Как доказать, что бизнес принадлежит мне, если есть конфликты с напарником?

Выход партнера из бизнеса – способы решения проблемы

Как доказать, что бизнес принадлежит мне, если есть конфликты с напарником?

Расставание с бизнес-напарником иногда хуже развода.

Даже если рассуждать математически, то получится, что с партнером вы проводите больше времени, имеете огромное количество тем для обсуждения и даже финансовых обязательств перед друг другом у вас больше, чем у супругов. Что же делать, если еще вчера партнер вам улыбался, а сегодня прислал сухое “Я выхожу из дела” Разбираемся вместе.

Главное отличие ИП и ООО

Вот тут-то и выходят на первый план преимущества юрлица перед индивидуальным предпринимателем. Многие не хотят связываться с ООО из-за более сложной и дорогой регистрации, больших штрафов и прочей волокиты.

Просто несколько друзей (или не дай Бог – родственников) регистрируют ИП на одного из участников бизнеса и открывают дело.

Каждый вкидывает в общий котел деньги, даже не думая о том, что в случае проблем получить их назад может оказаться сложной задачей.

И еще, по ходу дела деньги никто особо не считает. У кого есть возможность – вносит какие-то суммы в развитие дела, если это нужно. Данные пишутся на бумаге или в рабочей тетради – чисто для обозначения факта.

Работает обычное заблуждение начинающих предпринимателей о том, что все будет хорошо, мы никогда не расстанемся, а наш бизнес обязательно будет успешным и прибыльным. Все участники сделки останутся сыты, довольны и богаты.

А когда начинаются проблемы, никто не знает, что делать. Рассказываем.

Один участник сделки выходит из игры. Дело оформлено как ИП, выбывший – не сам индивидуальный предприниматель

Пример: три брата открыли интернет-магазин. Один зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя и оформил бизнес на себя, остальные просто впряглись в дело.

Причем не только в качестве “подай-принеси”, а вложили деньги. Никаких договоров и расписок писать не стали – мы же братья. Это другие грызутся из-за денег, а у нас есть спасительные родственные узы. Уж разберемся как-нибудь.

Не пойдет – продадим дел и поделим деньги. Пойдет – поделим прибыль поровну.

Троица с энтузиазмом берется за дело. Братья заказывают сайт интернет-магазина, находят поставщиков товара, арендуют помещения и начинают продажи. Каждый подсчитывает в уме свой профит и работает на общее благо не покладая рук.

Но профит что-то не приходит. Продаж никаких, дело никак не хочет развиваться. Работает ни шатко ни валко в ноль, хоть ты тресни. Партнеры начинают понимать, что где-то сделали ошибку: выбрали не тех поставщиков, не продумали ассортимент. Да и нишу для работы выбрали не самую удачную – море конкурентов, соперничать с которыми нереально.

В таком режиме проходит полгода, затем год. Ситуация не меняется – даже динамики нет. Расти хотя бы на 3-5 процентов в месяц – и то хорошо. Но выручка застопорилась на одной цифре. Тут-то всей троице включить бы план “Б” и разбежаться, закрыв неудачный проект, как и задумывалось изначально. Но происходит совершенно другое.

Два участника бизнеса уверены, что не все потеряно. Ну что такое год, говорят они. Это не показатель. Для полного становления на ноги надо годика 3, не меньше. В общем, затягиваем пояса и работаем без прибыли еще какое-то время. Какое? Ну, кто его знает. Может пару месяцев, а может пару лет. И вообще, это же дело нашей жизни, нельзя же просто так взять и бросить его.

И все бы хорошо, но третий категорически с ними не согласен. Он давно сделал выводы, что бизнес прогорел и прибыли приносить не будет. Может и правильные выводы, кто ж его знает. Да еще и жена подливает масла в огонь: дескать, ты говорил, что мы теперь заживем как короли, а сам за год ни копейки домой не принес!

В общем, третий решает выходить из игры. Но беда в том, что денег в интернет-магазин он вбухал гораздо больше двух других братьев – понес основные расходы, так сказать.

И конечно, не собирается просто так дарить их напарникам, и желал бы все вернуть. Желание вполне понятно: хотите помучаться с бизнесом дальше – это ваши проблемы.

Я лично соскакиваю и хотел бы остаться при своих. Ничего личного, только деньги.

Что делать-то?

Обидно, но факт. Если участник бизнеса никак не оформлен в предприятии (а в случае с ИП другое и невозможно) – де-юре он никто. Причем буквально.

Даже если все делалось исключительно на его деньги, доказывать это придется в бесконечных судах и еще не факт, что получится. Брал кредиты? Так может, все ушло на личные нужды.

Продал новенький “Мерседес” и все деньги вложил в проект? Так иди и докажи, что именно в него. Ты же в Тайланд летал после этого? Так может, там все и оставил?

А теперь серьезно. Оставим за скобками весь драматизм ситуации с семейными разборками. Дадим несколько рабочих советов о том, как действовать в данной ситуации всем участникам сделки:

  • сесть за стол переговоров. В данном случае это единственный приемлемый выход. Все нужно успокоиться и отбросить семейные сантименты. Это будет самым сложным, но дальше – никак;
  • разграничить семейную и финансовую составляющие. В жесткой форме озвучить, что сейчас решаем проблемы бизнеса и денежные вопросы. Забываем о том, что мы родные люди;
  • дать высказаться всем заинтересованным лицам. По очереди, не перебивая друг друга. Это очень важный этап. Никому не нужно превращать деловые переговоры в базарную свалку. А именно свалка и произойдет, если не соблюдать это правило;
  • определить, что нужно каждой из сторон. Забегая вперед, скажем, что третий участник захочет своих денег. В худшем случае – всех и сразу;
  • переходим к конструктиву. Всем сторонам понятно, что денег нет. В том числе и тому самому третьему брату, который вложил больше всех денег, но решил выйти из проекта. Средства появятся только в том случае, если продать интернет-магазин и поделить доли между участниками сделки. На что категорически не согласны остальные участники, решившие продолжить работу над проектом;
  • этап принятия ключевого решения. Стороны должны принять решение о полюбовном урегулировании конфликта. Допустим, все соглашаются, что третьему брату нужно безоговорочно выплатить энную сумму денег. Это при хорошем раскладе. При плохом не соглашаются. К сожалению, такое бывает чаще. Тогда нужно продолжить обсуждение и договориться о том, кто и сколько должен друг другу. Сейчас речь пока просто о суммах. Никто не говорит о том, как и в какие сроки их придется выплачивать;
  • продолжаем предыдущий пункт. На этом этапе никто не заявит нечего в формате “А теперь выдайте мне все деньги прямо сейчас”. Причин этому множество: нежелание судиться, общее понимание ситуации, родственные узы в конце концов. Поэтому стороны обсуждают, как будут выплачиваться деньги: в какие сроки и в какой форме. Можно условиться о выплате частями в течение какого-то времени. Пусть человек получает своеобразные дивиденды;
  • теперь осталось решить, откуда эти самые деньги взять. Как вы помните, их у нас нет. Каких- то готовых решений мы дать не можем. Лучший вариант – поднажать на бизнес. Ведь дело не идет не просто так. Где-то допущены фатальные ошибки, которые не дают бизнесу развиваться. Напрягайте мозги, подключайте резервы – словом, действуйте. В долг и кредиты залезать не советуем. Это можно делать лишь в том случае, когда точно известно, чем с этими долгами расплачиваться;
  • еще раз пытаемся убедить человека не соскакивать с темы. Возможно, он просто запутался, психанул и решил послать все к чертям. Аргументов можно привести множество. Скажите, что все обязательно получится, стоит только поднажать. Кто знает, может быть, эта ситуация даст новый толчок всему делу – примеров тому история знает немало. Можно предложить остаться в бизнесе в другой форме. Пусть займется новым направлением, изменит формат участия в проекте в принципе;
  • завершаем разговор. Если удалось договориться – жмем друг другу руки, улыбаемся и расходимся. Не удалось – тоже жмем. Но не улыбаемся. Ждем судов и дальнейших встреч. Но лучше все же принять хоть какое-то решение, пусть и промежуточное. Это лучше, чем топтаться на месте. Лучше договориться взять тайм-аут и продолжить диалог позже, чем не договориться ни о чем, а только разругаться в пух и прах.

Если договориться не удалось

Допустим, третий братец оказался упертым как баран. Ухожу из вашей песочницы, ведерко и совочек забираю. И песочек заодно. Как будете лепить куличики – ваша проблема. Я буду лепить их в другом месте.

Пришло время сделать лирическое отступление. Люди, открывающие свое первое дело, очень болезненно воспринимают неудачи. Поначалу надежд слишком много, и это плохо. Потому что они имеют обыкновение рушиться, причем очень часто. Но об этом новички не думают. Они полностью уверены, что все пойдет хорошо. Все считают себя чуть умнее других, не имея при этом ни опыта, ни знаний.

Опытные бизнесмены не раздумывая закрывают дело, если оно не приносит прибыли и открывают другое. Они сходу определяют, где есть деньги, а где их нет. Да и опыта у такой публики побольше. Ирония судьбы в том, что новые предприниматели до последнего цепляются за свой бизнес.

Да еще и гордятся этим: дескать, другие бы уже давно бросили все и закрылись, а мы, герои такие, продолжаем начатое несмотря ни на что. Бедолаги не понимают, что те, кто закрывает бизнес, делают это не из слабоволия или отсутствия терпения. Просто они сразу видят, что ловить нечего.

Либо игра не будет стоить свеч: затраты не оправдают ожиданий.

А теперь спроецируем все это на нашу ситуацию. Вы не задумывались о том, что третий напарник прав? Он раньше всех понял, что дело – дрянь. Что ничего хорошего уже не будет – слишком много допущено ошибок. Может быть, стоит задуматься о том, чтобы присоединиться к его мнению? Да, вы правильно поняли: мы предлагаем закрыть дело.

Ну или, по крайней мере, включить этот вариант в тему обсуждений. Не нужно считать, что решение продолжать дело – это какой-то волевой и правильный шаг. Бизнесы открываются и закрываются – и это совершенно нормально. Это как уволиться с работы: первый раз тяжело, а потом как по накатанной. Не платят здесь – пойдем в другое место.

Решение закрыть бизнес принимает сам индивидуальный предприниматель

Тут все сложнее. Если индивидуальный предприниматель решает ликвидировать ИП и делает это, то юридически бизнес перестает существовать. Аннулируется регистрация онлайн-кассы, закрывается банковский счет. Договора с контрагентами становятся ничтожными, товар никто не возит.

А напарники тем временем хотели бы продолжать. Но по закону они в бизнесе никто. Нет ИП – нет бизнеса. Значит, нужно оформлять интернет-магазин на одного из участников проекта.

Ему нужно будет зарегистрироваться в качестве ИП и оформить все на себя. А значит, опять никуда без переговоров.

Но все будет проще: нужно только договориться с формальным владельцем бизнеса о том, чтобы он дал время для того, чтобы разобраться с формальностями.

Переоформление требует времени. Новый индивидуальный предприниматель не только встает на учет в налоговой, но и подает соответствующие уведомления, оформляет на себя кассовый аппарат и заключает договор с ОФД, переписывает на себя необходимые договора. А финансовые распри решайте в соответствии с предыдущим пунктом этой статьи.

Закрытие ООО

А вот здесь можно убраться в пару абзацев. У юридического лица есть устав и другие внутренние документы. Если они составлены правильно и грамотно, то там расписаны все права и обязанности учредителей. И четко указано, как будут соблюдаться их интересы в случае выхода одного их них.

Сильно упрощает дело то, что любой учредитель может продать свою долю в бизнесе, причем совершенно законно и официально. Покупателями могут стать другие учредители или любой человек с улицы, если первые не возжелают.

Если документы составлены как попало, деньги и вложения партнеров никто не считал и один из них соизволил выйти и начал качать права, то разбираться придется в индивидуальном порядке. Ровно так, как мы писали выше.

Поэтому советуем вам не ограничиваться рамочными договорами и уставами, а подойти к делу серьезно и по существу прописать ответственность, права и обязанности учредителей. Повторим: оптимизм здесь не уместен.

На старте все считают, что бизнес попрет как на дрожжах и не обращают внимания на эти вещи, а зря.

Заключение

Выход из дела одного из партнеров – штука всегда неприятная. Особенно если в деле замешаны родственные связи или речь идет о первом бизнесе основателей. Но поверьте: в целом это совершенно нормальный процесс.

Немного успокоим вас и сообщим: мало кому удалось открыть свое первое дело и именно на нем поймать удачу. Как правило, путь к успеху проходит через несколько кампаний, и поработать при этом приходится с разными партнерами.

Поэтому, если кто-то не оправдал ваших ожиданий, не расстраивайтесь: в будущем вы обязательно встретите человека, с которым добьетесь успеха.

Источник: https://www.insales.ru/blogs/university/partner-po-biznesu-slilsya

«По глупости оставили ему расписку»: как Эрика Гафарова банкротит частный ростовщик

Как доказать, что бизнес принадлежит мне, если есть конфликты с напарником?

  • Посмотреть эту публикацию в Instagram Публикация от В Казани знают • Казань (@azani.znaut) 17 Дек 2019 в 4:10 PST

ONLINE-Новости

В России могут ввести новый штраф для бизнесменов +1 комментарии 09:04 Еще новости

Афиша

Поможем детям

  • Лента Мебиуса

Эпатажный бизнесмен и управляющий челнинского офиса Энергобанка схлестнулись в суде из-за личной ссуды под 36% годовых

Сегодня в Арбитражном суде РТ будет рассматриваться иск о банкротстве известного челнинского предпринимателя и инстаграм-блогера Эрика Гафарова, предъявленный начальником допофиса Энергобанка Айратом Газимьзяновым.

Согласно материалам дела, банкир одолжил свои личные деньги Эрику Гафарову и его партнеру Владимиру Сухоплюеву и более года безуспешно добивался их возврата.

Ответчик заявляет, что долг уже выплатил, хотя с ним и не согласен.

Эрик Гафаров: «Мы договорились, что напишем ему долговые обязательства на 3 млн рублей. Но это будет формальность такая. Это означало, что до этого лимита мы можем брать у него деньги» Фото предоставлено Эриком Гафаровым

Сегодня в Арбитражном суде РТ пройдет заседание по делу о признании банкротом эпатажного предпринимателя из Набережных Челнов, совладельца кафе Sky Lounge и Private Café, службы доставки еды «Йа» и магазина корейского бренда Ilahui из Набережных Челнов Эрика Гафарова. Как следует из определения дела №А65-22976/2018, гражданин Айрат Газимьзянов, возглавляющий челнинский допофис Энергобанка, просит признать Гафарова несостоятельным (банкротом).

Отметим, что сами долговые обязательства еще в прошлом году закреплены решениями челнинского городского суда по гражданским искам Газимьзянова. Из документов суда становится ясно, что он неоднократно давал в долг Гафарову и его партнеру и другу Владимиру Сухоплюеву.

Первый раз в ноябре 2016 года Газимьзянов передал Гафарову по расписке 1,5 млн рублей под 36% годовых с условием возврата займа 22 июня 2017-го. Второй раз на тех же условиях бизнесмену одолжили 500 тыс. рублей, которые он должен был вернуть в срок до 22 сентября 2017 года.

Как следует из текста судебных документов, оба раза Гафаров свои обязательства не исполнил. Все заявления Газимьзянова судом были удовлетворены.

Кроме того, 22 марта 2017 года Газимьзянов и Сухоплюев также заключили договор займа, по условиям которого кредитор передал Сухоплюеву в долг на полгода 1 млн рублей под те же 36% годовых. Поручителем при этом стал Гафаров. Однако в установленный договором срок деньги не были возвращены.

Поэтому истец потребовал вернуть основной долг, проценты за пользование займом в сумме 34,5 тыс. рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 931 рубль. Иск судом тоже был удовлетворен. 

По материалам арбитражного дела, общая сумма исковых требований составила 3 млн 117 тыс. 768 рублей 05 копеек.

На предыдущем заседании, которое посетил корреспондент «БИЗНЕС Online», представитель должника, Елена Сенюкова,заявила судье Артему Путяткину, что деньги внесены Гафаровым на счет Газимьзянова — в размере 2,5 млн рублей переводом через банк. Она предоставила суду документальное доказательство частичной оплаты долга. Правда, выплата состоялась вечером днем ранее заседания.

В ответ представитель истца Эльвира Агмуллина сообщила, что их сторона по-прежнему в полной мере поддерживает свое заявление. «Просим признать Гафарова банкротом и начать процедуру реализации имущества.

Должник неоднократно говорил, что денег у него нет, доходов нет и вернуть долг он не может. Гафаров говорил, что будет платить в течение 10 лет по 200 рублей ежемесячно», — сказала она.

В ответ на вопрос судьи, есть ли какие-то доказательства того, что бизнесмен не способен выплатить долг, представитель заявителя ответила отрицательно.

Представитель истца Эльвира Агмуллина: «Просим признать Гафарова банкротом и начать процедуру реализации имущества. Должник неоднократно говорил, что денег у него нет» Олег Спиридонов

Сенюкова предложила разъяснение. По ее словам, перед судебным заседанием между сторонами велись переговоры по мировому соглашению, но «к обоюдному согласию прийти не удалось». «В четыре-пять часов вечера начали искать счет, чтобы перевести деньги.

Мы хотим, чтобы платеж дошел до Газимьзянова. Предлагаем объявить перерыв, чтобы узнать, дошли ли деньги. Долг теперь составляет менее 100 тысяч рублей», — заявила представитель Гафарова. Так что, видимо, часть долга Гафаров успел погасить еще раньше.

Судья поинтересовался, почему деньги были выплачены только вечером перед заседанием. Сенюкова объяснила это ведением переговоров в течение целого месяца, которые не увенчались успехом. Выслушав стороны, суд постановил отложить рассмотрение дела для получения дополнительных документов до 31 октября.

https://www.youtube.com/watch?v=9kGWvIbJD_0

Газимьзянов на вопросы «БИЗНЕС Online» относительно спора с Гафаровым предпочел не отвечать. Сначала он был в отпуске, а потом, взяв один раз трубку и попросив перезвонить, больше на звонки не отвечал и на вопросы, отправленные посредством СМС, не реагировал. 

Ответчик же представил «БИЗНЕС Online» свою версию конфликта. С его слов, сотрудничать с Газимьзяновым Гафаров и его партнер Сухоплюев начали давно — дело в том, что офис банка расположен по соседству с офисом ресторатора и его кафе — в одном здании, поэтому, мол, там частенько кредитовались.

«У нас сложились хорошие приятельские отношения. Газимьзянов к нам на обеды захаживал, и в один момент он предложил мне выдавать деньги лично, то есть без участия банка. Мы вместе с моим другом и партнером Владимиром Сухоплюевым выступали — такое перекрестное поручительство. Процентная ставка была примерно та же самая, что и в банке.

Но ведь чтобы в банке согласовать транш денег, нужно кучу бумаг заполнить, справок собрать. И банк же не наличкой дает, а переводит на счета. А тут — по звонку и кэшем. Нам нужны деньги — он говорит: идите в кассу, забирайте. И даже мог не я их забирать, а кто-то из моих [сотрудников].

Я не знаю, использовал Газимьзянов свои деньги либо деньги банка, потому что мы их в кассе получали. И мы договорились, что напишем ему долговые обязательства на 3 миллиона рублей. Но это будет формальность такая. Это означало, что до этого лимита мы можем брать у него деньги.

А проценты считаем фактически, то есть взяли миллион, пользовались две недели, возвращаем с процентами», — объяснил схему Гафаров.

По материалам арбитражного дела, общая сумма исковых требований составила 3 млн 117 тыс. 768 рублей 05 копеек «БИЗНЕС Online»

Но потом партнеры ушли к другим кредиторам, которые предложили лучшие условия по процентной ставке. «Мы, по сути, ушли к его конкуренту, — уточняет Гафров. — Но я Газимьзянову не должен 3 миллиона. Просто по глупости оставили ему вот эти долговые расписки, когда занесли последние деньги и ушли кредитоваться к конкурентам.

Вы же понимаете, что 3 миллиона для нас — это не очень существенная сумма, чтобы доводить дело до судов. За последние месяцы я на путешествия столько потратил. А вся эта тягомотина полтора года уже длится в судах. Получилось так, что мы искали законные способы объяснить это суду, но, к сожалению, юридически Газимьзянов был прав. Есть бумага — есть долг.

А все остальное — это сам дурак. Ну вот он и подал в суд».

Гафаров, по его словам, встречался с кредитором, чтобы урегулировать ситуацию, однако в досудебном порядке прийти к компромиссу не удалось. «Когда он подал на банкротство, нам пришлось все выплатить. Мы тянули до последнего, да.

Я пытался найти его возможные ошибки, чтобы как-то вразумить не поступать таким образом. И мы оплатили в последний день. Мы эту квитанцию и судебным приставам отнесли. И в банке, через который мы платили, нам объяснили, что деньги ушли. Вот такая история.

Мы ей и значения-то не придавали, потому что мелкая она», — подытожил бизнесмен.

Напомним, что персона Гафарова известна в Челнах в первую очередь различными эпатажными заявлениями в соцсетях — например, то он ищет себе даму сердца через «Инстаграм», то презентует очередной Mercedes, то путешествует по азиатским странам. Гафаров представляется своим подписчикам как «предприниматель с 13 лет, совладелец 12 компаний и неизлечимо больной стремлением добиваться выдающихся результатов». 

Напомним, что широкой публике Гафаров стал известен в 2015 году после объявления короля венских вафель Сергея Акульчева о продаже сети кондитерских Dessert Boutique.

Возможным покупателем и назвался тогда именно Гафаров, выложивший на своей странице фото с пометкой «Поехал на переговоры по покупке компании Dessert Boutique».

Спустя некоторое время он удалил сообщение, а сам Акульчев опроверг эту информацию, довольно жестко заявив, что Гафарову ничего продавать не будет.

Однако предприниматель очень скоро вновь дал повод говорить о себе. Гафарова и его друга Сухоплюеваобвинилив умышленном причинении легкого вреда здоровью и побоях.

Дело в том, что Гафаров заподозрил 17-летнего работника своего ресторана Шамиля Матвеева в краже денег, якобы завел парня в кабинет, запер дверь и стал задавать вопросы, которые сопровождались оплеухами. Дело дошло до суда.

В результате разбирательства судпризнал друзей виновными: Гафарова по статье «Причинение легкого вреда здоровью, а его партнера — по статье «Побои». Оба были приговорены к исправительным работам — Гафаров на 8 месяцев, а Сухоплюев — на 4 с отчислением 10% зарплаты в пользу государства.

Однако в Верховном суде РТ в отношении Сухоплюева приговор был отменен, как и уголовное дело — за отсутствием состава преступления и в связи с декриминализацией преступления. А Гафарову в наказание зачли нахождение под домашним арестом.

Скандал на этом не закончился: Гафаров и его отец в тот момент обвинили своего адвоката в мошенничестве, ссылаясь на то, что он взял у них 300 тыс. рублей якобы на «решение вопроса» по вызволению Эрика из следственного изолятора, при этом заведомо зная, что оснований держать его в камере не имеется.  

Первый магазин сети «Илахуэй» действительно появился в Челнах в минувшем году, планировалось открыть его и в Казани. Однако в Казани проект не пошел Олег Спиридонов

После этого Гафаров появлялся в информационном пространстве с новыми инфоповодами, которые сам же и генерировал.

Год назад, к примеру, ему подарили автомобиль Bentley, и у Гафарова возникла проблема с обслуживанием премиального авто в Челнах, о чем он опять же поспешил поделиться с подписчиками.

Видимо, этот факт и стал причиной недавней продажи «матурымки», как ласково назвал авто Гафаров. Также он сообщал, что вложил $1 млн, «заработанных на крипте за пару месяцев», в некий проект в Европе.

Гафаров периодически сообщает о конкурсах для подписчиков на своих страничках в соцсетях и подарках для победителей. Например, бизнесмен рассказал, что исполнил мечту больной девочки, отправив ее в «Диснейленд» в Гонконг, а потом, с его слов, подарил паре молодоженов в свадебное путешествие в Мексику. 

В прошлом году Гафаров во всеуслышание заявил, что затевает новый проект совместно с холдингом Леонида Барышева и Вадима Махеева.

Речь о развитии в Челнах сети магазинов корейского бренда со спорным для русского уха названием Ilahui («Илахуэй»), который работает в сегменте fast fashion, предлагая дизайнерские вещи по низкой стоимости. В ООО «Илахуэй» Гафарову принадлежит 80%, Сухоплюеву — 20%.

Гафаров сообщал о готовности владельцев «Эссена» инвестировать до 10 млн рублей в каждый магазин, а всего планировалось открыть до тысячи торговых точек. Первый магазин сети действительно появился в Челнах в минувшем году, планировалось открыть его и в Казани.

Однако в Казани проект не пошел: ТРК «Тандем» отсудил у Гафарова 334 тыс. рублей за аренду площадей, на которых торговая точка так и не открылась.

Предприятия: Эссен продакшн АГ, Оптовик (сеть гипермаркетов “ЭССЕН”) Отправить нам новость

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/400927

Вы поедете с ним в отпуск? 6 признаков плохого бизнес-партнера

Как доказать, что бизнес принадлежит мне, если есть конфликты с напарником?

Есть два крокодила. Один не ест мясо, другой не умеет плавать. Оба становятся изгоями среди крокодилов, но находят новых друзей среди других зверей.

Насколько отличаются эти две истории? Первая выиграла грант, но деньги пошли на вторую. Спойлер: все очень странно, запасайтесь попкорном.

Все началось с того, что украинская продюсер Десняна Рожкова предложила британскому режиссеру Дерику Тану грант на создание мультсериала по его книге. Она получила 602 000 грн от Украинского культурного фонда на препродакшн, а затем поменяла название и сценариста проекта.

Теперь британец обвиняет украинку в краже проекта, а она всё отрицает. Мы поговорили со всеми сторонами конфликта, изучили личные переписки и документы, а теперь разбираемся, кто прав.

Кто такой Дерик Тан

Дерик Тан — британский режиссер и оператор-постановщик из Лондона. Он снимал клипы для Beyonce, Pink, Foo Fighters и Red Hot Chilly Peppers, рекламу для Nike, Adidas, O2, Volvo, а также фильмы и короткометражки. В 2017 году Тан издал на Западе книгу для детей Reggie The Vegetarian Crocodile. Уже три года он живет в Киеве и работает над созданием мультсериала по своей книге.

Кто такая Десняна Рожкова

Десняна Рожкова — украинская продюсер, работала над фильмами «Трубач», «Носоріг», «Паршиві вівці» и мультфильмом «Микита Кожум’яка». Ранее работала в компаниях Film.ua и UKRKINO.

С чего все началось

В 2017 году Дерик Тан переехал в Украину, чтобы писать сценарий для мультсериала по своей книге про крокодила-вегетарианца Reggie The Vegetarian Crocodile. Он искал аниматоров и продюсеров для сотрудничества.

В 2018 году украинский художник Дмитрий Лисенбарт, который рисовал иллюстрации для книги Дерика, познакомил его с продюсером Ольгой Журженко из одесской компании UKRKINO. Она заинтересовалась мультсериалом и получила драфты серий, но из-за загруженности другими проектами посоветовала обратиться к своему партнеру — продюсеру Десняне Рожковой.

Летом 2019 года Десняна получила грант от Украинского культурного фонда (далее — УКФ) на сумму 602 000 грн.

А дальше, по заявлению УКФ, в команде грантополучателя случился «творческий конфликт», за который фондовая организация не несет никакой ответственности.

Грантовому проекту поменяли название и сценариста, создали страницу на , а украинская команда во всю работает над первой серией мультсериала.

Что за проект

В 2017 году британский режиссер начал работать над сценариями для мультсериала Meji the Veggie по своей книге Reggie The Vegetarian Crocodile. По сюжету книги и мультсериала крокодил-вегетарианец отказывается есть мясо и становится изгоем среди других крокодилов. Зато он находит новых друзей среди разных зверей: обезьяна, жираф, полевая мышь, бегемот, газель.

Сотрудничество с продюсерами

Первым делом Дерик Тан подписал соглашение с продюсерской компанией UKRKINO, руководителем которой является Ольга Журженко. Он разрешил организации искать финансирование для проекта Meji The Veggie. Документ подписали 17 января 2019 года сроком действия до 1 апреля 2019. Исходя из соглашения, право на оригинальный сценарий никому не передавалось.

В феврале 2019 британец встретился с партнерами Ольги Журженко, продюсером Десняной Рожковой и ее мужем, аниматором Сергеем. Обсудили концепцию проекта, за поиск финансирования взялась Десняна. В марте она подала проект на грант от УКФ и запросила у Тана резюме и мотивационное письмо, но не объяснила условия гранта. Дерик отправил необходимые документы, включая синопсис проекта.

В апреле договор между британцем и UKRKINO истек. Дерик пытался связаться с Рожковой, но на сообщения ответа не получил.

С британцем связались только в мае. К тому времени он обратился к одному из крупнейших лондонских продакшенов KingBee, чтобы продолжить работу над мультсериалом без украинских коллег.

Конкурс проектов

Meji The Veggie прошел первый этап технического отбора и попал на рассмотрение экспертам. Рожкова уверяла, что, по ее инсайдам от УКФ, у проекта хорошие шансы. Прояснились и условия гранта: деньги покроют пилотную серию с озвучкой на украинском языке, но в финальной версии проекта будет английский.

Тан объяснял продюсеру, что из-за длительной паузы в коммуникации он привлек людей из Лондона и работать придется с новыми аниматорами. Рожкова заверяла, что коллаборация поможет проекту.

Также в ходе переписки продюсер рассказала, что предполагаемая сумма гранта на проект — 998 000 грн. Деньги пойдут на разработку персонажей, раскадровок, анимации, озвучки и промо для кино-маркетплейсов.

12 июня Десняна Рожкова сообщила, что проект британца занял 11 место из 295, оставался последний этап — переговоры с руководством УКФ и подписание договора на получение гранта.

Грант от УКФ

Соглашение с УКФ состояло из 2 документов: заявки на грант и подписи на реализацию проекта. Первый документ подписывала только Рожкова, подпись Тана нужна была на втором. 23 июля продюсер Десняна Рожкова подписала договор с УКФ на получение гранта на сумму меньше озвученной ранее — 602 000 грн.

В проекте Дерик Тан фигурировал как автор сценария. По словам британца, он не знал об этом договоре. Он увидит его только в конце сентября.

29 июля британец получил на подпись договор на реализацию проекта с передачей эксклюзивных прав на проект Рожковой. Британец отправил его на проверку западным юристам, которые советовали ни в коем случае не подписывать документ.

Мы изучили документ и нашли абзац, с которым не мирился Дерик Тан. В нем говорится об исключительной передаче авторских прав, необходимых для производства и дистрибуции продукта — продюсеру передавались авторские права, права исполнителя, имиджевые права, имя автора.

Исходя из документа все контролировал только продюсер. Британец отказался подписывать документ и потребовал внести правки.

В начале августа Десняна написала, что в ходе сложных переговоров с УКФ им урезали бюджет, но не указала, на сколько. Она снова попросила Тана подписать договор на передачу прав, но получила отказ.

Идея коллаборации не сработала — в переговорах с британцами украинцы говорили, что у них свое видение проекта, и другие варианты им не подходят.

16 августа команда в последний раз созвонилась через Skype — Дерик сказал, что не доверяет украинской команде. 23 августа он поблагодарил их за сотрудничество и сказал, что ему с ними больше не по пути.

Ни один документ, кроме изначального разрешения на поиск финансирования, британский режиссер так и не подписал.

Крокодильчик Плюх

23 сентября в появилась страничка мультсериала Splash the Crocodile или «Крокодильчик Плюх», созданного при поддержке УКФ. Главный герой — крокодил, который не умеет плавать. На него не обращают внимания крокодилы, но он находит друзей среди других зверей: бегемот, жираф, черепаха, тушканчик.

Продюсер проекта — Десняна Рожкова, а сценарист — сельский бухгалтер и драматург из Львовской области Ярослав Яриш. В интервью о проекте для Cases он рассказал о герое мультика: «Семья отказывается помогать ему с решением проблемы. А друзья просто чураются его, потому что он не такой, как они. Он неправильный».

Что говорит Дерик Тан

Британец считает, что украинцы украли его концепцию, переименовали проект и теперь без него разрабатывают мультсериал с похожей концепцией и идеей. По его словам, все слоганы мультсериала «Крокодильчик Плюх» — адаптированный перевод идей из его сценариев. Тан планирует подать в суд.

«Они выиграли грант с моей концепцией, над которой я работал последние годы. А потом поменяли название и взяли какого-то сценариста, который якобы что-то придумал сам. Это плагиат», — говорит Дерик.

Знакомый журналист Дерика связывался по телефону с Рожковой. Продюсер пригрозила, что обратится в Украинский визовый центр по поводу правового статуса пребывания в стране Дерика Тана, если тот будет поднимать вопросы, связанные с проектом.

Что говорит Десняна Рожкова

Украинский продюсер отрицает все обвинения и говорит, что проект «Крокодильчик Плюх» лишь немного похож на Meji The Veggie, но не имеет ничего общего с идеей британца. Она подтвердила, что команда получала синопсис проекта от Тана: концепцию, сюжет и описание персонажей.

По словам Десняны, из-за того, что Дерик отказался подписывать договор на временную передачу авторских прав, украинская творческая группа за восемь дней придумала новую историю с нуля.

Договор с УКФ от 23 июля 2019 в силе, но в него внесли изменения. Новая версия договора конфиденциальна, нам ее не показали. Продюсер говорит, что в основе новой концепции — крокодил-андердог по типу «Гадкого утенка», образ которого не раз использовался в мультфильмах и литературе. Она считает, что ни британец, ни ее команда не могут быть авторами такой концепции.

«Единственное, чем наша идея похожа на идею Дерика — это герой-крокодил, но это не защищено авторским правом. Контрастный образ доброго крокодила — популярный прием. Мы не меняли героя, потому что это удачный образ», — утверждает Рожкова.

В концепции Тана крокодил становится изгоем потому, что не ест мясо. В концепции украинцев — потому что не умеет плавать. И у британца, и у украинцев крокодил находит новых друзей среди других зверей.

Что говорят в УКФ

В Украинском культурном фонде говорят, что Десняна Рожкова действительно обращалась к ним с просьбой о замене автора сценария. Она заявляла о творческом конфликте и непрофессионализме Дерика Тана. Фонд принял требование грантополучателя, но не связывался с британцем и не выяснял обстоятельства конфликта.

Также в УКФ говорят, что у них нет полномочий решать конфликты вокруг интеллектуальной собственности и ссылаются на то, что участники конфликта могут сделать это в судебном порядке. Наши вопросы о том, что такое «творческий конфликт» в понимании УКФ и как в организации рассматривают подобные случаи остались без ответа.

Что говорит юрист

Источник: https://vctr.media/plohoy-biznes-partner-15496/

История ошибок: как мы построили и потеряли бизнес с оборотом 500 000 долларов в год

Как доказать, что бизнес принадлежит мне, если есть конфликты с напарником?

В 2009 году я рассказывал, как мы строим наш маленький семейный бизнес с оборотом 1500 долларов в месяц. Прошло четыре года. Бизнес вырос до оборота 500 000 долларов в год, и мы его потеряли. Самое время рассказать о допущенных ошибках.

Что же произошло?

Публикация на хабре позволила нам познакомиться с разными людьми, наш бизнес многим понравился. Так в 2010 году мы продали 50% компании частным инвесторам. После успешной трехлетней совместной жизни в сентябре 2013 года наши партнеры отжали бизнес. Мы остались ни с чем.

Как говорил Франклин, “Опыт — это чудесное умение распознавать ошибку, которую ты допускаешь снова”. Возможно, для кого-то все, написанное ниже, знакомо и понятно. Для нас это было впервые и, оглядываясь назад, я вижу множество ошибок, которые привели к такой ситуации.

Буду рад ими поделиться с вами.

Неправильный выбор

Изначально Клумба была написана на Парсере. Вот что бывает, когда учитель английского по образованию и дизайнер по профессии выбирает, какой язык программирования выучить для своего стартапа. Для тех, кто не в теме — это как эсперанто в языках программирования. Я оказался заложником своего же выбора. Клумба быстро росла, ей нужно было развитие. Я понял, что писать ее и дальше один не смогу.

Найти программиста на Парсере, который бы точно остался с нами, было нереально. Переписывать на php — дорого, Клумба еще столько не зарабатывала. Поэтому, когда появились инвесторы, которые смогли решить проблему разработки, мы с радостью согласились продаться.

Выбирая платформу для бизнеса, думайте о будущем. Поддержка и развитие — гораздо дороже и важнее первоначальной разработки.

Иногда лучше кредит

К моменту появления инвесторов у Клумбы не было проблем, кроме проблемы технического роста. Нам не нужны были деньги на маркетинг или что-то еще. Проект стремительно рос, у него изначально была отличная модель монетизации.

Тогда мы не понимали, что взять кредит на разработку нам было бы дешевле и менее рискованно, чем привлекать инвесторов в проект.

Во многих ситуациях лучше рискнуть своим иммуществом и взять кредит в банке, чем привлечь инвестора и рисковать будущим бизнесом.

Наймите прагматичного юриста

Мы легкомысленно отнеслись к сделке. Подписывая документы, мы не думали, с чем пойдем в суд в случае конфликта. Мы вообще не думали о возможных конфликтах, ведь все всем нравились. Так у нас на руках оказалось 2 документа. Один — по сути наших отношений, но не несущий никакой юридической силы.

Второй — устав ООО, с которым в суд идти бессмысленно, потому что на ООО ничего, кроме домена, нет, устав стандартный и спорить по нему, особенно при схеме 50/50, можно годами. Нам не хватило консультации человека, который знаком не только с местными законами, но и с местной реальностью.

Ищите юриста, который не просто знает законы, но и понимает, как они применяются. Консультация такого человека сохранит вам много энергии в будущем.

Делите шкуру неубитого медведя

Когда мы продали половину компании — делить было нечего. Прибыль была небольшой и вопроса, что с ней делать, не возникло. Когда компания выросла, нужна была стратегия распоряжения деньгами. Оказалось, что мы по-разному смотрим на стратегию самого продукта, поэтому и деньги компании хотим тратить по-разному.

Нас не устроил их план траты денег, их не устроил наш план развития продукта, но свой они предложить не захотели. Мы захотели вывести прибыль. Они сопротивлялись. В таких вопросах очень сложно найти компромисс.

Делите шкуру неубитого медведя. Большинство конфликтов случаются на почве распределения прибыли.

И чем она больше, тем больше проблемы.

Держите свою команду при себе

Я столкнулся с редким случаем. Клумбу стали разрабатывать программисты партнеров, которые находились в другом городе. С одной стороны — они все время уделяли только Клумбе и были мои. С другой — я их не нанимал и не мог уволить, не поссорившись с партнерами, поэтому они были не мои.

Не говоря о том, что самому мне удавалось все делать быстрее и темп разработки меня убивал. Среди прочего, партнеры мне предъявляли претензии в демотивированности команды, которую я не нанимал, не поощрял и не считал своей.

Вы можете отдать на аутсорс часть работы, но никогда не теряйте контроля над людьми и процессами.

Даже если вам кажется, что вас прикрывают.

Не доверяйте

Мы с партнерами дружили. Я не мог допустить, что они нарушат договоренности под любым предлогом. Поэтому спокойно доверял им все: сервера, базы, ПО. Мне казалось, что я их знаю и смогу договориться в любой ситуации. Поэтому совершить захват компании им удалось до смешного легко.

В критический момент у меня не оказалось доступа к серверам и технической части проекта. Они быстро сменили платежные реквизиты на сайте, пароли на всем, включая управление доменом, сервера, базы, статистику.

Люди разводятся после 30 лет брака.

Что говорить о бизнесе? Никому не доверяйте.

Ищите помощи, пока не поздно

До захвата наш конфликт длился 6 месяцев. Все это время нам казалось, что выносить сор из избы непорядочно по отношению к партнерам. Мы ошибались. В патовой ситуации необходима третья сторона, которая может выступить посредником. Очевидно, что эта третья сторона должна быть нейтральной.

Поэтому найти ее можно, только рассказав кому-то постороннему о проблеме. Мы стали поднимать шум, когда уже поздно было что-либо предпринимать. Поэтому нам могли только посочувствовать, но помочь — нет.

Вовремя признавайте свое бессилие в ситуации и ищите помощи.

Иногда договориться внутри компании просто не получится.

Итог

Все это произошло, конечно, из-за отсутствия опыта. Не только у нас, но и у наших партнеров. Опыт не универсальный. Нет книги или списка статей, прочитав которые можно избежать всех проблем. В какой-то другой компании может быть своя цепочка ошибок, которая приводит к краху.

Я написал эту заметку в первую очередь для молодых стартапов, которые готовы взять деньги инвестора. Там, в самом начале, кажется, что инвестор и его деньги решат все проблемы. Но может случиться такое, что решив не такие значительные проблемы начала бизнеса, вы столкнетесь с гораздо более серьезными проблемами дальше.

Постарайтесь подумать об этом заранее.

Источник: https://habr.com/ru/post/198868/

Абсолютное право
Добавить комментарий