейчас этого нет. Нет и специальных школ, которые были раньше.

Нет летних лагерей для детей с девиантным поведением – если посмотреть список лагерей в этом году, то есть множество разных специализаций – для детей-сирот, для детей из социально неблагополучных семей и так далее, но для детей с девиантным поведением нет. И для них, к сожалению, нет специальной программы.

И специальная работа с девиантным поведением – вопрос, который завис в связи с объединением школ.

Надеюсь, что ему наконец будет уделено внимание – такое же, как в случае с ребятами-инвалидами. И в том, и в другом случае должна быть специальная работа с ними в рамках общей школы. Вы привели ребенка с проблемами в общий класс, но это не значит, что ему не требуется реабилитация. Да, такие дети могут учиться в общей школе, но если с ними проводится специальная работа.

Ксения Кнорре Дмитриева

Источник: https://www.pravmir.ru/chto-delat-kogda-odin-uchenik-terroriziruet-tselyiy-klass/

Почему травмы, полученные в школе, иногда записывают как бытовые

Что делать, если мой ребенок пострадал в школе?

Ученика пятого класса Влада в школе ударил одноклассник и сломал ему ногу. Мама Влада уверена, что учителя хотели скрыть эту школьную травму. Зачем повреждения, полученные в школе, записывать как бытовые и могло ли что-нибудь измениться, если бы травмы регистрировали как школьные? Intex-press узнала мнения родителей и педагогов. 

Влад сломал ногу на уроке физкультуры. По словам мальчика, пока учительница принимала у детей нормативы, он и еще несколько ребят баловались на стадионе. Учительница делала им замечания. Когда Влад попытался отобрать мяч у девочек, одноклассник ударил его ногой. Влад упал, а одноклассник продолжал бить. Учительница, по словам Влада, внимания на это не обратила.

– Когда драка закончилась, друг помог мне дойти в медпункт, – рассказывает школьник.

Две версии

РЕКЛАМА

Фельдшер позвонила Елене, маме Влада.

– Я была с коляской, поэтому в школу добралась не очень быстро. Больше всего меня удивило то, что еще не вызвали «неотложку». На мой вопрос «Почему?» фельдшер ответила, что вызывать «скорую» в школу нельзя, – рассказывает Елена.

Учительница физкультуры и фельдшер на машине увезли мальчика в поликлинику. Мама поехала в поликлинику на автобусе: в машину не поместилась коляска.

Влад говорит, что по дороге к врачу учительница просила его сказать, что это «бытовая травма», чтобы у нее не было проблем. Влад так и сделал.
Когда в поликлинику приехала мама, она возмутилась тем, что травма, которую мальчик получил в школе, записана как бытовая.

Сын плакал и говорил, что не хочет, чтобы у учительницы были проблемы. Елена уверена, что травму учителя пытались скрыть.

Учительница Влада описывает произошедшее иначе. Она говорит, что еще до урока Влад дрался с другим учеником и мог получить травму на перемене.

– Уже были случаи, когда мальчик был виноват в происшествиях. В начале урока я рассказала ученикам, как нужно себя вести во время сдачи нормативов. Но Влад продолжал баловаться и на замечания не реагировал, – говорит женщина.

РЕКЛАМА

По словам учительницы, заметив начало драки, она сразу же подошла к мальчикам и отправила Влада с товарищем в медпункт.

 Говорить о том, что это бытовая травма, я ребенка не просила. Он сам отвечал на вопросы врача, и, когда его спросили, имеет ли он претензии к школе, мальчик ответил отрицательно, – рассказывает учительница.

«Скрыть невозможно»

Анатолий Житко, инженер по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям отдела образования, спорта и туризма БГИК, говорит, что всегда винить школу в детских травмах неправильно. Иногда виной является гиперактивность и невнимательность детей, иногда – стечение обстоятельств.

– Допустим, бежали дети по коридору и столкнулись или школьник споткнулся, выходя к доске. Тут нет вины педагога, – говорит Анатолий Житко.

Скрыть несчастные случаи в школе, по его словам, невозможно. Детская поликлиника предоставляет данные в отдел образования, спорта и туризма, а там проводят проверку по всем травмам, в том числе и тем, которые были записаны как бытовые.

Если несчастный случай происходит в учреждении образования, директор сразу уведомляет отдел образования, спорта и туризма, а в школе начинается расследование. Если виновным признают учителя, к нему применят дисциплинарное взыскание.

Оно же грозит и администрации школы, если есть ее вина.

«Я даже классному не говорила»

Тем не менее опыт говорит о том, что скрыть травмы, полученные в школе, можно. Сын Галины Романовой в прошлом году на уроке физкультуры сломал большой палец на ноге: неудачно ударил по мячу, играя в футбол. В травмпункт женщина отвезла сына сама и сказала там, что он ударился дома:

– Я даже классному руководителю не говорила, что сын сломал палец на уроке. Зачем? Если бы травма была серьезной и ребенок получил ее по вине учителя, я бы обратилась в соответствующие инстанции. Но если в случившемся никто не виноват, зачем создавать проблемы себе и учителям?

Инфографика: Петр КАРАСЮК

«Почему должен страдать учитель?»

О том, что травмы, полученные в школе, не афишируют, рассказывают и учителя.

– Бывают ситуации, которые можно предотвратить, только расставив педагогов на каждом шагу. Физически это сделать невозможно. Поэтому, если в происшествии абсолютно нет моей вины, я прошу родителей сказать, что ребенок пострадал вне школы, – говорит учительница.

Она считает, что если все травмы регистрировать как школьные, то меньше их не станет. А вот у учителей появятся лишние проблемы, даже когда они в травмах не виновны.

Педагога поддерживает коллега:

– Чаще всего к несчастным случаям приводит просто стечение обстоятельств, так почему должен страдать учитель? Если у ребенка травма по моей вине, я готова за это ответить.

РЕКЛАМА

«Пусть берут за руку»

Горожанка Елена, дочь которой уже окончила школу, с педагогами не согласна. Ее дочери одноклассник подставил подножку – девочка на уроке сломала руку. Тогда учителя лишили премии. Женщина уверена, что именно после принятых мер педагог начала внимательнее следить за детьми:

– Если бы школьные травмы не скрывали, цифры были бы шокирующими. Государство пыталось бы решить проблему: классы делали бы меньше. А наказания стали бы стимулом для педагогов быть ответственнее: если нужно, пусть берут неуправляемых за руку и так их водят.

Школьное расследование

Мама Влада уверена, что меры в школе предприняли только после того, как она обратилась в отдел образования, спорта и туризма. По результатам проверки было решено провести классный час по мерам безопасного поведения, разобрать причины случая с педработниками, провести беседу с родителями мальчика, который ударил Влада, и объявить учителю физкультуры замечание.

Источник: https://www.intex-press.by/2017/05/25/pochemu-travmy-poluchennye-v-shkole-inogda-zapisyvayut-kak-bytovye/

Что делать, если ребёнок переживает из-за оценок (а учитель не любит ставить пятёрки)

Что делать, если мой ребенок пострадал в школе?

И снова про оценки. Вопрос от мамы третьеклассницы, которым задаются многие (а в начальной школе почти все) родители:

“Чиновники сферы образования недавно сообщили, что среди поступающих в инстанции жалоб от родителей больше всего на занижение оценок в четверти. Могу подтвердить на своем опыте, что таких случаев действительно много.

Моя дочь учится в третьем классе, и мы несколько лет наблюдаем, как наша любимая первая учительница жонглирует оценками по всем известным причинам или по своему настроению.

Моя дочь старается учиться на пятерки, но из-за четверок рыдает, так как чувствует несправедливость и предвзятое отношение. Как сберечь психику ребенка, может быть стоит перейти в другую школу?”

Отвечает семейный психолог Катерина Дёмина.

В этом вопросе, при всей его незатейливости, зашиты очень важные темы. И главная среди них – тема власти и произвола.

https://www.youtube.com/watch?v=g8bEhGcRaEg

Наша система образования выстроена по образу и подобию всей вертикали власти в стране: верховенство не закона, но произвола. То есть судьба человека, его успех или падение зависит не от внятной и прозрачной системы правил, а от настроения и благоволения одного конкретного человека.

Такое общественное устройство считается материнским. Символическая мать руководствуется настроением, отношением к своим детям. Сегодня ты у нее любимчик, завтра – негодник и изгой.

Самое тяжело переносимое для детей в такой системе воспитания – ее полная непредсказуемость. Никто не знает, за что сегодня будут карать, а за что миловать. Все зависит от того, в каком настроении проснулась маменька, с какой ноги встала и какой у нее сейчас день цикла.

В противовес отцовскому, жесткому и справедливому способу воспитания, где правила известны, одинаковы для всех, не меняются день ото дня. Мы можем наблюдать это явление во всех областях общественной жизни современной России, да и в исторической перспективе тоже.

В начальной школе власть классной руководительницы абсолютна и, по известному выражению, развращает тоже абсолютно.

Так как нет никакого противовеса в виде «третьего» (например, воспитателя-мужчины, да просто любого второго взрослого или коллегиальной группы). Да еще и декларируется «учительница – вторая мать», открывается просто необъятное поле для реализации принципа «кого люблю, того дарю». Это очень плохо.

Как сберечь психику ребенка

Я бы обратила внимание на утрированную реакцию девочки: она рыдает не из-за двоек, а всего лишь из-за четверок. То есть любая оценка, кроме отличной, для неё непереносима. Можно предположить, что девочка предъявляет себе (и, скорее всего, миру) невероятно завышенные требования.

Скорее всего, в семье это постоянно тем или иным способом звучит: делать идеально – или никак. Если не можешь сделать как следует (читай: безупречно), лучше не начинай. Нет права на ошибку, тот, кто ошибается, уже не самый любимый, а «всего лишь» хороший.

Неплохо было бы родителям понаблюдать за тем, как в семье реагируют на трудности и проблемы, какие слова при этом произносятся, чем утешаются и как выражается поддержка.

Самое главное – как сами родители относятся к оценкам дочери. Это важнейший компонент ее устойчивости. Кидаются ли утешать, призывают разобраться, укоряют за неуместные слезы. Это все – сообщения ребенку, которые он впитывает и усваивает.

Одна моя знакомая девочка боялась сделать ошибку в работе до такого состояния, что могла потерять сознание, ожидая раздачи тетрадок с оценками за контрольную. При этом мама настаивала, что никогда не ругает ее ни за какие оценки, вообще эта тема не обсуждается в семье.

Но если бы вы посидели за чаем в этой семье достаточно долго, вы бы заметили, что все разговоры ведутся исключительно о том, кто, где и в чем облажался (коллеги, соседи, родственники) и каким образом потом пострадал. Мало того, мама много раз с гордостью и пафосом рассказывала, как она полностью разорвала отношения с Н.

, М., О., когда они позволили как-то ошибиться в жизни. Сказали не то слово, опоздали на недопустимое время, позволили себе какую-то неприличную реакцию. «Я просто вычеркнула его из жизни!» – говорит с торжеством мама, не замечая, как сжимается рядом девочка. Очень страшно делать ошибки, если тебя за это могут вычеркнуть.

Не очень понятна и роль родителей в этом конфликте с учительницей. В принципе, можно было бы зайти в школу и попросить списком критерии оценок.

Они есть, будьте уверены, это регламент, который доводят до сведения всех учителей.

А вот знают ли дети, за что им могут снизить оценку? Эта беседа должна происходить без ребенка, в спокойной манере, не в виде обвинения («За что вы ставите четверки моей дочери?!!»), а тоже – из исследовательской позиции: «Мне не очень понятны правила, не могли бы вы мне их разъяснить?» Для учительницы это тоже важный момент, возвращающий ее в профессиональные рамки.

С другой стороны, я знаю очень много случаев, когда хаотичное занижение оценок – не что иное, как шантаж и манипуляция: когда родители приходят в школу разбираться, им открытым текстом говорят, что ваш-де ребенок не справляется с программой, отстает, вот если я, учительница, с ним позанимаюсь, проблемы исчезнут. Всего каких-то 10 долларов в час. Это вымогательство обычно лечится обращением последовательно к завучу, директору и в роно (или как оно там сейчас называется, я немного отстала от жизни).

Так что мне кажется, что переводить ребенка в другую школу не стоит, слишком велика вероятность повторения истории. Лучше разобраться на месте.

Катерина Демина, практикующий психолог-консультант

Источник: https://vogazeta.ru/articles/2019/6/14/parents/8000-chto_delat_esli_rebyonok_perezhivaet_iz_za_otsenok_a_uchitel_ne_lyubit_stavit_pyatyorki

Что делать, если у ребенка конфликт с учителем?

Что делать, если мой ребенок пострадал в школе?

  • Рекомендации специалистов
  • 7-12 лет
  • подросток

Конфликты между школьниками и учителями, к сожалению, не редкость.

Иногда его провоцируют сами дети, а иногда – взрослые. Скоро дети вновь пойдут в школу, и некоторые ученики могут столкнуться с подобными ситуациями.

О том, что делать, если ваш ребенок не находит общего языка с учителем, расскажет «Я родитель».

Стоит ли вмешиваться?

Этот вопрос часто задают нашим психологам мамы и папы. Ответить на него в самом деле бывает непросто: многое зависит от ситуации, от возраста ребенка, от его отношения к происходящему.

Некоторые родители считают, что школьник – уже не малыш, а значит налаживать отношения с окружающими и отвечать за свои поступки он должен самостоятельно.

В целом это правильная точка зрения, но лишь в том случае, если ребенок действительно сам виноват в конфликте с педагогом и у него есть желание признать свою вину и извиниться.

Вероятней всего, учитель в таком случае проявит мудрость и пойдет на контакт, чтобы исчерпать неприятный инцидент. Но что делать, если конфликт приобретает затяжной характер?

Разбираемся в ситуации

Если вы все-таки решили вмешаться, то первым делом необходимо понять, в чем состоит главная причина конфликта.

«Моя дочь учится в 10 классе и отказывается ходить в школу, – написала нам Галина. – Говорит, что учительница занижает ей оценки из-за того, что моя девочка отказалась встречаться с ее сыном. Успеваемости дочери действительно снизилась. Как вести себя в этой ситуации и понять, кто прав, не испортив при этом отношений с учителями?»

Как видно из письма, самый главный шаг Галина сделала: она поговорила с дочерью. Разрешение любого конфликта надо начинать именно с этого.

Внимательно выслушайте точку зрения ребенка, чтобы получить хотя бы какое-то представление о сложившейся ситуации.

Не стоит ругать и уж тем более кричать на сына или дочь, пока вы не поймете, что же происходит между ребенком и учителем на самом деле. Общайтесь спокойным и доброжелательным тоном в спокойной обстановке.

Затем стоит договориться о встрече с учителем.

В самом начале разговора с педагогом объясните, что вы пришли не ругаться и не обвинять его, а разобраться в том, что происходит и вместе найти выход из положения.

Многие учителя, завидев разъяренных родителей, с порога предъявляющих претензии, сразу же начинают защищаться, даже если их вины в конфликте нет, и естественно, что такой разговор не получается конструктивным.

Поэтому, если вы идете выяснять, кто прав, кто виноват, спокойно выслушайте точку зрения педагога, сравните ее с версией, которую рассказал вам ребенок, а затем уже делайте собственные выводы.

Если виноват учитель

Если после выяснения ситуации стало понятно, что виноват учитель, не спешите кидаться обвинениями и добиваться его увольнения, а попробуйте спокойно поговорить с педагогом, вы ведь взрослые люди и умеете находить компромиссы.

Признание в своей некомпетентности любому учителю дается очень нелегко, ведь это связано с осознанием своей профессиональной несостоятельности.

Скажите учителю, что вы не хотите раздувать конфликт еще больше, что не сомневаетесь в его профессионализме, но вам бы не хотелось повторения подобной ситуации.

Но даже если учитель признает свою ошибку, это не значит, что он сможет публично извиниться перед ребенком, поэтому на помощь ему должны прийти вы. Дома поговорите с ребенком по душам, объясните ему, что все имеют право на ошибку, и взрослые тоже.

Скажите, что учитель просто устал, перенервничал, что у него очень сложная работа. Главное в разговоре – не убедить ребенка в том, что педагог плохой, а сделать так, чтобы школьник не потерял к нему уважения.

Понимание того, что все люди могут ошибаться, позволит ребенку чувствовать себя спокойнее.

ошибка, которую допускают родители – это негативные высказывания в адрес учителя. Если вы будете настраивать ребенка против педагога, то рискуете раздуть конфликт еще больше, так как школьник, почувствовав свою правоту, может потерять контроль над своими эмоциями.

Если виноват ребенок

Если оказалось, что в конфликте виноват ребенок, вы должны серьезно поговорить с ним, вместе проанализировать сложившуюся ситуацию, объяснить ему, в чем он не прав и убедить его извиниться перед учителем.

Если ребенок отказывается идти «на мировую», поговорите с педагогом и попросите его дать вашему чаду отсрочку. Скорее всего, со временем, когда первые эмоции немного поутихнут, все утрясется, и ребенок, осознав свое неправильное поведение, уже сам попробует наладить отношения с педагогом.

Главное – следить, чтобы изначальный конфликт не зашел еще дальше, поскольку некоторые дети настолько упрямы, что принципиально стараются сделать еще хуже, обидевшись и разозлившись на то, что родители априори не приняли их сторону.

Если это произошло, то, возможно, придется обратиться за помощью к детскому психологу и поискать причины упрямства. Может оказаться, что конфликтность – черта характера вашего ребенка, и тогда с ней придется бороться.

Если точка зрения родителей не совпадает с мнением педагога

Бывает и третий исход ситуации, когда учитель настаивает, что виноват ребенок, а родители не могут с этим согласиться, соответственно, прийти к общему консенсусу не удается. Так, например, случается, когда педагог слишком строгий и требует от детей беспрекословного подчинения его правилам, а родителям такой подход кажется неверным.

Вы можете выбрать один из трех вариантов дальнейших действий. Первый – это пересмотреть свое собственное отношение к ситуации.

В этом случае вашей главной задачей будет сделать так, чтобы из-за произошедшего конфликта не пострадала самооценка вашего ребенка.

Помогайте ему с домашними заданиями по предмету, который ведет этот учитель, поддерживайте его, дайте ему почувствовать, что вы на его стороне.

Второй вариант более кардинальный – это перевод ребенка в другой класс или школу. Если у вашего чада сложились хорошие отношения с одноклассниками, переводить его в другую школу – не лучший вариант, так как ребенок потеряет контакт со своими друзьями. В таком случае стоит подумать о переводе в другой класс: так он сможет общаться с ровесниками на переменах, до и после уроков.

Если с переводом возникают сложности (например, у вас специализированная школа или класс, которые в целом вас устраивают), поговорите с учителем еще раз и объясните, что ему стоит поменять отношение к вашему ребенку.

Не устраивайте скандала, но говорите об этом уверенно и твердо. Скажите, что вы уважаете его как педагога, вам нравится в целом уровень преподавания в этой школе, но сложившуюся ситуацию вы видите в ином свете.

Скорее всего, учитель не захочет возникновения проблем и вы сможете прийти к взаимной договоренности.

И третий вариант, который представляет собой крайнюю меру – это обращение в школьную администрацию или районный образовательный комитет. Быть может, этому учителю сделают выговор или назначат другого педагога вести его предмет, либо предложат какой-то другой выход из сложившегося положения.

Виктория Котлярова

Некоторые дети часто врут: по поводу домашнего задания, того, что они ели на обед, действительно ли они почистили зубы. Но родители не всегда могут различить, что правда, а что ложь. Пройдите тест и узнайте, как часто ваш ребенок говорит неправду.

Пройти тест

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/chto-delat-esli-u-rebenka-konflikt-s-uchitelem/

Абсолютное право
Добавить комментарий