Что мне будет, если я украла в магазине товар на сумму 4002 рубля?

Как устроено воровство в магазинах и борьба с ним

Что мне будет, если я украла в магазине товар на сумму 4002 рубля?

Шоплифтер

Когда мне исполнилось 18 лет, я ушел из дома и начал жить с друзьями. Один парень рассказал мне, что ворует в магазинах, и так все началось: с ним мы ходили покупать муку с молоком, а в сумку клали все остальное. Мы считали на калькуляторе, чтобы взять на сумму до тысячи рублей, потому что так ты попадаешь только под административную ответственность.

На воровство одежды меня подсадил лучший друг. Я работал в магазине Quiksilver, а он заглянул туда и украл футболку. Я узнал об этом, когда он подарил ее мне и показал самодельную коробку из фольги и металлизированного скотча со словами: «С этим можно украсть что хочешь».

Охранники, как собаки, чуют страх. Поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?»

Первый раз я пошел с ним, чтобы посмотреть, как он ворует. Потом мы стали делать это вместе: пользовались одной коробкой и брали все что хотели. Мне нравилась не сама одежда, а процесс, адреналин, который я получал.

Нравилось, что люди зарабатывают по 30 тысяч, копят на бренды, а я просто беру вещь за 2–3 минуты и ощущаю себя лухарименом. Нравилось обманывать систему: я иду в Tommy Hilfiger в брюках Gant, надеваю дорогие часы, обувь Dr.

Martens, при этом у меня 100 рублей в кармане только на бутылку пива.

Из секонд-хендов тоже воровал, но это легко и не так интересно. Продавщицы замечали нас и орали: «Тунеядцы, воры!» Но это не останавливало, а только раззадоривало.

О системе шоплифтинга

Мы шли за обновками, когда появлялось хорошее предчувствие и настроение. Иногда я брал с собой девушку. Она узнала о том, что я шоплифтер, когда я при ней украл свитер.

Ее первой реакцией было: «Даня, Данечка, может, не надо?» Я ответил: «Просто принеси этот свитшот в примерочную». Потом она тоже захотела участвовать. Девушка заходила с сумкой, выбирала одежду, а я воровал. Украшения она сама брала.

Как-то протянула мне руку: «Смотри, что я по дороге успела взять». А в руке целая горсть сережек и цепочек.

Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью

Наша система была четкой. В примерочную мы брали много вещей, а между ними закладывали вещь, которая понравилась, — чаще всего продавец ее не замечал. Потом я клал ее в сундучок. Вот и все. Единственная проблема — охрана.

Нужно было сохранять спокойствие, активно беседовать, выглядеть простыми обывателями.

Охранники, как собаки, чуют страх, поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?» Он тогда сразу: «Извините, молодой человек, я ничего».

О задержаниях, штрафах и тюремной камере

Первый раз меня поймали, когда я был в нетрезвом состоянии и украл в подарок девушке кожаную куртку за тысяч 30. Я решил отметить трофей: положил куртку в камеру хранения, выпил, а потом решил и себе что-нибудь взять. Нашел рубашку и поло, сделал все как обычно.

Вышел, и меня остановил охранник. Я побежал. Людей было много, поэтому я споткнулся и упал. Я попросил откуп, договорился с охранниками о сумме, позвонил другу, но у него не было таких денег. Вызвали полицию.

Пришел мент, и я ему чистосердечное признание сделал: сказал, что мог бы купить, но жалко за такие шмотки платить деньги. Мы с ним поболтали, наладили контакт. Пока шли до участка, я даже пиво себе купил, наручники он мне не надел. Я дал подписку о невыезде и в тот же вечер поехал домой.

Позднее приехал в суд, сказал, что признаю свою вину и не буду так больше делать. Мне выписали штраф, а я продолжил воровать, конечно.

За продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого?

Второй раз поймали, когда я решил взять себе куртку Armani. Профольгированного пакета с собой не было, но я знал, что магнит не сработает, если к нему приложить телефон, на который поступает звонок. Мне звонил друг. Я вышел, и меня сразу остановили охранники. Мне заломили руки и отвели ждать полицию. Приехал полицейский — он оказался хорошим человеком.

Я сказал ему, что ничего не помню, что девушка бросила и я напился. Извинился. Он мне ответил: «Дань, но ты понимаешь, что у тебя была уже уголовная статья? Тебе придется сутки сидеть». Я и отсидел. Сосед в камере был тоже вором — интересный такой. Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью.

Я и после этого случая воровал.

Подробности по теме

«Мне нечего жрать, зато шкаф ломится от шмоток»: признания шопоголиков

«Мне нечего жрать, зато шкаф ломится от шмоток»: признания шопоголиков

Сейчас воровать одежду уже неинтересно, нужно серьезное дело. А вот за продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого? Особенно удобно весной, осенью и зимой: в большие пуховики все помещается.

Я беру семгу, колбаску, вырезку. С девушкой вместе мы тоже воровали: она обожала мороженое Mövenpick, но оно ужасно дорогое, а платить мы не хотели. Родителям тоже приносили дорогие продукты, а они удивлялись, откуда у нас такие деньги.

Я тогда вообще не работал.

В некоторых магазинах меня уже знают. Часто ходят охранники, переодетые в гражданскую форму, поэтому не всегда получается воровать. Но полицию они не вызывают — просто на входе останавливают.

Я беру что угодно ровно до той суммы, которая у меня есть с собой, чтобы суметь оплатить, если попадусь. В таких случаях я кошу под дурака, хлопаю глазами, говорю, что забыл достать продукты, и оплачиваю их.

Я хороший актер.  

Ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день

В России учет краж в розничной торговле не ведется. По данным Национальной ассоциации предотвращения краж в магазинах (NASP), ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день.

Каждый одиннадцатый человек хотя бы раз в жизни занимался шоплифтингом. 55% взрослых магазинных воров начали делать это в подростковом возрасте, и большинство из них не совершают никаких других правонарушений. Только 3% шоплифтеров продают ворованный товар.

Сумма, на которую совершается кража, варьируется от 2 до 200 долларов в зависимости от типа магазина. Большинство шоплифтеров покупают в месте, где украли товар, еще что-то. Британский центр исследований ретейла определил, что пик магазинных краж наступает ближе к выходным и большим праздникам.

Согласно Global Retail Theft Barometer, единственному глобальному исследованию издержек в ретейле, в 2015 году Россия попала на десятое место из 24 стран по сумме издержек.

В общем сумма издержек составила 9,04 миллиарда долларов, из которых 34% составил шоплифтинг, 14% — административные потери, 6% — мошенничество поставщика. Основную часть издержек, то есть 46%, магазины терпят из-за нечестных сотрудников. Этот показатель самый высокий именно в России.

А шоплифтеров, по данным исследования, больше всего в Нидерландах — там потери от магазинного воровства составляют 73%.

Пресс-секретарь сети супермаркетов «Азбука вкуса»

В каждом магазине есть видеонаблюдение — преимущественно оно и помогает предотвратить кражу. В отличие от гипермаркетов, в нашей сети есть возможность следить за каждым покупателем.

Наш контингент — это обеспеченные покупатели, у которых нет нужды красть. Но есть несколько типов людей, которые воруют в любом магазине: профессионалы, клептоманы и те, кто делает это ради интереса. Лица профессионалов известны, у нас есть их фотопортреты.

Когда охранник видит их, он передает информацию службе наблюдения, чтобы за человеком проследили. Для воров самая желанная цель — это дорогие продукты и крепкий алкоголь. Поэтому дорогостоящие напитки находятся под ключом, чтобы не было соблазна их похитить.

Случайные кражи у нас обычно не происходят — чаще всего это очень хорошо спланированная акция. В таких случаях мы понимаем, что в системе найдена брешь, и быстро закрываем ее. Во всех местах, где может случиться кража, есть видеокамеры, запись с которых мы постоянно просматриваем. У нас практически нет слепых зон.

Охранники обычно стоят у выхода из магазина, потому что именно там воры чаще всего начинают нервничать и выдают себя. В магазинах, где мощный трафик, есть смысл нанимать также охранников в гражданской форме. 

Дарья Шкарбан

Сотрудница магазина Zara

Однажды во время моей смены мужчина украл ботинки за 10 тысяч. В магазине не было менеджера, поэтому меня позвали к охране в комнату, где уже сидел пойманный вор и полицейский. Мне сказали, что по камерам было видно, как тот мужчина своровал ботинки, и попросили запомнить его. Я подписала бумаги, а потом этого человека отвезли в участок.

Мы, сотрудники магазина, не знаем, что происходит с пойманными. Наша задача, как продавцов-консультантов, проверять алармы (магниты для защиты от воровства. — Прим.ред.) на одежде, в примерочных и на выходе из примерочных через охранные ворота.

Но за воровством следит только охрана, когда смотрит в камеры. Если человек запищал на выходе, стал убегать или был замечен по камере за воровством, его приводят в специальную комнату, там вызывают полицейских, разбирают дело, смотрят записи и зовут консультанта.

Потом заполняются необходимые документы, и пойманного человека увозят в полицию.

Подробности по теме

Могут ли мошенники украсть деньги с моей карточки, если я покупаю онлайн?

Могут ли мошенники украсть деньги с моей карточки, если я покупаю онлайн?

Сотрудница магазина Springfield

У нас в магазине, к сожалению, нет камер, поэтому главное здесь — наша внимательность. За каждым посетителем наблюдает кто-то из продавцов. В выходные это делать сложно из-за потока — как раз тогда и воруют больше обычного. Мы закрепляем за собой позиции: вход, примерка, касса, зал. В примерочной мы выдаем номерки и считаем, кто сколько принес и сколько отдал. Но это не всегда получается.

Охранник может применять физическую силу в случаях, предусмотренных законом, то есть только в целях защиты имущества собственника от преступлений

Особенно мы должны следить за людьми с большими сумками. Чаще воруют то, что проще всего надеть на себя и уйти, а также то, что висит ближе к примерочной. Обычно снимают защиту с одежды или приносят с собой профольгированную сумку. Мы находим уже снятые алармы в карманах других курток, поэтому не знаем точно, кто и сколько вынес.

Если сработали охранные ворота, а человек ничего у нас не покупал, мы можем его попросить показать вещи. На самом деле мы не имеем права смотреть их, но если посетитель адекватный, он сам показывает. О любых подозрениях мы должны сообщать директору или администратору, а дальше либо они отпускают, либо зовут охрану торгового центра.

Подробности по теме

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Что делать, если подростка задержала полиция: наркотики, митинги, драки и прочее

Частный юрист в сфере гражданского права

Мелкое хищение на сумму до 2500 рублей — это административное правонарушение. За вторичное административное правонарушение и при воровстве на сумму больше чем 2500 рублей человек привлекается к уголовной ответственности.

Охранник может применять физическую силу в случаях, предусмотренных законом, то есть только в целях защиты имущества собственника от преступлений. А преступление — это то, что указано в Уголовном кодексе РФ, то есть кража на сумму больше 2500 рублей.  

Человек, который берет, например, консервы за 300 рублей, знает, что это не относится к преступлению и что охранник не имеет права применять к нему физическую силу.

Но охранник не знает, на какую сумму украл человек, и в законе не предусмотрена общая механика разрешения таких споров, поэтому в любом случае он будет задерживать.

Единственное, если совершено не преступление, а мелкая кража, считается, что охранник неправомерно произвел досмотр и задержание.

Если он просит показать сумку, человек может отказать ему, так как это его имущество, а у охранника на такое требование должно быть специальное указание закона. Поэтому в рознице так важно устанавливать видеонаблюдение — чтобы всегда можно было определить личность и предотвратить кражу.

Если кража произведена на сумму большую, чем 2500 рублей, составляется протокол, и следователь возбуждает уголовное дело не позднее чем в трехдневный срок, затем передает его прокурору.

В течение 10 дней прокурор рассматривает дело и при его утверждении направляет в суд. Обвинительные приговоры могут быть разные: штраф до восьмидесяти тысяч рублей, обязательные работы до 360 часов, принудительные работы или ограничение свободы на срок до двух лет, а также арест на срок до четырех месяцев.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/6042-kak-ustroeno-vorovstvo-v-magazine-i-borba-s-nim/

Сколько украсть, чтобы не сесть

Что мне будет, если я украла в магазине товар на сумму 4002 рубля?

Бывали случаи, когда людей осуждали за кражу даже ржавого, никому не нужного вентилятора. А 22-летний москвич как-то похитил из сетевого магазина бутылку виски за 1 тысячу 200 рублей и был за это осуждён.

Будь подешевле та бутылка, молодой человек не сломал бы себе жизнь. Ведь сегодня если украденное стоит меньше тысячи рублей, человека наказывают как за мелкое хищение. А это административное наказание и никакой судимости. Максимум можно загреметь на 15 суток. Или отделаться штрафом до пятикратной стоимости товара.

И всё же не редкость, когда за кражу по мелочи дают реальный срок, а за хищения в миллионы суд проявляет снисхождение. В Челябинске мужчина украл гуся и сел на два года. А бывший заместитель префекта СВАО Москвы Иосиф Рейханов за хищение 376 миллионов рублей решением суда получил 5 лет условно и спокойно покинул зал заседаний после оглашения приговора.

Конечно, мы не призываем оправдывать мелкое воровство — наказывать нужно в любом случае. Однако кара за преступление должна соответствовать опасности правонарушения. К тому же российские тюрьмы сейчас переполнены, а содержание каждого заключённого обходится государству в копеечку.

Понять и простить

В прошлом году более 65 тысяч человек были приговорены и отбывают наказание за мелкие кражи. В 2008 году сумма ущерба изменилась со ста руб­лей до тысячи, после чего число осуждённых за хищение снизилось. Однако Иван Никитчук считает, что останавливаться на этом не стоит и количество посадок необходимо сократить.

«Конечно, даже тяжёлые жизненные обстоятельства не оправдывают воровство, но если человек оступился, причём сделал это в первый раз в жизни, к нему можно про­явить милосердие и гуманное отношение.

И вполне возможно, что он из этого сделает правильные выводы и больше так поступать не будет», — говорит парламентарий.

Однако едва ли такая позиция устроит тех, кто потом и кровью зарабатывает на жизнь, к примеру, двенадцать тысяч рублей.

Правозащитник Сергей Охотин полагает, что прежде чем назначить наказание за мелкую кражу, надо разобраться в мотивах преступления: это была обыкновенная распущенность человека или он это сделал от большой нужды? Однако эксперт заметил, что в числе пострадавших от депутатской инициативы могут оказаться те, кто не в силах защитить собственное имущество. Например, пенсионеры, садоводы и владельцы магазинов.

Действительно, мелкие воришки и клептоманы — настоящий бич супермаркетов и магазинов. Множество товаров на витринах и невозможность поставить камеры на каждый квадратный метр только усложняют задачу администрации по защите ассортимента.

Тем не менее они борются собственными силами и, когда ловят воров, заставляют их компенсировать ущерб в тройном размере. По словам Сергея Охотина, все риски хозяева закладывают в цену товара, так что за хищение заплатит каждый из нас.

Сели меньше — украли больше

Стремление уменьшить количество посадок за мелкие кражи иначе как благим намерением не назовёшь. Но воровать из магазинов от этого меньше не станут. Более того, существуют опасения, что инициатива парламентария может только простимулировать мелкие кражи. А что, ведь не посадят.

Красноречивая статистика говорит сама за себя. В прошлом году граждане украли в супермаркетах товаров на сумму более 638 миллионов рублей.

Об этом свидетельствуют официальные данные Федеральной налоговой службы.

Таковы, по данным чиновников, убытки «от недостачи материальных ценностей на предприятиях торговли, производстве и складах в случае отсутствия виновных лиц». Это на 12 процентов больше, чем годом ранее.

Неудивительно, что больше всего воруют в Москве: на долю столицы приходится ущерб в 412 миллионов рублей — это 65 процентов всех общероссийских краж. На втором месте — Самарская область (украдено товаров на 97,9 миллиона рублей), на третьем — Санкт-Петербург, где было вынесено товаров на 38,6 миллиона рублей. При этом за два последних года ущерб от краж в Москве вырос почти на 50 процентов.

Чаще всего из магазинов крадут некрупные и дорогие товары: элитный алкоголь, колбасные и рыбные деликатесы, кофе, икру, парфюмерию и косметику. Не обходят вниманием магазинные воришки и более дешёвые товары кассовой зоны — например, шоколад или станки для бритья и многое другое.

Впрочем, официальная статистика — это только верхушка айсберга. Ведь она учитывает только случаи, когда супермаркеты привлекают правоохранительные органы. Можно только догадываться о том, в каких объёмах воруют реально.

Источник: https://www.pnp.ru/archive/2014/10/30/skolko-ukrast-chtoby-ne-sest.html

Абсолютное право
Добавить комментарий