Что делать,если юрист не предоставляет результаты работы?

Бесплатный адвокат: плюсы, минусы, подводные камни

Что делать,если юрист не предоставляет результаты работы?

В Украине существует несколько вариантов получить услуги адвоката бесплатно. Мы рассмотрели недостатки и преимущества юридической помощи, оказываемой государством или общественными организациями.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ СИСТЕМА БЕСПЛАТНОЙ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ

Преимущества: государственная поддержка, огромное количество приемных и юристов

Недостатки: невозможность поддержки дела в Европейском суде по правам человека, имущественный ценз для клиентов.

Экс-директор Координационного центра по предоставлению правовой помощи, который является одним из основателей этой системы в Украине, Андрей Вишневский вспоминает, что работа над созданием системы бесплатной правовой помощи (БПП) началась тогда, когда Украина стала членом Совета Европы, то есть в 1995 году. В 2011 году Андрей Вишневский присоединился к команде, которая начала заниматься имплементацией принятого в том же году закона о БПП. С октября 2011 по апрель 2017 года он возглавлял систему БПП в Украине.

Андрей Вишневский. Фото Олег Шинкаренко

По словам Вишневского, обязанность государства создать систему БПП закреплена, в частности, в Конвенции по защите прав человека и основных свобод, которая является частью национального законодательства Украины.

Кроме того, обеспечение качественной и доступной правовой помощи через адвокатуру и эффективную систему бесплатной правовой помощи является одной из мер Плана действий по реализации Национальной стратегии в области прав человека до 2020 года.

Меры по совершенствованию БПП  по Плану продолжаются до 2019 года.

Качество БПП  должно обеспечиваться через механизмы общественного контроля. Впрочем, в частных разговорах некоторые адвокаты жалуются, что качество услуг системы БПП  не всегда на желаемом уровне. И объясняется это небольшой зарплатой юристов, работающих в ней.

“В сельских районах у адвокатов вряд ли есть более обеспеченные заказчики, чем государство. Поэтому материальный стимул от системы БПП  для них имеет значение, – отвечает на это Андрей Вишневский.

– Кроме того, и в Украине, и за рубежом в системе БПП  работают преимущественно молодые адвокаты, которые имеют меньший опыт, но более мотивированы этот опыт получить, сформировать себе репутацию и, соответственно, иметь больше заказов от частных клиентов”.

Кстати, с 2018 года оплата услуг адвокатов, которых снимает государство, улучшилась: размер гонорара увеличен вдвое.

На 1 января 2018 года в государственной системе БПП  было задействовано 2 500 человек. Также с системой сотрудничает по контракту еще около 2 500 адвокатов. Кроме того, во время последнего конкурса к системе присоединилось еще более 1 000 адвокатов. Но на этот год система БПП получила от государства лишь 60% необходимых средств.

“Мы не будем сокращать штат, но такое сокращение может повлиять на качество нашей работы”, – говорит директор Координационного центра по предоставлению правовой помощи Алексей Бонюк. Он планирует провести оптимизацию работы: сократят административные расходы.

КТО МОЖЕТ ПОЛУЧИТЬ БПП?

На бесплатную первичную правовую помощь от государства имеют право все лица, находящиеся в Украине, независимо от их гражданства. Они могут получить консультацию и помощь в составлении заявления или жалобы.

Относительно вторичной правовой помощи, то на нее имеют право не все.

Закон ограничивает получателей такой помощи определенными категориями: малообеспеченные люди со среднемесячным доходом не более двух прожиточных минимумов (сейчас это 3400 грн), дети, лица без гражданства, беженцы, участники АТО, боевых действий и члены их семей, внутренне перемещенные лица и новая категория – лица, являющиеся жертвами семейного насилия.

Первичная правовая помощь заключается в предоставлении юридической консультации. Вторичная – заключается в составлении процессуальных документов и представительстве в суде.

“Мы всегда идем на встречу нашим клиентам и стараемся помочь во всех случаях, даже если судебная перспектива не прослеживается. В других странах это не так: там в БПП  отказывают, если не видят четкой судебной перспективы”, – говорит Алексей Бонюк.

Алексей Бонюк

В Украине в предоставлении БПП  могут отказать только, если требование клиента является неправомерным или необоснованным ввиду отсутствия достаточных доказательств.

Кроме того, БПП  не стимулирует граждан к тому, чтобы они обращались в международные судебные учреждения, например, в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Если исчерпываются все системы национальной защиты, то адвокаты системы БПП  уже не оказывают помощь.

В таких случаях клиентам предоставляют форму обращения в ЕСПЧ и отправляют к партнерской организации, а именно – к системе общественных приемных Украинского Хельсинского союза по правам человека.

разница между государственной и общественной системами БПП – в количестве приемных. Государственная имеет их 550, а УХСПЧ – несколько десятков.

Вторая разница состоит в том, что государственный центр не может отказать никому, кто пришел к нему для получения первичной правовой помощи.

Для получения вторичной правовой помощи клиент должен соответствовать уже упомянутым выше определенным критериям.

По мнению Андрея Вишневского, государственные центры БПП  и приемной УХСПЧ не являются альтернативой друг к другу, поскольку они тесно сотрудничают вместе, то есть – обмениваются клиентами.

Иногда возникает ситуация, когда клиент не соответствует критериям и не имеет права на правовую помощь за счет государства. Тогда его адресно переправляют к общественным приемным УХСПЧ.

Приемные УХСПЧ не всегда имеют возможность представлять интересы клиента в суде, тогда происходит обратный процесс: его перенаправляют в государственную систему БПП .

ТРИ ИСТОРИИ УСПЕХА

Первая. Киевский адвокат Игорь Свинцицкий достиг того, что его клиента, подозреваемого в убийстве, освободили из-под стражи.

Этот человек находился под стражей в тюрьме с 2014 года, и давно уже не имел возможности платить адвокату, хотя следствие и не собрало достаточно доказательств его возможной вины.

Адвокат доказал в суде, что этого человека не обязательно держать под стражей во время следствия.

Вторая. Харьковский адвокат Светлана Остапенко помогла установить статус участника АТО, когда во всех документах погибшего бойца было указано, что он погиб на территории, где АТО не проводилась. Отец погибшего обратился в центр БПП , и адвокаты помогли установить факт, что воин погиб именно во время выполнения своего боевого задания в зоне АТО.

Третья. Адвокаты БПП  помогают лицам с инвалидностью, которые имеют проблемы с равноправным доступом к банковским услугам. Речь идет о пандусах, которых в большинстве банков нет. Юристы Центра БПП  обратились от имени клиентов с инвалидностью в суд и добились того, чтобы банк установил пандусы.

“Подобные истории – почти все о людях, которые бы не могли вообще воспользоваться помощью адвоката, если бы не существовало системы БПП”, – говорит Алексей Бонюк.

СЕТЬ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПРИЕМНЫХ УХСПЧ

Преимущества: отсутствие имущественного ценза для клиентов, возможность обратиться в Европейский суд по правам человека

Недостатки: поддерживаются только дела, где государство нарушило права человека, небольшое количество приемных по сравнению с государственной системой.

Координатор сети общественных приемных УХСПЧ Наталья Козаренко рассказала, что в этой системе сейчас работает 22 приемной почти во всех регионах Украины. Адреса и телефоны приемных можно найти на сайте УХСПЧ.

Но не все эти приемные принадлежат к УХСПЧ: сегодня Союз поддерживает только 7 приемных.

Другие приемные поддерживаются собственными организациями: среди них Херсонский фонд милосердия и здоровья, который поддерживает приемную УХСПЧ уже 18 лет.

Наталья Козаренко

 “Приемная УХСПЧ – это прежде всего стандарт предоставления правовой помощи. Даже если приемная не финансируется УХСПЧ, она придерживается разработанных в Союзе стандартов. Это положение о работе приемной, этические нормы, порядок, основания и результаты оказания помощи и т.д.”, – объясняет Наталья Козаренко.

Все общественные приемные УХСПЧ имеют инструкцию, каким образом клиент может подать жалобу на работу юриста. Наталья Козаренко время от времени получает эти жалобы и говорит, что 20% из них являются обоснованными.

Каждая приемная УХСПЧ относится к различным направлениям юридической помощи. Это экологические приемные, приемные для заключенных, медицинские, для защиты права на справедливое судебное разбирательство, обеспечение доступа к правосудию, гендерные вопросы и насилие в семье, а также защита прав внутренне перемещенных лиц и пострадавших в зоне проведения АТО.

Все, кто обращается в приемные УХСПЧ, могут получить бесплатную первичную правовую помощь. Вторичная помощь предоставляется только в случаях нарушения прав человека со стороны государства. Такие дела поддерживает Фонд стратегических дел УХСПЧ, и каждый раз решение о предоставлении такой помощи является индивидуальным.

В 2016 году приемной УСГПЛ предоставили 33 тысячи консультаций, а в 2017 – 17 тысяч.

В особых случаях юристы приемных УХСПЧ сопровождают дела своих клиентов в Европейском суде по правам человека. Например, первое в Украине дело, которое обязывает государство выплатить компенсацию за разрушенное в ходе АТО жилье и имущество, выиграл в Европейском суде житель Славянска при поддержке юриста с местной приемной.

“Мы отказываем в предоставлении вторичной правовой помощи, если дело не касается нарушения прав человека. Это может быть, например, дело о разделе имущества между супругами”, – говорит Наталья Козаренко.

Никаких ограничений относительно имущественного состояния клиента при оказании правовой помощи УХСПЧ не имеет.

ВСЕУКРАИНСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ АДВОКАТОВ, ПРЕДОСТАВЛЯЮЩИХ БПП 

Преимущества: большая всеукраинская сеть

Недостатки: защищает только права самих адвокатов

Руководитель одесского обособленного подразделения Объединения Екатерина Кармазина рассказывает, что эту организацию создали летом 2014 года для того, чтобы предоставлять БПП  ее же членам.

“Дело в том, что адвокатов очень часто отождествляют с клиентами, препятствуют адвокатской деятельности, случаются физические нападения, незаконные привлечения к различным видам ответственности. Именно поэтому мы объединились с целью защиты своих профессиональных прав”, – говорит Екатерина Кармазина 

Источник: https://zmina.info/ru/articles-ru/bezkoshtovnij_advokat_pljiusi_minusi_pidvodni_kameni/

Как определить, что ваш юрист — шарлатан

Что делать,если юрист не предоставляет результаты работы?

Я юрист. Ко мне регулярно обращаются люди, которые пострадали от действий моих коллег.

Владислав Шаповалов

юрист

Начну с неприятного. Юрист не всегда способен помочь клиенту. Иногда это невозможно в принципе, иногда люди обращаются слишком поздно. Иногда просто не везет. К сожалению, юрист — это не гарантия успеха.

Но есть и такие юристы, кто хочет нажиться на вашей беде. К счастью, их можно распознать.

Гарантировать результат может тот, кто принимает решение. Это может быть судья, который выносит приговор, чиновник, который подписывает приказ, предприниматель, который подписывает договор, — но никогда не юрист.

Даже если юрист — светило профессии, а правда на вашей стороне, все может пойти не так. Всплывут досадные подробности, изменятся законы, от судьи уйдет жена, а чиновник напьется. Поэтому хорошие юристы никогда не обещают, что все будет хорошо. Нэвер эвер.

Юрист влияет только на процесс. В его силах оценить ситуацию, предложить варианты решения и помочь выбрать правильный. Он оказывает юридическую поддержку. Поэтому если юрист говорит вам, что обязательно решит вашу проблему, — вставайте и уходите.

Шарлатан будет на вас давить: говорить, что он специализируется на ваших случаях, лично знает судью, у него кум в прокуратуре и сестра в канцелярии суда, а главное — что нужно как можно быстрее заключать договор. Не ведитесь: как только слышите о 100% гарантии результата — уходите.

Вот что произойдет, если вы этого не сделаете.

Игорь обратился к юристу через полмесяца после увольнения, которое он считал незаконным. Юрист сказал, чтобы Игорь полностью ему доверился: за 50 000 Р он восстановит его на работе.

Игорь вздохнул с облегчением: больше не нужно копаться в законах.

А через месяц оказалось, что вернуть работу не получится: заявления и жалобы юриста работодатель проигнорировал, а подавать на него в суд уже поздно.

Оказалось, что результат юрист обещал только на словах, а в договоре были совсем другие обещания: написать несколько заявлений и жалоб. Юрист их написал, поэтому у Игоря не было повода требовать свои деньги обратно.

Ни в одном договоре на юридические услуги вы не встретите гарантию результата. Поэтому если сомневаетесь, перечитайте договор и сравните обещания юриста со смыслом услуги. У честного юриста они совпадают.

В договоре юридическая услуга выглядела так: «Представление интересов заказчика у работодателя на этапе досудебных переговоров по спорному вопросу в области трудового права (с подготовкой заявлений и жалоб)»

Если у клиента проблема с налогами, он напишет письмо в налоговую и попросит ее разъяснить свою позицию по делу клиента. Даже если он предполагает, каким может быть ответ, и знает, что дальше будет писать в банк и следственный комитет, он дождется ответа налоговой. Только когда он знает позицию налоговой, он рассказывает клиенту, что можно делать дальше.

Представьте, что вы пришли на прием к врачу. Он узнает ваши жалобы и попросит сдать анализы. По результатам анализов он поставит диагноз и назначит лечение.

Если оно не поможет, он попробует другое лекарство или пересмотрит диагноз. Это нормально: никто не ждет, что врач сразу скажет, какими будут результаты анализов, какой диагноз он поставит, какое лечение назначит и как оно поможет.

А когда так поступают юристы, это почему-то не вызывает подозрений.

Наталья обратилась к юристу после того, как банк отказал реструктурировать ее кредит. Юрист сказал, что добьется этого с помощью жалоб на банк в различные инстанции: Роспотребнадзор, омбудсмену по правам человека, омбудсмену по правам ребенка, председателю ассоциации банков РФ и в прокуратуру. За свои услуги он взял 19 700 Р.

После того как жалобы не помогли, юрист взял с Натальи еще 15 900 Р за анализ правовой ситуации и подачу иска в суд. Чтобы иск выглядел привлекательнее, он добавил в него 100 000 Р моральной компенсации с банка. И конечно, пообещал, что судья примет решение в пользу Натальи. Суд Наталья проиграла.

Когда хороший юрист берется за такое дело, он действует более тонко. Например, затягивает судебный процесс. Да, банк получит исполнительный лист, но через год или позднее, и у клиента будет больше времени собрать деньги. Можно уменьшить сумму, которую клиент должен банку: убрать пени, штрафы, пересчитать проценты. Пусть заплатить и придется, но не сейчас и меньше, чем просит банк.

Я понимаю: когда человек обращается к юристу, ему больно и радужным обещаниям очень хочется верить. К сожалению, они ничего не стоят. Чтобы помочь клиенту, приходится вымерять каждый шаг и все время сверяться с позицией разных чиновников, судов и заинтересованных сторон. Поэтому хороший юрист — это долго и дорого.

Хорошие юристы не работают бесплатно или за процент от взысканной суммы. Они не соглашаются, если им обещают заплатить только после победы в суде. Если дело затягивается, можно договориться на рассрочку или комбинацию фиксированной суммы с процентом. Но в любом случае, если хотите хорошего юриста, придется заплатить за его услуги.

Если юрист просит небольшой гонорар, это должно не радовать, а настораживать. Это может значить, что он еще студент или недавно занялся практикой. Если юрист честно нарабатывает репутацию, возможно, он справится с вашим делом и все закончится хорошо. Но если это юрист со стажем, скорее всего, он собирается не погружаться в дело и решать проблему, а только писать письма и жалобы.

За услуги своего юриста Наталья заплатила 35 600 Р. Дело было в Москве, а в этом городе хороший юрист не согласится представлять своего клиента в суде за такие деньги. Самый минимум — это 80 000 Р, и то если процесс простой и другая сторона его не затягивает.

Со стороны работа юриста выглядит работой с документами: написать жалобу, подать иск, составить заявление. Хороший юрист помнит, что все это инструменты, которыми он решает проблему клиента. Для плохого написать очередную бумагу — это и есть суть работы. Поэтому помнить о пользе приходится самому клиенту.

Иван обратился к юристу, чтобы взыскать 1 000 000 Р, который знакомый обещал отдать уже год назад. Знакомый не отрицает, что должен — вот его расписка, — но он говорит, что денег нет. Вы мне поможете?

Юрист отвечает: КОНЕЧНО!!! Сейчас мы подадим на него иск, еще и взыщем процент за пользование чужими деньгами, одновременно напишем заявление в прокуратуру, так как это мошенничество. В результате из правоохранительных органов приходит ответ с советом идти в суд, а в суде Иван получает решение и исполнительный лист. А денег нет как не было.

Чтобы юрист занимался не документами, а проблемой, нужно четко поставить перед ним цель. В случае Ивана это получение долга.

Юрист не пропишет цель в договоре, но ему хотя бы придется подробно описать все варианты: что будет, если Иван проиграет суд; сколько времени займет получение долга, если выиграет; как поступить, если у ответчика не окажется денег. Требуйте у юриста рассказать, как его действия повлияют на вашу боль.

Добросовестный юрист дорожит репутацией, поэтому делает все, чтобы клиент остался доволен его услугами — даже если он проиграет дело. Удар по репутации для него стоит куда больше 30 тысяч.

Поэтому ему выгодно ввести клиента в курс дела, объяснить все риски и не торопить с принятием решения. Если что-то пойдет не так, хороший юрист достанет клиента даже из экспедиции к Новой Земле.

Он согласует с клиентом новую позицию и не позволит ситуации развиваться без его участия.

Он подпишет акт, только если дело действительно закончилось. У хорошего юриста акт — это формальность для бухгалтерии, а не повод завершить работу. Даже если дело затянется, он предложит разбить его на этапы и подписывать промежуточные акты, но и в этом случае никогда не будет торопить.

Поэтому если юрист торопит вас подписать акт, а вы не уверены в качестве его работы, возьмите паузу. Перечитайте договор и статьи закона, которые имеют к вам отношение, узнайте мнение о деле у независимого юриста. Опишите ему ситуацию и расскажите о своих сомнениях — настоящие юристы не любят шарлатанов, поэтому постараются подсказать, как поступить, и не попросят за это денег.

  1. Если юрист гарантирует результат — вставайте и уходите.
  2. Если юрист рассказывает, как много он всего сделает, — вставайте и уходите.
  3. Если юрист согласен работать бесплатно или за небольшие деньги — уточните его стаж. Если это опытный юрист — вставайте и уходите.
  4. Если юрист говорит о документах, а не о вашей проблеме, напомните, зачем вы к нему пришли. Не получается — вставайте и уходите.
  5. Не торопитесь подписывать акт: до этого вам будет проще вернуть деньги, если юрист окажется шарлатаном.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/sharlatan/

О чем необходимо помнить компании, нанимая юриста со стороны

Что делать,если юрист не предоставляет результаты работы?

Любая компания время от времени нуждается в юридической помощи. Подготовка крупного контракта, налоговый спор или судебное разбирательство немыслимы без участия компетентного правового советника.

компании вынуждены прибегать к услугам сторонних специалистов.

Чем отличается договор оказания юридичес­ких услуг от обычного договора, адвокат — от частного юриста, а гонорар успеха — от просто вознаграждения, мы попробуем разобраться в данной статье.

Далеко не все компании могут позволить себе содержать в штате собственного юриста. И еще меньше компаний могут позволить себе заключить трудовой договор с хорошим юристом. Потому при возникновении каких-либо правовых проблем или конфликтов бизнесмены вынуждены обращаться за помощью к внештатным правоведам.

Выбор специалиста должен быть обусловлен стоящей перед организацией проблемой, и обращаться нужно к юристу, специализирующемуся на интересующей компанию отрасли права. Сразу отметим, что универсального правила поиска подходящего юриста нет.

В данной ситуации на первое место выходит человечес­кий фактор, а именно профессиональный уровень, уровень личной ответственности и организации специалиста, ведь именно от степени компетентности и профессионального опыта юриста будет во многом зависеть качество оказываемых им услуг.

Чем юрист-одиночка отличается от юридической фирмы

При необходимости получения квалифицированной юридической помощи перед организацией чаще всего встает следующий выбор: она может обратиться к частнопрактикующему юристу (в том числе адвокату) или в юридичес­кую компанию. Рассмотрим, чем отличается получение юридической помощи от этих субъектов профессиональной правовой деятельности, а также оформление договорных отношений с ними.

Главное отличие между юридической фирмой и частным юристом заключается в том, кто непосредственно будет выступать исполнителем по договору возмездного оказания услуг. Если речь идет о частном юристе, в том числе адвокате, то именно этот человек будет проводить всю необходимую работу лично и за причиненный ущерб в результате такой работы также ответит сам.

Никто иной, кроме такого специалиста, не имеет права оказывать услуги клиенту, если иное специально не преду­смотрено в договоре. Если же бизнесмен решит обратиться за помощью к юридичес­кой фирме, то также обычно определяется непосредственный исполнитель услуг, однако юридическая фирма может заменить его другим сотрудником из свое­го штата.

Так что нет гарантии, что представлять интересы заказчика в суде будет именно тот юрист, с участием которого велись перегово­ры. Зато ­клиент при таких обстоятельствах не останется без юридической помощи, даже если юрист заболеет или по другим причинам не сможет выполнить свою работу.

Если же компания заинтересована нанять конкретного специалиста, в договоре с юридической фирмой это необходимо преду­смотреть.

Есть в подобном выборе и налоговый аспект. Обращаясь к юристу или юридической компании, клиент заключает с ним гражданско-правовой договор, чаще всего это договор возмездного оказания услуг. Если правовую помощь будет оказывать частное лицо, необходимо обратить внимание на наличие у него статуса индивидуального предпринимателя.

На качество услуг это не влияет, зато влияет на обязанность заказчика по уплате налогов с дохода, выплаченного юристу. Чаще всего частнопрактикующие юристы имеют статус индивидуального предпринимателя, а потому самостоятельно уплачивают за себя все налоги.

Если же такого статуса у юриста нет, то при выплате ему вознаграждения по гражданско-правовому договору компания в качестве налогового агента обязана удержать ­НДФЛ и перечислить его в бюджет (п. 1 ст. 226 НК РФ).

Кроме того, компания-заказчик обязана будет уплатить страховые взносы во внебюджетные фонды, поскольку вознаграждение, выплачиваемое по договору оказания услуг, является объектом обложения такими взносами (п. 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.

2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования»). Адвокаты же, работающие обособленно в собственном адвокатском кабинете, в любом случае уплачивают за себя налоги в силу закона, статус предпринимателя для этого не нужен.

Отметим, что ни юридичес­кие фирмы, ни частнопрактикующие юристы не должны получать какие-либо специальные разрешения или лицензии на осуществление юридической деятельности. Данная деятельность не подлежит лицензированию и не требует каких-либо разрешений.

Единственное исключение — деятельность адвокатская, которая требует наличия стажа и успешной сдачи экзамена. Адвокат — это лицо, получившее статус адвоката и право осуществлять адвокатскую дея­тельность, являющееся независимым профессиональным советником по правовым вопросам (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 31.05.

2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», далее — Закон № 63-ФЗ). Адвокат может работать самостоя­тельно, учредив адвокатский кабинет, или состоять членом коллегии адвокатов, адвокатского бюро или юридической консультации (ст. 20 Закона № 63-ФЗ).

Но при этом работником такого адвокатского образования адвокат не является. В своей деятельности адвокат должен соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.

В настоящее время у адвокатов нет обязанности страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности, так как действие подп. 6 п. 1 ст.

7 Закона № 63-ФЗ приостановлено до дня вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов. А такой закон до настоящего времени не принят.

Между тем адвокат может застраховать риск ответственности в добровольном порядке (ст. 19 Закона № 63-ФЗ).

Существуют некоторые нюансы в порядке оформления договорных отношений с адвокатом.

Для оказания юридической помощи между клиентом и адвокатом заключается соглашение в простой письменной форме, которое представляет собой гражданско-правовой договор оказания юридической помощи.

По сравнению с договором оказания юридических услуг между частнопрактикующим юристом или юридической компанией, регулируемым положениями главы 39 ГК РФ, к соглашению с адвокатом Законом № 63-ФЗ предъявляются дополнительные требования.

Существенными условиями такого соглашения являются (п. 4 ст. 25 Закона № 63-ФЗ):

1) указание на адвоката, принявшего исполнение поручения в качестве поверенного, а также на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;

2) предмет поручения;

3) условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь либо указание на то, что юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно;

4) порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения;

5) размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения.

Отметим, что Закон № 63-ФЗ не определяет основания, виды и пределы ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом взятых на себя обязательств.

Стороны соглашения, исходя из общих положений об ответственности за нарушение обязательств, должны их установить самостоятельно (постановление ФАС Центрального округа от 01.03.

2010 № Ф10-1392/09(2) по делу № А36-1317/2008, ­А36-1115/2008).

Предметом договора оказания услуг не может быть положительное судебное решение

Гражданское законодательство не предусматривает специального вида договора для оказания правовых услуг, поэтому при обращении за юридической помощью к частному юристу или юридической фирме между ними и клиентом заключается договор возмездного оказания услуг (ст. 779 ГК РФ). Существенным условием данного вида договора является предмет (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Согласно правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в постановлении от 23.01.

2007 № 1-П (далее — постановление № 1-П), предметом договора возмездного оказания услуг является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем, и оплате подлежат сами действия (деятельность) исполнителя.

КС РФ отметил, что договор может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить.

Предметом договора оказания услуг не может быть конкретный результат, для достижения которого заказчик этот до­говор заключает. Тем более таким предметом не может быть результат, который не зависит от исполнителя и на который он легально не в силах повлиять. Например, в качестве предмета договора не может выступать судебное решение в пользу заказчика.

Предметом договора оказания юридических услуг могут быть определенные действия, например:

■ предоставление устных и письменных консультаций;

■ анализ законодательства, судебной практики по проблеме;

■ составление юридических документов (договоров, уведомлений, исковых заявлений, отзывов, жалоб и т.д.), экспертных заключений;

■ представительство в суде, иных органах власти и т.д.

В качестве предмета договора можно указать и представление заказчику результата действий исполнителя (письменные консультации и разъяснения по юридическим вопросам, проекты договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д.) (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.99 № 48).

Гонорар успеха законен, но только при оказании услуг высокого качества

Несмотря на то что цена не является существенным условием договора оказания услуг, по факту это одно из наиболее важных для сторон договора условий. Стороны свободны определять по своему усмотрению размер вознаграждения исполнителя, но и порядок расчетов.

Например, оплата услуг юриста может быть установлена в фиксированных суммах за определенные действия: за составление договора — одна цена, за представительство в одном судебном заседании — другая. Часто используется и почасовая оплата, когда услуги юристов оплачиваются исходя из затраченного ими времени и установленных для данного юриста или юридической фирмы почасовых тарифных ставок.

Крупные юридические фирмы также предлагают абонентское обслуживание клиентов, которое предполагает юридическую поддержку по системе «все включено».

Довольно спорным вопросом относительно оплаты услуг юрис­тов, которые занимаются судебным представительством, до сих пор остается так называемый гонорар успеха — денежная сумма, которую заказчик обязуется выплатить исполнителю при вынесении судебного акта по делу в пользу заказчика.

Конституционный суд РФ в постановлении № 1-П разъяснил, что такой подход к определению вознаграждения не соответствует принципам гражданского законодательства, поскольку в системе действующего правового регулирования судебное решение не может выступать ни объектом гражданских прав, ни предметом гражданско-правового договора.

После того как по этому поводу высказал свою позицию КС РФ, юристы стали аккуратнее относится к установлению связи между суммой вознаграждения и результатом судебного разбирательства.

Тем более что при возникновении спора с заказчиком взыс­кать гонорар успеха практически невозможно, даже если он закреплен в тексте договора (постановление Пятого ААС от 17.05.2012 № 05АП-3103/12 по делу № А51-551/2012).

Но даже несмотря на эти сложности, практика использования гонорара успеха не сошла на нет. Вероятно, по той причине, что клиенты юристов и юридических фирм, не имеющие познаний в данной области, чаще всего не видят оснований не уплачивать победные бонусы исполнителям.

Некоторые из клиентов просто предпочитают не портить отношения со своими советниками по правовым вопросам, избегая в том числе и ненужных судебных разбирательств.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/249469/

Александра Нестеренко: «Инхаус-юристы больше не предоставляют «юридические услуги», а участвуют в создании конечного продукта»

Что делать,если юрист не предоставляет результаты работы?

Модная сегодня тема о жестких (hard) и мягких (soft) навыках (skills) в действительности совсем не нова. Испокон веков ценился работник трудолюбивый, уживчивый, исполнительный, легкий на подъем и с добрым нравом. Просто теперь эти качества называются другими словами — ориентированный на результат, готовый к командировкам, умеющий работать в команде.

Поэтому называть личностные человеческие качества (или мягкие навыки) вновь изобретенными я бы не стала. Другое дело, что на основе природных, изначально заложенных в человеке качеств можно развить так называемые умения.

Например, научить убеждать, ярко выступать с презентацией или представлять интересы компании в суде. Такому развитию можно научиться либо на собственном опыте, либо у хороших учителей. И опять же вспомним бег в мешках или футбольные турниры в пионерлагерях.

Что это, как не закаливание характера, воспитание командного духа и чувства локтя?

Юристам компаний выносливости мало, им нужно ориентироваться в вопросах бизнеса, строить отношения с отделами маркетинга, продаж, логистики, учитывать их пожелания, порой противоречивые.

Юристам, работающим в консалтинге, в свою очередь, необходимо уметь продавать собственные услуги инхаус-юристам, обеспечивать выполнение работ качественно и в срок, давать обратную связь своим клиентам.

Все это требует разносторонних умений. И вот здесь на помощь приходят многочисленные тренеры, к выбору которых я бы подходила с большой осторожностью.

Не секрет, что опытные юристы скептически смотрят на советы экспертов по личностному развитию, которые ни дня не работали в юридическом бизнесе и не знают его специфики. А ведь soft skills, скажем, для команды шахтеров и для юристов юридической фирмы существенно отличаются друг от друга.

Обычно отделы персонала, выбирая тренеров, ориентируются на рекомендации коллег, а я бы спросила самих юристов, кто для них авторитет и к чьим советам они бы прислушались.

В крупных международных компаниях и юридических фирмах уже давно проводится обучение российских сотрудников в офисах головных фирм, и такие встречи юристов очень полезны со всех сторон, включая межкультурное общение.

Причем такое обучение, даже если маркетинг головного офиса собирает юристов своих дочерних компаний для обмена опытом в сфере рекламы, также способствует развитию умений работать в команде, находить решения, делать и презентовать выводы.

Командообразующие мероприятия стали традиционными и в российских компаниях. Бизнес борется за лучшие кадры, проводит опросы «360 градусов», в которых оценку юристу компании дают все подразделения компании, выявляя слабые места и рекомендуя развивать те качества, которые показали слабину. Затраты на вложения в людей возрастают, а вот ценят ли работники такие вложения? Это еще вопрос.

Ведь больше всего работник, и юрист не исключение, ценит признание, хорошую рабочую атмосферу, возможность расти и приносить пользу. Поэтому я бы не переоценивала значение подобных мероприятий по развитию персонала.

Скорее, это задача руководителя правового департамента в компании или партнера юридической фирмы — так строить работу со своим подчиненным, чтобы у него дух захватывало от целей и задач.

Поэтому и полагаю, что «исторический момент» осознания юридическим сообществом необходимости понятий soft skills, hard skills, digital skills является не более чем мифом.

Само собой разумеется, что больше удовольствия получаешь от работы со знающим юристом и приятным человеком, чем со знающим и неприятным. Поэтому карьеру построить в компании или юридической фирме проще гибкому и открытому юристу, готовому прийти на помощь и выполнить задачу в срок.

Однако, забравшись на вершину успеха, человек нередко вынужден поменять свои подходы. Он готов на подвиги, но новые цели требуют иного инструментария. Как быть? Ведь он привык погружаться в детали, а сейчас некогда. Может ли он продолжать прежнюю жизнь? Очевидно, нет. Найти баланс, знаю по себе, очень сложно.

Приходится докладывать вопросы на совете директоров, для этого, казалось бы, нужны навыки презентации, убеждения, но этого мало — для этого также необходимо быть глубоко погруженным в проблему. В этом и заключается талант руководителя: опираться на надежных членов команды, но и самому быть способным погрузиться в детали в кратчайшее время.

Поэтому согласиться с тем, что руководитель правовой функции или партнер юридической фирмы «смотрит по верхам», не могу.

Владение «мягкими» навыками существенно помогает развитию бизнеса. С лета 2018 г.

по инициативе руководителей правовых департаментов компаний — членов ОКЮР идет обсуждение с управляющими партнерами российских и международных юридических фирм вопросов юридической культуры, в том числе таких как умение давать обратную связь, уведомление о конфликте интересов, соблюдение конфиденциальности, правила поведения с компаниями и лицами, попавшими под санкции. В работе участвуют главные юристы компаний — членов ОКЮР: Avon, Евраз Холдинг, Группа компаний ПИК, МТС, Nike, Nestle, НПФ Согласие, Росбанк, Сбербанк, Сова Капитал, Северсталь, Т Плюс, Х5 Retail Group и другие. Со стороны юридических фирм лидируют BCLP, Baker McKenzie, Делькредере, Инфралекс, КИАП, Clifford Chance, Пепеляев Групп, PwC, Hogan Lovells, White&Сase. В этих компаниях и юридических фирмах обучению сотрудников и внедрению soft skills уделяется столько же внимания, сколько и повышению уровня знаний.

Желая определить понятные правила поведения на юридическом рынке, члены ОКЮР вместе с управляющими партнерами юридических фирм впервые разработали два раздела свода лучших правил и этических стандартов, который назвали Свод обычаев делового оборота. Это раздел по предотвращению конфликта интересов и раздел по культуре формирования, выставления и оплаты счетов.

Такое саморегулирование юридической профессии необходимо и юристам компаний, и юридическим фирмам. Надеемся, что оно послужит ориентиром правоохранителям, налоговым органам и судам при разрешении споров о гонораре успеха, завышенной оплате за юридические услуги и других подобных.

В этой работе считаем необходимым сотрудничать с ФПА РФ, имеющей большой опыт в работе со стандартами адвокатской деятельности.

Какие же навыки выходят на первый план в наши дни? Я бы назвала один навык — это желание постоянно учиться. Оно включает и умение меняться, быть гибким во всем, открытым к новому и не бояться развития. Очень важно не бояться и пробовать себя в новых областях юриспруденции.

У нас в ОКЮР давно идет дискуссия: кто нужен сегодня бизнесу — юрист-универсал или узкий специалист? И наш ответ: скорее, юрист сегодня должен быть готов ко многим вызовам, то есть быть универсалом. А для этого и нужно владеть всем набором «мягких» навыков. Мотиватором развития «мягких» навыков служит сама жизнь. И тем, кто не хочет меняться, приходится туго.

Им не светит интересная работа, да и жизнь их ограничена рамками привычного бытия.

В цифровой среде прежние навыки обретают новые грани.

Мы говорим о необходимости digital skills, это означает, что юрист должен хорошо знать базовые дисциплины, такие как гражданское право, и быть в курсе изменений регулирования цифровой среды.

Например, члены ОКЮР, отвечающие за автоматизацию правовой работы в бизнесе, работают в тесной связке с IT-коллегами. Юристы следят за новинками в сфере IT, делятся опытом между собой и смело смотрят вперед, ставя роботов себе на службу.

Древние говорили: unum sumus et validi (вместе мы — сила). Хорошая команда состоит из разных людей, это и есть командный soft skill.

В хоккее ли, в юридическом ли департаменте, в юридической фирме побеждает тот, кто создаст оптимальную команду единомышленников. И в ней, конечно, есть место специалистам, например, в сфере интеллектуальной собственности.

Хотя и таких экспертов, учитывая требования нашего времени, уже трудно назвать носителями узких hard skills.

Какие же навыки потребуются в ближайшем будущем? Роль юриста компании меняется: если раньше он был сервисом, то в последние годы работает в команде с момента задумки продукта.

В прошлом году маркетолог приносил на одобрение юристу разработанный образец упаковки со слоганом и юрист мог не одобрить дизайн как ведущий к смешению с дизайном продукта конкурента либо не утвердить слоган как нарушающий законодательство о рекламе.

Теперь юрист участвует в команде по разработке продукта с самого начала, тем самым экономя время и средства. Если ранее бизнес требовал от юриста только правовую экспертизу, и то не в начале разработки продукта, то теперь, чтобы остаться лидером, бизнес должен в кратчайшие сроки внедрить новый продукт, иначе назавтра он устареет.

Поэтому вся команда должна быть гибкой и проактивной, то есть предвосхищать, планировать и внедрять изменения в бизнес-модели в соответствии с изменениями внешней среды. Соответственно, юристам приходится изменить и подходы к оценке правовых рисков и процессов, лидируя в этой работе.

В компаниях — членах ОКЮР появилась новая форма организации работы — продуктовый подход, в которой нет более продукта «юридическая услуга» и процесс не разделяется по функциональным составляющим, есть только конечный продукт (налоговая проверка, приобретенный актив, новый рыночный продукт и т.п.

) Члены ОКЮР считают, что новые формы организации работы требуют кросс-функциональности компетенций (нужны пересекающиеся компетенции, знания в тех отраслях, которые применимы к продукту) при сохранении высокого уровня правовой экспертизы (soft skills становятся неотъемлемой частью компетенции юриста, как и hard skills).

Юрист для этого должен быть не только готов к изменениям в компании, но и управлять изменением себя и окружающей среды. Управление изменениями становится ключевым soft skill.

Об актуальности поднятых нами сегодня вопросов говорит тот факт, что в программу стартующего в Санкт-Петербурге ПМЮФ включена дискуссия «Жесткие требования к мягким навыкам».

Ассоциация «НП „ОКЮР“» впервые проведет ее в новом формате World cafe, как нельзя более соответствующем заданной теме. World cafe — это уникальный метод сфокусированного неформального обсуждения.

Он эффективно применяется по всему миру для решения комплексных задач, поиска нетривиальных решений и нового прочтения привычных вещей.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/398803/

Абсолютное право
Добавить комментарий