Как юридически помочь маме с синдромом Плюшкина?

Неконтролируемые собиратели мусора: кто такие хордеры?

Как юридически помочь маме с синдромом Плюшкина?

10 марта полиция Москвы нашла пятилетнюю девочку, запертую в заваленной мусором квартире. 18 марта в захламленном жилье в другом районе столицы нашли семилетнего мальчика. По данным агентств, ребенок скончался от остановки сердца.

Вероятно, хлам в квартиры, где проживали дети, приносили их родные. Это явление — неконтролируемое собирательство — в Международной классификации болезней (МКБ-11) обозначается как «патологическое накопительство», силлогомания. Еще один вариант обозначения — хординг (англ. hoarding).

Каково это, когда ваш сосед — хордер? Есть ли альтернатива выселению таких людей на улицу? Как совладать с хордингом с помощью компьютера? «Такие дела» попробовали ответить на эти вопросы.

Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Психология хординга

Понятие хординга входит в Международную классификацию болезней 11-го пересмотра как патологическое накопительство, или силлогомания. Это поведенческое расстройство личности. Также хординг иногда называют «синдромом Плюшкина» — в честь героя повести Гоголя «Мертвые души».

«Когда я думаю о хординге, я вспоминаю о людях, которым довелось пережить Великую Отечественную войну и блокаду.

Им было невыносимо, если в доме не хранился достаточный запас соли, спичек, мыла, крупы, консервов. Важно, чтобы был именно запас — количество, большее необходимого для текущего момента.

Если он отсутствовал, возникало беспокойство и потребность его пополнить», — говорит психолог Александра Сандомирская.

По ее словам, на символическом уровне хординг можно понимать как накопление ресурсов.

«По сути все, что нам принадлежит, является ресурсом, обеспечивающим наше существование: что-то нас согревает и делает привлекательными, что-то снабжает информацией, будит воображение, заставляет сердце радоваться, а нас улыбаться — все это крайне важно.

Когда мы говорим о хординге, патологию от нормы отличает только то, что запас необходимых для жизни и ощущения надежности существования вещей никогда не бывает достаточен», — подчеркивает психолог.

Любая попытка человека со стороны навести порядок, прибраться в жилище хордера, выбросить «хлам» встречает негодование и нередко отчаянное сопротивление, говорит эксперт.

Хординг в старшем возрасте чаще всего связан с ослаблением регулирующей деятельности коры головного мозга, но Сандомирская предполагает, что склонность к этому проявляется и в более раннем возрасте.

«Хордеры — это люди, которым трудно расставаться с тем, что им принадлежит», — формулирует Сандомирская. Однако это не гарантирует, что любой бережливый человек в старости станет хордером.

Образ жизни, поведение хордера, подчеркивает Сандомирская, ставят под угрозу здоровье и благополучие тех, кто живет рядом. Но просто выселить такого человека из его жилища также ненормальное решение.

Страдающему патологическим накопительством требуется медицинская, психиатрическая помощь, отмечает Сандомирская. Работа с психологом не исключена, но не может быть настолько же эффективна, как поведенческая и когнитивная терапия.

Если смотреть на это с точки зрения проблем бездомности, то человек с ментальным расстройством наиболее уязвим в условиях улицы, поскольку у него утрачен (или недостаточен) контакт с реальностью, необходимый для выживания, подчеркивает Сандомирская.

«Нельзя, заботясь о благополучии одних, ставить под удар жизнь других. Мне кажется это очевидным. Для подобных случаев должна быть выработана стратегия, которая даст возможность поддерживать санитарно-гигиеническую безопасность жилых помещений без ущерба для дальнейшей жизни и здоровья хордера», — убеждена психолог.

Соседство с хордером

Соседка москвича Антона Ермоленко, по его рассказам, каждое утро возвращается домой с двумя полными сумками мусора, в том числе пищевыми отходами.

«В жаркую погоду запах ощущается даже у меня в квартире, хотя я живу по диагонали от нее», — рассказывает Ермоленко. Еще сильнее пахнет на лестничной клетке и в общем коридоре, а соседи, живущие через стенку от женщины, жалуются на тараканов.

За два года Антон не побывал в квартире соседки, но он предполагает, что, возможно, собранные ей пищевые отходы нужны женщине для готовки: «Что-то она там варит».

По его словам, соседка «не выглядит полностью безумной, весьма бодра и платит за квартиру», а мусор носит в «опрятных авоськах». Когда в начале месяца в подъезде вывешивают списки квартир должников, ее номера там нет. Ермоленко добавляет, что соседка живет одна. В общении женщина крайне закрыта и не здоровается с жителями подъезда, говорит он.

По его словам, когда два года назад он въехал в свою квартиру, жильцы предупредили его о соседке и объяснили, что пытались сделать «все, что могли», однако это не помогло. Антон поверил им и не стал интересоваться решением этого вопроса.

Сейчас соседи пытаются решить проблему прикладными путями: устанавливают в подъезде автоматические распылители и освежители воздуха, вешают липкие ленты от мух, регулярно моют полы специальными дезодорирующими средствами. Обращения в сторонние инстанции, утверждают другие соседи Антона, себя исчерпали.

«У меня особо нет идей. Не знаю, что могу здесь сделать. Она делает это осознанно. [Полицейских] вызывать — достаточно бессмысленная история. И я не углублялся в какие-то юридические тонкости, чтобы узнать, что можно сделать в такой ситуации», — констатирует сосед.

От хординга — к бездомности

Самый распространенный вариант борьбы соседей с хордерами — это выселение, объясняет юрист организации помощи бездомным «Ночлежка» Игорь Карлинский. Выселение стоит делить на два типа: прямое и через признание человека утратившим право пользования жильем.

«Человек, например, может отсутствовать в этом помещении, и, если его признают утратившим право пользования, его уже можно не выселять, он уже бездомный», — поясняет он.

Конституция говорит о том, что ни один человек не может быть просто так лишен своего жилья, но выселение при определенных условиях прописано в жилищном кодексе, в том числе выселение без предоставления другого помещения.

В случае с хордерами его осуществляет суд по иску соседей, но возможно оно только в том случае, если жилье не приватизировано — например, выдано по программе социального найма.

Это, отмечает Карлинский, частая ситуация в случае пожилых хордеров.

«Каждый раз, когда происходит признание гражданина утратившим право пользования жильем, мы имеем дело с некой проблемой.

К сожалению, в основном государство в таких случаях выселяет без предоставления другого жилого помещения.

Если дом аварийный и человека надо выселять, ему предоставляют другое жилое помещение, а в этих случаях — нет», — говорит юрист. Решая одну проблему, отмечает Карлинский, суд тут же создает другую.

«Допустим, суд признал хордера утратившим право пользования жильем. В их отношении это сделать легко, потому что они в подавляющем числе случаев психически нездоровы и непрактичны.

Таким образом, человек оказывается на улице.

Его жилье освобождается от всего того, что там находится, в нем делается минимальный ремонт, и оно поступает в фонд свободных жилых помещений под соцнаем и выдается следующему очереднику», — описывает Карлинский.

Выжить на улице шансы у человека в таком состоянии невелики, а в социальные приюты попадают не все, особенно в условиях провинции. В Челябинской области, приводит данные Карлинский, всего шесть приютов вместимостью 400 человек на 3,5 миллиона человек населения и только официально упомянутых в переписи 2400 «членов домохозяйств без дома», то есть бездомных.

Выселение, говорит Карлинский, происходит не сразу, ситуация долго развивается и «накапливается». «Соседи начинают жаловаться — из такой-то квартиры идет смрадный запах, оттуда к ним ползут тараканы, клопы.

Туда приходят участковый, представители жилищных органов, управляющей компании, они составляют акты, которые потом присутствуют в судебном деле на выселение. Все они предупреждают и увещевают, но в большинстве случаев в квартире нездоровый человек, который не способен воспринять эти увещевания адекватно.

У него есть свои сверхценные предметы и идеи. Он не будет воспринимать и принимать помощь даже социальных работников (строго добровольную)», — отмечает Карлинский.

Единственный вариант относительно хорошего развития событий — если человека признают недееспособным, назначат ему опекуна, очистят квартиру. Назначенный опекун будет заботиться о человеке и жилье.

Но зачастую нет оснований для признания человека недееспособным по факту одного лишь хординга, говорит Карлинский, как и нет оснований для недобровольной госпитализации — «он ни на кого ни с чем не бросается, не пытается с кувалдой вышибать стены и не бьет окна, не пытается перерезать себе горло». Не представляет непосредственной угрозы другим людям и себе.

«Этот вопрос должен быть рассмотрен комплексно всеми возможными специалистами как по юридической части, так и по части психиатрии, и должен быть выработан комплексный подход», — говорит юрист.

Виртуальный хординг

У людей, страдающих хордингом, в XXI веке есть шанс преодолеть это явление в физическом смысле, переведя его в виртуальный мир — собирая компьютерный софт и различные файлы. Но проблемы на этом не заканчиваются: данные тоже занимают место — на жестких дисках.

30-летний житель Томска Александр Казанцев рассказал ТД, что силлогомания развилась у него еще в детстве через интерес к электронике.

Он говорит о «ложной мечте, привитой родителями», — собрать из деталей идеальный радиоприбор. Поэтому поначалу он собирал на помойках старую технику.

Отучившись на радиотехника, идеальный прибор он так и не сделал, но увлекся собирательством ради самого процесса — приносил домой пробки, книги, журналы.

Отец Казанцева пытался выкидывать хлам, а мать не давала ему это сделать. Позже Александр познакомился с «главным принципом борьбы» с силлогоманией — пытаться пользоваться накопленным. Тогда, по его словам, у него развилась серьезная депрессия: его мучило большое количество накопленного, его неприменимость и бесконечное ожидание момента, когда его можно применить.

В 21 год у Александра появился свой компьютер, и он начал собирать игры, книги и старый софт. Позже пришлось купить дополнительный жесткий диск и задействовать облачные хранилища.

В какой-то момент память все равно кончилась, и тогда Александр удалил все накопленное. Сейчас, спустя девять лет, он собирает только «полезный» контент — игры и музыку, «и то понемногу». По словам Казанцева, накопительство файлов все еще «сильно мучает» его: у психиатра он наблюдается с 20 лет, ему прописана медикаментозная терапия.

Последний год Александр собирал игры на платной платформе Steam, но это собирательство финансово обременительно. В итоге молодой человек решил освободиться от хординга полностью.

«Когда-то я покупал корзину для HDD [жестких дисков], чтобы накапливать файлы в большом количестве, и мечтал о куче таких. Теперь же хочу свободы от этого, меня это порабощает», — говорит Александр. Понемногу он начал распродавать и раздавать скопившийся хлам — как цифровой, так и физический.

Источник: //takiedela.ru/news/2019/03/26/hoarding/

Синдром Плюшкина: что делать с таким соседом или родственником?

Как юридически помочь маме с синдромом Плюшкина?
Зачастую от «собирателей» страдают их близкие и соседи. «Краснодарские известия» решили разобраться в этой проблеме, которую не принято выставлять напоказ, – уж больно она грязная и с душком. Что делать, если Плюшкины живут рядом с вами?  72-летний краснодарец превратил свой дом, расположенный на улице Калинина, в настоящую помойку.

В жилье он не заходит, да и во двор можно залезть только по куче мусора, накопленного годами.  По словам председателя ТОС №3 Татьяны Викторовны Выборновой, гора мусора во дворе до недавних пор, пока коммунальщики не вывезли, была  высотой в человеческий рост. Страдает от такого соседа весь квартал. Причем вонь, грязь, крысы – малая из бед.

Пенсионер устраивал пожар, пострадала крыша соседей. 

В доме отключили газ, свет, воду, – говорит Татьяна Выборнова. – Он  захламил не только двор, но и дом так, что даже не осталось места для ночевки! Он ночевал то  у магазина на пересечении улиц Чкалова и  Буденного, то в подвале.

По-хорошему ни разу не смогла с ним договориться. Говорит, это мое хобби – и точка! Наши с ним разговоры заканчивались тем, что он с металлическим прутом гонял меня по кварталу. Раньше он жили с родителями, они умерли. Брат живет в Москве, но он отказался от него.

Сестра вроде как живет в Краснодаре на улице Гаврилова, но мы ее так и не смогли найти. Он не был женат, детей нет. 

После пожара соседи забили тревогу, обращались во всевозможные инстанции.  Сейчас владелец дома не появляется у себя, зато о нем никто не может забыть из-за зловонного запаха и крыс.  Татьяна Выборнова около 20 лет работает в качестве председателя ТОС и говорит, что с таким Плюшкиным столкнулась в первый раз. 

 – Проблема очень острая, а что делать в таких ситуациях, никто не знает. Родственников нет, он игнорирует просьбы соседей, – говорит Татьяна Выборнова. 

Помойный музей 

Терпеть грязь, насекомых и неприятный запах, отравляющий воздух даже в соседних частных домах, приходится и жителям улицы Длинной. Хозяйку дома не застать, она ушла за новыми экспонатами для своего помойного музея. А коллекция хлама продолжает впечатлять прохожих. От нее неприятный запах и антисанитария. Уютный частный дом стараниями самого же владельца превратился в свалку. Причем похоже, что экспонаты из этой коллекции не нужны даже их собирателю, и мусор месяцами гниет во дворе. Этим озабочены соседи. В их дворы начали наведываться крысы и бездомные собаки. Возле частного дома по улице Химзаводской  прохожие стараются ускорить шаг. Причин несколько: неприятный запах и горы мусора за забором. Чистого пространства на пяти сотках уже практически не осталось. Соседи бьют тревогу и обращаются в разные инстанции, устали бороться и не знают, что предпринять. 

Не двор, а настоящая свалка, – говорит председатель ТОС №71 Вера Чеченева. – Мы не раз приводили в порядок двор, но через неделю все повторялось. Причем женщина интеллигентная, заботливая,  говорит, что собирает объедки, чтобы покормить бездомных животных. В итоге насобирала мусора на весь дом и двор. 

 В этой истории, казалось бы, на «коллекционера» можно повлиять, – есть сын, который навещает мать. 

– Не раз разговаривала с сыном по телефону. Но он говорит, что никак не может повлиять на мать, – сетует Вера Чеченева. 

Хозяева  одного из домов по улице Индустриальной коллекционируют дрова, предметы из дерева. На ул. Матросова – всякий хлам без разбора. Хозяева никого к себе не пускают, даже работников коммунальных служб, большую часть времени они проводят, шаря по помойкам с таким же коллекционерами хлама. Поэтому застать их дома удается редко. А если удается, они никому не открывают двери.  Соседи пенсионерки обеспокоены еще тем, что она ставит под угрозу не только собственную жизнь, здоровье, но и соседей: пожар в таком дворе может возникнуть от брошенного окурка.  Таких примеров, к сожалению, немало. И  соседи не знают, что делать.

Страсть к мусору 

Психиатрам хорошо знакома «страсть к мусору», некоторые медики используют термин «синдром Плюшкина», подразумевая гоголевского персонажа. По словам психиатра, доктора медицинских наук, профессора Виктора Косенко, патологическое накопительство может быть признаком психического расстройства. Как правило, это люди старше 60 лет, с возрастными атрофическими изменениями центральной нервной системы. Им присущи скупость, запасливость, накопительство. Со временем у них нарастает потребность в навязчивом накопительстве, которое принимает угрожающий характер. Принося в дом очередной хлам «про запас» или потому что «пригодится» и «жалко не взять», такие люди получают определенное психологическое удовлетворение и даже удовольствие.  А потому просьбы соседей и даже родственников игнорируют.  Помочь человеку справиться могут медикаменты и человеческая поддержка. Вот только большинство, как правило, стараются держаться от таких Плюшкиных, их запахов и крыс подальше.   В тех случаях, когда жилище Плюшкина представляет угрозу для него и окружающих, закон позволяет лечить его в стационаре. Инициатором в этом случае могут быть дети и родственники. Для этого потребуется написать заявление в психоневрологический диспансер. Врач приедет по месту жительства предполагаемого больного, и если он окажется социально опасным, то его можно без  согласия обследовать и лечить. Прецеденты показывают, что добровольно такие пациенты на лечение, как правило, не идут.

Идите в суд

Часто такие люди ставят под угрозу не только собственную жизнь и здоровье, но и мешают жить окружающим: их насекомые расползаются по соседям, запах распространяется далеко за пределы квартиры, да и пожар в захламленном помещении – дело ближайшего случая. Как защитить в этом случае свои права, не нарушив юридические права Плюшкина? Ведь жилище и любой хлам в нем – это частная собственность, и без соответствующего постановления суда трогать их нельзя. Сотрудники управляющих компаний в один голос советуют соседям Плюшкиных: подавайте на них в суд. Но мало кто доводит дело до суда, включая соседей героев нашего материала. Кто захочет тратить время и нервы? А зря. По словам юриста Натальи Медведевой, суд может обязать таких людей привести принадлежащее им жилое помещение в надлежащее состояние. И сопротивление: моя квартира или дом, что хочу, то и ворочу – не подействует. Также в суд могут обратиться жильцы и управляющая компания, которой они доверили управление. В иске нужно указать причину обращения (например, угроза жизни и имуществу) и просьбу о назначении принудительной судебно-психиатрической экспертизы, лечения, а при необходимости и наличии такой возможности – опекуна. Назначенный судом опекун обязан заботиться о больном и контролировать его действия.

А можно ли выселить неряху из дома?

«За нарушение прав третьих лиц таких соседей можно попытаться выселить по суду из муниципальной квартиры. Но собрать доказательную базу, даже несмотря на то, что нарушения налицо, будет довольно сложно. Однако не стоит забывать о том, что эти люди, как правило, имеют огромные задолженности за коммунальные услуги. Скорее, это может стать причиной выселения. Квартиру по решению суда выставляют на аукцион, а на вырученные с продажи помещения деньги погашают задолженности, вывозят мусор», – отмечает юрист Наталья Медведева.

Как действовать?

– Попытайтесь найти контакт с хозяином квартиры или дома. – Если не получается, выходите на его близких, друзей, других владельцев квартиры. – Когда взаимодействовать не с кем, а из квартиры идет запах и плодятся насекомые, нужно написать заявления сразу в четыре инстанции: в Роспотребнадзор,  управляющую компанию, участковому и в прокуратуру.  – На основании заключения Роспотребнадзора и комиссии в целом обратиться в суд, который вынесет предписание владельцу привести помещение в соответствие с санитарными нормами. Чаще всего это приходится делать УК за счет владельца жилища, если он не может или категорически отказывается вычистить квартиру, или муниципалитету, если жилье находится в социальном найме.

Судьба хозяев таких жилищ складывается по-разному. Кому-то оказывают помощь социальные службы, кого-то берут под опеку родственники. В иных случаях, когда речь идет об одиноких пожилых и больных людях, их помещают в специализированные учреждения. 

Источник: //ki-news.ru/2019/10/24/sindrom-plyushkina-chto-delat-s-takim-sosedom-ili-rodstvennikom/

Синдром Плюшкина: почему люди начинают накапливать хлам

Как юридически помочь маме с синдромом Плюшкина?

Имя помещика-скопидома Плюшкина из гоголевских «Мертвых душ» давно стало нарицательным. К сожалению, и в реальном мире существуют люди с маниакальным пристрастием к накопительству хлама, от которого страдают их родные и соседи. В причинах такого поведения попыталась разобраться корреспондент «РИАМО в Балашихе».

Психическое заболевание

 сайт sindrom.guru

Синдром Плюшкина также называют патологическим накопительством, силлогоманией, хоардингом. Это психическое отклонение, которое иногда принимает поистине угрожающие формы и превращается в серьезное заболевание.

Как и любое другое психическое расстройство, синдром Плюшкина имеет несколько стадий развития. На первой и относительно безобидной стадии болезни человек скупает разные вещи, которые, на его взгляд, могут когда-либо ему пригодиться в быту. Естественно, выбрасывать старые вещи он не торопится – пригодиться могут и они. На следующей стадии квартира начинает превращаться в свалку.

«Финальная стадия развития хоардинга – это когда человек несет домой все что попадается ему под руку: от шкафа, найденного около мусорных контейнеров, до изношенных автомобильных шин, которые уже нельзя применить по назначению.

В результате квартира такого Плюшкина становится похожей на декорации к фильму ужасов – в ней царит тотальная антисанитария, потому что человек «копит» не только предметы, но и бытовой мусор, который гниет и выделяет опасные токсичные вещества», – говорит психолог Марьяна Набигулаева.

И добавляет, что со временем патологическое пристрастие человека к хламу радикально меняет его психологическое состояние.

Плюшкин становится раздражительным и агрессивным, он мало общается с окружающими, полностью замыкаясь на своих «находках».

Чаще всего человек с таким синдромом чрезмерно привязывается к вещам и не готов расстаться с ними ни при каких обстоятельствах. Даже грязные салфетки и заплесневелые корочки хлеба вызывают у Плюшкина прилив нежности.

«В запущенной ситуации человек с хоардингом полностью прекращает контакты с людьми, включая и самых близких.

Он становится подозрительным, ему кажется, что все вокруг ему завидуют, хотят отобрать у него самые ценные «экспонаты». Вся жизнь концентрируется вокруг собранного хлама – Плюшкин его перебирает, переставляет с места на место.

А любые жалобы со стороны соседей на нехороший запах или тараканов человек просто игнорирует», – говорит психолог.

«Яжемать» − новый вид человека или просто несчастная женщина?>>

Корень зла

 сайт wikipedia.org

Что становится причиной синдрома Плюшкина? Пока что нет однозначного ответа на данный вопрос. В большинстве случаев к патологическому накопительству приводят тяжелые стрессовые ситуации – например, смерть близкого человека или тяжелая болезнь. Хоардинг также может развиваться на фоне других психических заболеваний – шизофрении, слабоумия, обсессивно-компульсивного расстройства и прочих.

«В группу риска также попадают подростки, пережившие психологическую травму. Как правило, речь идет о детях от 10 лет и старше.

Им в принципе свойственна любовь к накопительству хлама – вспомните многочисленные обертки из-под шоколада, сломанные игрушки, которые хранятся в шкафу, детали от конструктора. Вещи дают человеку иллюзию защищенности и безопасности.

А если ребенок пережил травму, то это чувство в разы возрастает. Чем больше вещей – тем сильнее чувство защищенности», – объясняет Марьяна Набигулаева.

По словам психолога, синдром Плюшкина может развиться и у людей, которым в детстве не хватало внимания родителей, особенно подарков и иных символов любви. В этом случае ребенок очень трепетно относится к каждой вещи, а в процессе взросления это «особое отношение» может трансформироваться в хоардинг.

Очень скромные, нерешительные люди тоже в группе риска. Они постоянно приносят домой вещи и предметы, которыми планируют воспользоваться в далекой перспективе. Но перспектива эта, конечно, так никогда и не наступает, а количество вещей растет в геометрической прогрессии.

Люди, у которых трудности в общении с окружающими, тоже подвержены синдрому Плюшкина – они пытаются скрасить свое одиночество накопительством хлама. Вещи дают им ощущение уверенности в себе, превосходства над другими. Кроме этого, горы бумаг, коробок, использованных салфеток и грязных тряпок выступают своего рода защитой от внешнего мира.

«Я работаю на трех работах»: рассказы трудоголиков из Балашихи>>

Первые «звоночки»

© flickr.com, Lynn Friedman

Синдром Плюшкина всегда развивается постепенно – не бывает так, что сегодня человек лег спать в здравом уме, а завтра он уже несет домой с помойки стул со сломанными ножками. Чаще подобные изменения в психике происходят годами, а то и десятилетиями. А это значит, что у каждого человека есть шанс вовремя выявить симптомы хоардинга у себя или своих близких.

«Первый «звоночек» синдрома Плюшкина – невозможность или неготовность расстаться со старой вещью. Конечно, каждый из нас хранит в закромах памятную брошь, кофточку, любимую детскую игрушку.

Но в рамках разумного: если «ту самую» кофточку поела моль, человек вздохнет, но выбросит ее.

А вот если он любой ценой хочет сохранить ее, если у него не одна такая «самая любимая» вещь, то это уже должно насторожить», – говорит психолог.

И добавляет, что чрезмерная привязанность к вещам тоже является предпосылкой формирования синдрома Плюшкина. Особенно если человек слишком резко реагирует на обычные ситуации – например, гневается из-за того, что кто-то хочет взять в руки или даже просто потрогать его вещь.

При появлении тревожных симптомов рекомендуется обратиться к специалисту – психологу или психотерапевту. Сегодня есть множество эффективных способов справиться с психическими проблемами, главное – желание.

Источник: //riamobalashiha.ru/article/208512/sindrom-plyushkina-pochemu-lyudi-nachinayut-nakaplivat-hlam.xl

Абсолютное право
Добавить комментарий