Что делать, если обвиняют в браконьерстве?

Экологи обвинили браконьеров в массовой гибели дельфинов у Евпатории

Что делать, если обвиняют в браконьерстве?

На 10-километровом участке береговой линии около Евпатории в середине марте зафиксирована массовая гибель дельфинов. Об этом сообщили волонтеры общественной организации “Безмятежное море”, которые занимаются спасением попавших в беду дельфинов в Крыму.

Крымские экологи констатировали растущую смертность дельфинов

– За два дня мы нашли 16 погибших китообразных – 14 азовок и две афалины, – рассказали экологи. – Все животные лежали на одинаковом расстоянии от воды. Суд по характеру и тяжести повреждений можно сделать вывод, что млекопитающие погибли из-за попадания в сети, выставленных на камбалу или осетровых.

В среднем тела азовок из второй группы встречались каждые 30-200 метров, а на одном из участков нашли сразу три особи. На телах азовок были обнаружены четкие и глубокие следы запутывания в жаберных сетях. У двух особей были отрезаны лопасти хвостового плавника.

У одной из афалин на хвостовом стебле остались фрагменты самих сетей, а у второй был отрезан хвостовой плавник. Наряду с китообразными на берег вымыло огромное количество фрагментов сетей и лесок, а также останки одного черноморского осетра.

Все это однозначно говорит о том, что животные стали жертвами браконьерского промысла в Черном море.

– Сейчас мы готовим большое обращение в Пограничное управление ФСБ России по Республике Крым и Росприроднадзор с просьбой провести оперативно-розыскные мероприятия для выявления фактов браконьерства и нарушений законодательства в области рыболовства в Азово-Черноморском бассейне, – уточнили специалисты организации.

В Крыму волонтеры объединились для спасения дельфинов

С нынешнего года команда спасателей “Безмятежного моря” пополнилась новыми специалистами, и теперь ученые притупили к проведению гистологических, микробиологических, токсикологических исследований погибших дельфинов, а также изучением патологических изменений млекопитающих, найденных на побережье.

– С каждым днем необходимость проведения этих исследований возрастает, ведь к концу марта находки погибших дельфинов станут все более частыми, достигнув своего пика в мае, – отмечают активисты. – В прошлом году в течение мая мы зафиксировали более 170 случаев гибели китообразных.

Причина – приближение сезона интенсивного рыболовства, совпадающего с периодом размножения у дельфинов, а также сезонными вспышками заболеваний. Одновременно с ситуацией в Евпатории нам начали поступать сообщения об обнаружении погибших китообразных в Севастополе.

И на телах всех обнаруженных дельфинов также глубокие следы объячеивания в жаберных сетях, либо отрезаны хвостовые плавники.

Напомним, организация “Безмятежное море” объединила ученых, экологов и влюбленных в море людей, которые безвозмездно спасают морских млекопитающих. Волонтеры принимают сигналы о выбросившихся на берег дельфинах и пытаются спасти их в режиме “скорой помощи”.

Наиболее распространенными причинами гибели животных экологи называют деятельность браконьеров, в чьи сети попадают дельфины. Также млекопитающие страдают от заглатывания выброшенного в море мусора и инфекционных заболеваний.

По сведениям экологов, за последние два года только в Крыму зафиксирована гибель более 740 черноморских дельфинов всех трех видов, в том числе 459 – в 2018 году.

Компетентно

Сергей Кривохижин, старший научный сотрудник ФГБУ “ВНИИ охраны окружающей среды”:

– Азовки действительно чаще всего гибнут в донных жаберных сетях, которыми ловят камбалу-калкана или акулу-катрана. И именно на них приходится 99 процентов прилова (случайного попадания) в сети рыбаков, на афалин – всего один процент, а белобочки совсем не попадаются. Дельфины страдают не только от браконьеров.

Они не выбирают, в какие сети попасть – браконьерские или установленные легально. Существуют отпугивающие дельфинов устройства, но стоят они около 70 долларов, действуют до двух лет, и их нужно ставить на сети через каждые 100-200 метров, что для рыбаков слишком дорого.

После возвращения Крыма в состав России произошло главное позитивное изменение, которое было невозможно при Украине. Тогда сетей в море было примерно в 10 раз больше, чем проходило по статистическим отчетам, браконьерили почти все рыбаки.

Сейчас российские пограничники начали наводить порядок: они очень жестко контролируют рыбаков, и количество приловов дельфинов сократилось.

В Крыму дельфинов спасут от браконьеров

Что же касается массовых выбросов на берег, то эти случаи происходят периодически, причины постоянно меняются. Например, первый такой всплеск мы наблюдали в конце 1980-х – начале 1990-х, когда из-за резкого сокращения популяции хамсы дельфинам нечего было есть. На фоне истощения они погибали от бактериальных инфекций.

Потом ситуация стабилизировалась, но в 1994 году в Черное море из Средиземного проникла морбилливирусная инфекция, вызывающая гибель белобочек и азовок. В результате поражения центральной нервной системы и внутренних органов они стали массово выбрасываться на берег живыми.

С тех пор время от времени происходят вспышки этого заболевания.

Мощная вспышка смертности дельфинов у наших берегов наблюдалась весной 2012 года, когда только на восточном берегу Крыма обнаружили несколько сотен останков. В последующие годы ежегодно сотни погибших дельфинов, преимущественно детенышей азовок, выбрасывало на западное побережье Черного моря: в Болгарии, Румынии и частично Турции. Причины до конца не ясны.

Возможно увеличение количества выбросов дельфинов связано с ростом их поголовья. Об этом говорят результаты проведенных в последние годы авиа- и судовых учетов.

Осенью 2017 года при сезонной миграции азовок по Керченскому проливу из Азовского моря в Черное мы насчитали более 17 тысяч особей, хотя в 2001 году их численность оценивалась в 4 тысячи.

Такая же тенденция и в Черном море: по оценкам 2014 года даже при гибели во всех черноморских странах около 22 тысяч азовок в год, их численность выросла почти до 65 тысяч. Белобочек – до несколько сотен тысяч, афалин – около 80 тысяч. Это в несколько раз больше, чем насчитывалось в 1970-1980-е годы.

Источник: https://rg.ru/2019/03/21/reg-ufo/ekologi-obvinili-brakonerov-v-massovoj-gibeli-delfinov-u-evpatorii.html

Тундру разоружают. Представителей КМНС все чаще обвиняют в браконьерстве

Что делать, если обвиняют в браконьерстве?

В Югре и на Ямале регулярно возникают конфликты между коренными малочисленными народами Севера (КМНС) и правоохранительными органами, связанные с применением и хранением оружия. Жителям, ведущим традиционный образ жизни, необходимо иметь ружье для безопасности и охоты.

Но не всегда есть возможность соблюдать требования законодательства. Нередки случаи, когда КМНС выписывают штрафы, забирают у них оружие и называют их браконьерами. Эксперты говорят, что виной всему нестыковки в законодательстве. Подробности – в материале «ФедералПресс».

«Не сравнивайте тундру с городом»

Очередной громкий скандал с изъятием оружия у представителя КМНС на Ямале произошел 19 сентября. К дому жителя Ямальского района, вдовца, отца двоих детей Валерия Худи в этот день прилетели на вертолете сотрудники службы по охране, контролю и регулированию биоресурсов округа. Их сопровождали бойцы Росгвардии и сотрудники местного управления Росрыболовства.

По словам брата Худи, они провели обыски и изъяли у Валерия два ружья. Повод – нарушение закона о хранении оружия, согласно которому оно должно находиться в специальном сейфе.

Однако в условиях тундры сделать это очень сложно – тяжелый сейф возить с собой нелегко, к тому же его невозможно прикрепить к чуму.

Теперь, рассказывает брат Валерия, тундровик боится подходить к жилищу, так как обнаружил там следы дикого медведя, а защититься ему нечем.

После этого представители КМНС встали на защиту Валерия Худи. По их словам, правоохранители стали регулярно изымать оружие у тундровиков, которое жизненно необходимо им в условиях кочевого образа жизни. Ружьями оленеводы отпугивают диких животных от стад, защищаются сами и обеспечивают себе пропитание.

«О каком сейфе в тундре тут говорят? Пусть не сравнивают с поселком или городом. Не те условия. Всю жизнь ружья хранились в нартах. Это тундровой сейф», – возмущаются представители КМНС в соцсетях.

Впрочем, в ГКУ «Служба по охране, контролю и регулированию биоресурсов ЯНАО» представили свою версию данного инцидента. Как отметили в учреждении, оружие было изъято не из чума, а из «незаконно установленной деревянной постройки», в которой и проживал Валерий Худи в районе реки Мордыяха. В ходе проверки помещений и было обнаружено оружие, которое хранилось с нарушением требований.

«Какого-либо обыска сотрудниками ГКУ и остальных служб не проводилось… В соответствии с установленным порядком сотрудником полиции были изъяты два охотничьих ружья», – подчеркнули в ведомстве (скрин официального ответа имеется в распоряжении «ФедералПресс»).

При этом, по данным отдела лицензионно-разрешительной работы управления Росгвардии по Ямалу, Валерий Худи уже привлекался к ответственности за нарушение хранения оружия.

А в 2016 году мужчина занимался охотой без необходимого разрешения на добычу.

В связи с этим в Службе по охране, контролю и регулированию биоресурсов ЯНАО посчитали, что Валерий Худи жалуется на работу ведомства только для того, чтобы уйти от ответственности.

Пробелы в законе

Депутат заксобрания ЯНАО Елена Кукушкина считает, что «оружейная» проблема возникает у тундровиков из-за нестыковок в законодательстве. Они не учитывают особенности жизни КМНС.

«Проблема есть, – заявила народная избранница. – Мы знаем, что по закону оружие должно храниться в сейфе. С другой стороны, не все местные жители могут это сделать. Но оружие необходимо представителям КМНС, чтобы как-то жить, охотиться. Им нужно защищать себя. Валерий Худи уже был несколько раз оштрафован за неправильное хранение. Думаю, что его будут штрафовать и далее».

Как сообщила Елена Кукушкина, она сейчас ждет ответа по этой ситуации из прокуратуры, куда направила депутатское обращение.

Председатель ассамблеи КМНС думы Югры Еремей Айпин в беседе с корреспондентом «ФедералПресс» подтвердил, что в законодательстве есть пробел.

«В тундре действительно негде прикрепить сейф для оружия. Но можно прикреплять к нартам, например. Или хранить оружие в каких-то ларях для хранения продуктов. Эти нормы должны быть прописаны в законе», – считает Еремей Айпин.

«Среди КМНС нет браконьеров»

Чуть проще положение дел с хранением оружия в Югре. Там КМНС в основном ведут традиционный образ жизни не в тундре, а в лесной зоне. Коренные жители живут в избушках, где прикрепить сейф проще. Но в ХМАО также не обходится без конфликтов и обвинений в браконьерстве.

Например, на 11 октября назначено очередное судебное заседание в отношении двух хантов. Их судят за незаконную охоту. В марте 2017 года оленеводы застрелили медведицу и двух молодых медведей, бродивших вблизи их стойбища, чтобы спасти свою жизнь. Теперь им грозит реальный срок за браконьерство (часть 2 статьи 258 УК РФ «Незаконная охота»).

«В деле много нестыковок, – рассказал Еремей Айпин. – По нему даже свидетелей обвинения нет. На прошлом заседании привели сотрудницу музея в Лянторе. Она была в шоке. Сказала, что пришел следователь и спросил, как живут ханты, а потом включил в качестве свидетеля обвинения.

Она так в зале суда и сказала, что не в курсе ситуации. Вторая свидетельница обвинения слышала про эту историю, но призналась, что, наоборот, поддерживает тех, кто отстрелил. Медведи же истребляют домашних оленей. И вот таких несуразиц много.

Посмотрим, какой свидетель обвинения будет выступать 11 октября».

Член Сургутской межрегиональной коллегии адвокатов Алексей Верхоглядов выразил уверенность, что в данном случае невиновность хантов удастся доказать. «Никакой незаконной охоты не было. Медведи были шатунами, то есть представляли реальную опасность», – озвучил свою позицию адвокат.

Еремей Айпин заявил «ФедералПресс», что вообще неправильно связывать представителей КМНС с браконьерством. Он уверяет, что не знает ни одного такого случая.

«Это совершенно исключено. В законе прописано, что для жизни и пропитания КМНС необходимо отстреливать определенное количество птиц и животных, которые бы обеспечивали ему традиционный образ жизни. Такому человеку без оружия никак. Связывать коренных жителей с браконьерством, по-моему, неправильно», – уверен Еремей Айпин.

«ФедералПресс» будет следить за развитием «оружейных» проблем у представителей КМНС.

pixabay.com, Алексей Вануйто

Источник: https://fedpress.ru/article/2139928

В деле о браконьерстве полковник ярков «разбомбил» доводы обвинения

Что делать, если обвиняют в браконьерстве?

Экс-замначальника Следственного управления УМВД по Омской области на очередном заседании показал, как надо защищаться.

20 июля в Советском судебном районе Омска (участок №110) прошли прения сторон по уголовному делу в отношении замначальника Следственного управления УМВД России по Омской области Владимира Яркова, обвиняемого в ловле стерляди.  

Помощник прокурора Юлия Штриблевская потребовала назначить Яркову наказание в виде штрафа в 450 тыс. руб. и удовлетворить гражданский иск в пользу государства на сумму 91 тыс. руб.

Затем слово предоставили стороне защиты. Владимир Ярков выступал около часа, перечисляя нарушения и фальсификации в деле. Экс-замначальника Следственного управления УМВД показал, как надо защищаться на профессиональном уровне. Далее – цитаты из его выступления (подготовленного вместе с адвокатом Василием Губановым).

«Нарушения закона при задержании и следствии носят системный характер»

– Считаю, что моя вина не доказана, а все полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий и следствия доказательства являются недопустимыми, – начал Ярков.

Перечислив нарушенные статьи УПК, он обратил внимание суда на то, что нарушения носят системный характер и вдобавок выявлены факты фальсификации доказательств.

– Предварительное следствие проходило восемь месяцев – нарушены все разумные сроки. А по итогам рассмотрения дела в суде следствие себя полностью дискредитировало. На предварительном следствии свидетели давали одни показания, в суде – другие.

Предварительное расследование проведено предвзято, необъективно, явно просматривается склонение свидетелей к даче показаний с обвинительным уклоном. Причем искажение следователями показаний подтверждено в суде девятью (!) свидетелями.

Неоднократно переписывались протоколы допроса! Так, на суде оглашены показания свидетеля Тимофеева о том, что он якобы видел меня в июне 2017 года в лодке с сетями и стерлядью. Но на суде он заявил, что показаний таких не давал, протокол с ними не подписывал. Допущены факты фальсификации!

Ловля стерляди – это, оказывается, оргпреступность?

Владимир Ярков напомнил, что в соответствии со ст.151 УПК РФ «браконьерская» статья к подследственности ФСБ не относится:

– В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О ФСБ», органы ФСБ проводят оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ) по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию организованной преступности, коррупции и преступлений их ведения. Досмотр вещей, транспорта допускается при наличии состава компетенции ФСБ.

Деяния по п. б ч. 1 ст. 256 УК РФ не относятся к коррупции или оргпреступности, по которым ФСБ могло проводить ОРМ. Кроме того, в соответствии со ст. 8 Федерального закона «Об ОРМ», условием проведения ОРМ должно быть подготовление или совершение деяния, по которому предварительное следствие обязательно.

В случаях, не терпящих отлагательств, ОРМ проводятся, только если может произойти тяжкое или особо тяжкое преступление. Но ловля стерляди относится к преступлениям небольшой тяжести.

Поэтому моим защитников Василием Губановым было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела – следователь СУ СК по Омской области Левченко отказал.

Тут, конечно, интересно обоснование следователем отказа.

Левченко ответил, что к нему поступили материалы предварительной проверки – в том числе рапорт опера УФСБ России по Омской области Кузнецова о причастности Яркова к незаконной добыче стерляди в составе организованной группы.

Однако в материалах уголовного дела такого рапорта нет. А есть рапорт с противоположным содержанием – что работники УФСБ усматривают деяние, которое не содержит признаков организованной группы.

Поэтому оратор поставил вопрос о подмене документов в ходе предварительного следствия – то есть фальсификации материалов уголовного дела.

– Сотрудники УФСБ (подтверждено, что ОРМ проводились без привлечения УМВД) вообще не имели законных оснований проводить в отношении меня ОРМ, – подытожил эту тему Ярков.

И перешел к дальнейшим нарушениям.

«Не разъяснили конституционное право на помощь адвоката»

– При проведении 25 июля 2017 года в отношении меня ОРМ «Обследование помещений, местности, транспортных средств» сотрудниками УФСБ составлены протоколы обследования автомобиля УАЗ, лодки, жилого дома (хозпостройки), 100-метрового участка берега Иртыша.

В результате изъяты сетчатые короба с рыбой, рыба в пакетах, сети, лодка, мотор… Я был задержан в 7 часов 30 минут с использованием спецсредств – наручников, в которых находился около 9 часов… Было составлено три протокола – при этом мне не разъяснили гарантированное ст.

51 Конституции РФ право не свидетельствовать против себя и близких родственников и право на адвоката – п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ. Это подтверждено свидетелем, соответствующих отметок нет в протоколах.

Согласно Постановлению №11-П от 7 июня 2000 года Конституционного суда РФ, право на получение юридической помощи адвоката гарантировано каждому, если предприняты меры ограничения свободы и личной неприкосновенности. Таким образом, все документы, составленные при ОРМ, являются недопустимыми доказательствами.

Упомянул Владимир Ярков и о незаконности участия в следственных действиях госинспектора рыбнадзора:

– Если участвует специалист (а инспектор привлекался именно в этом качестве), то он предупреждается об ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ. Но ни в одном протоколе инспектор Борисов об этом не предупреждался.

«Вместо обследования помещения сотрудники ФСБ провели обыск»

Отдельно Ярков сказал о видеосъемке. По его мнению, запись могла быть смонтирована, так как один кусок на ней повторяется дважды:

– Во всех трех протоколах указано, что применяется видеосъемка, но ни в одном – что она является непрерывной.

Кроме того, свидетель Павлов заявил в суде, что видео снимал сотрудник УФСБ Кузнецов – а его нет в протоколах как участника осмотра.

Между тем при просмотре видео в суде установлено, что Кузнецов осуществлял видеосъемку, задавал вопросы – то есть являлся активным участником этого мероприятия.

Еще интересней другая подробность. Как следует из речи Яркова, вместо ОРМ «Обследование помещения» сотрудники ФСБ провели обыск (если по делам с таким нарушением выносятся обвинительные приговоры, Европейский суд по правам человека назначает осужденным компенсации – авт.):

– В соответствии со ст. 177 УПК, осмотр жилища производится только с согласия проживающих или на основании решения суда. Согласно двух протоколов обследования помещений, с 7 часов 45 минут до 12.20 и с 15.10 до 16.40 обследовалась хозпостройка, которая фактически является жилым домом.

Свидетели подтвердили, что наручники с меня сняли только после осмотра этой хозпостройки – то есть я физически не мог открыть сотрудникам ФСБ дверцу холодильника, откуда они изъяли рыбу. Таким образом, они фактически провели обыск (если вместо визуального осмотра открываются дверцы мебели, бытовой техники, то это уже обыск – авт.).

И разрешения на осмотр жилья, в котором фактически проведен обыск, у меня никто не спросил – это подтвердил свидетель обвинения (!).

Как тухлая рыба попала на экспертизу?

Владимир Ярков заявил, что и в лодку, и в УАЗ рыбу ему подбросили:

– После моего задержания в 7.30 я около полутора часов лежал на земле в наручниках примерно в 100 метрах от автомобиля и лодки – они были мне не видны (это подтверждено видеозаписью). Сразу был произведен мой личный обыск – изъяты ключи от УАЗа.

Затем я услышал, как сработала сигнализация на автомобиле, хлопали двери – то есть оперативники УФСБ получили доступ к УАЗу в мое отсутствие. Считаю, что они осматривали автомобиль, дом и лодку без моего участия и до приглашения понятых.  Свидетель Борисов в суде пояснил, что прибыл на место происшествия около 11.40.

Осмотр лодки был уже закончен: там оказалась свежевыловленная, не более 1,5 часов назад, стерлядь. Стояла жара. Если бы я выловил рыбу до задержания, она хранилась бы к моменту появления Борисова 4,5 часа и испортилась. Получается, стерлядь могла оказаться в ящике с 9.30 до 10 часов – но в это время я был уже в наручниках.

Не вызывает сомнения, что и в лодку, и в машину рыбу подкинули оперативники…

Подсудимый заявил, что считает недопустимым доказательством и постановление следователя Левченко о назначении ветеринарной экспертизы:

– Согласно постановлению, он направляет на экспертизу 44 рыбины. А в заключении эксперта указано, что исследовалось 68 рыбин. Непонятно, откуда взялись еще 24? Кроме того, Левченко указал, что рыба испорчена и непригодна для хранения. Получается, изъятая рыба была уничтожена.

Тогда что же направили эксперту? Налицо признаки фальсификации! И вот еще подтверждение: согласно протоколу осмотра вещдоков, следователь осмотрел пакет №1 с документами, а рыба упакована мешок и опечатана без номера. Однако на экспертизу поступил пакет №1… с рыбой.

Это вызывает сомнения в законности действий следователя и оперативника.

Это – лишь часть перечисленных экс-замначальника Следственного управления нарушений.

– Если такое творят со мной, то что же с простыми людьми? – спросил Владимир Ярков.

Он попросил признать недопустимыми доказательствами составленные эфэсбэшниками протоколы ОРМ «обследования помещений, местности, транспорта»: УАЗа, лодки, жилья (хозпостройки) и участка берега, а также экспертизу рыбы, показания опера Кузнецова и  – вынести оправдательный приговор.

Последнее слово он произнесет 7 августа, а будет ли в этот день приговор – неизвестно.

Анна Мелехова

Источник: https://bk55.ru/news/article/131092/

Ученые обвиняют браконьеров в исчезновении 80% слонов в Габоне

Что делать, если обвиняют в браконьерстве?

2017-02-20T21:08+0300

2017-02-20T21:08+0300

https://ria.ru/20170220/1488430342.html

Ученые обвиняют браконьеров в исчезновении 80% слонов в Габоне

https://cdn24.img.ria.ru/images/148842/42/1488424216_0:37:1234:731_1036x0_80_0_0_b0050fae6297ca6d543bbbf739d7b7cf.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 20 фев – РИА Новости. Численность слонов в национальном парке Минкебе в Габоне,  крупнейшем заповеднике центральной Африки, сократилась за последние годы на 25 тысяч особей из-за камерунских браконьеров, заявляют ученые в статье, опубликованной в журнале Current Biology.

“Раньше мы считали, что в Габоне проживает самая большая популяция лесных слонов в мире, и теперь оказывается, что эти слоны в еще большой беде, чем мы считали раньше.

В общей сложности их осталось не более 100 тысяч особей на всей территории Центральной Африки, и эти слоны вымрут, если локальные власти и правительства местных стран не начнут что-то предпринимать”, — заявил Джон Поулсен (John Poulsen) из университета Дьюка в Дареме (США).

Скрытая угроза

На сегодняшний день существует две разновидности этих крупных млекопитающих — африканские и азиатские, или индийские, слоны.

Африканские слоны живут в больших стадах из 30-40 особей, состав которых мало меняется на протяжении десятков лет. Члены стада образуют сложную социальную пирамиду, на вершине которой стоит самая старшая самка.

Считается, что индийские слоны предпочитают жить в одиночестве или в небольших группах по три-пять особей.

И тот и другой подвид слонов сегодня находятся под угрозой вымирания. Индийские слоны, в силу исторических обстоятельств и традиций в странах Южной и Юго-Восточной Азии, находятся в более лучшем положении, чем их африканские сородичи, однако и им угрожает вымирание из-за вырубки лесов и браконьерства в ряде стран Индокитая.

В свою очередь, число африканских слонов уменьшается все быстрее в последние годы.

В 1930-1940 годах их численность составляла около 4-5 миллионов особей, уменьшившись до 1,3 миллиона к середине 70 годов, упав до 600 тысяч к началу 1990 годов.

Главной причиной этого является браконьерская охота и политическая нестабильность в странах экваториальной Африки, вынуждавшая местных жителей становиться браконьерами.

В 1989 году страны-участницы Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры (СИТЕС) начали разрабатывать координированные меры по защите слонов от браконьеров, в результате чего убыль слонов, как считали раньше экологи, резко замедлилась и их численность стабилизировалась.

Поулсен и его коллеги обнаружили, что на самом деле это не так, подсчитав численность слонов в самом, как казалось раньше, большом заповеднике Центральной Африки – национальном парке Минкебе.

Спрос и предложение

Этот парк занимает около 7,5 тысячи квадратных километров на севере Габона, примыкая к границам Конго и Камеруна. До недавнего времени ученые всерьез рассматривали возможность присвоения Минкебе статуса “объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО” из-за того, какую роль он играл в сохранении популяции лесных слонов Африки.

За численностью слонов, как рассказывает Поулсен, почти никто не следил, так как за слонами, живущими в лесу, крайне сложно наблюдать и подсчитывать их. Ученые из университета Дарема разработали новую методику их подсчета, ориентируясь на число “слоновьих лепешек” – помета слонов” – в лесах Минкебе.

Подобные подсчеты раскрыли ужасающую картину – оказалось, что поголовье слонов сократилось на 78-81% с 2004 года, уменьшившись в общем счете на 25 тысяч особей. Это составляет примерно четверть от общего числа слонов в Центральной Африке.

Судя по распределению помета по территории парка, большая часть потерь пришлась на северные и восточные районы Минкебе, которые, по словам Поулсена, были фактически полностью “очищены” от слонов.

Это означает, по мнению ученого, что причиной их исчезновения были не местные браконьеры, а нелегальные охотники из Камеруна, переплывающие пограничную реку Ивиндо на моторных лодках и беспрепятственно попадающие в национальный парк.

В пользу этого говорит и то, что один из пограничных камерунских городов, Джум, приобрел в последние годы репутацию “столицы нелегальной слоновой кости” в Африке.

Только в 2011 году правительство Габона начало предпринимать меры и создало пограничную полицию для защиты Минкебе от браконьеров, что уменьшило, но не прекратило убыль слонов.

Как считают ученые, только более жесткие и серьезные меры могут спасти остатки слонов в Габоне от вымирания.

Помимо борьбы с браконьерами, по мнению Поулсена и его коллег, нужно бороться и с теми, кто покупает слоновую кость. К примеру, власти Китая, где слоновья кость является одним из компонентов традиционной медицины, недавно полностью запретили торговлю ей, что, как считает эколог, поможет защитить слонов от вымирания.

Источник: https://ria.ru/20170220/1488430342.html

WWF обвинили в убийстве браконьеров, в фонде рассказали о борьбе с ними в России | Милосердие.ru

Что делать, если обвиняют в браконьерстве?

В российской организации Всемирного фонда дикой природы (WWF)  назвали «домыслами из интернета» обвинения, выдвинутые против международных структур фонда в материале издания BuzzFeed.

В России WWF ведет борьбу с браконьерством, лишь инициируя и поощряя действия официальных структур, и оказывая поддержку жителям регионов обитания редких видов, заявил порталу Милосердие.

ru научный руководитель программы фонда по сохранению биоразнообразия Владимир Кревер.

По его словам, штаб-квартира международной организации инициировала проверку в связи с обвинениями в причастности фонда к финансированию вооруженных групп в Африке и Непале, в ходе борьбы с браконьерами терроризировавших местное население и совершавших убийства и другие преступления. Обсуждать конкретные утверждения BuzzFeed можно будет после завершения такой проверки, пояснил сотрудник WWF России.

«Разумеется, в каждой стране с браконьерами борются по-своему, — отметил Владимир Кревер.

— У международного фонда WWF есть единые правила, единая политика по учету мнения коренного населения в местах обитания редких животных.

Это касается не только вопросов борьбы с браконьерством, многие проекты так или иначе затрагивают интересы коренного населения. И эта политика очень жестко прописывает взаимодействие с ним.

WWF в России живет по этим же правилам. Надо понимать, что ни в одной стране, в том числе и в России, WWF не имеет своих бригад по борьбе с браконьерством. Это противоречит действующему законодательству.

Мы поддерживаем бригады по борьбе с браконьерством и иногда инициируем их создание, ходатайствуем об этом.

Но они создаются в соответствующих структурах — это может быть дирекция по охране животного мира субъекта РФ, региональные министерства по охране окружающей среды, отдельные особо охраняемые природные территории и так далее.

Разумеется, мы помогаем этим инспекторам — и снаряжением, и средствами связи, и техникой. Проводим тренинги и по правилам безопасности, и по правилам составления протоколов.

Надо понимать, что борьба с браконьерством в реальности — это всегда противостояние с вооруженными людьми. И конфликты бывают достаточно часто. Если посмотреть статистику по всей России, не только по территориям, где работает WWF — природоохранных инспекторов давят машинами, снегоходами, их топят, сжигают дома, уничтожают технику. Число пострадавших ежегодно исчисляется десятками.

Разумеется, права человека должны всячески соблюдаться. Но «по ту сторону баррикад» всегда находятся вооруженные люди, часто — с непредсказуемым поведением.

— Фонд может контролировать работу групп инспекторов?

— Нет, разумеется, представителей фонда там нет и быть не может. Мы далеки от инспекторской работы. Все эти бригады работают в правовом поле нашей страны. И за соблюдением ими законодательства, в первую очередь, следит прокуратура.

По данным Росохотрыболовлсоюза, который тщательно мониторит эту ситуацию, очень часто обвинения в адрес инспекторов бывают надуманными. Они инициируются задержанными браконьерами, которые часто обладают достаточными связями.

Инспекторы из пострадавших превращаются в обвиняемых — таких случаев немало.

— Фонд или его представители участвуют в расследованиях по делам о браконьерстве?

— В ряде случаев наши сотрудники выступают экспертами. Как правило, это бывает на Дальнем Востоке, когда речь идет об экспертизе застреленных браконьерами тигров. Там всегда нужно экспертное заключение: пол, возраст, состояние зверя, и т.д. Но не более того.

Все-таки мы скорее офисные работники.

Хотя при необходимости мы стараемся обеспечить и юридическое сопровождение, оказать юридическую поддержку, если инспектора оказываются в положении пострадавших или возникает ощущение, что виновные могут уйти от наказания.

Тогда разумеется мы стараемся обеспечить необходимую поддержку юридического процесса. Но надо понимать, мы общественная организация. И наши возможности крайне ограничены существующим правовым поле.

— Фонду известны случаи нарушения прав задержанных инспекторами браконьеров?

— Дело в том, что законодательство у нас устроено так, что инспектора не задерживают, не отвозят в тюрьму — для этого при необходимости вызывают сотрудников полиции, которые дальше ведут дело, если нарушение является уголовно наказуемым.

Лично мне не известны случаи таких нарушений — лишь эпизоды, когда инспекторов в чем-то обвиняли, но дальнейшее расследование, работа прокуратуры и суды, всегда показывали, что это был оговор со стороны браконьеров.

— Как мотивируется населения в регионах обитания редких животных? От их поголовья зависит благополучие людей?

— Мы не мотивируем население на борьбу с браконьерством, потому что этой борьбой должны заниматься специально подготовленные люди, она сопряжена с достаточно высокими рисками.

Местное население вовлекается в снижение уровня браконьерства. Мы понимаем, что оно имеет, как правило, социально-экономическую подоплеку. Если вынести за скобки хулиганящих «новых русских» и лиц, облеченных властью, то, как правило, люди начинают нарушать природоохранное законодательство просто в силу экономических причин.

То, что мы делаем для местного населения — как раз в основном социалка.

Развиваем социально-экономические инициативы в регионах. Например, в Саянах мы целый ряд бывших браконьеров «перековали»  — вместо того, чтобы браконьерить, в т.ч. и по ирбису, они сейчас занимаются расстановкой фотоловушек.

И как местные жители, прекрасно знающие свой регион, свои горы, они поставляют бесценный научный материал. Они «чувствуют» зверя, правильно выбирают места.

Физически выносливы, могут в отличие от кабинетных ученых фактически круглый год поставлять научную информацию.

За это им платят. Опять же, не мы — мы лишь инициировали процесс. Такие люди, как правило, становятся сотрудниками охраняемых территорий, работают в других общественных организациях.

Отдельно в ряде регионов есть программы малых грантов, позволяющие населению, кто захочет, разрабатывать бизнес-проекты. И если бизнес-план экономически обоснован, мы в ряде случаев даем возможность людям через систему малых грантов начать развивать свой бизнес, не завязанный на прямой, и тем более — незаконной эксплуатации природных ресурсов.

Те, кто расставляет фотоловушки, не борются с браконьерами, не имеют в этом личной заинтересованности?

— По действующему законодательству они на это не имеют права. У нас очень ограничен круг лиц, помимо силовых структур, имеющих право заниматься борьбой с браконьерством. К сожалению, этих людей катастрофически мало».

Источник: https://www.miloserdie.ru/news/v-wwf-rasskazali-kak-boryutsya-s-brakonerami-v-rossii/

Утка не Найдена: депутат Каменского райсобрания назвал обвинения в браконьерстве «очевидным заказом»

Что делать, если обвиняют в браконьерстве?

11.09.2019 08:33

Депутат Каменского района Алтайского края Евгений Найден прокомментировал появившуюся ранее информацию СМИ о том, что он вел незаконный отстрел дикой утки на территории Гоноховского сельсовета. В разговоре с корреспондентом ИА «Банкфакс» народный избранник заявил, что всегда был и остается законопослушным охотником, и у него есть лицензия.

Что же касается его недавнего задержания правоохранителями, то по убеждению Найдена, это был заказ со стороны давних недоброжелателей его семьи. Между тем факт административного правонарушения со стороны депутата-охотника агентству подтвердил еще один источник — государственный охотинспектор Минприроды Алтайского края Алексей Миронов, который лично занимался составлением протокола.

Найден же рассказал, что оплатит штраф.

По словам охотинспектора, он зафиксировал факт нарушения со стороны Евгения Найдена и его спутников 1 сентября и составил необходимые бумаги, которые были переданы в министерство.

К концу сентября 2019 года по ним будут вынесены решения. Пока же он не имеет права разглашать обстоятельства случившегося в интересах расследования.

Всю необходимую информацию Алексей Миронов пообещал предоставить «Банкфаксу» позже.

Между тем свою версию случившегося корреспонденту согласился представить сам Евгений Найден. В начале беседы он безапелляционно заявил, что не виновен в том, в чем его настойчиво пытаются обвинить.

По словам Найдена, он является заядлым, но добросовестным охотником, а потому уже много лет приобретает необходимые лицензии и разрешения на отстрел дичи.

Кроме того, за свой счет он оказывает всю необходимую помощь местному охотхозяйству, в том числе возводит дамбы, и даже организовал свой стан, который находится на границе той территории, где ему можно охотиться, и той, что принадлежит общественной организации.

«Я там все облагородил, сколотил беседку, поставил общий уличный туалет, содержу территорию в чистоте и порядке. На стане я обычно бываю со своими друзьями, но позволяю его посещать и другим охотникам. Мне не жалко, лишь бы убрали потом за собой», – рассказал собеседник.

Как пояснил Евгений Найден, до открытия охоты он приобрел в каменском охотхозяйстве лицензию на отстрел дикой птицы (копия имеется в распоряжении ИА «Банкфакс»), и 31 августа отправился на охоту вместе со своим товарищем.

Им удалось уложить несколько уток в пределах каменских угодий, после чего Найдена со спутником задержал руководитель охотничьего хозяйства «Гоноховское» ВОО СибВО ОСОО Николай Умаров. «Неправда, что он меня якобы случайно увидел. Он прекрасно знает, что в сезон охоты я постоянно нахожусь на стане, знает, чей он, поэтому не стоит делать вид, что наша встреча была случайной.

К нам подъехали, проверили лицензии, ружья, осмотрели машины, утку мы отстрелили на разрешенной нам территории, поэтому придраться было не к чему», – сообщил депутат.

Однако, по его словам, позже Умаров устроил за компанией настоящую слежку. Сам Найден объясняет такое внимание «заказом» со стороны команды бывшего главы Камня-на-Оби Валерия Горожанкина. 1 сентября Евгений Найден отправился на озеро, расположенное в границах территории, принадлежащей ВОО СибВО ОСОО на правах аренды.

«Я прекрасно знал, что нам там охотиться нельзя, поэтому даже ружья не взял с собой. Со мной в лодке был мой товарищ, который ружье прихватил, но подчеркну, что никто из него в уток на озере не стрелял. Мы отправились рано утром, чтобы мой друг, который был там впервые, просто увидел полет утки, и оценил красоту окрестностей.

Никакого умысла на отстрел у нас не было», – заверил собеседник.

Через какое-то время депутат заметил возле оставшейся на берегу компании автомобиль «Нива» и позвонил приятелям. Те сообщили, что к ним подъехал тот самый Николай Умаров и выясняет, что они делают на этих угодьях.

Евгений Найден принял решение вернуться на берег, чтобы разобраться в ситуации, а друга с его ружьем высадил на временной стоянке.

Уже на земле он попытался объяснить руководителю охотничьего хозяйства «Гоноховское», что они лишь катались на лодке, не собираясь охотиться на дичь, но тот не поверил и отправил моторку за оставшимся на озере товарищем Найдена.

В связи с тем, что при нем было обнаружено ружье, Умаров сообщил о задержании охотинспектору и сотрудникам Росгвардии, которые оперативно прибыли на место.

«Я им сразу предъявил лицензию на охоту, никакой дичи при нас не было, единственное, что у друга было с собой ружье, но ведь мы из него не стреляли, поэтому никаких нарушений с нашей стороны не было. Они же начали настаивать, кричать, в итоге решили оформить протокол на моего товарища. Я как гостеприимный хозяин решил, что в таком случае отвечать стоит мне, и в отношении меня тоже составили протокол (копия имеется в распоряжении ИА «Банкфакс»)», – пояснил собеседник.

Однако он уверен, что инспекторы в принципе не правы в данной ситуации. «Мне выпишут штраф в размере 1 тысячи рублей, по сути такой же, как если бы я охотился вообще без лицензии. Для меня это не деньги, я их заплачу, верну изъятое ружье и могу спокойно охотиться дальше. Вопрос в том, что я ничего не нарушал.

Они просто выполняют поручение наших недоброжелателей, которые в очередной раз пытаются вставлять палки в колеса, если не моему отцу и брату, так теперь мне. Даже ребята из опергруппы, которая приехала на место, в один голос говорили: «Из-за одной утки столько людей согнали, ладно бы хоть было крупное животное — козел или лось».

Всем очевидно, что это лишь повод насолить мне», – заключил Евгений Найден.

Напомним, накануне «Каменские известия» сообщили, что 31 августа — 1 сентября в ходе внепланового рейда на территории Гоноховского сельсовета Каменского района правоохранители задержали группу лиц, подозреваемых в браконьерстве.

Одним из них оказался депутат районного Собрания депутатов Евгений Найден. Ту же информацию ИА «Банкфакс» подтвердил и руководитель межрегионального военно-охотничьего общества Сибирского военного округа Юрий Куклин, на арендованных угодьях которого и были замечены нарушители.

Краевое Минприроды в свою очередь уже ведет расследование.

Источник: https://www.bankfax.ru/news/133470

Абсолютное право
Добавить комментарий