Как исправить ошибку в дипломе об окончании лицея, если он уже не существует?

Дипломы на заказ. Высшее образование всего за… 5 дней

Как исправить ошибку в дипломе об окончании лицея, если он уже не существует?

«АиФ» решил проверить, действительно ли так легко купить диплом, а вместе с ним и профессию. В качестве специальности мечты была выбрана юриспруденция. А чтобы не осрамиться перед будущим работодателем, захотелось «окончить» престижный вуз — Университет МГИМО или МГУ им. М. В. Ломоносова.

Продавцы дипломов уверены: практически каждый второй человек воспользовался услугой «купить диплом», а тех, кто не видит ничего зазорного в том, чтобы заплатить деньги и продвинуться по карьерной лестнице, вообще около 80%.

Если это неправда, на что в таком случае живут сотни компаний, имеющих сайты в Интернете и предлагающих дипломы? Приобрести документ действительно достаточно легко: чтобы сделать заказ на понравившемся сайте, надо заполнить анкету — выбрать вуз, дату поступления и окончания (это могут быть даже советские времена и вузы, которых сейчас уже не существует). После этого на ваш электронный адрес приходит ответ либо с вами связываются по указанному телефону.

Всё для вас

Первая фирма, где я хотела заказать диплом юриста из МГИМО, не справилась с поставленной задачей. На вопрос «почему?» девушка по электронной почте ответила лаконично: «Пришёл отказ». То ли печатей не нашли, то ли специальность слишком сложная.

Другие «профессионалы» обещали сделать на бланке Гознака диплом любого (!) вуза РФ за 1–3 дня. Цена вопроса -18-26 тыс. руб. Правда, это без регистрации в самом вузе.

Диплом с регистрацией стоит не одну тысячу долларов — но всё равно дешевле, чем учиться на платном отделении (см. «Кстати»), да и выбор вузов поражает.

Хотите быть архитектором, закончить авиационный институт? Немного терпения (регистрация занимает дополнительное время — 2–3 недели) — и вы специалист!

Ещё одна фирма потребовала прислать ксерокопию паспорта, включая лист прописки, — якобы как гарантию того, что потом я оплачу заказ. При этом в письме уверяли, что никаких кредитов на меня не оформят и не передадут данные третьим лицам. Что ж, людям, штампующим поддельные дипломы, безусловно, можно доверять…

Самым надёжным оказался мой последний собеседник. Он, правда, не взялся за МГИМО, но обещал МГУ, заявив, что есть и печать вуза, и образец подписи ректора. Заказ был принят, и уже к вечеру прислали черновик моего диплома. Вот так, буквально за один день я «закончила» один из престижнейших вузов страны и стала «дипломированным юристом».

Продавец предложил утвердить диплом (исправить оценки или тему дипломной работы) — и после этого я должна была получить оригинал заказным письмом или экспресс-почтой, а деньги перевести через международную платёжную систему. Кстати, часто диплом привозит курьер либо он присылается почтой в любой город, а деньги за услугу переводятся через банк или интернет.

Как настоящий

Строго говоря, дипломы, которые продаются, — не вполне поддельные. Они выполнены на оригинальных бланках Гознака, у них есть все степени защиты, оригинальный номер, используются спецчернила и т. д. Такой документ пройдёт проверку на подлинность — это подчёркивают все продавцы.

Если работодатель захочет узнать, выдавал ли вуз ваш диплом, продавцы обещают, что проблем не возникнет, если заплатить за услугу регистрации во всех документах вуза. Можно купить и обычную цветную подделку, не на бланке Гознака, за 6–7 тыс. руб.

Средний срок изготовления диплома без регистрации — 2–5 дней.

Стоит отдать должное высшим учебным заведениям страны — зарегистрировать в самом вузе ненастоящий диплом можно далеко не везде.

некоторые продавцы сразу говорят, что не предоставляют такой услуги (объясняя при этом, что работодатели вряд ли будут проверять, потому что это длительная процедура), но располагают не отличимыми от настоящих (или настоящими?) подписями, названиями дипломных работ, печатями, бланками.

И всё это мошенники знают явно из первоисточников. Значит ли это, что о происходящем знают все — от преподавателей вуза до людей, которые поставляют подлинные бланки? Подписи ректоров и деканов можно подделать, печати — тоже.

Непонятно только, откуда у мошенников оригинальные бланки Гознака. Но, получается, вузы обвинить не в чем. Если показать им купленный, но не зарегистрированный диплом, — скажут, что не имеют к нему никакого отношения.

Ненастоящий юрист, возможно, лишь потеряет деньги и контракты компании, взявшей его на работу. Но ведь можно купить и диплом врача, строителя, инженера-механика. Не потому ли у нас в стране врачи ошибаются, дома рушатся, а самолёты падают?

Цена «образования» (руб.)
Диплом вуза18-25 тыс.Подделка (бланк, напечатанный типографским способом, не Гознак) – 8-10 тыс.
Красный диплом21-25 тыс.Подделка – 10-12 тыс.
Аттестат о среднем образовании14-19 тыс.Подделка – 8-10 тыс.
Диплом техникума, колледжа12-18 тыс.Подделка – 4-8 тыс.
Диплом кандидата или доктора наук30-45 тыс.

Кстати

Сколько стоит зарегистрировать диплом*:

  • Санкт-Петербургский госуниверситет – 8500 долл.
  • МГТУ им. Н. Э. Баумана – 7200 долл.
  • Финансовая академия при Правительстве РФ – 6500 долл.
  • Ивановский государственный энергетический университет  – 6500 долл.
  • Нижегородский государственный технический университет  – 5800 долл.
  • Московский архитектурный институт – 4200 долл.
  • Уфимский государственный авиационно-технический университет  – 4500 долл.
  • Московская медицинская академия – 4600 долл.
  • РУДН  – 3700 долл.
  • Московский гуманитарный педагогический институт -1600 долл.

* По данным, предоставленным продавцами дипломов.

Источник: https://mgimo.ru/about/news/smi/127880/

Признание диплома в Германии

Как исправить ошибку в дипломе об окончании лицея, если он уже не существует?

Узнать, признаётся высшее или среднее образование в Германии. Регулируемые профессии. База дипломов anabin, видео.

  • Высшее
  • Среднее
  • Регламентированные профессии

Важным условием занятости в Германии является наличие образования. Без образования у иностранца мало шансов на рабочую миграцию. При поиске работы в Германии следует убедиться, что диплом сравним с немецким.

Признание или подтверждение иностранной профессиональной квалификации – важный шаг на пути интеграции иммигрантов (Министерство по делам мигрантов и беженцев BAMF)

Немецкое министерство иностранных дел содействовало созданию базы данных anabin. В базу внесены известные немцам высшие образовательные учреждения разных стран. Отвечает за обработку данных организация Zentralstelle für ausländisches Bildungswesen (ZAB) – центральное ведомство признания иностранного образования.

База пополняется явочным порядком – иностранец присылает диплом, документ проверяется. Если в базе нет данных, запускается процесс проверки диплома по сложной схеме.

Иностранцу в большинстве случаев для предъявления в немецком посольстве достаточно распечатки данных о ВУЗе с пометкой H+ и о специальности, чтобы образование считалось признанным. Когда данных о дипломе в anabin нет, придётся отправлять документы на проверку.

Ниже видео-инструкция пользования базой anabin.

Для признания диплома отправляется запрос путём заполнения формы. На указанный в форме емейл придёт письмо с дальнейшими инструкциями. Процедура стоит 200€ для первого свидетельства и 100€ для последующих в случае нескольких специальностей или утери.

После положительного ответа ZAB о возможности отослать диплом на проверку, потребуется отослать по указанному адресу:

  • Заверенный перевод на немецкий диплома с приложением
  • Заверенная копия оригинала диплома с приложением
  • Если на дипломе не указана форма обучения, требуется справка из ВУЗа с указанием – образование очное, вечернее или заочное и период обучения
  • Обычные копии:
    • аттестата и других документов об образовании до ВУЗа
    • подтверждения контактов с немецким работодателем, рабочего контракта
    • страницы паспорта с личными данными
    • документов о смене имени, если менялось – свидетельство о браке, например

Признание диплома через ZAB производится только с целью поиска работы. Если диплом необходим для продолжения обучения, уровень образования подтверждается учебным заведением, в котором собирается учиться мигрант.

ZAB не подтверждает дипломы, полученные экстерном и профессиональную переподготовку.

Ведомство просит не присылать документы в пластиковых “файлах” или папках – заботятся об экологии!

База anabin содержит данные о высших учебных заведениях. Профессиональное образование, полученное в средних образовательных учреждениях, следует признавать через сайт anerkennung-in-deutschland.

Название профессии на немецком вводится в форму поиска. Далее указывается город предполагаемого места работы. Сервис показывает адрес и контакты ведомства, ответственного за признание образования в каждом конкретном случае. Для различных профессий в разных регионах ведомства отличаются.

Процесс признания примерно одинаковый.

В организацию высылается:

  • копия загранпаспорта
  • биография на немецком в виде таблицы по годам
  • заверенный перевод диплома и других подтверждений квалификации
  • заверенный перевод трудовой или иных подтверждений наличия опыта работы.

Список отличается, в зависимости от конкретной организации и профессии, в сторону увеличения количества бумаг.

Организация проверяет соответствие процесса получения образования немецким стандартам. Проверка стоит денег – 100-1000€.

Опыт работы может заменить часть немецкой программы образования, например, прохождение обязательной практики.

Факт признания диплома не означает, что иностранцу можно сразу начинать искать работу в Германии по специальности. У немцев существует понятие “регламентированная профессия”. Иностранцы, которые хотят работать по регламентированной профессии, должны обладать не только соответствующим дипломом, но и подтверждённой в Германии квалификацией.

Обычно желающим работать в Германии по регламентированной специальности, необходимо доучиваться 1-2 семестра и/или проходить практику, затем сдавать немецкий государственный экзамен, чтобы получить свидетельство о признании диплома.

Подтверждение диплома требуется далеко не всегда. Например, врачу с признанным дипломом нужно сначала получить разрешение на год или два, чтобы устроиться на должность Assistenzarzt – врач без специализации – для прохождения практики. Затем образование подтверждается через сдачу госэкзамена.

Инженеру подтверждение потребуется, если захочется открыть инженерное бюро. Чтобы работать инженером по найму хватит и простого признания диплома.

За признание дипломов в области регламентированных профессий отвечают профессиональные ведомства. Найти учреждения для информацию по конкретным регламентированным профессиям можно через anabin или annerkennung-in-deutschland.

Регламентированные профессии необязательно требуют высшего образования.

Возможные итоги проверки ZAB Вариант признания Описание
ПолноеДиплом признаётся абсолютно равным немецкому образованию
Частичное нерегламентированноеОтвет описывает конкретные различия в программе получения специальности. Возможно приехать и доучиться в Германии, если найти место для обучения.
Частичное регламентированноеДополнительно указываются недостающие шаги для подтверждения профессии, например, прохождение практики или необходимость сдать государственный экзамен.
НепризнаниеПолный отказ приводит к невозможности работать или продолжить учёбу в ФРГ.

Список регламентированных профессий в Германии

Строительство:

  • Architekt – архитектор
  • Garten- und Landschaftsarchitekt – архитектор садов и ландшафтов
  • Innenarchitekt – архитектор помещений
  • Maurer und Betonbauer – каменщик-бетонщик
  • Stadtplaner – градостроитель
  • Straßenbauer – строитель улиц

Службы:

  • Bergführer – проводник в горах
  • Fahrlehrer – учитель вождения
  • Skilehrer – лыжный инструктор
  • Snowboardlehrer – инструктор сноуборда
  • Steuerberater – налоговый консультант

Медицина:

  • Arzt – врачи
  • Apotheker – аптекарь
  • Diätassistent – диетолог
  • Ergotherapeut – эрготерапевт
  • Gesundheits- und Kinderkrankenpfleger – медбрат/медсестра, уход за детьми
  • Gesundheits- und Krankenpflegehelfer – санитар
  • Gesundheits- und Krankenpfleger – медбрат/медсестра
  • Hebamme/Entbindungspfleger – повитуха, помощник в родах
  • Heilpraktiker – врач альтернативной медицины
  • Logopäde – логопед
  • Masseur und medizinischer Bademeister – массажист
  • Medizinisch-technischer Assistent für Funktionsdiagnostik – технический ассистент диагностика
  • Medizinisch-technischer Laboratoriumsassistent – технический ассистент лаборанта
  • Medizinisch-technischer Radiologieassistent – технический ассистент рентгенолога
  • Osteopath – остеопат
  • Pharmazeutisch-technischer Assistent – фармацевто-технический ассистент
  • Tierarzt – ветеринар

Юристы:

  • Patentanwalt – патентный поверенный
  • Rechtsanwalt – адвокат
  • Rechtsanwalt, europäischer – адвокат европейского права

Социальные службы:

  • Altenpflegehelfer – работник дома престарелых
  • Altenpfleger – медицинский работник в доме престарелых
  • Erzieher – воспитатель
  • Lehrer – учитель
  • Haus- und Familienpfleger – социальный работник для семьи и дома.
  • Heilerziehungspfleger – медицинский работник, воспитатель для работы с душевнобольными
  • Heilpädagoge – педагог для душевнобольных
  • Sozialarbeiter – социальный работник
  • Sozialpädagoge – социальный педагог

Ремесленники и технические профессии

  • Augenoptiker – изготовитель очков и контактных линз
  • Bäcker – пекарь
  • Boots- und Schifauer – строитель лодок и кораблей
  • Brunnenbauer – строитель колодцев
  • Büchsenmacher – оружейник
  • Chirurgiemechaniker – изготовитель хирургических инструментов и приборов
  • Dachdecker – стельщик крыш
  • Elektromaschinenbauer – изготовитель электроприборов
  • Elektrotechniker – электротехник
  • Feinwerkmechaniker – изготовитель деталей на станках
  • Fleischer – мясник
  • Frisör – парикмахер
  • Gerüstbauer – установщик строительных лесов
  • Glasbläser und Glasapparatebauer – стеклодув и изготовитель аппаратуры для выдувки стекла
  • Glaser – стекольщик
  • Hörgeräteakustiker – изготовитель слуховых аппаратов
  • Informationstechniker – мастер по ремонту теле- и радио-аппаратуры
  • Ingenieur – инженеры всех мастей
  • Installateur und Heizungsbauer – сантехник и установщик обогревательных батарей
  • Kälteanlagenbauer – установщик систем охлаждения
  • Karosserie- und Fahrzeugbauer – специалист по переоборудованию автомобилей
  • Klempner – сантехник, водопроводчик
  • Konditor – кондитер
  • Kraftfahrzeugmechaniker – автомеханик
  • Landmaschinenmechaniker – механик землеройных машин
  • Maler und Lackierer – маляр
  • Mechaniker für Reifen- und Vulkanisationstechnik – механик по изготовлению шин и вулканизации
  • Metallbauer – слесарь
  • Ofen- und Luftheizungsbauer – печник
  • Orthopädieschuhmacher – изготовитель ортопедической обуви
  • Orthopädietechniker – изготовитель ортопедических предметов, например, колясок для инвалидов
  • Schornsteinfeger – трубочист
  • Seiler – изготовитель верёвки
  • Steinmetz und Steinbildhauer – каменотёс
  • Stuckateur – штукатур
  • Tischler – столяр
  • Wärme-, Kälte- und Schallschutzisolierer – специалист по тепло-, хладо- и шумоизоляции
  • Zahntechniker – изготовитель зубных протезов
  • Zimmerer – плотник
  • Zweiradmechaniker – вело- и мототехник

Торговля:

  • Pharmazeutisch-kaufmännischer Angestellter – продавец фармацевтики

Пищевая отрасль:

  • Lebensmittelchemiker – химик в пищевой промышленности

27-07-2018, Степан Бабкин

Источник: https://www.tupa-germania.ru/rabota/priznanie-diploma-v-germanii.html

Почему плохо быть отличником

Как исправить ошибку в дипломе об окончании лицея, если он уже не существует?

Я отличница. Конечно, не совсем та, которая со сложенными ручками, пятёркой по поведению и отглаженным воротничком. Но золотая медаль, олимпиады, красные дипломы в количестве трёх штук и прочая атрибутика «школьного» успеха налицо.

Вот уже 11 лет я работаю в бизнесе — всё это время в ИТ: инженером по тестированию, инженером VoIP, коммерсом. Хорошо работаю, почти не придраться. Всё на «пять», часто с плюсом.

И у меня, как у любой отличницы, много историй про одноклассниц, которые в 33 года и замужем, и на последних «мерсах», и со своим делом. «Харэ ныть, пора разобраться, какого, собственно, так происходит?» — в один из дней эта мысль плотно засела в голове.

И вот он, разбор полётов — для нас, отличников, для будущего поколения и для родителей, которые «тянут» своих детей от пятёрки к пятёрке.

Школьное время чудесное

Как правило, история начинается со школы. Именно в ней мы знакомимся с системой оценки своих усилий по пятибалльной шкале. И именно в ней начинаются ожидания родных, близких, знакомых и учителей и разделение на двоечников, троечников, хорошистов и отличников. Первые социальные касты, первые социальные роли, привилегии и т.д.

Итак, школьник проявил себя как старательный и способный ученик и попал в список потенциальных отличников. Пока это младшеклассник Вася или милая второклассница Ирочка, но проблемы уже тут как тут. Механизм запущен.

  • К успешному и смышлёному школьнику повышаются требования, теперь он безоговорочно должен понимать материал. Любой неуспех осуждается и критикуется.
  • Постепенно ребёнок (подросток) начинает бояться ошибок и ищет пути их избежать. В лучшем случае он начинает зубрить материал без особого осмысления, а в худшем — начинает избегать сложных заданий и задач, чтобы на них не споткнуться.
  • Нередко учителя вводят ограничения из разряда: «всем на 5 надо упражнение 562, а отличникам — два со звёздочкой». При этом нередко (что врать — в 99% случаев) учителя не заморачиваются объяснить углублённый материал, а валят это на родителей и репетиторов (как так Вася не решил задачу с **, срочно подтягивать!).
  • Школьникам-отличникам не остаётся ничего, кроме как учиться: ржавеют и становятся маленькими коньки, заброшен спорт, забыты друзья. Летом — толстый список книг и куча «хвостов» и подготовки к новому учебному году. Рвутся социальные связи, человек отрывается от общества в самый неподходящий период становления личности.
  • Некоторые отличники приспосабливаются и начинают выпрашивать оценки, объясняя, что вот только этой пятёрки не хватает — остальные все на месте. Понятно, что с этой точки начинается ещё и падение качества знаний.
  • Завышенные требования всех сторон учебного процесса ввергают школьника в непрерывный стресс, с которым никто и не думает бороться. Появляются ранние депрессии, психологические и нервные расстройства, обостряется хроника, снижается иммунитет. Школьник, особенно старшеклассник, может просто заболеть.

В моём случае произошёл страшный срыв.

В 8-9 классе слетели катушки, и я стала учиться гораздо хуже, скандалить, срывать уроки, драться и игнорировать всё то, что не нравилось: историю, литературу и прочие зарубежки и эстетики (да-да, я, «технарь», волею территориальной близости попала в самую гуманитарную гимназию города).

Родители как могли исправляли ситуацию, пока не началась очередная серия олимпиад — по русскому, литературе, физике, биологии были первые места на районном уровне и призовые на областном и всероссийском. И никто не задался вопросом, как это так: за контрольную тройка, а на олимпиаде — первое место? А ответ был найден совсем недавно — на контрольной было страшно, а на олимпиаде — нет. Поэтому и появлялись на двойных листочках калории, не переведённые в джоули, лабораторные с глупыми описками, не исключённые посторонние корни уравнений и т.д.

Институт

Нет, не университет, не академия, не вуз, а именно «поступаем в институт» — конечно же, по желанию родителей и потому что «быть юристом» и «быть экономистом» — это круто. К предыдущим проблемам добавляются новые, вузовские, связанные со взрослой жизнью и уже с работой.

Студент-отличник часто не может работать и получать практический опыт, потому что очень трудно найти баланс между работой и блестящей учёбой. В итоге на первом же собеседовании опыт работы и коммуникативность среднего студента легко бьют пафосный красный диплом. Но, кстати, не всегда.

Например, у меня в регионе нередко всплывает вакансия одного крупного пищевого завода с обязательным требованием золотой медали и красного диплома. Всплывает с завидной частотой — видимо, не сильно отличники учёбы справляются с молочными реками.

Но в целом компании, особенно в ИТ-сфере, хотят видеть опыт, навыки и конкретные умения.

Поскольку, увы, в вузах пока превалируют преподаватели старой формации, рецепт завоевания отличных оценок сводится к зазубриванию и усвоению теории. В моей практике особо прекрасными были теория Java и теория С++ на дополнительном высшем. Угадайте, кто из группы на них пишет? Никто.

Соответственно, почти всё время уходит не на то, чтобы освоить и применить на практике, а на то, чтобы отшпарить материал и понравиться преподавателю. Особо изощрённая клиника — наличие учебника или методички авторства вашего преподавателя. Например, у меня на первом высшем в 2006 году маркетинг преподавался по методичке 1997 года.

Так что неудивительно, что в России с этим делом настолько хреново.

Чтобы заслужить повышенную стипендию, студент не только учится, но и начинает заниматься всей внеучебной деятельностью в вузе подряд, тратя ещё больше времени. Но, кстати, это не так плохо — часть коммуникативных навыков и социальных связей удаётся восстановить. Вы можете меня расстрелять, но я убеждена, что вуз — не то место, где надо класть жизнь на красный диплом. Тут так: либо получается, либо лучше сочетать с практикой и иметь опыт. Более того, на практические дрожжи теория ровнее ложится — поэтому ищите стажировку, ментора, прикипайте к ним, высматривайте и осознавайте, что же вам нужно из теории, а какая экономическая теория, социология и история могут потесниться в пользу реально применимых знаний.

Работа, мы с тобой на всю жизнь

И вот начинается работа, где взрощенный и вызревший за предыдущие 15-17 лет синдром отличника расцветает во всей своей клинической картине и принимает форму не милого старания, а патологии. Работодатель, взявший на работу выпускника со средним баллом 5.

0, через некоторое время обнаруживает кошмарные и неожиданные метаморфозы.

Отличник тратит на работу гораздо больше времени, поскольку стремится сделать идеально (в его понимании) всю работу, теряет чувство приоритета и в итоге закапывается в мелочах.

Например, может два дня составлять поздравительное письмо для клиентов, забыв при этом про прямые обязанности продвигать или продавать.

Отличник не готов терпеть какую-либо критику — и это не от того, что он считает себя непогрешимым гением, а от того, что не уверен в себе и болезненно воспринимает критику как укор и крах своего идеального мира.

Реагируя на критику остро негативно, он получает проблемы в отношениях с руководством и коллегами, карьера начинает стопориться. И вот вчерашний ещё отличник с розовыми щеками становится хмурым и загнанным работником.

Отличник вновь решает избегать ошибок и отказывается от сложной работы, двигаясь по пути наименьшего сопротивления и отказываясь от ценных для опыта решений.

Наконец, отличник начинает рваться и постигать рабочие вопросы семимильными шагами, стремится к росту и, с одной стороны, становится врагом коллегам, с другой, выгорает от постоянной напряжённой работы на пять с плюсом.

Мой опыт. В компании, куда я устроилась работать инженером по тестированию, была отличная практика — обучение + менторство. В наставники мне попался блестящий практик, а начальницей была такая же отличница. Мне удалось быстро увидеть разницу и понять, что быть крутым профи гораздо лучше, чем филигранно оформлять минорные баги в Багизилле. И тогда удалось преодолеть главное — перестать превращать обучение в запись в тетради определений транка, плана нумерации, периметра, радиуса, NAT и схем звонков. Надо было брать и смотреть глазами, что это такое, как реплицируется БД, как падает стенд, как капризничает ОКС-7 и жутко настраивается Cisco — совсем не так, как в красочной презентации. Завершив обучение раньше положенного, я прекрасно въехала в работу и стала учиться воевать с разработчиками и быть профессионалом. Это был крутой, ценный опыт.Но если вы сейчас решили, что отличник = неудачник, то вы глубоко не правы. Мы пока наблюдали за ним, а что там с теми, кто учился не очень? Я не раз наблюдала, как люди пишут «малако» и «ришенее», не знают, что такое Сенатская площадь и легко путают факториал с фракталом, но при этом занимают руководящие посты, являются менеджерами проекта только за счёт того, что они научились выживать и достигать  результат с помощью лести, подмазок и выкручивания. Они уверены в себе и готовы двигаться вперёд, не сильно заморачиваясь о навыках — хотя бы потому что они знают, что хорошими специалистами им не быть, а значит нужно подняться, окружить себя такими же слабыми ребятами и худо-бедно вести дела. Они не боятся. А отличник? Он боится ошибиться и демонстрирует свою успешность, чтобы хоть как-то выжить в корпоративном мире. Разумеется, коллеги послабее стремятся его устранить.  Тремя годами позже, когда я стала руководить отделом, у меня была подчинённая, женщина 38 лет, круглая отличница, которая постоянно говорила о своих школе и вузе. Она работала «от сих до сих» и боялась креативить, потому что «так нельзя, так не бывает». Однажды она написала рассылку для иностранных коллег — сухую и чертовски выверенную. Перфекционизм в чистом виде. Я похвалила её стиль и язык, отметила серьёзность и глубину. Через 40 минут она принесла 4 варианта такого же текста, креативных и ещё более крутых. Ей просто нужно было, чтобы в неё поверили и дали ей знак, что она молодец. С тех пор это была лучшая из коллег. Конечно, вся ситуация обозначена слишком выпукло, и есть много достойных ребят среди всех — прежде всего, потому что большинство понимают, что все вокруг люди и нужно делать хорошо то, на что ты способен. Я знаю вчерашних троечников и хорошистов, а сегодня блистательных рестораторов, строителей, инженеров, программистов, руководителей и знаю вчерашних отличников, а сегодня продавцов в Эльдорадо и в KFC. И знаю тех, кто пронёс своё до конца: отличная учёба, кандидатская, блестящая работа, докторская. Но в целом хочется, чтобы на учёбу не убивались жизни, чтобы за ней не терялись социальные связи и дружеские отношения. А работодателей, особенно первых у выпускников, я хочу попросить об адаптации. Из вчерашних отличников вырастают блестящие сотрудники, если суметь их интегрировать в бизнес правильно. Вот несколько секретов обращения с такими ребятами.

  • Расставлять приоритеты и рассказывать, какие задачи важнее, а какие могут быть рассмотрены как вспомогательные.
  • Пояснить, что в работе не столь важны вылизанные таблички и код ёлочкой (важен! всегда соблюдайте code style!), сколько важен достижимый и нужный результат.  
  • Рассказать о принципах работы бизнеса, об отсутствии необходимости теоретизировать всё вокруг и аккуратно записывать в тетрадку всё подряд.
  • Хвалить за достижения и критиковать, поясняя, что критика — это не ругань, а обучение, освоение нового опыта и новых знаний.
  • Заботиться о социализации сотрудника, обращать внимание на его позиционирование в коллективе, стремиться сделать его не обособленной белой вороной, а частью дружной и приветливой команды.
  • Показывать, что есть жизнь за рамками ГОСТов и СНиПов, что можно развивать мысль и предлагать новое, не бояться создавать что-то такое, что уже завтра станет новым эталоном. Мозги-то на это есть, но, как говорил герой «Зимнего вечера в Гаграх», куражу не хватает.

Конечно, и без этих простых правил умный человек осваивается и понимает и дружелюбные, и враждебные моменты, включается в работу и начинает пахать на зависть всем. Но это огромное, колоссальное время. Кстати, огромный плюс отличников в том, что они легко и умело учатся, многие любят учиться и самостоятельно продолжают своё непрерывное образование. Грамотный работодатель обязательно найдёт способ обернуть это в свою пользу. Главное, не отвернуться, а протянуть руку.

  • отличник
  • управление персоналом
  • перфекционизм

Источник: https://habr.com/ru/post/345998/

Дипломы больше не нужны? А что тогда? Как меняются требования на рынке труда

Как исправить ошибку в дипломе об окончании лицея, если он уже не существует?

Отношение к высшему образованию в России противоречивое. С одной стороны, число получивших его людей растет: по последним данным Росстата, диплом вуза в 2015 году имели почти 30,3% россиян в возрасте от 25 до 64 лет, а в 2005 году таких было около 20,2%.

В то же время все больше россиян полагают, что значимость вузовского диплома преувеличена, и сомневаются, что высшее образование является существенным подспорьем в построении успешной карьеры.

Более половины выпускников колледжей не считают необходимым продолжать обучение в вузе, чтобы найти высокооплачиваемую работу. А некоторые сервисы по поиску работы подумывают о том, чтобы убрать графу “образование” для некоторых вакансий.

Значит ли это, что диплом вскоре превратится в бесполезную бумажку, а университеты закроются?

Кому не нужен диплом

Лояльное отношение к “корочке” отчасти связано с меняющимися требованиями на рынке труда. Генеральный директор HeadHunter Михаил Жуков говорит, что работодатели все больше воспринимают сотрудников как носителей определенного набора навыков — skill set — и при приеме на работу оценивают именно это, а не то, чему учился соискатель в институте.

“Любая система образования, будь то российская или западная, никогда не сумеет поддерживать этот skill set актуальным. Сейчас самое главное — уметь учиться всегда и всему, постоянно анализировать и приобретать востребованные навыки, оценивать разрыв между своими возможностями и новыми потребностями работодателей, стремиться этот разрыв закрыть”, — сказал он.

Поэтому в некоторых сферах диплом может не играть никакой роли при приеме на работу. Это, к примеру, области, связанные с оказанием интеллектуальных и прочих услуг, — маркетинг, туризм, развлечения, торговля.

Много самоучек и среди представителей творческих профессий — дизайнеров, фотографов, копирайтеров, артистов. То же касается и новых специальностей, для которых вузовских программ пока не существует.

Например, SMM или некоторые направления IT.

Однако высшее образование все еще важно в сферах, имеющих повышенную общественную значимость и ответственность, говорит Жуков, — в медицине, фармацевтике, строительстве, транспорте, проектировании (от авиастроения до коммуникаций), высокоточном производстве, госслужбе.

Самоучка в облаке

Создатели облачной платформы Voximplant считают, что в IT высшее образование — не главное, и при подборе кандидатов на джуниорские позиции о дипломе даже не спрашивают; на более высокие позиции также могут взять хорошего специалиста без высшего. Сейчас почти 30% разработчиков компании не имеют профильного образования.

Как объясняет сооснователь и СТО Voximplant Андрей Коваленко, в вузах не учат программированию как таковому, а дают лишь базовые алгоритмы, и наличие диплома не гарантирует профессионализм сотрудника.

“С другой стороны, для сферы IT особенно свойственна высокая скорость изменений, поэтому все учебные планы в университетах устаревают к моменту их согласования и внедрения в процесс обучения.

Для нас сейчас наличие высшего образования у кандидата говорит только о том, что у него хватило дисциплинированности и базовых знаний, чтобы получить диплом”, — говорит он.

Тимлид команды backend-разработки Voximplant Дмитрий Иванейчик — один из тех сотрудников, кто начал работать, не имея высшего образования. Еще в школе он увлекся информатикой, учился по книгам. Потом пошел в армию и попал в отделение программирования, что помогло не забыть навыки.

Отслужив, устроился на работу: сначала занимался телефонными и компьютерными сетями, потом ушел в небольшую студию веб-дизайна, через год перешел в системный интегратор, а затем уже в Voximplant.

“Ни на одном месте работы у меня не потребовали диплом, но почти везде были тестовые задания”, — вспоминает он.

Несколько лет назад Иванейчик “для успокоения души” получил высшее образование. Теперь его красный диплом менеджера МЭСИ “лежит на всякий случай”.

Он признается, что учеба в вузе пока ничего ему не дала: в работе пригодились различные курсы, а характер сформировался в армии.

Сфера IT, говорит он, в целом открыта для людей без диплома, которые увлечены своим делом и готовы постоянно учиться, но на некоторых направлениях высшее образование все же нужно. Например, в сфере финтеха или машинного обучения.

Диплом в спешке

По данным опроса Superjob, более 80% выпускников российских вузов сталкивались с трудностями при трудоустройстве после окончания учебы. Причем это связано с отсутствием не только опыта, но и подходящих вакансий. Как следует из исследования НИУ ВШЭ, каждый четвертый дипломированный специалист выполняет работу, не требующую высшего образования, а около 30% работают не по специальности.

Евгению Куропаткину диплом инженера-энергетика Камышинского технологического института ни разу в жизни не пригодился. В студенчестве он начал играть в КВН и к учебе охладел. Но вуз окончил и пошел работать в городской комитет по молодежной политике, затем — на местное телевидение и радио. Потом был переезд в Москву и актерские курсы.

Сейчас Куропаткин периодически играет в театре, занимается озвучкой рекламы, но в основном ведет различные мероприятия. Заказчики ни разу не спросили его о дипломе. “Достаточно показать свою работу. Сейчас, особенно в Москве, людям важен результат. Их интересует только то, какую пользу вы им можете принести.

А бумажки нужны только для понтов”, — считает он.

Не пригодились оба полученных диплома и бизнесмену Александру Кайгородову, бакалавру МФТИ по системному анализу и управлению и РАНХиГС — по экономике. Он поступал в вуз потому, что все его одноклассники туда шли, и вскоре разочаровался в учебе.

Еще в институте устроился в банк в отдел трейдеров. “Я смотрел на людей в банке, которым 40 с небольшим, — ипотека, семья, появляющийся живот, потухший взгляд. Я не хотел стать таким же и решил, что мне нужно что-то более яркое”, — вспоминает он.

В итоге Кайгородов прошел бизнес-курсы и запустил интернет-магазин товаров для копчения. Сейчас он доволен, что работает на себя, сам устанавливает график и ни от кого не зависит.

Он считает, что в вузах дают только hard skills (англ. — “жесткие навыки”, которым можно обучить и которые можно измерить), но не учат зарабатывать деньги, заводить друзей и работать с внутренними состояниями.

“Поэтому образование не всегда ключевой фактор успеха”, — поясняет он.

В поисках альтернативы

Проблема выпускников вузов, которые работают не по специальности, связана с отсутствием профориентации в школе, считает психолог Ольга Твардовская. Сейчас, по ее оценкам, около 40% школьников старших классов не понимают, куда идти. “Есть много людей, которые шли по накатанной и вдруг поняли, что занимаются не своим делом”, — говорит она.

Кроме того, в обществе сохраняется восприятие диплома как “путевки в жизнь”, добавляет директор по разработке и исследованиям компании “Профилум” Виталий Алтухов.

По его словам, многие поступают, руководствуясь стереотипом о том, что без диплома карьеру не построить, либо поддаваясь давлению родителей.

В итоге специалистов, которые осознанно получали профессию и тщательно выбирали вуз, мало.

Ситуация усугубляется тем, что ряд программ высшего образования не соответствует реалиям современного рынка труда — либо устарели, либо очень теоретичны.

“Получается, что знания, умения и компетенции, которые важны для рынка, не формируются в вузе.

Есть проблема и с soft skills (коммуникация, критическое мышление, креативность), которые значимы для работодателей, но редко осваиваются в вузе”, — говорит он. Поэтому “корочку” приходится подкреплять дополнительным образованием.

В то же время и психологи, и хедхантеры, и работодатели согласны, что обучение в вузе дает ряд преимуществ: широкий кругозор, умение учиться и систематизировать информацию, способность посмотреть на проблему с разных точек зрения и спрогнозировать развитие событий, а также более развитый эмоциональный интеллект. По словам Твардовской, это помогает, даже если человек по специальности потом не работает.

“Пройдя через конкурентную среду вуза, люди лучше социально интегрируются. Им проще услышать разные точки зрения, реагировать на критику, проявлять сочувствие и эмпатию, вообще работать в команде. И это серьезные преимущества, которые дает высшее образование по сравнению с простым накоплением специальных навыков”, — поясняет Жуков из HeadHunter.

Вузы готовятся к интеграции

В вузах заметили меняющийся настрой школьников. Директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина говорит, что старшеклассники стали разворачиваться в сторону среднего профобразования и терять интерес к некоторым вузовским направлениям подготовки, например экономике, сервису, менеджменту, политтехнологиям.

Но от изменений на рынке труда вузы отчасти защищены новыми профессиональными стандартами, которые с 2020 года должны быть внедрены в компаниях с госучастием от 50%.

 Это набор параметров для каждого вида деятельности, включая описание трудовых функций и уровень квалификации — от первого (неквалифицированный труд) до девятого (руководители страны).

Требование иметь диплом бакалавра прописано уже в шестом квалификационном уровне, к которому относятся специалисты среднего звена.

Но вузам тоже придется подстраиваться.

“Здесь работа вузов строится на том, чтобы создавать интегрированные длинные программы, начиная работать со школьниками, предлагая программы среднего профессионального образования, а потом программы высшего образования, удобные для совмещения с работой”, — говорит Абанкина. Она считает, что вузам нужно налаживать тесное партнерство с работодателями, помогать им в продвижении сотрудников, которые достигли определенной квалификации и нуждаются в повышении уровня образования.

Такие программы уже появляются.

Например, в 2018 году в Инженерной школе Дальневосточного федерального университета в партнерстве с Дальневосточным центром судостроения и судоремонта и судостроительным комплексом “Звезда” открылась магистратура “Энергокомплексы и оборудование морской техники”, а в 2019 году планируется первый набор на бакалавриат “Кораблестроение”. Тульский госуниверситет совместно с производителем товаров для гигиены и здоровья Essity запустил магистерскую программу “Автоматизация научных исследований, испытаний и экспериментов”. В основном в создании длинных программ заинтересованы крупные компании.

А как за границей?

“Кризис диплома” затронул многие западные страны, говорит Абанкина. По ее словам, в Германии, например, переориентировали систему высшего образования на короткие, трехлетние, программы, которые позволяют выпускникам сразу трудоустроиться, а потом уже, если будет желание, продолжить учебу.

В Австралии нашли иные способы поддержать престиж образования и компенсировать снижение востребованности специалистов с дипломами на рынке труда.

С одной стороны, власти сократили поддержку обучения за счет госбюджета, но при этом видоизменили систему образовательных кредитов: если выпускник вуза смог трудоустроиться, то, как и раньше, сам выплачивает долг, а если он успешно усвоил программу, но работу найти не сумел, государство возмещает кредит за него.

Кроме того, в стране отрабатывают технологию контракта на человеческий капитал, когда любой частный инвестор может оплатить образование студента в обмен на часть его доходов в будущем. “Да, есть риск, что он потом не устроится на работу, но считается, что риски сопоставимы”, — поясняет Абанкина.

Снижение ценности фундаментального образования для некоторых профессий — глобальный тренд, соглашается Жуков из HeadHunter. В основном это касается продаж и других рабочих позиций в производстве.

“Если вы знаете свою отрасль и умеете продавать, ваше образование, скорее всего, отойдет на второй план к вашей успеваемости и полученному вами доходу”, — говорит он.

Кроме того, степень уже не так впечатляет из-за появления на рынке все большего числа выпускников колледжей.

Как и в России, компании за рубежом трепетно относятся к дипломам, когда речь идет о должностях, требующих определенной степени, лицензии или сертификата для легального трудоустройства: от здравоохранения до права, инженерии и некоторых технических должностей.

По мнению Алтухова из “Профилум”, адекватной альтернативы вузам пока нет. Так что дипломы не “вымрут”, а вузы еще долго будут оставаться базой, где человек не просто получает знания, но и развивается как личность, приобретает культурный и социальный капитал.

Ася Сафиуллина
 

Источник: https://tass.ru/obschestvo/6254884

Абсолютное право
Добавить комментарий