Как доказать, что я не обладаю частной собственностью?

Собственность классиков: Джон Локк

Как доказать,  что я не обладаю частной собственностью?

…Будем ли мы рассматривать естественный разум, который говорит нам, что люди, однажды родившись, имеют право на самосохранение и, следовательно, на еду и питье и на тому подобные вещи, которые природа предоставляет для поддержания их существования, или же мы будем рассматривать откровение, которое передает нам рассказ о благах земных, которые бог даровал Адаму и Ною с его сыновьями, совершенно ясно, что бог, как говорит Давид (Пс. 115, 16), «землю дал сынам человеческим», дал ее всему человечеству в целом. Хотя земля и все низшие существа принадлежат сообща всем людям, все же каждый человек обладает некоторой собственностью, заключающейся в его собственной личности, на которую никто, кроме него самого, не имеет никаких прав. Мы можем сказать, что труд его тела и работа его рук по самому строгому счету принадлежат ему. Что бы тогда человек ни извлекал из того состояния, в котором природа этот предмет создала и сохранила, он сочетает его со своим трудом и присоединяет к нему нечто принадлежащее лично ему и тем самым делает его своей собственностью. Так как он выводит этот предмет из того состояния общего владения, в которое его поместила природа, то благодаря своему труду он присоединяет к нему что-то такое, что исключает общее право других людей. Ведь, поскольку этот труд является неоспоримой собственностью трудящегося, ни один человек, кроме него, не может иметь права на то, к чему он однажды его присоединил, по крайней мере в тех случаях, когда достаточное количество и того же самого качества [предмета труда] остается для общего пользования других.

Тот, кто питается желудями, подобранными под дубом, или яблоками, сорванными с деревьев в лесу, несомненно, сделал их своей собственностью. Никто не может отрицать, что эта еда принадлежит ему.

Я спрашиваю, когда они начали быть его? когда он их переварил? или когда ел? или когда варил? или когда принес их домой? или когда он их подобрал? И совершенно ясно, что если они не стали ему принадлежать в тот момент, когда он их собрал, то уже не смогут принадлежать ему благодаря чему бы то ни было.

Его труд создал различие между ними и общим; он прибавил к ним нечто сверх того, что природа, общая мать всего, сотворила, и, таким образом, они стали его частным правом.

На это, пожалуй, возразят, что если собирание желудей или других земных плодов и т. п. дает на них право, то тогда каждый может забрать себе столько, сколько захочет. На это я отвечу: нет, не так. Тот же закон природы, который таким путем дает нам собственность, точно так же и ограничивает размеры этой собственности. «Бог дал нам все обильно» (1 Тим.

6, 17) — вот голос разума, подтвержденный вдохновением. Но для чего он дал нам это? Для наслаждения. Человек имеет право обратить своим трудом в свою собственность столько, сколько он может употребить на какиенибудь нужды своей жизни, прежде чем этот предмет подвергнется порче. А то, что выходит за эти пределы, превышает его долю и принадлежит другим.

Но главным предметом собственности являются теперь не плоды земли и не звери, которые на ней существуют, а сама земля, которая заключает в себе и несет с собой все остальное; мне думается, ясно, что и эта собственность была приобретена таким же образом, как и предыдущая. Участок земли, имеющий такие размеры, что один человек может вспахать, засеять, удобрить, возделать его и потребить его продукт, составляет собственность этого человека. Человек как бы отгораживает его своим трудом от общего достояния.

Подобное присвоение какого-либо участка земли посредством его улучшения также не наносило ущерба какому-либо другому человеку, поскольку все еще оставалось достаточно такой же хорошей земли, и в большем количестве, чем то, которое могли бы использовать люди, еще не обеспеченные ею.

Таким образом, на деле никогда для других не оставалось меньше, если кто-либо отчуждал часть для себя; ведь тот, кто оставляет столько, сколько может использовать другой, — все равно что не берет совсем ничего.

Никто ведь не мог считать, что ему нанесен ущерб, если другой человек напился, пусть и большими глотками, когда для другого оставалась целая река той же воды, из которой он мог утолять свою жажду. А с землей и с водой, где и того и другого достаточно, дело обстоит совершенно одинаково.

Меру собственности природа правильно установила в соответствии с тем, как далеко простираются труд человека и его жизненные удобства: никто не мог бы подчинить себе своим трудом, или присвоить себе, все, и никто не мог бы использовать для удовлетворения своих потребностей больше, чем только незначительную часть всего этого; так что этим путем ни одному человеку невозможно было нарушить права другого или приобрести себе собственность в ущерб своему соседу, у которого оставалось столь же хорошее владение и такой же величины (после того как тот изъял свое), как и до того, как это было присвоено.

…То же самое правило собственности, согласно которому каждый человек должен иметь столько, сколько он может использовать, могло бы по-прежнему сохранять силу в мире, не стесняя кого-либо, поскольку в мире достаточно земли для того, чтобы удовлетворить двойное количество населения, если бы только не изобретение денег и молчаливое соглашение людей о придании им ценности не ввело (по соглашению) большие владения и право на них…

Не является также и странным, как это, пожалуй, может показаться до размышления, что собственность, возникшая благодаря труду, может перевесить общность владения землей.

Ведь именно труд создает различия в стоимости всех вещей; и пусть каждый поразмыслит, какова разница между акром земли, засаженной табаком или сахарным тростником, засеянной пшеницей или ячменем, и акром той же земли, лежащей невозделанной в общем владении, на которой не ведется никакого хозяйства, и он обнаружит, что улучшение благодаря труду составляет гораздо большую часть стоимости. Мне думается, что будет весьма скромной оценкой, если сказать, что из продуктов земли, полезных для человеческой жизни, девять десятых являются результатом труда. И даже более того; если мы будем правильно оценивать вещи, которые мы используем, и распределим, из чего складывается их стоимость, что в них непосредственно от природы и что от труда, то мы увидим, что в большинстве из них девяносто девять сотых следует отнести всецело на счет труда.

Не может быть более ясного доказательства этому, чем то, которое являет ряд американских племен; они имеют обширные земельные владения, и им не хватает всех жизненных благ; природа одарила их так же щедро, как и любой другой народ, средствами к довольству, т. е.

плодородной почвой, которая в состоянии в изобилии производить все, что может дать пищу, одежду и удовольствия; и все же эти племена, так как их земли не улучшаются благодаря труду, не обладают и одной сотой тех благ, которыми мы наслаждаемся; и король обширной и плодородной местности там питается, одевается и живет хуже, чем поденщик в Англии.

Из всего этого очевидно, что хотя предметы природы даны всем сообща, но человек, будучи господином над самим собой и владельцем своей собственной личности, ее действий и ее труда, в качестве такового заключал в себе самом великую основу собственности; и то, что составляло большую часть того, что он употреблял для поддержания своего существования или для своего удобства, когда изобретения и искусство улучшили условия жизни, было всецело его собственным и не находилось в совместном владении с другими.

Таким образом, труд вначале давал право на собственность всякий раз, когда кому-либо было угодно применить его к тому, что находилось в общем владении, и этого общего владения в течение долгого времени оставалось гораздо большая часть и еще и сейчас остается больше, чем то, что человечество использует.

Люди сначала по большей части довольствовались тем, что им для их нужд непосредственно, без их помощи, предоставляла природа; и хотя впоследствии в некоторых частях земного шара (где рост населения и скота, равно как и употребление денег, способствовал тому, что земли стало мало и поэтому она начала представлять известную ценность) некоторые сообщества установили границы своих отдельных территорий и посредством созданных ими самими законов упорядочили владения частных лиц в своем обществе и, таким образом, путем договора и соглашения утвердили собственность, начало которой положили труд и усердие, а при заключении союзов между различными государствами и королевствами они публично заявляли (либо же это молча подразумевалось) об отказе от всех притязаний и прав на землю, находившуюся во владении другого, и по общему согласию отказались от своих претензий, вытекавших из естественного общего права, которое они первоначально имели на эти местности, и, таким образом, посредством положительного соглашения утвердили у себя собственность в различных частях и уголках земли; и все же до сих пор имеются огромные земельные угодья, которые (их обитатели не присоединились к остальному человечеству и не участвовали в соглашении об использовании их общих денег) лежат невозделанными, и этих земель больше, чем используют или могут использовать живущие на них люди, и, таким образом, эти земли все еще находятся в общем владении. Хотя подобный случай вряд ли может иметь место среди той части человечества, которая договорилась об употреблении денег.

Большую часть тех вещей, которые действительно полезны для человеческой жизни и которые необходимость поддерживать свое существование заставляла искать первых обитателей земли, как и американцев сейчас, составляют обычно скоропортящиеся вещи, такие, которые, если они не будут использованы, испортятся и погибнут сами по себе.

Золото, серебро и бриллианты – это вещи, которым придали стоимость прихоть или соглашение, а не их действительная полезность и необходимость для поддержания жизни.

Так вот, из тех хороших вещей, которые природа давала всем, каждый имел право (как уже говорилось) брать столько, сколько мог использовать, и получал в собственность все, на что он мог воздействовать своим трудом; все, на что простиралось его трудолюбие и что он выводил из естественного состояния, принадлежало ему.

Тот, кто собирал сто бушелей желудей или яблок, тем самым получал их в собственность; они становились его добром, как только он их собрал. Он должен был заботиться только о том, чтобы использовать их до того, как они испортятся, в противном случае он брал больше своей доли и грабил других.

И действительно, было глупым, да к тому же и бесчестным, накапливать больше, чем он мог использовать. Если он отдавал часть комулибо другому, чтобы эти продукты не пропали бесполезно, будучи его собственностью, то тем самым он их тоже использовал.

А если он менял сливы, которые могли сгнить через неделю, на орехи, которые он мог бы есть целый год, то он никому не наносил ущерба; он не расточал общего запаса, не уничтожал ни одной части от той доли продуктов, которая принадлежала другим, поскольку ничто не погибало бесполезно в его руках.

Далее, если он отдавал свои орехи за кусок металла, цвет которого ему понравился, или обменивал овец на ракушки или шерсть на искрящийся камешек или на бриллиант и хранил их всю свою жизнь, то он не нарушал прав других; он мог накапливать этих долговечных вещей столько, сколько ему угодно, потому что выход за пределы его правомерной собственности состоит не в том, что у него много имущества, а в том, что часть его портится, не принося ему никакой пользы.

И таким образом было введено употребление денег, некоей долговечной вещи, которая может храниться у человека, не подвергаясь порче, и которую люди принимают по взаимному соглашению в обмен на действительно полезные, но недолговечные средства существования.

И поскольку различные степени усердия способствовали тому, что люди приобретали имущество различных размеров, то это изобретение денег дало им возможность накапливать и увеличивать его.

Так вот, вначале весь мир был подобен Америке, и в еще большей степени, чем теперь, ведь тогда нигде не знали такой вещи, как деньги. Но стоит только найти нечто, что могло бы использоваться и цениться в качестве денег среди его соседей, и вы увидите, что тот же самый человек сразу начнет увеличивать свои владения.

Но поскольку золото и серебро, которые лишь в незначительной степени необходимы для существования человека в сравнении с пищей, одеждой и средствами передвижения, имеют свою стоимость лишь благодаря соглашению людей, причем все же труд главным образом является мерилом, то очевидно, что люди согласились на непропорциональное и неравное владение землей, обнаружив благодаря молчаливому и добровольному согласию способ, посредством которого человек может честно иметь гораздо большее количество земли, нежели то, с которого он может использовать продукт; он состоит в том, чтобы получать в обмен на свои излишки золото и серебро, которые можно накапливать без ущерба для кого-либо: эти металлы не портятся и не разрушаются в руках владельцев. Подобный раздел вещей на неравные частные владения люди осуществили вне рамок общества и без какого-либо договора, только лишь приписав стоимость золоту и серебру и молчаливо согласившись на применение денег, потому что при государственном правлении законы регулируют право собственности и владение землей определяется действующими конституциями.

И таким образом, мне думается, очень легко понять, как мог труд вначале послужить источником права собственности на общие произведения природы и как трата этой собственности на наши нужды ограничила ее.

Тогда не могло быть причин для споров о праве владения и никакого сомнения в величине тех владений, которые это право давало.

Право и удобство шли рука об руку; ведь так как человек обладал правом на все, к чему он мог приложить свой труд, то у него не было искушения трудиться, чтобы производить больше, нежели он мог использовать.

При этом не оставалось места для споров относительно права владения и не было покушения на права других; всегда было видно, какой кусок человек себе отрезал, и было бесполезно, равно как и бесчестно, отрезать себе слишком много или брать больше, нежели нужно.

(Сочинения: В 3 т. Т. 3. С. 276–289)

Источник: http://www.strana-oz.ru/2004/6/sobstvennost-klassikov-dzhon-lokk

Предлагается уточнить законодательные нормы о праве собственности на имущество общего пользования в ТСЖ

Как доказать,  что я не обладаю частной собственностью?

Распространяются ли законодательные нормы о праве общей долевой собственности на общее имущество в многоквартирном доме (далее – МКД) на правоотношения, связанные с распоряжением общим имуществом иных имущественных комплексов, в том числе дачных товариществ? Этот вопрос стал одним из ключевых на заседании КС РФ, состоявшемся 13 октября.

Заявитель М. – член товарищества собственников жилья (ТСЖ) “Дачный поселок “Б.” – обратился в Суд с просьбой о проверке конституционности абз. 2 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г.

№ 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” (далее – оспариваемая норма), согласно которому единственным доказательством существования права на недвижимое имущество является государственная регистрация, и оспорено зарегистрированное право может быть только в судебном порядке.

По его мнению, такая формулировка закона лишает членов ТСЖ, право собственности на общее имущество у которых возникает в силу закона, возможности его защиты в судебном порядке.

Так, суды отказали в удовлетворении требований заявителя об истребовании из чужого незаконного владения (ст.

301 ГК РФ) имущества общего пользования ТСЖ: дорог, инженерно-технических коммуникаций, зданий КПП, трансформаторной подстанции, канализационно-насосной станции, столовой, забора – и передачи его в общую долевую собственность членам ТСЖ и владельцам домов в дачном поселке, не являющихся членами ТСЖ.

В кассационном определении, в частности, указано, что данное имущество было продано коммерческой организации законным собственником – некоммерческой организацией ТСЖ “Дачный поселок “Б.”, право собственности которой подтверждается выпиской из ЕГРП.

Никаких доказательств принадлежности спорного имущества непосредственно владельцам домов и участков в пределах территории ТСЖ на праве общей долевой собственности в материалах дела нет, поэтому они не обладают правом на подачу виндикационного иска, посчитал суд (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 1 декабря 2015 г. № 4-КГ15-52).

Однако заявитель полагает, что на имущество ТСЖ должен распространяться специальный правовой режим общего имущества МКД. В обоснование своей позиции он ссылается в том числе на ч. 2 ст. 136 Жилищного кодекса РФ, указывающую, собственниками каких объектов может быть создано ТСЖ, и п. 2 ст. 123.

13 ГК РФ, согласно которому объекты общего пользования в садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих товариществах принадлежат членам соответствующего товарищества на праве общей долевой собственности, если иное не предусмотрено законом. Напомним, ст. 123.12-123.

14 ГК РФ применяются в том числе к товариществам собственников жилья, садоводческим, огородническим и дачным некоммерческим товариществам, созданным до их вступления в силу (до 1 сентября 2014 года).

Специальный правовой режим общего имущества МКД характеризуется рядом особенностей. Такое имущество принадлежит собственникам помещений в соответствующем доме на праве общей долевой собственности, причем доля на него может быть отчуждена собственником только вместе с правом собственности на квартиру или нежилое помещения (ст. 290 ГК РФ, ст. 36 Жилищного кодекса РФ).

Кроме того, что особенно важно, по мнению заявителя, не требуется отдельной регистрации права общей долевой собственности на общее имущество – она происходит автоматически при регистрации возникновения, перехода, ограничения или прекращения права на жилое или нежилое помещение в МКД (п. 2 ст. 23 Федерального закона от 21 июля 1997 г.

№ 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”).

Имущество общего пользования ТСЖ, образованного несколькими жилыми домами, тоже невозможно отделить от этих домов, поскольку оно создано непосредственно для их функционирования, заявила представлявшая в КС РФ интересы заявителя адвокат Татьяна Пухова.

“Подробной и формализованной процедуры госрегистрации прав на такое имущество в законе нет, –  подчеркнула она.

– Однако, если законодатель считает необходимым в целях защиты конституционных прав граждан обеспечить и поддерживать неразрывное единство вещных прав применительно к МКД и если такое же функциональное единство характерно для иных имущественных комплексов, то и в них, как я полагаю, должна быть обеспечена аналогичная защита, потому что характер собственности один и тот же”. При этом, по мнению представителя заявителя, необходимо четко определить, какие именно объекты должны бесспорно принадлежать на праве общей долевой собственности членам ТСЖ, по аналогии с закрытым перечнем общего имущества МКД (ч. 1 ст. 36 Жилищного кодекса РФ).

Вопрос о необходимости или отсутствии необходимости регистрации права на общее имущество ТСЖ действительно носит спорный характер, отметил в свою очередь и полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов.

Однако он категорически против распространения правового режима общего имущества МКД на имущество общего пользования ТСЖ, поскольку это предполагает в том числе запрет на его отчуждение в собственность одного лица.

На практике многие объекты соответствующей инфраструктуры, например трансформаторные подстанции, работа которых требует постоянного контроля работниками, обладающими навыками их эксплуатации, передаются на баланс, то есть в собственность, сетевых организаций, что не влечет прекращения обслуживания ими жилых домов.

Кроме того, если в МКД общее имущество действительно неразрывно связано с принадлежащими собственникам помещениями (лестничные клетки, коридоры, лифтовые шахты, крыши, подвалы, внутридомовое оборудование), то имущество общего пользования дачных и иных товариществ находится фактически за пределами объектов частной собственности, добавил представитель президента.

Какие сведения должны быть указаны в документах об установлении сервитута, узнайте из материала “Регистрация сервитутов” Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

При этом в случае ограничения возможности использования имущества общего пользования, в связи с чем затрудняется доступ к принадлежащему домовладельцу земельному участку – представитель заявителя указывала, в частности, на запрет проезда по территории дачного поселка, он может подать негаторный иск (ст. 304 ГК РФ) или потребовать установление сервитута (ст.

274 ГК РФ), подчеркнул Михаил Кротов. “Сомнений в конституционности оспариваемой нормы нет. Суду предлагается распространить по аналогии правовой режим ст. 290 ГК РФ на коттеджные поселки. При этом ни одна из норм закона, в которых говорится об общей собственности, оспариванию не подлежала, поэтому их рассмотрение выходит за пределы полномочий КС РФ”, – заключил он.

Представители Генеральной прокуратуры РФ и Минюста России также отметили недостаточную определенность правового режима общего имущества, предназначенного для обслуживания нескольких жилых домов, в том числе отсутствие прямого указания на необходимость регистрации права собственности на него, но подчеркнули, что это не может свидетельствовать о неконституционности оспариваемой нормы.

Какую позицию по рассмотренному делу займет КС РФ, портал ГАРАНТ.РУ расскажет после вынесения соответствующего постановления.

Документы по теме:

Источник: http://www.garant.ru/news/956011/

Формы собственности, право частной собственности и его защита

Как доказать,  что я не обладаю частной собственностью?

Понятие форма собственности включает ее вид, что определяется субъектом. В число субъектов права собственности включены граждане, организации и предприятия в виде юридических лиц, РФ, субъекты РФ, муниципальные образования.

круга форм собственности и ее субъектов определяет статья 212 ГК РФ, в соответствии с которой в нашей стране признано несколько типов собственности:

  • частная,
  • государственная,
  • муниципальная и др.

Муниципальная и государственная собственность необходима для того, чтобы обеспечить интересы значительных групп населения, при этом частная собственность, в число субъектов которой входят граждане и юридические лица, необходима для того, чтобы исключительно удовлетворить интересы собственника.

Право частной собственности юридических лиц находится под охраной закона (ст. 35 Конституции РФ). Любой собственник в отношении принадлежащих ему прав равен перед законом, при этом в нашем государстве равноправными признаются все формы собственности.

Определенные типы имущества находятся только в собственности муниципалитета или государства, включая стратегические объекты, нефте- и газопроводы, космические объекты и др. Могут устанавливаться определенные аспекты прекращения и приобретения права собственности на имущество, включая нюансы владения, пользования и распоряжения.

Замечание 1

Так, лишь субъект, находящийся в собственности государства или муниципалитета, способен приобретать деньги в качестве платежа.

Право частной собственности со стороны юридического лица

Признаками права частной собственности организаций в форме юридического лица являются следующие положения:

  • юридическое лицо способно являться единственным собственником имущества, которое может ему принадлежать;
  • учредители любого юридического лица обладают (товарищества и хозяйственные организации) или не обладают (некоммерческие предприятия или организации) обязательственными правами на имущество;
  • в собственности юридических лиц находится имущество, которое они получают как вклад (взнос) со стороны учредителей или приобретают и производят при осуществлении предпринимательства;
  • юридическое лицо имеет право совершать по отношению своего имущества любые действия, которые не противоречат закону (некоммерческое предприятие ограничено при осуществлении правомочий в сфере владения, пользования и распоряжения имуществом, так как обладают специальной компетенцией).

В собственности юридического лица может быть любое имущество, помимо имущества, которое не может быть их собственностью по закону. Когда имущество принадлежит предприятию, то его сумма и количество не может быть ограничена, кроме законодательно установленных случаев.

Если в собственности организации оказывается имущество, не способное по закону ей принадлежать, то право собственности такой организации должно быть прекращено.

Если в собственности организации есть ограниченное в обороте имущество, то оно может принадлежать ей только в случае выдачи соответствующих разрешений (лицензий).

Замечание 2

Кроме вещей в состав имущества могут быть включены соответствующие права требования обязательственного характера, исключительные права, корпоративное (членское) право.

Для юридического лица основаниями для приобретения и прекращения права собственности являются:

  • гражданские правовые сделки;
  • формирование имущества в ходе производства;
  • объединение имущества, включая разделение и выделение;
  • прочие способы приобретения и прекращения прав собственности, разрешенные законом.

В целом право собственности определяется в качестве совокупности правовых норм, с помощью которых происходит регулирование отношений владения, пользования и распоряжения собственником, включая действия по устранению незаконного вмешательства любого лица из области его хозяйственного господства.

Особенности защиты прав собственности

Отношения собственности являются основополагающими для экономики любой страны. По этой причине им необходима особая защита и покровительство со стороны государства.

Замечание 3

Законодательство нашей страны закрепляет уголовную, административную, гражданскую защиту права собственности, также ее охрана происходит с помощью норм финансового, семейного, земельного, экологического права.

В широком смысле защита интересов отражается в статье 13 ГК РФ, что ведется через признание недействительным акта органа государства или местного самоуправления, который нарушает интересы собственника. Иные способы защиты включают:

  • признание недействительными сделок, которые способны нарушить интересы собственников;
  • процесс возмещения убытков собственников;
  • исковую защиту.

Гражданское законодательство рассматривает несколько способов исковой (судебной) защиты прав собственности:

  • аппликационный иск (истребование имущества из незаконного чужого владения);
  • негаторный иск, заключающийся в требовании устранить всякие нарушения права собственности, которые даже и не относятся к лишению владения;
  • защита интересов собственника в случае прекращения его права законом нашей страны.

Виндикационный иск представляет собой иск невладеющих собственников к тому, кто является владельцем. Состоит в истребовании индивидуального имущества из его незаконного владения. Истец по делу здесь представлен собственником имущества, которому необходимо привести доказательства о том, что он является собственником имущества.

Негаторный иск концентрируется на полном обеспечении возможности собственника в сфере владения, пользования и распоряжения принадлежащим имуществом.

Замечание 4

Часто подобный иск используется при необходимости исключения неправомерного описания имущества из описи.

 Арест имущества, включая его запрет и опись по распоряжению, используют с целью обеспечить исполнение судебного решения о возмещении ущерба или приговора о конфискации имущества. Если происходила опись имущества, которое не принадлежало ответчику (подсудимому), то его необходимо исключить из описи.

Если происходит принятие закона РФ, который прекращает право собственности, убытки, причиненные собственникам после принятия подобного акта, подлежат возмещению со стороны государства. Все споры, возникающие в этом случае, разрешаются в суде.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: http://zaochnik.com/spravochnik/pravo/pravovedenie/formy-sobstvennosti/

Что произойдет с частной собственностью на жилье

Как доказать,  что я не обладаю частной собственностью?

Собственность — сложный и многосоставный институт. С точки зрения общественного спокойствия лучше считать его священным. На собственность завязано такое количество интересов, что любые прогнозы о ее изменении оскорбительны по определению. Однако все же интересно, что будет с собственностью на жилье в городе будущего

Начну со статистики по западным мегаполисам. В Берлине, Нью-Йорке, Лондоне около 80% горожан живут в арендованном жилье. Иметь в собственности жилье, в котором живешь,— это исключение, а не правило.

В малых городах и уж тем более в субурбии все, конечно, иначе, но ведь будущее создается сегодня в мегаполисах.

И мы ясно видим, что чем активнее город развивается, чем выше его место в рейтинге глобальных городов, тем больше в нем съемного жилья.

Собственность на жилье — странный институт. Она устроена как-то принципиально иначе, чем собственность на все остальное. Я даже не говорю о России, где специфика приватизации привела к парадоксальным результатам, когда квартира частная, а все, что за ее пределами, неясно чье.

Ни к чему, кроме деградации многоквартирного дома, это не может привести — и не приводит.

Истории про то, как собственники квартир объединились в ТСЖ и очень от этого выиграли, так редки, так похожи на ранний лозунг американского капитализма «здесь каждый может стать миллионером», что слишком откровенно выглядят рекламной попыткой уйти от этой беды.

Кстати, у нас есть интересный прецедент своего рода бегства от собственности. Наш Градостроительный кодекс гласит, что собственник квартиры является одновременно собственником части городской территории, на которой стоит дом.

Это более или менее декларативное право — земля в большинстве городов не размежевана, объекты собственности не выделены. Прогрессивные экономисты полагают, что дело в сопротивлении чиновников. Наверное.

Но странно, что людям подарили землю, а какие-то местные чиновники это саботируют, и так длится 20 лет.

Может быть, нет особого напора, которому приходится сопротивляться чиновникам? Зачем, скажите, мне эта собственность на землю, с которой непонятно что делать, а за нее еще налог возьмут, ее же и убирать заставят? Не разумнее ли ее так и оставить за государством?

Но возьмем более благополучную ситуацию западных городов. Тех самых собственников 80% жилья, которое сдается в мегаполисах. Оно ведь как-то странно сдается. Собственник не может выселить арендатора, когда ему хочется. Даже если тот не платит.

Это возможно только по судебному решению, причем если арендатор имел уважительную причину не платить, суд встает на его сторону. В известном мне случае в Париже арендатор, литератор-фрилансер, представил в суд справку от врача, что у него была депрессия, он не мог работать, поэтому и не платил.

Суд встал на его сторону и разрешил и дальше не платить, пока врач не установит, что он уже поправился. На хозяина жилья арендатор может подать в суд за то, что он его не ремонтирует или ремонтирует как-то не так.

В Берлине цена аренды вообще определяется муниципальными властями, а если вы не сдаете и не живете, вам начинают повышать налоги — то есть штрафуют, по сути.

В Париже аренда определяется частным договором, но власть следит, чтобы собственник не поднимал цену и даже снижал ее со временем, раз человек хороший поселился и долго живет. Кто не знает, что попытка государства регулировать цены, по которым частный собственник продает свой товар,— это путь к деградации рынка и дефициту? Но на жилье это как-то не распространяется. Регулируют и считают это в порядке вещей.

У собственности на жилье вообще множество таких особенностей, что неясно, с чем ее сопоставить. Ну, скажем, если вы владеете бриллиантами, вас никто не ограничивает в праве их потерять или выкинуть.

Но если у вас в городе дом, а вы почему-то начали его уничтожать, вас обвинят в преступлении, в некоторых странах даже уголовном.

Если вы решили его снести, то вам нужно согласовать это решение с властями, и они его не согласуют, пока вы не покажете, что построите на этом месте, за какие деньги, по какому проекту, а когда покажете, то, скорее всего, тоже не согласуют. Даже перестройка вашего собственного дома внутри нуждается в санкции властей.

С другой стороны, и у собственника есть какие-то странные права. Например, если у вас автомобиль попал в аварию, то это просто жалко и все. А если у вас жилье аварийное, то государство почему-то взяло на себя обязательство выдать вам другое, годное. С какой стати? Уму непостижимо, хотя приятно.

В этом деле есть сложная, изощренная, многосоставная экономическая теория. Но суть тут проста. Город — это до такой степени «коммунальное» пространство, что оно все время стремится как-то обусловить, усложнить, ограничить частную собственность с тем, чтобы она оказалась не вполне частной.

В идеале город бы хотел видеть частного собственника агентом по разнообразному обслуживанию недвижимости — от юридического до сантехнического — и следить, чтобы тот на этом обслуживании не зарабатывал больше прожиточного минимума. Классическое римское определение собственности — это совокупность владения, пользования и распоряжения.

Но тут владеть — владейте, пользоваться — под контролем и с учетом интересов других пользователей, а распоряжаться этим будет публичная власть. Да зачем это сдалось?

Зачем тут вообще нужна собственность? Изначально собственность — это способ регулировать доступ к ограниченному ресурсу. Всего на всех не хватает, общество должно договориться, как распределить. Но проблема в том, что жилья в странах первого и даже второго мира стало как раз хватать. На всех. В скандинавских странах вообще по 80 кв.

 м жилья на человека, в развитых европейских — по 50 кв. м, и даже в России уже 27 кв. м. За последние полвека цивилизация сделала гигантский скачок, дефицит жилища заканчивается.

Именно поэтому аренда жилья начинает вытеснять покупку — рынок огромен, затраты с учетом процентов на первоначальную покупку (или на ипотеку) сопоставимы, обязательств — никаких.

Есть другая линия рассуждений: жилье как финансовый инструмент. Но в этом отношении он конкурирует с другими финансовыми инструментами и очевидно не является оптимальным.

Сегодня в России купить квартиру и сдавать ее — это очевидный финансовый проигрыш по сравнению даже с элементарным хранением денег в банке под процент.

Я уже не говорю про то, что общество и государство болезненно относятся к превращению недвижимости в предмет финансовой спекуляции и любые, самые нецивилизованные меры по ограничению доходности рассматривают скорее с симпатией.

Я думаю, что в ближайшей перспективе жилье не выдержит конкуренции с другими видами активов, по крайней мере если не принять серьезных мер по повышению его привлекательности. Но это не в повестке дня — вспомните наш национальный проект «Доступное жилье», увеличение количества строящегося жилья в полтора раза.

Есть, как мне кажется, серьезные основания полагать, что частная собственность на жилье в городе будущего не выдержит напора коммунальности. И, как любое общественное благо, доступ к которому не нуждается в жесткой регуляции, постепенно эта собственность будет перепихнута на государство. Как доступ к метро, к коммунальным услугам, к чистой воде или воздуху.

Есть множество издержек частной собственности, которые будут на нее давить. Ну, скажем, все типовое индустриальное домостроение, которое является главной проблемой среды наших городов, сегодня является прямым следствием частной собственности на жилье.

Поскольку жилье можно получить только в собственность, то цена квартиры должна быть сопоставима с доходами граждан, а изготовить массовый продукт по такой цене можно только средствами индустриального домостроения. Шаг влево, шаг вправо от этого стандарта приводят к разорению девелоперов.

Мы обречены воспроизводить эту среду, меняя пятиэтажки на 27-этажки и при этом обещая горожанам комфортную городскую среду. Но ведь очевидно, что если комфортная среда — это общественное благо, тогда этим должно заниматься государство.

Или, скажем, именно собственность на жилье блокирует мобильность рабочей силы. Человек может десятилетиями работать в одном конце города, а жить в другом. 80% съемного жилья в западных мегаполисах — это, в частности, решение именно этого вопроса.

Скажу честно, экономисты, с которыми я имел возможность обсуждать эти идеи, отзывались о них с нескрываемым скепсисом. Возможно, это все никуда не годится и частная собственность — слишком серьезный институт, чтобы ему что-либо угрожало.

В ответ на мои соображения об издержках мне припоминали СССР, где частной собственности на жилье не было, но хорошего от этого было мало. Но при Сталине норма жилья на человека была 5 кв. м, это действительно был очень ограниченный ресурс. И я ни в коем случае не имею в виду экстремистских сценариев национализации, подобных советской практике.

Я просто думаю, что частная собственность на жилье не выдержит конкуренции с другими финансовыми инструментами и окажется неприемлемым тормозом для развития.

17 апреля 2018 года британская консалтинговая компания The Resolution Foundation опубликовала исследование, в котором утверждалось, что, по их прогнозам, меньше половины британцев, рожденных с 1981-го по 2000-й, будут владеть собственной квартирой к пенсии.

Не потому, что они на нее не заработают, а потому, что не захотят ее покупать. Они готовы снимать жилье до смерти. После этого оказалось, что более или менее такая же ситуация в других странах Европы и даже в Америке. По всему миру появились статьи под заголовками типа «Миллениалы не хотят покупать квартиры».

Я бы сказал, что это интересная информация для размышления о городе будущего.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3917379

Абсолютное право
Добавить комментарий