Имеется ли нарушение антимонопольного права в пункте дилерского договора?

Google оштрафован на рекордные $5 млрд за нарушение антимонопольного законодательства в Европе

Имеется ли нарушение антимонопольного права в пункте дилерского договора?

Еврокомиссия закончила многолетнее расследование против Google и потребовала рекордный штраф в 5 миллиардов долларов (4,3 млрд евро). Это самый большой штраф в истории компании.

Прошлый рекордный штраф, кстати, тоже был от Еврокомиссии в прошлом году — 2,4 млрд евро за влияние на поисковую выдачу. Товары из каталога Google Shop, согласно обвинению, намеренно ставились выше, чем остальные.

Председатель комиссии Маргрет Вестагер обвинила компанию сразу в трех нарушениях

  • Google подрывает конкуренцию на рынке Android устройств тем, что внедряет свои поисковик и приложения в операционную систему.
  • Она ограничивает производителям использование альтернативных версий Android, закрывая доступ к своим сервисам.
  • Компания платила крупным производителям и мобильным сетям, чтобы те ставили в своих продуктах по умолчанию Поиск Google.

У Alphabet — владельца Google — есть 90 дней, чтобы оспорить решение или исправить ситуацию.

Когда постановление вступит в силу, производители устройств больше не будут обязаны предустанавливать Chrome и Поиск Google чтобы получить доступ к магазину приложений Play.

Также они смогут использовать альтернативные версии Android, потому что, по словам комиссии, «Google так и не предоставил убедительных доказательств того, что альтернативные версии приводят к техническим нарушениям и проблемам с поддержкой приложений».

На пресс-конференции в Брюсселе Вестагер заявила:

Покупателям необходим выбор. Решение подтолкнет производителей выпускать смартфоны с различными версиями операционных систем, основанных на Android. Это может изменить рынок.

Google не согласна с решением и будет его оспаривать.

Сундар Пичаи, глава Google уже опубликовал развернутый ответ на решение комиссии:
Решение не учитывает тот факт, что устройства на Android конкурируют с устройствами на iOS.

Это подтверждают 89% опрошенных согласно исследованию самой же комиссии.

Благодаря Android на рынке сейчас 24 тысячи устройств во всех ценовых категориях от 1300 разных брендов. Все смартфоны, созданные этими компаниями, разные.

Но у них есть одна общая черта — возможность использовать одни и те же приложения.

У Android открыты исходные коды, и решения суда, конечно же, направлены не против самой ОС, а против политики Google, навязывающей свои сервисы с помощью дополнительных соглашений в договоре на использование Android. Судебная тяжба по поводу этого решения, вероятно, затянется на годы, и даже если решение останется неизменным — оно лишь ограничит Google в распространении своих сервисов. Хотя производители смогут предустанавливать их и дальше по собственному желанию.

Похожая история тянулась несколько лет в России между Google и «Яндексом»

В 2015 году ФАС возбудила против Google дело по жалобе «Яндекса». Они заявляли, что Google запрещает производителям смартфонов предустанавливать их приложения.

bobuk (тогда директор яндекса по распространению технологий) объяснял, что Google отбирает право использовать свои сервисы в мире у тех компаний, которые, например, предустановят на свои устройства в России сервисы «Яндекса».

Спор тянулся полтора года. ФАС присудила Google штраф в полмиллиарда рублей, но Google не спешила с исполнением. Наконец, в 2017 году компания пошла на мировую, выплатила штраф и изменила условия соглашения с производителями. В монополизации рынка Google обвиняли и другие крупные компании. В 2015 году расследование по поводу Android началось с подачи группы FairSearch, куда входили Microsoft, Nokia и Oracle.

Европейская комиссия славится громкими делами против многих компаний

Вот лишь несколько примеров.

  • В 2017 Apple доплатила 15 млрд долларов налогов по требованию Еврокомиссии.
  • Microsoft по двум искам (2008 и 2013 годах) выплатила в общей сложности полтора миллиарда за ограничения в выборе браузеров в Windows.
  • В 2009 Intel выплатила миллиард долларов за подрыв конкуренции предоставляя производителям скидки на чипы.

Конечно, штрафы от Еврокомиссии достаются не только IT-компаниям.

Например, они присудили штрафы почти в 4 миллиарда евро производителям грузовиков.

В решении комиссии видят и плюсы, и минусы

Крупным производителям смартфонов, конечно, станет легче распространять свои сервисы на Android устройствах. Но производители приложений видят в этом и сложности. Европейский разработчик Ян Румак считает:
Android от Google самый удобный.

Конкурировать с большими компаниями на многочисленных системах станет только сложнее. Придется адаптировать приложения для слишком большого количества магазинов.

Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе.

Войдите, пожалуйста.

  • Google
  • Android
  • еврокомиссия

Источник: https://habr.com/ru/post/417539/

Доклад по правоприменительной практике, статистике типовых и массовых нарушений обязательных требований с разъяснением, от 05 марта 2018 года

Имеется ли нарушение антимонопольного права в пункте дилерского договора?

В соответствии с Положением о Федеральной антимонопольной службе, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.

2004 N 331, ФАС России является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по принятию нормативных правовых актов и контролю за соблюдением антимонопольного законодательства, законодательства в сфере деятельности субъектов естественных монополий, в сфере государственного регулирования цен (тарифов) на товары (услуги), рекламы, контролю за осуществлением иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, контролю (надзору) в сфере государственного оборонного заказа, в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд и в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц, а также по согласованию применения закрытых способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей).

Федеральная антимонопольная служба осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы во взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, Центральным банком Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями.

Основными функциями ФАС России являются:

а) контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, в том числе в сфере электроэнергетики, использования земли, недр, водных и других природных ресурсов;

б) надзор и контроль за соблюдением законодательства о естественных монополиях;

в) надзор и контроль за соблюдением законодательства о рекламе;

г) контроль в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд и в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц;

д) контроль за соблюдением законодательства в сфере государственного оборонного заказа;

е) контроль за осуществлением иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства;

ж) определение (установление) цен (тарифов) и осуществление контроля по вопросам, связанным с определением (установлением) и применением цен (тарифов):

в электроэнергетике;

в газовой отрасли;

в сфере транспортировки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам;

на железнодорожном транспорте;

в сфере услуг в транспортных терминалах, портах и аэропортах;

в сфере услуг общедоступной электрической и почтовой связи;

в отношении продукции ядерно-топливного цикла;

в сфере аэронавигационного обслуживания пользователей воздушного пространства Российской Федерации;

на захоронение радиоактивных отходов;

з) рассмотрение разногласий, возникающих между органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов, организациями, осуществляющими регулируемые виды деятельности, и потребителями;

и) рассмотрение жалоб в отношении уполномоченных органов в сфере градостроительных отношений и организаций, осуществляющих эксплуатацию инженерных сетей;

к) рассмотрение жалоб на нарушение процедуры обязательных в силу законодательства Российской Федерации торгов и порядка заключения договоров.

Глава 1. Наиболее значимые результаты работы по совершенствованию антимонопольного законодательства и правоприменительной практике

1. 5 января 2016 г. вступил в силу Федеральный закон от 05.10.2015 N 275-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О защите конкуренции” и отдельные законодательные акты Российской Федерации” (“четвертый антимонопольный пакет”), разработанный в рамках реализации системных мер “дорожной карты” “Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики”.

Федеральным законом предусмотрен комплекс мер, направленных на либерализацию и совершенствование антимонопольного законодательства Российской Федерации, в частности:

расширение сферы применения института предупреждения о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации, за счёт распространения его на действия органов государственной власти и органов местного самоуправления, недобросовестную конкуренцию, а также злоупотребление доминирующим положением путем установления различных цен и создания дискриминационных условий;

предоставление Правительству Российской Федерации права устанавливать в случаях нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации правила недискриминационного доступа к товарам на высококонцентрированных товарных рынках;

расширение перечня лиц, которым направляется предостережение о недопустимости нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации, за счёт включения в него должностных лиц органов власти различных уровней;

отмена нормы о возможности признания доминирующим положения хозяйствующего субъекта, доля которого на определённом товарном рынке менее 35 процентов, за исключением коллективного доминирования;

признание картелем соглашений, заключённых между хозяйствующими субъектами – покупателями на товарном рынке;

введение предварительного согласования с антимонопольным органом соглашений хозяйствующих субъектов о совместной деятельности;

исключение уведомительного контроля сделок субъектов естественных монополий;

исключение полномочия ФАС России по ведению реестра хозяйствующих субъектов, имеющих долю на товарном рынке свыше 35 процентов;

введение института предварительного заключения комиссии антимонопольного органа об обстоятельствах дела, определение видов доказательств по делу о нарушении антимонопольного законодательства Российской Федерации, критериев их относимости и допустимости и т.д.

Также “четвертый антимонопольный пакет” дополнил статью 45 Федерального закона “О защите конкуренции” (далее – Закон о защите конкуренции) частью 5.

1, согласно которой при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган проводит анализ состояния конкуренции в объеме, необходимом для принятия решения о наличии или об отсутствии нарушения антимонопольного законодательства.

Источник: http://docs.cntd.ru/document/556671930

Свобода договора против ограничений: ВАС не поддержал позицию ФАС

Имеется ли нарушение антимонопольного права в пункте дилерского договора?

Законодательство позволяет включать в договор коммерческой концессии (франчайзинга) различного рода ограничения для обеих сторон. Именно поэтому на практике стал возникать вопрос, как это право соотносится с антимонопольным законодательством.

Обычно антимонопольный орган находит нарушения в действиях сторон договора, если они включают в него дополнительные ограничения (влекущие ограничение конкуренции или раздел рынка). И в этих случаях ВАС согласен с ФАС1.

Но возникла ситуация, когда ограничения договором предусмотрено не было, а антимонопольный орган действия правообладателя счел противозаконными. И ВАС не согласился с ним2. Почему?

Спорная ситуация возникла между сторонами договора коммерческой концессии (франчайзинга).

Правообладатель, передав права на использование комплекса исключительных прав на товарный знак, закрепил право использования товарных знаков и коммерческого обозначения за пользователем на определенной территории (речь идет о сети магазинов «Пятерочка»), сам же стал использовать в предпринимательской деятельности на той же территории похожее название — «Пятерочка плюс». И пользователь, и антимонопольный орган расценили эти действия как нарушение антимонопольного законодательства, в частности ч. 1 и 2 ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции). ФАС признал действия правообладателя недобросовестной конкуренцией, связанной с одновременным использованием комплекса исключительных прав, в том числе права на использование в торговой деятельности товарных знаков (знаков обслуживания), права на использование в торговой деятельности пользователя коммерческого обозначения. Однако согласно позиции ВАС РФ отсутствие в договоре франчайзинга запрета на использование товарного знака самим правообладателем позволяет ему открывать магазины не только со схожим названием, но и с идентичным.

Смысл договора франчайзинга

По договору коммерческой концессии (франчайзинга) одна сторона (правообладатель, франчайзер) обязуется предоставить другой стороне (пользователю, франчайзи) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав — товарный знак, знак обслуживания и т.д. (п. 1 ст. 1027 ГК РФ).

При определении объема прав и обязанностей сторон договора нужно учитывать, что договор франчайзинга схож с лицензионным договором.

К договору коммерческой концессии соответственно применяются правила раздела VII ГК РФ о лицензионном договоре, если это не противоречит существу договора коммерческой концессии (п. 4 ст. 1027 ГК РФ).

В силу ст. 1236 ГК РФ лицензионный договор может предусматривать:

  • предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (простая (неисключительная) лицензия);
  • предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия).

Если лицензионным договором не закреплено иное, лицензия считается простой (неисключительной).

По общему правилу лицензионный договор (независимо от вида такого договора) предполагает сохранение за лицензиаром права самому использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализаци. На это указано в п. 14 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Следовательно, исходя из буквального понимания смысла закона правообладатель сам может использовать права, которые он передал пользователю. Конечно, при условии, что в договоре не предусмотрено ограничение пользоваться такими правами.

Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии

В пункте 1 ст. 1033 ГК РФ установлен перечень ограничений, которые стороны могут предусмотреть в договоре. Но он не исчерпывающий.

Некоторые ограничения направлены на защиту прав пользователя по договору коммерческой концессии и призваны помочь ему в исполнении обязанностей по договору, обеспечив возможность развивать систему сбыта товаров, выполнения работ или оказания услуг под коммерческим обозначением правообладателя либо с использованием других переданных по договору исключительных прав.

Наряду с этим может быть предусмотрено обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав. Указанное обязательство направлено на сдерживание конкуренции именно по отношению к товарам (работам, услугам), выпускаемым (выполняемым, оказываемым) самим правообладателем либо пользователем с использованием исключительных прав, принадлежащих правообладателю, а также его деловой репутации и коммерческого опыта.

В договоре могут быть установлены и ограничения, защищающие интересы правообладателя. Но не любые. Существует своего рода ограничение ограничений.

Пределом установления ограничений прав сторон по договору коммерческой концессии является антимонопольное законодательство: ограничительные условия могут быть признаны недействительными по требованию антимонопольного органа или иного заинтересованного лица, если эти условия с учетом состояния соответствующего рынка и экономического положения сторон противоречат антимонопольному законодательству.

Именно взаимосвязь требований антимонопольного законодательства с принципами свободы договора — та причина, по которой ФАС может вмешаться в договорный процесс. Однако предметом судебного разбирательства действия правообладателя при отсутствии ограничений являются впервые.

По вопросу пределов использования прав, переданных франчайзи франчайзером, авторитетные юристы высказываются так: «Можно, строго соблюдая обязанность, не предоставлять другим лицам аналогичные комплексы исключительных прав для их использования на закрепленной за пользователем территории, тем не менее давать разрешения на использование отдельных исключительных прав, принадлежащих правообладателю: права на товарный знак или знак обслуживания, полезную модель или промышленный образец, на охраняемую коммерческую информацию»3.

Резюме

Учитывая позицию Высшего арбитражного суда РФ по анализируемому делу, суды в случае принятия решений должны будут исходить из того, что не признаются недобросовестной конкуренцией действия правообладателя исключительных прав, совершаемые им в соответствии с условиями заключенного договора.

Хотя антимонопольное законодательство и является пределом установления различного рода ограничений прав сторон по договору коммерческой концессии, но не признаются недобросовестной конкуренцией действия правообладателя исключительных прав, совершаемые им в соответствии с условиями заключенного договора.

Получается, что для правильного разрешения подобных ситуаций главное — правильно квалифицировать действия сторон договора.

И если в делах, связанных с внесением в договор дополнительных условий, скажем, о согласовании между франчайзи и франчайзером пула клиентов, нарушение антимонопольного законодательства налицо, то в ситуации, когда стороны договора действуют в рамках договора, не ограничивающего их, квалифицировать действия гораздо сложнее.

Вывод для правоприменителей очевиден: заключая договор коммерческой концессии, просчитывайте риски и правовые последствия действий контрагента и по возможности находите баланс интересов и ограничивайте действия партнера на стадии заключения договора, если это действительно может негативно сказаться на результатах вашей деятельности.

Антимонопольному органу из этой истории остается извлечь урок: необходимо правильно квалифицировать действия хозяйствующего субъекта и устанавливать четкие критерии определения действий, содержащих признаки и характеристики недобросовестной конкуренции.

1 Определение ВАС РФ от 09.11.2009 № 14228/09 об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/154401/

Абсолютное право
Добавить комментарий