Как урегулировать ДТП с пешеходом до суда, если пешеход получил травму головы?

«Три дня не говорил ничего, кроме „мама“ и „спасите“». Две стороны о ДТП, в котором пострадал ребенок

Как урегулировать ДТП с пешеходом до суда, если пешеход получил травму головы?

Это происшествие вызвало большой резонанс: на улице Бурдейного в Минске сбили ребенка. Очевидцы сообщали, что мальчик выбежал из-за припаркованного автомобиля вне пешеходного перехода. Проверка фактически подтвердила слова свидетелей.

Спустя год после случившегося к нам обратился отец Саши Жвирбли: «После травмы сын изменился: стал обидчивым, пугливым, ему тяжело дается учеба в школе, а вины водителя не установлено, хотя скорость была превышена».

Чтобы ситуация не казалась однобокой, мы обратились за комментарием в ГАИ, к медикам и женщине, управлявшей автомобилем.

— Он не должен был оказаться там! — восклицает отец пострадавшего ребенка Сергей Жвирбля, с которым мы встретились на месте ДТП. — Школа и дом находятся по одну сторону дороги, Саше не нужно пересекать улицу Бурдейного. По стечению обстоятельств сын разминулся с супругой, которая должна была забрать его в тот день. Но не успела жена дойти до подъезда, как ей позвонил сотрудник ГАИ…

Дальнейшее родители вспоминают судорожно: скорая, больница, диагноз… На долю восьмилетнего мальчика выпали тяжелые испытания.

— Три дня Саша не говорил ничего, кроме «мама» и «спасите», — достает папку с бумагами мужчина. — Во время наезда основной удар пришелся в голову. Первое время он ничего не помнил. Но постепенно начал приходить в себя, память стала возвращаться. А затем вдруг снова провал… Сообщили врачам, те оперативно взяли пункцию, начали обследование. К счастью, обошлось.

Как говорят родители, первое время в больнице они находились круглосуточно: «На тот момент казалось, будь что будет. Только бы жив остался».

В медицинских документах содержатся данные о состоянии ребенка сразу после случившегося. «Кричит, плачет, на вопросы не отвечает» — это спустя полтора часа после ДТП.

На следующее утро зафиксированы жалобы на головную боль, беспокойство ребенка, отсутствие продуктивного контакта.

Окончательный диагноз был таким — черепно-мозговая травма средней степени тяжести, множественные ушибы головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние, ушибленная рана мягких тканей головы, ссадины.

После лечения в РНПЦ неврологии и нейрохирургии ребенка отправили на реабилитацию в Аксаковщину, где он пробыл около месяца.

— Затем их выписали, и они вернулись домой. Через некоторое время Саша сам попросился в школу, — рассказывает отец мальчика. — Решили, раз хочет, то пожалуйста. Первое время ходил на два-три урока. Через несколько недель запротестовал: не-е-ет, я двойки-тройки получать не буду, и желание пропало. Было назначено домашнее обучение. Все шло хорошо, к нам приходили учителя.

В какой-то момент родители обратили внимание на то, что мальчик впадает в ступор, замыкается в себе, на замечания не реагирует.

— Решаем задачу, ребенок вдруг замолкает и словно улетает куда-то, — приводит пример отец мальчика. — Стали ездить по разным специалистам. Медики советовали пропускать момент и идти дальше. А через некоторое время возвращаться снова.

Как говорит Сергей Жвирбля, сын остался таким же подвижным, по-прежнему играет во дворе, контактирует с детьми. Однако родители обратили внимание на повышенную обидчивость.

— Раньше я мог с ним в шутку побоксировать, а теперь он куксится, может расплакаться, — продолжает наш собеседник. — Боится ездить в лифте. Врачи рекомендуют закрывать глаза, когда заходим на лестничную площадку, а открывать, когда уже покидаем кабину. Еще одной особенностью стал большой аппетит — у ребенка не бывает насыщения.

В этом году мальчик снова пошел в школу. Родители переживают, что успеваемость стала заметно хуже, чем во время домашнего обучения.

— По успеваемости ни туда, ни сюда, — вздыхает отец ребенка. — Вместе с матерью могут делать домашнее задание в течение нескольких часов до позднего вечера. Понимаете, ему нужно время подумать. Спрашивают, сколько будет пять умножить на пять. Ему требуется 20—30 секунд, чтобы ответить верно. В конце концов назовет правильный ответ, но в школе ритм другой и Саша не успевает.

Как уверяет Сергей Жвирбля, они с женой не знают, чем чревата эта травма и как сложится судьба их сына: «Четких прогнозов медики не дают».

Сейчас отец ребенка хочет добиться домашнего обучения для своего сына. Он также настаивает на изменении диагноза: по его мнению, «ЧМТ средней степени» не отражает всю тяжесть последствий.

«Саша не помнит, что случилось»

Сразу после аварии на улице Бурдейного на нашем форуме один из пользователей оставил сообщение: «Самого момента ДТП я не видел. По рассказам людей, ребенок лет семи бегал с другом возле дороги, потом выбежал на проезжую часть, а там Porsche Cayenne». Можно сказать, проверка, которую проводили сотрудники отдела дознания Минской ГАИ, подтвердила эти слова.

— За рулем автомобиля находилась молодая женщина, — рассказывает Сергей Жвирбля. — Она связалась с нами буквально на следующий день после аварии и спросила, может ли приехать.

Мы ситуацией не владели, сказали, что не возражаем. Водитель показала нам видеозапись случившегося.

Оказалось, обстоятельства ДТП зафиксировал регистратор, который был установлен в автомобиле, припаркованном у края проезжей части.

Конечно, видеозапись внесла бы ясность в ситуацию. Но в нашем распоряжении имеется только ее начальный фрагмент. Видна проезжая часть улицы Бурдейного, тропинка, которая ведет вне пешеходного перехода. Справа к ней приближается прохожий. По словам Сергея, после этого в кадре появляются сын с другом…

— В полной версии ролика, которую мне показывали и в ГАИ, было видно, что сын остановился, а потом побежал, — говорит отец ребенка. — Мы спрашивали у Саши, что случилось, как они там оказались. Но он ничего не помнит. Врачи нам советовали не изводить его, не допытываться.

Как утверждает Сергей Жвирбля, ранее до места наезда (по ходу движения Porsche) были установлены знаки «Дети» и «40», однако после ДТП они якобы исчезли.

За комментарием мы обратились в Минскую ГАИ.

Там сообщили, что отец ребенка во время проверки указывал на эти подозрения, но они не подтвердились: «Были сделаны два запроса в Специализированное монтажно-эксплуатационное предприятие, отвечающее, в частности, за размещение дорожных знаков. Схема организации дорожного движения на данном отрезке улицы Бурдейного после ДТП не менялась. Однако отметим, что наезд был совершен в зоне действия знака „40“, установленного чуть ранее».

На картографических сервисах, где доступен просмотр фотопанорамы улиц, мы не нашли подтверждения словам мужчины. Судя по снимкам, нынешние знаки установлены довольно продолжительное время.

— Что касается водителя Porsche, то общение с ней вскоре прекратилось, — продолжает Сергей Жвирбля. — Я попросил сбросить полную версию видео. Вместо этого пришло сообщение от ее супруга, мол, оставьте жену в покое, она переживает, больше не беспокойте. Финансовой помощи мы так и не дождались.

Отец убежден, что его сын не виновен в ДТП, указывает на превышение скорости водителем Porsche. По мнению мужчины, это стало ключевым фактором, иначе, мол, ребенка можно было бы заметить, что позволило бы предотвратить наезд. Однако Сергей получил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Обжалование в прокуратуре ни к чему не привело.

«Превышение скорости не состоит в причинно-следственной связи с ДТП»

— Это дело не представляло особых сложностей при разбирательстве, поскольку имелась видеозапись происшествия и показания трех очевидцев, — говорит руководитель пресс-службы Сергей Зараник.

— Данная информация взаимодополняла друг друга и позволила восстановить хронологию ДТП в мельчайших подробностях.

Нужно отметить, что авариям с участием несовершеннолетних всегда уделяется особенное внимание, ход проверки контролируется на разных уровнях правоохранительными органами.

Как подчеркивают инспекторы, наезд произошел в 18:50, когда уже начало темнеть (конец сентября), а искусственное освещение еще не включили: «У автомобиля был включен ближний свет фар».

— В ролике четко видно, что ребенок резко выбежал из-за припаркованной машины вне пешеходного перехода, — подчеркивает Сергей Зараник. — Сначала мальчик остановился на бордюрном камне, а потом побежал, то есть начал ускоряться находясь еще за автомобилем.

Ребенок небольшого роста, из-за машины его не было видно. Второй несовершеннолетний пешеход все время оставался на тротуаре.

Таксист, ехавший навстречу Porsche, позже высказал мнение, что если бы не Cayenne, то, вероятно, он бы сам совершил наезд на ребенка, настолько внезапным было появление пешехода.

В ГАИ разъяснили особенность касательно превышения скорости водителем Porsche: «Кроссовер двигался 63,8 км/ч в зоне действия знака „40“. Однако установлено, что ни при 63,8 км/ч, ни при 40 км/ч технической возможности предотвратить наезд у водителя не имелось.

То есть превышение скорости не состоит в причинно-следственной связи с ДТП. Подчеркнем, это выводы автотехнической экспертизы. Во время дополнительного осмотра места происшествия (аналог следственного эксперимента. — Прим. Onliner.

by), на котором присутствовал отец ребенка, был установлен момент возникновения опасности. В роли статиста выступал сам пострадавший мальчик, чтобы все максимально соответствовало реальным событиям. Выводы проверки такие: ребенок внезапно появился перед автомобилем, и именно это предопределило произошедшие события.

Отметим, что во время дополнительного осмотра места происшествия родители не высказывали замечаний относительно процедуры его проведения».

— В то же время водитель Porsche была привлечена к ответственности за превышение скорости. Однако, повторимся, это нарушение ПДД не состоит в причинно-следственной связи с ДТП. После обжалования в прокуратуре была назначена дополнительная проверка, которая подтвердила первоначальные выводы, — сообщили в пресс-службе Минской ГАИ.

«Это стало ужасом для меня также»

По поводу оспаривания диагноза и тяжести полученных травм в ГАИ говорят, что были проведены две судмедэкспертизы, выводы которых также совпадают: у ребенка менее тяжкие травмы.

Медики, которые наблюдают за состоянием Саши Жвирбли, сообщили нам следующее: «Сейчас медицинских оснований для назначения ребенку домашнего обучения не имеется. Заметим, что в школу ходят и дети с более тяжелыми травмами.

Но раз у родителей возникают вопросы, то мы еще раз направим ребенка на консультацию к разным специалистам, в частности к главному детскому неврологу города.

Что же касается некоторых особенностей поведенческих реакций, то это может быть не связано с травмами, полученными в ДТП».

Нам также удалось связаться с женщиной, управлявшей Porsche. Для нее телефонный звонок стал неожиданностью:

— Это стало ужасом для меня также. В момент наезда в автомобиле находился мой ребенок. Сразу после аварии я приехала в больницу, два часа провела с родителями, готова была оказать любую помощь. Тогда мне было сказано: «Вы не виноваты».

Однако что изменилось потом? Мне стали говорить про якобы снятые знаки и видеозаписи. Но как я могла повлиять на это? Да и зачем, если сути это не изменило… Мой телефон у родителей мальчика имелся, я всегда на связи, но контакта с их стороны не было.

Только однажды к нам обратился отец ребенка, через несколько дней после ДТП: «Саше стало хуже, собираются брать пункцию. Наверное, встретимся в суде». Потом я узнала, что состояние ребенка не изменилось. Тогда зачем было меня обманывать? Я воспринимаю это как давление.

Мне стало плохо, муж разозлился и решил оградить меня от спекуляций. Но мы никогда не отказывались и не закрывались: супруг просто предлагал контактировать с ним, а не со мной напрямую.

В дорожных происшествиях, в которых травмы получают дети, разбираться всегда тяжело, потому что присутствует сильная эмоциональная составляющая.

В этой ситуации сложно сохранить холодной голову и не поддаться рефлексии.

Вместе с тем описанный выше случай обнажает старую проблему: «детские» ДТП случаются по всему городу, и предотвратить их можно только повышая безопасность на всей улично-дорожной сети, а не только возле школ.

Источник: https://auto.onliner.by/2017/11/15/dtp-8942

Пешеход не всегда прав: как себя стоит вести при наезде на человека

Как урегулировать ДТП с пешеходом до суда, если пешеход получил травму головы?

Ситуация на дороге всегда развивается стремительно: водителю нужно концентрировать внимание на множестве факторов и быстро реагировать на любые изменения. Тем не менее всегда может произойти что-то непредвиденное: пешеход выходит на красный свет или внезапно появляется из-за автобуса, или же в тёмное время суток решает перебежать через неосвещённую дорогу.

Сами водители тоже иногда не удерживают всё своё внимание на дороге —человек отвлёкся на SMS, и вот он уже оказывается на пешеходном переходе, по которому кто-то идет.

В этой статье расскажем о том, как вести себя при наезде на пешехода: что важно сделать в первую очередь, как уменьшить количество негативных последствий (и для водителя, и для пешехода), а также рассмотрим нюансы, связанные со страхованием.

Очень важно не покидать место аварии и следовать алгоритму действий, который мы приведём ниже. Это облегчит работу полицейских, в некоторых случаях спасёт жизнь жертве ДТП и обеспечит правовую поддержку водителю.

1.

Машину надо сразу же остановить. До приезда полиции её нельзя перемещать, это чётко прописано в ПДД. Далее выполнить стандартные действия: включить «аварийку» и выставить знак.

2. Далее следует оценить масштаб повреждений у пострадавшего: если травмы серьёзные и он не может встать — нужно оградить его от других транспортных средств.

Для этого вокруг пострадавшего нужно расставить любые заметные предметы (знак аварийной остановки, канистры, запаски — всё, что заметят другие водители). Чтобы оценить степень тяжести травмы, можно обратиться к этим критериям (например, травма головы считается опасной для жизни).

Вам нужно ориентироваться по ситуации: если это просто легкая ссадина, то с пострадавшим можно «работать».

3. Обязательно оказать первую помощь, при этом помнить: с пострадавшим надо обращаться очень аккуратно, при подозрении на травмы позвоночника — не перемещать и не переворачивать. Неквалифицированная «помощь» может только ухудшить ситуацию.

4. До приезда скорой и полиции находиться рядом с пострадавшим и поддерживать его (например, он может захотеть воды и т.д.).

Главное — не допускать скопления большого количества людей вокруг пострадавшего пешехода — это может вызвать панику и шок. Для этого нужно попросить толпу зевак, если таковые есть, разойтись или хотя бы отойти от места ДТП.

Окружающим нужно объяснить, что своим вмешательством они могут усугубить ситуацию.

5. На этапе, когда водитель убедился, что пешеход в относительной безопасности, следует вызывать «скорую» и ГИБДД.

В зависимости от полученных травм и транспортной ситуации, может потребоваться отправка его в больницу на попутках или на своём автомобиле.

Но такие вопросы следует решать только после звонка в экстренные службы. Если человек без сознания — придётся ждать медиков.

Пострадавшего надо экстренно доставлять в больницу только в том случае, если промедление угрожает его жизни: например, у пешехода обильное кровотечение, а скорая не успевает приехать вовремя.

Как правило, этот вопрос решается после звонка в экстренные службы.

Но перед тем, как самому отправиться в больницу вместе с пострадавшим, следует убедиться, что других вариантов нет: невозможно дождаться медиков или поймать попутку (иначе действия водителя могут быть квалифицированы, как оставление места ДТП).

6. Только после этих действий следует оповещать о происшествии близких и коллег, если возникнет такая необходимость.

Также рекомендуем позвонить адвокату, который будет заниматься этим делом. Лучше всего также вызвать его на место ДТП. Если адвокат есть, то на все вопросы полиции стоит отвечать в его присутствии.

Об этом следует заранее уведомить приехавших сотрудников ГИБДД.

7. Дальше нужно зафиксировать все обстоятельства происшествия на фото и видео (положение ТС относительно других объектов и пострадавшего, тормозной путь и т.д.). Очень важно записать и отмтеить даже самые, на первый взгляд, незначительные вещи (например, степень освещенности пешеходного перехода, наличие знаков и разметки) — это поможет в расследовании ДТП.

8. Записать полные имена и телефоны очевидцев происшествия. Они в дальнейшем смогут помочь в расследовании аварии.

9. Связаться со своей страховой компанией. Согласно закону об ОСАГО, страховая компания покрывает ущерб здоровью потерпевшего в размере до 500 тысяч рублей. В случае, если этих денег не хватит, разницу будут взыскивать с водителя. Обо всех нюансах денежной компенсации мы поговорим ниже.

10. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не покидать место аварии: за это грозит уголовное наказание. Если речь идёт о доставке пострадавшего в больницу, об этом надо предупредить ГИБДД, но сначала надо убедиться, что других вариантов нет.

Мы рассмотрели общий алгоритм действий при наезде на пешехода, однако даже в такой ситуации есть нюансы: бывает, что в произошедшем виноват водитель, но случается и так, что вина ложится на пешехода. Конечно, алгоритму необходимо следовать в любом случае, ведь на кону человеческая жизнь и здоровье. Но в дальнейшем, при оформлении протокола, следует помнить о следующих деталях:

В случае очевидной вины водителя вариантов развития событий три: нанесение травм лёгкой, средней и тяжёлой степени. В зависимости от них будет определяться наказание: в первых двух случаях это штрафные санкции, административный арест на 15 суток либо лишение прав сроком до года. В последнем случае можно попасть в тюрьму на срок от 6 месяцев до пяти лет.

Наказание может быть жёстче, если есть отягчающие обстоятельства (например, алкогольное опьянение), и наоборот, мягче, если в суде выяснится, что наезд совершён по независящим от водителя причинам (поломка ТС).

Если пострадавший находится в сознании и в удовлетворительном состоянии, с ним можно попытаться договориться о компенсации на лечение, чтобы не доводить дело до суда.

Вообще, пешеход более защищён законодательно, чем водитель, поэтому оплатить лечение придётся в любом случае, но если дело дойдёт до суда, то пострадавший может потребовать возмещение морального вреда, размер которого будет устанавливать судья.

Если виноват пешеход, это не значит, что водитель может «расслабиться и ждать полицию». Пострадавшему всё равно следует оказать необходимую помощь, а нюансы возникают только на этапе оформления протокола.

Во-первых, нужно зафиксировать все мелочи, которые доказывают вину пешехода: здесь пригодится и видеорегистратор, и длина тормозного пути, которая укажет, что водитель не превышал скорости, и наличие дорожных знаков, разметки, ограждений.

Важно также зафиксировать точное время, в которое произошёл инцидент, освещённость участка и т.д.

В случае получения пешеходом тяжёлых травм будет заведено уголовное дело. Но если вина пешехода будет доказана, водитель не понесёт ни уголовной, ни административной ответственности (но компенсация на лечение всё же потребуется).

От сотрудников полиции требуйте составления схемы ДТП, сообщите инспектору о том, что у вас имеются материалы фото- и видеофиксации, которые нужно приложить к протоколу. Сотрудник полиции обязан выдать водителю справку о ДТП.

В таких ситуациях очень важно зафиксировать причинение ущерба или его отсутствие. Даже если пешеход сказал вам, что не получил травм и сам покинул место ДТП, а видимых повреждений у автомобиля нет, все равно позвоните по номеру 112 и сообщите о произошедшем.

Ваше обращение обязательно зафиксируют (звонок в экстренные службы записывается), узнают марку, модель и гос. номер автомобиля.

Это пригодится в случае, если пешеход, например, передумает и решит, что ему все-таки был причинен ущерб — так вы обезопасите себя доказательством того, что не покидали места ДТП и следовали инструкциям.

Не менее важно сделать фото и видео автомобиля и окружающей обстановки, чтобы иметь подтверждения тому, что авто в происшествии также не пострадало.

— Михаил Михеев, страховой эксперт Insurance Team

Как мы уже писали выше, по закону ОСАГО покрывает причинение вреда здоровью пешехода в размере до 500 тысяч рублей. В том случае, если вина водителя в происшествии доказана, пострадавший имеет право на компенсацию.

Чтобы её получить, пострадавшему пешеходу необходимо также иметь справку о ДТП, где есть номер полиса и название СК виновника ДТП. За денежной компенсацией следует обращаться в страховую водителя.

Если потерпевший не может сделать это сам, тогда это должны сделать его родственники.

Если пострадавший попал в больницу и тратится на лекарства, лечение, стационар, сиделку или лечебные процедуры — он имеет право на возмещение этих трат в том случае, если сохранил все чеки на покупки и имеет на руках постановление врачей о том, что эти вещи необходимы для восстановления. То же самое касается и реабилитации. Кроме того, пострадавший имеет право получить компенсацию и за испорченную одежду, разбитый телефон, а также за потерю заработка. Ту часть денег, которую не покрывает страховая компания, должен выплатить виновник ДТП.

Но если в происшествии виноват пешеход, и его вина доказана, то он не имеет права на компенсацию по ОСАГО. Однако есть парадокс: в случае наезда на пешехода вне зависимости от вины водитель обязан компенсировать пострадавшему лечение.

Парадокс заключается в том, что если водитель сбил пешехода по своей вине, то ОСАГО компенсирует пострадавшему ущерб. А вот если водитель не виноват, то, согласно статье 1079 ГК РФ, он, как владелец источника повышенной опасности (автомобиля) обязан возместить причинённый ущерб, и платит из своего кармана.

И всё-таки, в описанном случае действует обоюдная ответственность: с пешехода, который попал под колёса по своей вине, можно взыскать компенсацию за ущерб автомобилю. (Здесь как раз описана такая ситуация). Водитель заплатил за ущерб пешеходу согласно ГК РФ, но компенсация в его пользу оказалась в десять раз больше.

В ситуациях с обоюдной ответственностью водителя и пешехода возникает следующий нюанс: зарплата пешехода может быть очень низкой, при этом нельзя обязать его отчислять большую часть от зарплаты как ежемесячные платежи.

Нужно смотреть на состав семьи, материальное положение и т.д. В итоге выплата компенсации автомобилисту может осуществляться в течение десятка лет по 300-400 руб. ежемесячно.

Однако в случае обоюдной вины в полном объеме будет работать договор КАСКО.

— Михаил Михеев, страховой эксперт Insurance Team

Что касается прав пешехода, то по закону, медпомощь пострадавшему оказывается независимо от его виновности или невиновности по полису ОМС в пределах перечня медуслуг и предоставляемых лекарств. Но в медицинском страховании существуют два нюанса:

1.

Зачастую стандартного перечня лекарств не хватает для полного восстановления здоровья после ДТП, и пострадавшему приходится доплачивать за некоторые лекарства и процедуры из своего кармана.

Потом можно попытаться взыскать недостающую сумму с водителя, но для этого нужно сохранять все чеки и квитанции, а также подготовить большой перечень документов (на сайте РСА, пункт 2).

2. Некоторые операции делаются по квоте, пострадавшему приходится вставать в очередь и ждать несколько месяцев, а иногда и больше года.

Если такой возможности нет, то операция делается за деньги, но компенсировать эти затраты нельзя, так как суд отметит, что услуги можно было получить в рамках ОМС.

Более подробно о том, с какими проблемами сталкиваются пострадавшие пешеходы, писал ТАСС.

Сбитый пешеход — это, конечно, стресс, но самое главное в этой ситуации делать всё быстро и правильно:

  1. Остановить машину, не менять её положения и не покидать место ДТП до приезда ГИБДД

  2. Оградить пострадавшего от опасности, оказать первую помощь, находиться с ним рядом

  3. Вызвать «скорую» и полицию (с разрешения служб доставить на своём ТС или на попутках)

  4. Оповестить близких, позвонить адвокату и попросить его прибыть на место ДТП

  5. Зафиксировать все обстоятельства ДТП, записать показания, ФИО и телефоны свидетелей

  6. Контролировать заполнение протокола сотрудниками ГИБДД

  7. Связаться со страховой компанией

В случае, если его вина доказана, то действует обоюдная ответственность. То есть, с одной стороны, водитель обязан согласно ГК РФ компенсировать пешеходу вред, причинённый жизни и здоровью, с другой (если человек попал под колёса по своей вине) — водитель в свою очередь имеет право потребовать от него компенсацию за нанесение ущерба автомобилю.

В случае, если у пострадавшего есть только ОМС, ему придётся сохранять все чеки и квитанции на покупку лекарств и процедур, не входящих в перечень полиса. В случае с ДМС — определить, попадает ли лечение и восстановление после аварии под перечень расширенных медуслуг, которые пострадавший выбрал при оформлении полиса. Если нет — придётся действовать так же, как владельцам ОМС.

Источник: https://www.ins-team.ru/news/naezd

Капот безопасности

Как урегулировать ДТП с пешеходом до суда, если пешеход получил травму головы?

Сирена! А через долю секунды удар о капот — и голова ребенка отлетает… Не пугайтесь, это не фильм ужасов: меня пригласили в Тольятти на первые в России испытания Лады Весты на пешеходную безопасность.

Вы уже собрались перейти на другую страницу сайта, мысленно повторив мантру «я вожу аккуратно и никого давить не собираюсь»? Не торопитесь, а лучше вспомните о статье 1079 Гражданского кодекса РФ: «Граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов…), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы».

То есть даже если вы ничего не нарушали и ребенок перебегал дорогу в неположенном месте, но суд установил, что вы имели возможность его увидеть и остановиться, за нанесенный вред здоровью отвечать вам.

Если сбитый пешеход отделался синяками и ссадинами, все ограничится административкой.

А вот в случае множественных переломов или, хуже того, тяжелой черепно-мозговой травмы это уже уголовная ответственность по «водительской» статье 264 УК РФ.

Лет 50 назад автопроизводители в большинстве своем о пешеходах не думали вовсе: смертоносные (в буквальном смысле слова) накапотные фигурки и острые углы на капотах не были редкостью. Это «холодное оружие» запретили только в 1972 году с введением в Европе Правила ECE R26.

А в 80-х Европейским комитетом по усовершенствованию безопасности автомобилей EEVC (European Enhanced-safety Vehicle Committee) были проведены анализы реальных наездов и многочисленные лабораторные краш-тесты.

Оказалось, что для безопасности пешеходов недостаточно сделать переднюю часть машины обтекаемо-округлой.

Она должна быть еще и мягкой! Капот, бампер, решетка и даже поводки стеклоочистителей обязаны проминаться так, чтобы смягчать удар.

Это результаты математического моделирования наезда разных типов автомобилей, которые совпадают со статистическими выкладками по итогам реальных аварий.

У пешеходов наиболее распространены два типа травм: перелом ног при контакте с бампером и передней кромкой капота — и черепно-мозговые травмы от удара о капот или лобовое стекло. Чем ниже автомобиль, тем меньше риск: современные трехслойные стекла мягче капотов.

Кроме того, чем «лобастее» машина, тем больше нагрузка на бедра, а также выше вероятность сильного вторичного удара головой при падении на асфальт

К 1991 году была проработана во всех деталях методика оценки пешеходной безопасности с помощью обстрела передка автомобиля из гидравлической «пушки» четырьмя специальными приспособлениями. Снабженные датчиками, они моделируют различные части человеческого тела.

«Ногой» бьют в бампер, «бедром» — по фальшрадиаторной решетке, фарам и передней кромке капота, а «головой ребенка» и «головой взрослого» — по капоту и лобовому стеклу. Однако принятие этой методики в качестве обязательного стандарта безопасности растянулось на 20 с лишним лет: ПравилоECE R127.

00 действует в Евросоюзе лишь с 17 ноября 2012 года!

Эта разметка — декларация автозавода для органов сертификации. Синим очерчена самая мягкая зона. Зеленые линии — граница, которую голове пешехода лучше не пересекать: за ее пределами HIC больше 1000 единиц. А желтые линии, нанесенные в 82,5 мм от кромок капота, ограничивают «зону испытаний»: по ЕСЕ R127 края исключены из зоны обстрела

Пешеходам следует благодарить не законодателей, а прежде всего комитет Euro NCAP, который с первых испытаний в 1997 году принял на вооружение тесты EEVC, причем в 2002-м ужесточил методику. Следует отдать должное и Министерству транспорта Японии, учредившему в 1991 году программу исследований пешеходной безопасности.

Неспроста первые пять автомобилей, заработавших в ­2000—2003 годах три «пешеходные» звезды Euro NCAP из четырех возможных, были из Японии: Daihatsu Sirion, Mazda Premacy и три Хонды — Civic, Stream и CR-V.

Хотя в самой Японии пешеходный тест, причем только в виде обстрела муляжом головы, был добавлен к рейтингу JNCAP лишь в 2003 году.

Именно благодаря независимым европейским, японским и австралийским программам оценки безопасности автопроизводители начали внедрять пиропатроны, приподнимающие капот во время наезда. Первый же серийный автомобиль с ними, Citroen C6, в 2005 году за пешеходные тесты Euro NCAP набрал 28 баллов из 36 возможных, или четыре звезды из четырех!

Затем появились пешеходные подушки. Пионером был Volvo V40 (31,8 балла) в ­2012-м, через пару лет за ним последовал Land Rover Discovery Sport (25,1 балла), а сейчас — новая Subaru Impreza, еще не проходившая независимых испытаний.

Будучи в несколько раз дороже пиропатронов, подушки хоть и защищают головы несчастных надежнее, но в очень ограниченной зоне и потому лишь незначительно улучшают общий рейтинг.

Поэтому от пешеходных подушек нынче отказались даже шведы: новые Volvo XC90 и S90 обходятся без них!

А знаете, кто лучший друг пешеходов? Низенькие родстеры Mazda MX-5 (33,7 балла) и BMW Z4 (33,1 балла) с мягкими и длинными капотами!

А что у нас? Нормы ECE R127.00 стали обязательными в России с начала этого года, причем для всех автомобилей категорий М1 (легковушки) и N1 (грузовики полной массой до 3,5 тонны). Исключение сделано только для бескапотных машин.

Но как водится, не обошлось без нюансов: Правило ECE R127.00 у нас распространяется лишь на новые типы транспортных средств. То есть те из производителей, кто успел подсуетиться и оформил в прошлом году ОТТС (Одобрение типа транспортного средства), могут затем сертифицировать новую модель как модификацию предыдущей. Выпуск «твердолобых» Нив и Патриотов никто пока запретить не сможет!

АвтоВАЗ начал работать над пешеходной безопасностью с 2007 года — когда стало понятно, что введение Правила ECE R127.00 в Европе неизбежно. Первыми были модернизированная Калина и Гранта, так что перед работой с Вестой определенные знания и опыт уже были накоплены. Испытания, правда, все это время проводили за границей — в Германии (TUV Nord) или Испании (IDIADA).

И только сейчас появилась возможность осуществлять работы в России: в технопарке в Тольятти обосновался филиал фирмы BIA, французского производителя испытательного оборудования, запустившего совместно с НАМИ «пешеходную» лабораторию.

Понятно, что ни о каких пешеходных подушках безопасности или пиропатронах, приподнимающих капот на петлях, на Ладах даже в отдаленной перспективе и речи быть не может: дорого.

Но остается еще множество решений — не столь очевидных на первый взгляд, однако подчас не менее эффективных. Например, обыкновенная мастика, соединяющая каркас капота с лицевой панелью.

Никогда о ней не думали? А чем мастика эластичнее и «подвижнее», тем лучше капот амортизирует удар.

Или опорные точки. Даже концевой выключатель может представлять опасность для пешехода! Если бы я не видел это собственными глазами, ни за что бы не поверил. Муляж головы весом 3,5 кг, выпущенный гидропушкой со скоростью 35 км/ч, при ударе по капоту в район концевого выключателя показывает критерий повреждения головы более 1500 единиц (гарантированная черепно-мозговая травма!), а при контакте в 40 см от него — менее 650 единиц HIC, что не тянет даже на слабое сотрясение мозга.

Источник: https://autoreview.ru/articles/aktivnaya-bezopasnost/kapot_bezopasnosti

Фатальный сюрреализм: в Молдове можно просто так сбить человека

Как урегулировать ДТП с пешеходом до суда, если пешеход получил травму головы?

КИШИНЕВ, 5 мар — Sputnik, Николай Костыркин. Молодой мужчина стал жертвой ДТП в Бельцах. Жителя “северной столицы” Молдовы 22-летнего студента Александра Мунтяну сбил на пешеходном переходе легковой автомобиль.

В больнице отказывались лечить

О произошедшем корреспонденту Sputnik сообщил в понедельник отец пострадавшего Иван Мунтяну, отчаявшийся, по его словам, найти справедливость у тех, кто, по закону, должен ее восстанавливать.

“Все произошло 17 февраля. Сын, выйдя из троллейбуса на остановке, переходил проезжую часть в положенном месте, внимательно, по его словам, посмотрев сперва по сторонам. Когда он был примерно на середине дороги, откуда-то вылетел автомобиль белого цвета и, проезжая на высокой скорости, сбил моего парня”, — рассказал Иван Мунтяну.

Пациент одной из больниц Кишинева найден мертвым во дворе медучреждения >>>

Александр получил травму головы, контузию, ушибы, заработал сотрясение мозга. На место происшествия вызвали полицию и “скорую”, которая забрала молодого человека в местную больницу. В приемном покое парню зашили рану на голове.

“Как только он мне позвонил, я поспешил в больницу. Место происшествия было по дороге. Там я увидел полицейских и водителя, сбившего моего сына”, — сказал Мунтяну.

Казалось бы, все понятно: если этот рассказ правдив, то водитель виноват в травмах пешехода, и при грамотном разбирательстве должен понести заслуженное наказание. Но тут-то и начинается самое “интересное”, о чем в Молдове обычно говорят — “работает метод волосатой лапы”. Пострадавшего Александра Мунтяну, по словам его отца, госпитализировать сперва… попросту не хотели.

Чего в больницах Молдове не хватает чаще — оборудования или совести? >>>

“Придя в больницу, мне пришлось разбираться с медперсоналом — выяснять, по какому праву они отказываются лечить человека с тяжелой травмой. И тут нам звонит полицейский и задает вопрос, от которого мы ахнули: “А почему вы еще в больнице?! Вы же должны сидеть дома!”. От такой неожиданной наглости мы потеряли дар речи”, — сообщали Иван Мунтяну.

“Давай договоримся!”

Через два дня он был в отделении полиции, где ему сказали, что по вопросу инцидента… “разбираются”. Мужчина не получил никакой информации о заведении уголовного дела и о том, избрана ли мера пресечения в отношении водителя.

“Но это еще не все. Водитель, раздобыв номер телефона моего сына, набрал его и, как водится, предложил договориться. Александр не был готов говорить по существу, выдерживать психологическое противостояние с оппонентом, поэтому ответил уклончиво — сказал, что, пока он в больнице, ничего решать не будет”, — добавил отец потерпевшего.

Быть или не быть: что ждет государственные больницы в Молдове >>>

Спустя пять дней после госпитализации Александра перевезли в одну из больниц Кишинева. Там он прошел обследование у невропатолога и во вторник ждет результат.

“О водителе мы знаем, что он иностранец, живет в Единцах, и имя его — Насир”, — рассказал Иван Мунтяну.

“Все вопросы к пресс-секретарю”

За этот громкий случай взялась, в первую очередь, местная пресса. В печатных СМИ Бельц со ссылкой на пресс-секретаря городского инспектората полиции Жанну Молчанову сообщается, что ДТП произошло на улице Дечебала близ остановки общественного транспорта “Стелуца”, а за рулем машины находился 36-летний уроженец Турции, действительно проживающий сейчас в Единцах.

Такого нет нигде: какой бизнес процветает в больницах Кишинева >>>

“Подозреваемый в совершении ДТП не был пьян. Мы ожидаем результатов судебно-медицинской экспертизы, которая позволит дать правовую оценку”, — заявила журналистам Молчанова.

Что ж, нам тоже нужна была реакция полиции, и мы принялись искать того, кто смог бы нам ее озвучить. И в итоге были несколько разочарованы. Сотрудник полиции Павел Степанов, занимающийся фактом произошедшего, сообщил корреспонденту Sputnik о том, что все материалы в данный момент находятся у него на производстве, и уголовное дело еще не открыто.

— По всем остальным вопросам обращайтесь, пожалуйста, к пресс-секретарю инспектората, — посоветовал Степанов, сославшись также и на сильную усталость после суточного дежурства.

Сюрприз для кишиневских водителей: чего ждать от езды по Кишиневу >>>

Что ж, мы последуем его призыву, тем более что не намерены оставлять без продолжения освещение как этой истории, так и в целом проблемы лихачества водителей в Молдове и отношения к таким вопросам некоторых представителей тех профессий, от которых многое зависит.

Почти забытая трагедия

А проблема эта, увы, в случае с нашей страной более, чем необъятна. Почти мимоходом прошла недавно в столичной прессе новость о трагедии в Кишиневе — под колесами автомобиля погибла 80-летняя женщина. Все произошло 20 февраля около семи утра.

Пенсионерка по своему обыкновению направлялась на утреннюю службу в храм св. Владимира, что на улице Александри. В момент трагедии женщина переходила дорогу у троллейбусной остановки.

По словам очевидцев, удар о несшийся на полной скорости автомобиль был такой силы, что несчастную перекинуло через сбившую ее машину.

Водитель, мужчина около 50 лет, не покинул место происшествия, оставшись ждать полицию. “Скорая” отвезла пострадавшую в Больницу скорой помощи.

В это время другие прихожане храма, узнав о случившемся, нашли номер телефона родственников пенсионерки и сообщили им.

Те, в свою очередь, дозвонились до больницы, где им сказали, что бабушка находится в отделении травматологии, и с ней относительно все нормально.

Кожокару: водителей такси надо проверять на адекватность ежедневно >>>

Но по прибытии в больницу они узнали, что женщину безуспешно пытались реанимировать — она скончалась. Судебная медэкспертиза установила, что у погибшей был зафиксирован перелом основания черепа, и смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы.

Без печати даже на тот свет не пускают

По словам родственника погибшей, который попросил не называть его имени, сотрудник полиции, занимавшийся обстоятельствами трагедии, сообщил ему, что пришел в больницу в тот же день около 9.00, и якобы видел бабушку в коридоре учреждения — даже не в приемном покое.

Сколько стоит в Молдове подделка водительских прав >>>

Вернемся к больнице, откуда человека даже после смерти отпускают “на свободу” только с “нужными” бумажками. Родственников погибшей, пришедших забрать ее вещи, весь следующий день “пинали” из одного кабинета в другой за документами и печатями.

Все закончилось тем, что они, не дождавшись заветной бумаги, пошли на склад без нее и, договорившись с кладовщиком, забрали необходимое.

Кладовщик, кстати, поведал родственникам умершей, что в день поступления в больницу ее почему-то очень долго не могли определить ни в одно отделение.

Чья рука чью руку моет

А что же полиция?

“Лишь один раз за все это время нас вызывали к следователю в инспекторат полиции сектора Центр. Все, что сделал следователь, это попросил заполнить заявление, сказал, что открыто уголовное дело, и наши номера телефонов.

Также он сказал, что будет следственный эксперимент, и тогда нас и водителя, сбившего бабушку, позовут. Но дни идут, а это необходимое для следствия мероприятие все не проводят”, — рассказал собеседник корреспондента Sputnik.

© Sputnik / Rodion Proca

Он добавил, что следователь во время их разговора произнес “сакраментальную” мысль — мол, водитель не мог вовремя увидеть пенсионерку и, соответственно, затормозить до столкновения, так как она оказалась перед ним, выйдя из-за какой-то другой машины. Предполагает ли это гипотетическое обстоятельств, что наказание будет смягчено или же вовсе не последует, — непонятно. Равно как и неясно то, имел ли право автомобилист развивать большую скорость близ пешеходного перехода.

В Молдове пьяных водителей могут обязать работать в морге >>>

Оба приведенные здесь случая наглядно демонстрируют, насколько часто могут идти рука об руку преступная халатность и чей-то корыстный умысел. Конечно же, здесь нельзя пока что никого обвинить — это дело прокуратуры и суда. Но, увы, наученные горьким опытом жители Молдовы не верят в таких случаях в чудеса.

Нет никакой неведомой силы, которая во мгновение ока развивает скорость у мирно движущегося авто.

Не стоит за плечом полицейских невидимый гипнотизер, внушающий им, что обязательно нужно верить лишь тому, кто был за рулем и допустил наезд — что сделано это было не специально, и несчастный пешеход в буквальном смысле слова свалился с неба.

Положат ли эти дела в архив за “отсутствием состава преступления” или же следствие доведут до ожидаемого завершения — вопрос этот, как говорится, на ближнесрочную перспективу. Вот и журналисты Sputnik будут наблюдать за развитием событий.

Источник: https://ru.sputnik.md/incidents/20180306/17699322/dtp-policija-belcy-kishinjov-voditel-smert-avarija-bolnica.html

Абсолютное право
Добавить комментарий