Что делать, если родители не позволяют ребенку в возрасте 13 лет учиться?

Почему благополучные дети сбегают из дома?

Что делать, если родители не позволяют ребенку в возрасте 13 лет учиться?

Вы считаете себя лучшими родителями на свете и  думаете, что ваш жизненный опыт – бесценен, хотя ваш ребенок, на самом деле, успевает узнавать за день больше, чем вы за неделю.

Конечно, вы любите свое чадо, вот только ваша любовь очень часто превращается в сплошное “Я-знаю-как-тебе-жить-я-знаю-как-тебе-быть”. А потом вы однажды приходите домой, а ваш ребенок исчез, в лучшем случае оставив записку.

Вы думаете, что не виноваты в этом? Как бы ни так!

В Беларуси ежегодно в органы внутренних дел Республики Беларусь поступает  около 2 тысяч заявлений и обращений граждан о безвестном исчезновении детей.

Подавляющее большинство ушедших из дома или интернатных учреждений детей находятся в течение одних-трех суток. Однако некоторые из пропавших остаются не разысканными на протяжении многих лет.

Так, на 1 января 2014 года по данным МВД не разыскано 62 ребенка, 35 из них – свыше 5 лет, 5 – от 3 до 5, 10 – от 1 года до 3 лет.

Товарищи родители, подумать не хотите ли?

Вы думаете, что главное в жизни вашего ребенка – это вы, ну и еще школа. О, этот повсеместный родительский заговор “Учитель-всегда-прав”.

Вам никогда и ни за что не доказать, что учитель – это всего лишь человек, и не всегда хороший и умный.

Вы даже представить не хотите, что некоторые будущие учителя поступают в педагогический, потому что там конкурс меньше, а потом учат детей, ненавидя их от всей души.

Вам не нравятся друзья ваших детей, для них у вас прибережен рефрен “они на тебя плохо влияют”. И хорошо, если заботливые мама и папа говорят это своим детям, а не тем самым друзьям.

Наряды детишек громогласно ужасают не только вас, но и всех многочисленных родственников, а невинный пирсинг в пупке скрывался от папы три месяца.

От вас только и слышно: “Делай уроки, ложись спать, сделай тише музыку, где шляешься, убери бардак в комнате, из тебя ничего не получится, как ты разговариваешь с родителями, мы тебя кормим-поим, помой посуду, ты без нас никто, прекрати жевать жвачку…” Вы можете говорить это до бесконечности.

Самое интересное, что вы и вправду считаете это формой выражения заботы и проявления любви.

Хмм, а вы, мама двоих детей, во времена, когда этих детей еще не планировалось, обрадовались, если бы ваш будущий муж проявлял свою любовь именно таким навязчивым способом? Явно после таких “ухаживаний” у вас бы до детей дело не дошло. Так почему вы делаете свою родительскую любовь таким тяжелым бременем для своих детей?

У детей и подростков очень хрупкая, чувствительная психика. И может наступить момент, когда во время очередного промывания мозгов они не выдерживают и выбирают только один выход – уйти из дома. Причем вопрос “Куда?” даже не поднимается. В воздухе висит только вопль “От кого?”.

Ваш ребенок – с другой планеты

То, что вы живете на разных планетах, стало для вашего ребенка ясно лет в шесть. И с тех пор он считает собственных родителей инопланетянами, и думает, что от пришельцев ничего хорошего ожидать не приходится.

И мечтает ваш ребенок о том, как неплохо было бы получить пособие “Как выжить среди родителей”. А вам, родители, не помешало между заботами о насущном хлебе ребенка хоть однажды задуматься, что он, как ни странно, не ваша собственность.

Но вы живете на разных планетах, у вас в ушах огромные клоки ваты, и никакие слуховые аппараты здесь не помогут.

Короче, ваш ребенок собирает рюкзак и уходит. Прекрасно. А дальше начинается жизнь. Довольно невкусное лекарство от иллюзий.

Как это бывает

Пятнадцатилетняя Аня ушла из дома, поссорившись с мамой из-за оценок. Хлопнула дверью и пятеро суток не давала о себе знать.

Пока родители обзванивали больницы и морги, милая барышня спокойно отрывалась у своей подружки, родители которой были в командировке, и которая, невинно гладя в глаза Аниным родителям, вещала о том, что не видела Анечку уже давно, потому что в школу она ходить отчего-то перестала. Закончилась вроде бы невинная история плохо.

С одноклассниками девочки пили водку дома у той самой подружки. Аня сидела на подоконнике открытого окна и, потеряв равновесие, упала вниз. Сломала позвоночник. И теперь никто не знает, сможет ли она когда-либо ходить.

Сергей был единственным ребенком в семье. Мама и папа, научные работники, относились к сыну с обожанием, он хорошо учился и ничем криминальным себя не проявил. Но, начиная с шестого класса, стал постоянно убегать из дома. Находили его в самых разных точках республики, и несколько раз даже за ее пределами.

Родители не могли с этим справиться, искали причины в себе и в школе, в отношениях с друзьями и первой любви. Когда Сергею исполнилось 18, он отправился служить в армию. Несколько раз сбегал и оттуда, что создавало уже проблемы с законом.

Наконец догадались обратиться к психологу, который и сказал, что у Сергея – болезнь, которая не позволяет человеку контролировать такие свои порывы и которая с годами будет усугубляться.

Оля ушла от мамы и папы с твердым желанием никогда их больше не видеть. Они запретили ей встречаться с любимым мальчиком Сашей, без которого, Оленька, разумеется, не могла прожить и дня. Мальчик о ней “позаботился”, поселил в подвале многоэтажки, где у их компании была “камора” (место для вечерних тусовок и прогуливания школы).

Кормил котлетами, принесенными из дома, и всячески радовался ее крутому поступку. Правда, почему-то не захотел присоединиться к любимой и спокойно жил себе дома. После двух недель такого вольного проживания ночью на Олечку наткнулся пьяный бомж. Он ее изнасиловал и смылся. Она вернулась домой, но вряд ли скоро захочет вообще с кем-то видеться.

Игорь сбежал от родителей просто потому, что они его не понимали. А папа у Игоря был большой милицейский начальник, очень властный и авторитарный человек.

Парадокс состоит в том, что пока товарища искала все городская и даже республиканская милиция, он преспокойно обитал на минском вокзале, каким-то чудом просачиваясь через постоянные облавы на беспризорников. Подружился с вокзальными бродяжками и даже успел завоевать у них авторитет. Путешествовал по стране и чувствовал себя абсолютно свободным и счастливым.

Когда его все-таки вернули домой, сказал, что при первом же удобном случае убежит снова. Но решил вопрос по-другому. После девятого класса поступил в училище в другом городе и домой старается приезжать как можно реже.

…Может быть, эти истории благополучных детей покажутся просто глупыми в сравнении с бедами тех, кто уходит от побоев и скандалов родителей-алкоголиков, от постоянно сменяющихся сожителей своих мам, от банального голода. Но от этого ситуация не становится лучше.

О чем они думают, сбегая?

Далеко убежать удается немногим. Денег маловато или нет вообще. Жить негде, потому что все друзья вашего ребенка – такие же благополучные детки, живущие с мамами и папами. Уличные компании ваше чадо пугают с раннего детства. Это хорошая сторона. Но есть и плохая.

Возвращаться домой вашему ребенку уже просто страшно. И еще он хочет отстоять свою позицию. О'кей, пусть доказывает, какой он еще маленький и несдержанный, пусть хлопает дверью и устраивает истерики.

Когда чадо найдется и вернется через несколько дней, вы, конечно, не станете его ругать. Вы будете ему очень рады, будете ходить вокруг него на носочках и сдувать налипшую за время длинной прогулки пыль.

А потом начнется все заново. И будет продолжаться снова и снова. Не до бесконечности.

Ровно до того момента, как ваш ребенок докажет вам, что уже взрослый и самостоятельный человек, может принимать важные решения и планировать свою жизнь.

Не ждите рецидивов, объясните своему ребенку, что для того, чтобы изменить свою жизнь, нужно измениться самому. Иначе – никак. Он, конечно, принадлежит только себе, но для того, чтобы иметь на себя все права, и он, и вы, его родители, должны точно знать, что он способен управлять таким сложным механизмом.

Что делать родителям, когда ребенок ушел из дома?

Сразу же вспомните все, о чем чадо говорило в последнее время. Обзвоните всех знакомых и друзей вашего ребенка, причем разговаривайте не только с детьми, но и их родителями, прося их об адекватных действиях, в случае, если ваш ребенок появится в их поле зрения. Позвоните своим родственникам и знакомым, опросите их.

Проверьте, не пропали ли из дома деньги и ценные вещи. Попытайтесь определить, какие вещи ребенок взял с собой, какую одежду, возможно – книги. Все это тщательно проанализируйте.

Если пропажу ребенка обнаружили вечером – обязательно позвоните классному руководителю, а утром отправляйтесь в школу и опросите всех одноклассников. Вспомните или узнайте у сверстников, где и с кем ваш ребенок чаще всего проводил свободное время, кому мог сообщить о своих планах.

Если вы не видите никаких признаков сознательного ухода ребенка из дома, позвоните в скорую помощь, узнайте, не доставлялся ли туда ваш ребенок, став жертвой несчастного случая. Позвоните в милицию, узнайте, не был ли ребенок задержан – у детей часто не бывает с собой документов, и они не желают (не могут) сказать, как их зовут и куда можно позвонить родителям.

Если все эти действия не принесли результата, срочно обратитесь для организации поисков ребенка в соответствующие органы.

Идите в районное отделение милиции, взяв с собой документы на ребенка и его фотографии. В отделении милиции пишите заявление и подавайте в розыск.

Сотрудники милиции обязаны по первому требованию принять у вас заявление, никакие халатные отговорки “Побегает и вернется” не принимайте.

Далее вы идете к инспектору по делам несовершеннолетних, оставляете ему фотографию ребенка и всю информацию, которая у вас есть.

Продолжайте звонить ближайшим друзьям ребенка, акцентируя внимание на том, что вы очень его любите, волнуетесь, ждете его дома и совсем не сердитесь.

Можете обойти всех друзей, поговорить — ничего не стоит спрятать под кроватью девочку 13 лет так, чтобы родители даже не догадывались, что в доме есть кто-то еще. К тому же личный контакт, возможно, заставит друзей “расколоться”, если они знают, где прячется ваше чадо.

Применяйте хитрость, говорите: “Я точно знаю, что ты в курсе, потому что Сережа говорил, что доверяет тебе все свои секреты, и если что-то случится, скажет только тебе”.

Найдя своего сына или дочь, не нападайте на него сразу с расспросами. Но через некоторое время попытайтесь поговорить на тему побега, узнать, что послужило его причиной, постарайтесь понять своего ребенка и найти взаимопонимание с ним. Помните о том, что вы – не надсмотрщик на галерах, и вашей целью не должно быть тотальное навязывание ребенку своих взглядов на жизнь.

Материал подготовлен при содействии психотерапевта Леонида Шемлякова

Источник: https://interfax.by/news/obshchestvo/society-different/32742/

Как заставить подростка соблюдать ваши правила

Что делать, если родители не позволяют ребенку в возрасте 13 лет учиться?

Смысл любого наказания в его эффективности. Важно, чтобы человек не только понял, что какие-то его действия недопустимы, но и не поступал так в дальнейшем.

Добиться от подростка соблюдать ваш свод правил — довольно сложно. Ещё сложней порой принять решение о его наказании.

Как именно нужно наказывать своих подросших детей и как добиться от них послушания — в материале психолога Татьяны Никитиной.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Нужно ли наказывать

Считается, что самые действенные наказания всегда основываются на страхе испытать неприятные физические или моральные ощущения.

Но времена, когда детей за проступки в конце недели били розгами или ставили коленями на горох, к счастью, остались в прошлом.

Постепенно вслед за розгами исчезает ремень, а значит, можно надеяться, что канут в лету и оскорбительные пощечины, и обидные затрещины, и унижающие слова. По крайней мере, в цивилизованных семьях.

Однако семей, вырастивших ребенка, которому к подростковому возрасту уже никаких наказаний не требуется и достаточно только разговора по душам, все равно немного.

Как немного и подростков, которые не врут (ну или почти), поддерживают в комнате порядок, пропускают школу только с согласия мамы-папы, приходят домой вовремя и не заставляют родителей сходить с ума, потому что «аппарат абонента выключен…».

Как нужно реагировать, чтобы проступки подростков больше не повторялись?

Можно ли избежать наказаний? А если наказывать, то как избежать при этом обид, психологических травм, да и просто ухудшения отношений с подростком?

Есть семьи, где взрослые применяют тип воспитания, носящий в педагогике название «сотрудничество». Родители стремятся не опекать ребенка, а оказывать ему поддержку во всех сферах, особенно — в эмоциональной.

Ребенку дается достаточно самостоятельности, но взрослый все время находится рядом, готовый вовремя прийти на помощь, поддержать, успокоить, объяснить. Членов таких семей объединяют общие ценности, традиции, они испытывают эмоциональную потребность друг в друге.

Когда дети, выросшие в таких семьях, достигают подросткового возраста, то проблема наказаний, как правило, не стоит. Достаточно разговора, разъяснения и осознания своей вины.

Но в большинстве семей, а особенно в тех, где применялись такие стили воспитания, как авторитаризм или гиперопека (или оба сразу), или ребенок рос в условиях противоречивых инструкций, получаемых от разных членов семьи, с осознанием вины и взаимопониманием между родителями и детьми есть проблемы. И поэтому добиться желаемого поведения родители могут только при помощи системы контроля и ограничений — иными словами, наказаний.

Безусловно, есть выбор. Не хотите наказывать — не наказывайте. Повторяйте по сто раз, делайте все за ребенка сами, надейтесь, что с возрастом это пройдет, до бесконечности объясняйте и говорите по душам.

Действительно, вам что сложно убрать бардак в его комнате? Не первый же раз? Не чистит зубы? Не моет голову? Ничего, влюбится — эта проблема отпадет.

Прогуливает школу? Его дело! Не можете же вы, в конце концов, бросить работу и сопровождать его повсюду? Пора уже самому брать на себя ответственность.

Такой стиль воспитания иногда называют «попустительским», но и он имеет право на существование. Да, родители закрывают глаза на многие нежелательные моменты в поведении своих подросших детей. И надеются, что с возрастом все само собой изменится. Не всегда это заканчивается чем-то плохим.

Приходит время, неорганизованные подростки вдруг меняются, перестают опаздывать, начинают проявлять внимание к домашним обязанностям. Обычно такие изменения происходят, когда подросток на самом деле сам берет на себя ответственность за свое поведение, и часто совпадают с появлением собственной (а не навязанной родителями) цели.

Или подросток, «переболев» протестами, вдруг на той или иной почве сближается с родителями.

Но есть подростки, с которыми применять «попустительский» стиль воспитания опасно. Согласно классификации знаменитого психолога Юлии Гиппенрейтер, это прежде всего дети с явно выраженными чертами неустойчивого, напряженно-аффективного и демонстративного характера.

С такими подростками не обойтись без строгости в воспитании. То есть без четких правил, инструкций и наказаний за их невыполнение.

А еще есть проступки, не отреагировать на которые невозможно даже самым продвинутым родителям (например, воровство, драки, употребление алкоголя, наркотиков).

Как наказывать

Универсального рецепта «правильного наказания», который бы подошел семье с любой системой ценностей и ребенку с любым типом характера, нет. То, что работает в одних случаях, оказывается бесполезным в других.

Но все же есть одно общее правило, которому важно следовать в контексте применения любых санкций по отношению к подростку: система правил и наказаний должна быть подростку предельно ясной. Правила и санкции за их невыполнение должны быть прозрачны, однозначны и известны заранее.

Поэтому если у вашего ребенка подростковый возраст проходит непросто, найти общий язык кажется невозможным, и вы все время натыкаетесь на протестное поведение, попробуйте создать свою собственную внутрисемейную систему правил.

Внутрисемейные правила поведения — это своего рода правила дорожного движения. В ПДД четко расписано, что разрешено, что запрещено и как наказывается несоблюдение. Не будь ПДД — на дорогах бы царил хаос.

Хаос начинает царить и в некоторых семьях, где есть непростой подросток, противоречивые инструкции со стороны родителей, но нет свода ясных и однозначных правил поведения.

Если в семье недостаточно уважения друг к другу, а ребенок не готов взять на себя ответственность за свое поведение, то заставить ребенка подчиняться правилам непросто.

Нередко подросток просто обучается обходить систему правил, оставаться непойманным, увиливать и так далее. И все же смысл четко обозначить правила есть.

Реакция подростков на внутрисемейные правила во многом напоминает отношение водителей к ПДД. Есть водители, которые соблюдают ПДД и крайне редко их нарушают и, соответственно, редко бывают оштрафованы.

Эти водители внутренне согласны с правилами и считают их достаточно справедливыми (или боятся санкций, что тоже не редкость). Другие водители не все правила считают справедливыми и не всегда готовы их соблюдать, но «принимают правила игры» — то есть они согласны понести наказание, если будут пойманы на нарушении.

А еще есть водители, которые не хотят принимать правила игры, причисляют себя к избранной группе тех, кому можно то, что нельзя другим. Здесь в ход идут всевозможные ксивы, мигалки и другие атрибуты исключительности.

Что-то похожее есть и в поведении некоторых подростков, которые способны на невероятные ухищрения, лишь бы вести себя так, как они сами считают нужным. Но даже для них наличие правил является некоторым сдерживающим фактором.

Как составить внутрисемейную систему правил

Вот последовательность шагов, которую важно использовать, если вы решили, что слов недостаточно, и вашему ребенку все же нужны «рамки». Эти шаги минимизируют возможные негативные последствия наказания, а также позволяет свести на нет игнорирование установленных вами правил.

1. Список

Составьте сначала для себя список тех правил, которые хотели бы, чтобы ваш ребенок соблюдал. Возможно, в дальнейшем вы захотите их дополнить или внести правки, но сейчас обозначьте основные.

2. Уточнение

Уточните свои требования. Ребенку важна конкретика. Например:

Неправильно: «Не гулять поздно».

Правильно: Приходить домой не позднее 22.00.

Неправильно: «Всегда быть на связи».

Правильно: «Отзваниваться каждые три часа. Перезванивать после пропущенных вызовов не позднее чем через 20 минут».

Ваши правила должны быть максимально четко сформулированы, ведь за несоблюдения предполагаются санкции.

Неправильно: «Не прогуливать школу».

Правильно: «Не пропускать школу без уважительной причины. Уважительная причина согласовывается».

Определитесь, что будет считаться прогулом. Например, ушел из школы, потому что отменили последний урок, — считать это прогулом? Договоритесь, как поступать в спорных ситуациях и за кем последнее слово. «Не пошла на физру, потому что болела коленка».

Нужно ли было позвонить вам и получить согласие на этот пропуск? А может быть, вы лояльный родитель и разрешите своему подросшему ребенку пропускать пять уроков в месяц без объяснения причин. Суть одна — как можно четче обозначьте свое требование.

3. Обсуждение

Обсудите с ребенком каждое из ваших требований, объясните, постарайтесь найти слова, почему это так важно для вас. Расскажите искренне, что вас волнует. Почему вы хотите, чтобы было так, а не иначе. С какими еще причинами это связано. Например, быть дома после 22.00 — это еще и требование закона для детей до 16 лет.

Важно, чтобы ребенок понял, что это не ваша «прихоть». Хотя и на «прихоти» вы имеете право. Так же, как и он. Он хочет коку и пиццу по субботам (хоть и знает, что это вредно), а вы хотите порядок в его комнате, грязные вещи в баке для грязного белья, потому что чувствуете себя плохо, когда вокруг бардак, а тратить полсубботы на уборку не хотите.

Выслушайте мнение ребенка и обязательно внесите коррективы в предложенные вами правила. Пусть немного, пусть в мелочах. Но подростку важно, что его мнение учитывается. Мотивации выполнять установленные правила будет значительно больше.

4. Санкции

Назначьте санкции или наказания за нарушения правил. Этот пункт важно составлять вместе с ребенком. Лучше, если санкции будут дифференцированными (вторичное нарушение карается строже). Чаще используйте прием «Представь себя на моем месте»: «Что бы делал ты, если бы ты был родителем? Как ты бы вел себя в такой ситуации? Какое наказание применил?».

Не отходите от договоренностей. Для психики ребенка, в том числе большого, очень вредно, когда за один и тот же поступок его то наказывают, то нет.

5. Согласие

Перечитайте свой свод правил вместе и добейтесь согласия ребенка по каждому пункту. Если удобней, ставьте плюсики в конце каждого пункта (в идеале три — оба родителя и ребенок). Это самый сложный и самый важный момент.

6. Правила для родителей

Для многих родителей этот шаг немыслим. И еще часть родителей считает это «заигрыванием с ребенком». Но подростки заслуживают того, чтобы мы считались с их мнением, а не отвечали в духе «это мое дело», «не тебе мне указывать», «создашь свою семью, там и будешь командовать». Так что шаг необязательный. Но строптивому подростку такой подход кажется более честным. Попробуйте.

Спросите ребенка, что ему остро не нравится в вашем поведении. Например: заходить в комнату без стука, названивать по 10 раз, когда он с друзьями, курить на кухне (или вообще курить!), обещать и не выполнять, чрезмерный контроль и так далее. Включите в список пункты которые вы сами обязуетесь исполнять (с санкциями, безусловно).

Почему правила — это не навсегда

Есть дети-аккуратисты, которые ненавидят беспорядок, поэтому сами без проблем поддерживают чистоту и порядок. А еще есть родители, которые приучили своих детей наводить порядок без напоминаний давным-давно, в доподростковом периоде.

Эти родители отсутствие порядка считают недоработкой своих нерадивых «коллег»: мол, не надо было забивать на воспитание раньше, надо было работать над этим ежедневно. А теперь ребенок ни в чем не виноват.

Именно это говорил мне мой друг Федор каждый раз, когда я жаловалась ему на бардак в комнатах своих детей и сетовала на то, что никак не могу их заставить поддерживать порядок. Федор хвастался порядком, который всегда был в комнатах его детей, когда те были подростками.

И я испытывала вину за предыдущие упущения в воспитании, корила себя за слабость характера и непоследовательность в применении обещанных наказаний. Эх, вернуть бы то время, когда из-за чашечки кофе или приятной болтовни с подругой мне было лень проверить, что творится в комнате сына или дочки, а потом заставала их спящими посреди хаоса (и не будила, чтобы убрались). Да, мы с мужем сами виноваты.

И вот однажды мы приехали с Федором в квартиру его образцово-показательного сына, которую тот снимал во время стажировки после окончания университета. Сын знал о визите папы со вчерашнего вечера.

Тем не менее представшая нашему взору картина впечатлила меня, видимо, на контрасте от ожиданий: разбросанная одежда, хаотично расставленные стопки книг, журналов и бумаг, пустые пивные бутылки повсюду, а местами и консервные банки вперемешку с червячками носков и даже пепельницы с окурками! Надо сказать, что сам Федор не маниакальный, но аккуратист, а порядку в его холостяцком шкафу позавидовала бы любая женщина! Встреча папы и сына была связана с передачей запасного ключа от машины и длилась 15-20 минут. Мы выпили кофе (для которого сын долго искал чашки). Отец не спросил, а сын и не думал извиняться за «некоторый беспорядок». Мне было странно, почему он хотя бы поверхностно не убрался перед приходом папы, с которым у него очень близкие и доверительные отношения.

Признаюсь, что в душе я в некотором смысле ликовала. Ведь Федор постоянно приводил мне в пример своих детей и свой педагогический дар. На мой вопрос «почему», Федор ответил: «Наверное, ему так нравится. Он уже большой, и это его дело».

А я спрашивала саму себя: как добивался Федор порядка в комнатах своих детей? Или они просто очень уважали своих родителей, поэтому подчинялись их инструкциям? Какой-то однозначный вывод из этой истории я делать не стала.

Но все же подумала о том, что семейные правила, даже в случае следования им детьми (как в описанном примере), — не всегда гарантия того, что поведение, которого хотят добиться родители, приживется и станет частью взрослой личности.

Источник: https://mel.fm/otnosheniya_s_detmi/9802564-rules

Календарь развития ребенка: младший подростковый возраст 11–13 лет

Что делать, если родители не позволяют ребенку в возрасте 13 лет учиться?

  • Рекомендации специалистов
  • 7-12 лет
  • подросток
  • личность ребенка

Многие специалисты считают, что современные дети достигают подросткового возраста гораздо раньше, чем прошлые поколения: не в 13–14, а с 11 до 13 лет. Что такое «быть подростком» понятно каждому, ведь любой взрослый человек проходил этот период.

Именно с 11 до 13 лет родители еще могут повлиять на формирование личности, характера и привычек ребенка. О том, как родителям и детям подготовиться к «самому трудному возрасту», рассказывает Я – Родитель.

Физическое развитие ребенка

Тело ребенка начинает стремительно меняться. У девочек этот процесс происходит быстрее, у мальчиков – чуть медленнее. Ребенок может очень резко прибавить в росте, масса тела может как увеличиться, так и снизиться. Начинается половое созревание.

У одних детей изменения на физиологическом уровне могут начаться раньше, у других – позже. Из-за того, что тело резко поменялось, у ребенка нарушается координация.

Подростки бывают немного неуклюжими, потому что пока только привыкают к своему новому облику.

Интеллектуальное развитие

Ребенок в этом возрасте учится аргументировать, доказывать свою точку зрения, у него активнее развивается абстрактное мышление. Тем не менее, подростки часто живут сегодняшним днем. Они не думают о последствиях своих поступков. Например, могут попробовать курить, хотя знают, как плохо это сказывается на здоровье. Но ребенок не задумывается, что эти последствия коснутся именно его.

Психологическое развитие

Чаще всего ребенок сосредоточен на общении со своими сверстниками. Учеба отходит на второй план. Помимо общения с друзьями может возникать тяга к противоположному полу. Дружба в этом возрасте очень экспрессивна, ее может разрушить любая ссора. В целом ребенок может стать агрессивнее, эмоциональнее. Или, напротив, «уйти в себя».

1. Дарите ребенку книги о подростках

С 11 до 13 лет с ребенком происходит множество разных изменений. Конечно, взрослеющему человеку хочется быть уверенным, что с ним все в порядке. Многие вещи родители могут рассказать сами.

Иногда дети самостоятельно задают вопросы. Но часто мамы и папы боятся перегнуть палку излишними откровениями.

Поэтому проще всего подарить ребенку книгу, в которой будет простым языком написано о физиологии подростков.

2. Следите за питанием

При раннем взрослении девочки чувствуют необходимость быть привлекательными для мальчиков, и наоборот. Но на пути к красоте есть препятствия – лишний вес, прыщи.

Для подростка очень важно правильно подобрать питание. Следует проследить за наличием в холодильнике большого количества овощей и фруктов. А вот выпечку, жареное и острое лучше исключить.

В погоне за идеальным весом подросток может начать голодать – этого лучше избегать.

3. Следите за настроением

Быстро меняющийся под давлением гормонов эмоциональный фон – идеальная среда для депрессий. Не «отмахивайтесь» от проблем ребенка, даже если они кажутся вам пустяковыми. В то же время не стоит выводить подростка на разговор «по душам».

Предоставьте инициативу самому ребенку. В случае затяжного плохого настроения уделяйте ему больше внимания, проведите вместе выходной день. Если ребенок ходит угрюмым в течение долгого времени – возможно, это повод для обращения к специалистам.

4. Смотрите вместе с ребенком фильмы о таких же, как и он

Детям в возрасте с 11 до 13 лет свойственно преувеличивать собственные проблемы. Любой пустяк может оказаться трагедией. Дайте понять ребенку, что все его трудности можно решить. Подберите несколько хороших книг и фильмов о подростках с позитивным окончанием.

https://www.youtube.com/watch?v=9xZbMwlijgM

Если переживания сильные, вы можете вместе с ребенком сочинить историю о том, как похожий на ребенка герой находит выход из сложной ситуации.

Какова роль родителей в процессе половой самоидентификации и какие фильмы стоит посмотреть взрослеющим мальчикам, расскажет эксперт сайта, клинический психолог Екатерина Блюхтерова.

5. Выполняйте обещанное

Подростку свойственно во всем сомневаться. Он по-другому осознает окружающий мир. Для того, чтобы сохранить доверие ребенка, взрослым необходимо следить за выполнением своих обещаний. И наказания, и поощрения должны реализовываться в обозначенные родителями сроки. Это касается не только треугольника «мама-папа-ребенок», но и самих родителей, отношений внутри семьи.

6. Интересуйтесь жизнью ребенка

Родителям подростка стоит интересоваться не только оценками в школе, но и другими делами, которые волнуют ребенка – отношениями с друзьями, учителями, его первой любовью.

Не стоит навязывать ребенку откровенный разговор, а потом, узнав что-то, что не с лучшей стороны характеризует подростка, ругать его. Цените любую доверительную беседу с ребенком.

Если он о чем-то рассказывает, это действительно важно.

7. Позволяйте ребенку принимать решение

Самый большой талант родителя – это умение вовремя начать отпускать своего ребенка. Конечно, дети с 11 до 13 лет еще требуют опеки и контроля.

Тем не менее, есть решения, которые подросток должен принимать самостоятельно. Ведь именно в этом возрасте формируется личность ребенка.

Позволяйте школьнику самому выбирать себе одежду, оформлять интерьер своей комнаты, прислушивайтесь к его мнению.

8. Следите за соблюдением режима сна

Подросткам необходим сон на протяжении восьми-девяти часов. Без соблюдения режима сна невозможно учиться и выполнять физические нагрузки в том количестве, которое приходится на этот возраст. Сам подросток может этого не понимать.

Чтобы не идти на конфликт, стоит обозначить четкие правила внутри семьи. Одно из них – время «отбоя». Важно, чтобы родители тоже соблюдали это правило.

Слова «мы взрослые, а ты должен слушаться» только увеличат пропасть между родителями и ребенком.

9. Проведите профилактику вредных привычек

К сожалению, табакокурение, наркомания и токсикомания в России постоянно «молодеют». В первый раз сигарету или психоактивные вещества дети часто пробуют именно в 12–13 лет.

Не стоит начинать подозревать ребенка на пустом месте. Не нужно ругаться и пугать страшными последствиями. Все разговоры на «острые» темы должны быть уравновешенными и происходить в те моменты, когда и родители, и ребенок спокойны и эмоционально расслаблены.

10. Не переставайте проявлять вашу любовь

Конечно, подросток должен осознавать, что он взрослеет, увеличивается его ответственность. Но это не повод для родителей дистанцироваться от ребенка.

Родители могут называть школьника ласковыми словами, как и раньше, и ненавязчиво проявлять свою заботу. Подросток нуждается в любви не меньше, чем маленькие дети.

Часто именно эта любовь и служит надежным тылом, который позволяет ребенку противостоять проблемам, соблазнам и расти уверенным в себе взрослым человеком.

Елена Кононова

Какой тип личности у вашего ребенка?

В подростковом возрасте оформляются основные черты личности, которые потом начинают проявляться во всех сферах жизни. В новом тесте Я – Родитель предлагает выяснить тип личности вашего ребенка

Пройти тест

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/kalendar-razvitiya-rebenka-mladshiy-podrostkovyy-vozrast-11-13-let/

Хамит, не учится, торчит в телефоне: что делать с трудным подростком

Что делать, если родители не позволяют ребенку в возрасте 13 лет учиться?

Что делать с подростком, если кончились воспитательные методики, а ситуация окончательно зашла в тупик? Известный петербургский психолог Екатерина Мурашова рассказывает об этом в своей новой книге «Дети взрослым не игрушки». Публикуем на «Матронах» главу из издания. 

В своих материалах и х к ним я, несомненно, об этом уже упоминала. И, кажется, даже не один раз. Но, возможно, была не особенно внятна. И это было «когда-то». А прямо сейчас ко мне то и дело обращаются семьи с похожи­ми комплексами проблем, которые отчаявшимся родителям кажутся нерешаемыми.

И «к психологам» они, как правило, обращались не один раз, и «ничего нам не помогло». Но об­ращение к психологу само по себе и не может помочь в таких ситуациях, когда вся семья должна много и довольно долго работать на разрешение проблемы.

Тем паче что эти обра­щения сознательно или бессознательно формулируются ро­дителями начиная с оборота «скажите, пожалуйста, как нам сделать так (или даже «сделайте так»), чтобы он… (перестал хамить, начал учиться, не сидел постоянно у компьютера и т.д.)». То есть сразу первая (и роковая) ошибка: обращение направлено на «кого-то».

Это «он» или «она» должен изменить­ся. Но мы (каждый из нас) не можем изменить никого. Только себя. Но когда мы меняемся, все вокруг нас тоже меняется. Точно неизвестно как, но меняется неизбежно.

Поэтому я попробую еще раз. Подробно и по порядку. Во-первых, откуда название?

Когда я была маленькой, в нашем «дворе объедков» в са­мом центре Ленинграда каждый день на много часов соби­рался и как-то внутри себя взаимодействовал довольно раз­ношерстный детский коллектив.

Дети были 1) разного возра­ста (от 6-ти до 16-ти); 2) из семей разного достатка и разных «уровней интеллигентности»; 3) разные по национальности, воспитанию, умственному развитию; 4) с разными темпера­ментами и степенью агрессивности. Далеко не все дети лю­били друг друга или даже относились нейтрально.

Многие кого-то недолюбливали, а некоторые так и прямо враждовали между собой. Но двор у нас был на всех один, кроме врагов, в нем играли друзья и приятели, и пойти «после школы» ку­да-то еще (или тупо сидеть дома) было просто невозможно — вся детская внешкольная социальная жизнь протекала внизу, прямо под окнами.

Существовали еще два «соседних двора», но там были свои коллективы, с которыми у «нашего двора» были отдельные, достаточно ксенофобические отношения.

Перечисленных пунктов, я думаю, достаточно, чтобы понять: конфликтов при детском дворовом взаимодействии возникало множество, и самых разных.

Часть из них разрешалась быстро и сразу, без всякого вмешательства со стороны. Кто-то обиделся и ушел (до за­втра), кого-то согласно выгнали из игры за нарушение правил, кто-то кого-то стукнул, а потом помирились и играют дальше.

Кто-то с кем-то «раздружился на всю жизнь» (опять же до по­недельника).

Потом образовались две временные, враждую­щие и не общающиеся друг с другом коалиции, разрушенные через неделю или месяц чьим-то «предательством» или двумя «перебежчиками».

Все это, описанное выше, похоже на жизнь обычной се­мьи, не правда ли? Разные возраста, характеры, в одном пространстве, далеко не все и не всегда сгорают от любви друг к другу… Ну и по времени также, если не больше: мы же про­водили во дворе, в тесном межличностном взаимодействии по четыре-семь часов в день. А сколько часов в день вы плотно общаетесь не со своим гаджетом, а со своими домашними?

Где-то у меня были результаты моего же собственного эксперимента: среднее время общения родителей со своими детьми-подростками (в благополучных семьях!) — одинна­дцать минут в день.

Могу сказать за себя: два-три раза в неделю по часу с деть­ми и мамой — по телефону, около часа в день лично — с мужем. Еще около двух часов в день — с собакой, сурикатом и прочей живностью. Во дворе своего детства — вот ей-же-ей — я об­щалась гораздо больше.

Екатерина Мурашова

Иногда (и не сказать чтоб очень редко) в этом дворе за­кручивался спиральный узел общего и нерешаемого на вид конфликта. Все орут, кто-то кого-то валтузит, кто-то пытается их растащить, кто-то уже размазывает юшку по физиономии, в воздухе висят оскорбления по национальному признаку, оценки уровней умственного и физического развития про­тивников и обещания сношений в особо извращенной форме.

И вот в этом-то случае неформальные лидеры двора (обычно это были два-три старших подростка, один из них по­чти всегда во дворе присутствовал в качестве «смотрящего») применяли методику, о которой я веду речь.

Они несколько раз особым образом хлопали в ладоши (согнутые чашечкой ладони, получается очень громко, что-то вроде акустического удара) и дико орали: «Все! Сделали! Два! Шага назад!» Задача услышавшего этот призыв была проста.

Нужно было немед­ленно прекратить то, что ты делаешь (бить, вопить, отнимать, растаскивать и т. д.), поднять голову, мысленно оценить, где центр потасовки, и от этого центра два раза шагнуть или от­ползти на адекватное двум шагам расстояние (если уже ле­жишь) .

Если кто-то призыва не услышал (не захотел ему по­следовать) и продолжал агрессировать, то он моментально оказывался в вакууме (например, молотящим кулаками воз­дух) и тоже, конечно, прекращал — выглядеть невменяемым дураком никому не хочется даже в детстве.

На некоторое время (обычно минута-две) сцена замирала. Кто-то выдыхал, кто-то оглядывался удивленно, кто-то всхли­пывал, кто-то медленно поднимался с асфальта и отряхивал пальто и рейтузы, кто-то продолжал беззвучно бормотать ос­корбления или оправдания себе под нос.

Потом лидеры двора шли между замершими фигурами и разбирались (признаю, очень поверхностно — главная их задача была все-таки в оста­новке конфликта, а не в психологическом анализе ситуации): «Это твой мяч? Ты его даешь в общее пользование? Не да­ешь? Тогда вот забирай его и уходи.

Это ее битка? Отдай ей! Кто тебе очки разбил? Не видел? И нечего было в очках в кучу-малу соваться! Иди сейчас домой, скажи, с качелей упал…»

Ну и? — спросит читатель.

Все это, конечно, мило-этнографично, даже где-то ностальгично, и немного жалко, что се­годня дворов вашего ленинградского детства нет и в помине, а есть только паблики «» и френдлента в «Фейсбуке».

Но какое отношение все это имеет к тому, что мой ребенок меня ни в грош не ставит, хамит мне ежедневно, бабушку, которая его вырастила, недавно матом послал и школу про­гуливает, сидя за компьютером по ночам?

Никакого не имеет, если у вас опять — «сделайте так, чтобы он…».

А вот если «делаю я» — тогда самое прямое отношение. Я не знаю, что вы там у себя в семье делали и делаете сейчас, но ситуация однозначно зашла в тупик.

Вы уже тысячу раз ему объясняли, «разговаривали по-хорошему», пытались догово­риться и даже по совету какого-то психолога «писали договор и вешали его на стенке» (там было про то, что он каждый день выносит мусор, делает уроки и сидит в компьютере не больше двух часов в день).

Однажды вы не выдержали и разбили его телефон об стенку, а он швырнул в вас стаканчиком с каран­дашами. Все бесполезно! Ничего не помогает!

Тогда и именно тогда — «методика двух шагов» со двора моего детства.

— Ситуация зашла в тупик! — признаете и объявляете вы. — Я делал(а) то и это, и оно не помогает — и все мы это видим! Становится только хуже и хуже! Поэтому я для начала просто прекращаю делать все то, что делал (а).

Явочным порядком, просто договорившись со всеми взрослыми членами семьи (они наверняка устали от конфликтов не меньше вашего). А ребенка честно проинформировав: не могу больше! Исчер­палась. Устала. Все.

Все! Сделали! Два! Шага назад!

Водили до школы под конвоем — перестали водить. Тре­бовали по вечерам показать дневник — не требуем. Отнимали гаджет — не отнимаем. Давали гаджет в обмен на что-то — перестали давать. Орали каждый вечер — перестали орать.

Поднимали в школу ведром холодной воды на голову — пе­рестали поднимать. Ласково уговаривали — перестали угова­ривать. Никогда не говорили о чувствах — начали говорить (не ему, в пространство). Задолбали всех своими чувствами — заткнитесь.

Простая закономерность: перестали делать все то, что делали на этом поле до того. В пределе:

— Доброе утро, Петенька!

— Спокойной ночи, Петенька!

И все.

Назначили себе (и всем остальным) срок: две, три недели.

Вы (и остальные домашние) в эти недели просто отды­хаете. Встаете с асфальта, оглядываетесь, отряхиваете пальто, вытираете юшку. Разговаривать при этом «о природе, погоде и видах на урожай», разумеется, можно.

Если ребенок сам вы­шел на вас с вопросом или проблемой — принять, четко и ко­ротко ответить. Если вопрос: купи мне восьмой айфон, — от­вет: не куплю (это в ваших силах).

Если вопрос: можно я поеду к друзьям на дачу с ночевкой? — ответ: я бы не хотела, чтобы ты ехал, но насильно задержать тебя физически не могу (это не в ваших силах), а орать и конфликтовать у меня больше нет сил, решай.

Если решение принято в вашу пользу, не за­будьте дать положительную обратную связь — шансы есть, ребенку, подростку ведь тоже хочется удержать, закрепить больше чем на две недели непривычное бесконфликтное су­ществование.

Вот и вся методика.

Сама по себе она не решает ника­ких проблем, но она реально позволяет разорвать «порочный круг» самовоспроизводящихся, изнуряющих и не ведущих ни к чему конструктивному семейных конфликтов.

Но, отдыхая от конфликтов, умственно вы, конечно, ра­ботаете. За эти три недели вам (и домашним) надо сформи­ровать план: как жить дальше? Причем план должен быть на все время, оставшееся до взросления ребенка. Если ему, например, сейчас 14 лет и он учится на твердое два, то план— «до армии», на четыре года.

Понять для себя: что вы делаете и чего не делаете? И еще раз: там, в этом плане, нет ничего про «он должен», там есть только то, что делаете вы (и дру­гие родственники). Например: если ты учишься в технику­ме, мы кормим тебя до его окончания. А если не учишься, то в 16 лет даем паспорт в зубы, и идешь устраиваться на ра­боту.

Устраиваешься, живем мирно, как взрослые люди, — все нормально, хотя мы, конечно, за образование и всячески будем способствовать, если ты соберешься. Если на работу не устраиваешься, мы минимально кормим (без оплаты ин­тернета) до восемнадцати и до тех пор, пока не сумеем раз­менять квартиру и выделить тебе комнату.

Дальше уезжаешь туда, и встречаемся по-американски, на рождественскую ин­дейку. Любая попытка как-то нормально обустроиться в жиз­ни: работа, учеба и т. д. — можешь рассчитывать на нашу все­мерную поддержку.

Или любой другой удобный и выполнимый для вас (се­мьи) план.

Например: да делай ты что хочешь, пока жива, буду тебе по утрам кофе в постель приносить и гаджет включать, а как помру, уж сам обустраивайся, я все равно этого не увижу.

Самое главное — потом вы реально делаете то, что запланировали и о чем честно сообщили ребенку. Если вы сомневаетесь, что сможете сделать то или иное, план изна­чально должен быть другим. Только то, в реальности и испол­нимости чего вы не сомневаетесь.

Источник: https://www.matrony.ru/hamit-ne-uchitsya-torchit-v-telefone-chto-delat-s-trudnyim-podrostkom/

Абсолютное право
Добавить комментарий