Как узнать о работе судебных приставов по моему делу?

«Это джек-пот»

Как узнать о работе судебных приставов по моему делу?

Суд: Басманный районный суд

Истец: Нелли Макаренко

Ответчик: ООО «Театральная компания «Айвенго»

Статья: 142 ТК РФ (задержка выплаты заработной платы)

Решение: исполнительное производство по взысканию с ответчика долга по заработной плате

РИА Новости

В 2016-м году Москвичка Нелли Макаренко была вынуждена уволиться из театральной компании «Айвенго», где работала менеджером около 8 месяцев. Причина простая — бесконечные задержки зарплаты.

Задолженность предприятия, позиционирующего себя на сайте «крупнейшим постановщиком и прокатчиком цирковых шоу, мюзиклов, театральных представлений и шоу-программ», перед Макаренко составила более 324 тысяч рублей.

Басманный суд Москвы, куда она обратилась с иском, установил факт нарушения трудового законодательства со стороны руководства «Айвенго» и выдал женщине исполнительный лист по взысканию с компании более 326 тысяч рублей с учетом судебных задержек.

Нелли Макаренко отправилась с бумагой в банк (там подтвердили: на счете «Айвенго» деньги есть), затем — в службу судебных приставов в ЦАО. Только приставы, несмотря на решение суда, взыскивать деньги с должника не захотели.

— Когда я пришла в службу судебных приставов, со мной разговаривали, как будто это я должна кому-то деньги. Разговаривали мы в коридоре, пристав мои доводы не слушал, — вспоминает Нелли Макаренко.

— В следующий мой приезд выяснилось, что инспектор ушел в отпуск. В канцелярии мне сказали придти через два месяца. Через два месяца инспектор опять был в очередном отпуске. В итоге мне пришлось общаться только с секретарем канцелярии.

Мне обещали разобраться, сказали, что я «не одна такая», и что со мной свяжутся.

Но никто не связался. Когда через время Нелли снова приехала в службу судебных приставов, секретарь сообщила, что ее исполнительное дело  прекращено по причине отсутствия у должника денежных средств.

Макаренко еще раз показывала бумаги из банка, свидетельствующие, что на счету ООО «Театральная компания Айвенго» деньги есть.

Но приставы ссылались на бывшего директора компании, у которого якобы нет денег, в то время как решение Басманного суда касалось нынешних директоров.

Исполнительный лист о прекращении производства, как заявили Макаренко, ей давно отправили по почте. Но никакого почтового уведомления о получении исполнительного листа она не получала. А бумажка эта очень нужна — чтобы обжаловать решение приставов о прекращении исполнительного производства.

Секретарь назвала ей идентификационный номер почтового отправления и посоветовала искать письмо на почте по месту жительства. Нелли отправилась на почту. Однако сотрудники Почты России сообщили, что такого идентификационного номера не существует не только в их электронной базе, его не существует в природе. Проще говоря, приставы ее обманули.

Новые походы в службу судебных приставов успеха не принесли. От Макаренко, по ее словам, откровенно отмахивались.

И только через три месяца сотрудники ведомства неожиданно нашли в архиве исполнительный лист и отдали женщине со словами: «Это джек-пот. Считайте, что вам повезло. У многих исполнительные листы пропадают с концами».

Но к тому моменту от найденной пропажи было уже ни горячо, ни холодно — сроки для обжалования в суде решения о прекращения исполнительного производства прошли.

То есть документы пылились в службе судебных приставов c апреля по конец декабря 2017 года, а женщине при этом называли несуществующий идентификационный почтовый номер с тем, чтобы она на почте искала бумаги.   

Что интересно: из найденного акта, подписанного судебными приставом-исполнителем по ЦАО Алексом Ведзижевым, следовало, что «все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его {должника} имущества оказались безрезультатными». Как именно искали имущество должника, заявителю, естественно, не сообщили.

Компания «Айвенго» продолжает существовать и продает билеты на мероприятия. Банковские выписки подтверждают, что фирма получает доход. Но добровольно вернуть прежнюю задолженность Нелли Макаренко «Айвенго» отказывается.

После того, как служба судебных приставов официально отказалась истребовать долг, на нее вышел некий мужчина по имени Евгений и, представившись бывшим сотрудником «Айвенго», сказал, что ищет таких же обманутых коллег с тем, чтобы общими силами истребовать деньги у «Айвенго».

Как? С помощью некой юридической фирмы, готовой представлять иск сразу нескольких обманутых сотрудников «Айвенго». А обманутых сотрудников много, заверял мужчина. Но за это фирме нужно будет отдать 50% от выигранной суммы.

От всех конкретных вопросов мужчина ушел, отмечая, что «подводных камней здесь нет», но очень настойчиво просил «не тянуть» и быстрее заключить контракт с юридической фирмой.

Правда, никто в «Айвенго», как выяснила Макаренко, этого мужчину не знал. Сам мужчина не смог ни Макаренко, ни «Новой» назвать остальных обманутых сотрудников «Айвенго». Контакты же Макаренко, по его словам, ему дали в службе судебных приставов.   

В службе судебных приставов на вопросы «Новой» относительно истории Нелли Макаренко не могут ответить уже в течение трех месяцев. В апрелелишь коротко заверили, что по указанным фактам (отказ истребовать долг, всплывший незнакомец, фейковый идентификационный номер) в УФССП России по Москве «проводится проверка», а «работа в рамках испольного производства возобновлена».

Однако Нелли Макаренко из службы судебных приставов за эти три месяца никто не позвонил. Исполнительное производство по ее делу «возобновлялось», как оказалось, лишь на бумаге — для формального ответа на запрос «Новой».

Источник: //novayagazeta.ru/articles/2018/07/27/77303-eto-dzhek-pot

Решение суда есть, а денег нет? Не беда! Вместо должника заплатит… государство

Как узнать о работе судебных приставов по моему делу?

.

Здравствуйте коллеги! Давно читаю закон.ру и вот все-таки решился и сам начать вести юридический блог. В этом и последующих постах я попробую поднять несколько актуальных проблем, возникающих при исполнении судебных решений.

Итак, судебные баталии позади, противник повержен, но вкус победы почему-то не так сладок, как хотелось бы.

Почему? Решение суда же вступило в законную силу, вроде бы нужно только направить исполнительный лист приставам и вуаля, денежки уже у вас на счету.

Ну а если должник откажется платить, то могучая Служба Судебных Приставов обязательно заставит его заплатить (вон, как они в телепередачах лихо выламывают двери в квартирах у должников, накладывают арест даже на домашних животных ;).

 Но это в теории. Однако, на практике все выглядит не так радужно. «Приставы не работают, должник не исполняет решение суда, что делать с бездействием приставов?»,- вот такие вопросы и комментарии можно встретить в разделах практически любого юридического ресурса на просторах сети интернет.

Рассмотрим проблему подробнее.

Так в 2011 году арбитражными судами было выдано 903 899 исполнительных листов, а возвращено в связи с исполнением 197 626 документов (отчет о работе арбитражных судов в Российской Федерации в 2011 году // arbitr.

ru/_upimg/BF2D3B8F8961047431972C2285F4F18A_an_zap_2011.pdf). То есть, даже по самым скромным подсчетам получается, что не исполняется около 78% вынесенных судебных решений. Чудовищная цифра. И это только по арбитражным судам.

Конечно, есть масса объективных причин, по которым решение суда может быть не исполнено: небольшая зарплата, коррупция, высокая текучка сотрудников, вследствие этого низкая квалификация работающих специалистов, перегруженность судебных приставов-исполнителей.

Только за последние 7 лет количество исполнительных документов, находящихся на исполнении в Федеральной службе судебных приставов России, возросло более чем в три раза. (www.rapsinews.ru/legislation_publication/20120815/264271439.html)

В таких условиях работа юриста на стадии исполнения судебного решения приобретает особое значение, тут нет мелочей.

Рекомендую при направлении исполнительного листа в ССП обращать внимание на следующие моменты:

– заявление о возбуждении исполнительного производства должно содержать максимум известной вам информации (имущество, номера счетов, адреса должника);

– после направления исполнительного листа необходимо максимально быстро установить конкретного судебного пристава-исполнителя, который занимается вашим производством;

– нужно всячески содействовать работе пристава (предоставление транспорта, сопровождение при выходе по месту нахождения должника).

Иногда это помогает, но в большинстве случаев ситуация развивается по накатанной колее: приставы не отвечают на запросы, не производят исполнительные действия, зачастую даже не высылают копии постановлений о возбуждении исполнительного производства.

Жалобы вышестоящим должностным лицам, а также в прокуратуру помогают мало.  А уж если должник находится в другом регионе, то и вовсе можно не надеяться не то что на исполнение, а даже просто на получение информации о работе пристава.

Исполнительные производства, таким образом, тянутся годами, исполнительные листы теряются, должник успевает укрыть от взыскания все свое ликвидное имущество.

Одним из действенных средств в такой ситуации мне представляется обращение в арбитражный суд с заявлением о признании бездействия судебного пристава-исполнителя незаконным. Многие недооценивают этот инструмент, а зря. 

И АПК и ФЗ «Об исполнительном производстве» предоставляют заявителю право обжаловать действия (бездействие) не только самого судебного пристава-исполнителя, но и главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей. Ведь если пристав бездействует, нарушает сроки установленные законом для совершения исполнительных действий, то явно его начальники плохо исполняют свои обязанности, не осуществляют должный контроль за работой своих подчиненных, а значит тоже бездействуют.

Скажу вам исходя из своей практики, начальство службы приставов очень чувствительно относится к жалобам такого рода.

Даже если до подачи заявления в суд пристав не делал вообще ничего, скорее всего уже ко второму заседанию и у вас и у суда «волшебным образом» появится исчерпывающая информация об имущественном положении должника. Только ради этого стоит обращаться в суд.

Вне зависимости от исхода дела (признает суд бездействие пристава незаконным или нет) вы получите полную информацию по имуществу должника, да еще и побудите пристава добросовестно работать именно по вашему должнику.

При этом, даже если у должника уже нет имущества, не отчаивайтесь. Если имущество у должника было, но вследствие недобросовестной работы приставов было «уведено из-под удара» есть шанс возместить убытки.

По общим правилам, убытки причиненные действием (бездействием) государственных органов подлежат возмещению за счет бюджета (ст. 1069 ГК РФ).

Так что если должник успел вывести имущество вследствие недобросовестности приставов, то вполне можно возместить убытки за счет бюджета.

Скажете нереально? Вполне реально. Например, по делу А32-12398/2011 юрист компании сумел добиться взыскания убытков, причиненных бездействием приставов с государства (//kad.arbitr.ru/PdfDocument/82bf0a2e-9c76-4b65-901d-46673e1ad5f5/A32-12398-2011_20120124_Postanovlenie%20kassacii.pdf – постановление ФАС СКО от 24.01.2012 г. по этому делу).

Проведя анализ этого и нескольких похожих дел (как отрицательных так и положительных) мне удалось сделать несколько выводов.

Судебная практика сейчас складывается таким образом, что чтобы возместить убытки причиненные бездействием приставов за счет бюджета требуется:

  1. Установить незаконность бездействия судебного пристава-исполнителя;
  2. Доказать причинно-следственную связь между незаконным бездействием пристава и наступившими неблагоприятными последствиями;
  3. Обосновать размер убытков.

Ну, с незаконностью бездействия вроде бы все просто: обращаемся в арбитражный суд с заявлением о признании бездействия СПИ незаконным, доказываем наличие бездействия и получаем судебный акт, который уже можно использовать в качестве преюдиции в процессе о взыскании убытков.

А вот дальше уже возникают первые сложности.

Суды считают, что для того чтобы взыскателю были причинены убытки, необходимо, чтобы у должника на момент возбуждения исполнительного производства было имущество (причем если пристав его не отыскал, то найти доказательства его существования вам предстоит самостоятельно) и на данное имущество не было обращено взыскание по вине пристава (//kad.arbitr.ru/PdfDocument/65368dcb-df42-4099-a041-34b9f4184a78/A56-19229-2008_20091103_Reshenija%20i%20postanovlenija.pdf).

Более того, некоторые суды идут дальше и утверждают, что если не утрачена теоретическая возможность взыскания суммы долга, то убытки причиненные бездействием судебного пристава-исполнителя не подлежат возмещению (//docs.

pravo.ru/document/view/2531111/?search_query=%D1%81%D1%82.

+1069+%D0%93%D0%9A+%D1%81%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B1%D0%B0+%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B2&from_search=1 ).

На практике это означает, что если должник не ликвидирован (или не умер), то взыскать убытки с ФССП практически нельзя. Ведь исполнительный лист можно направлять в ССП неограниченное число раз (в пределах трехгодичного срока конечно же) и теоретическая возможность исполнения решения суда остается.

Размер убытков, опять же исходя из сложившейся судебной практики, ограничивается не суммой долга по исполнительному листу, а стоимостью имущества, на которое пристав не смог обратить взыскание.

            Таким образом, даже если приставы незаконно бездействовали, при грамотном подходе к решению проблемы есть возможность исполнить решение суда и принести своей компании реальные деньги. 

Источник: //zakon.ru/Blogs/reshenie_suda_est_a_deneg_net_ne_beda_vmesto_dolzhnika_zaplatit__gosudarstvo/3892

ВС: Что делать, если судебное решение не исполняется

Как узнать о работе судебных приставов по моему делу?

Очень полезное и своевременное решение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда отменила вердикт коллег по жалобе гражданина на бездействие судебного пристава. Местные суды отказали человеку в иске к Федеральной службе судебных приставов, когда тот пожаловался на нежелание пристава забрать деньги у должника.

В результате должник успел снять всю наличность со своих счетов, а гражданину служба судебных приставов вернула неисполненное решение суда, дело о взыскании признала неисполнимым, производство просто закрыла и сдала папку в архив.

Верховный суд встал на сторону гражданина и разъяснил, кто и как отвечает за бездействие приставов.

Должников начали массово штрафовать за непослушание судебным приставам

Важность подобного разъяснения самых квалифицированных судей страны в том, что ситуация с взысканием долгов приставами нередко бывает очень проблемной. И каждый, кто сталкивался с взысканием, прекрасно понимает: победа в суде, это еще не победа.

Из-за нежелания пристава исполнять свои служебные обязанности выигрыш гражданина в суде может так и остаться на бумаге. Что, собственно, и произошло в нашем случае. История началась с того, что в суд гражданин принес иск к службе приставов.

В суде истец рассказал, что у него была тяжба с фирмой пластиковых окон, которая не выполнила договорных обязательств и клиент пострадал.

Суд присудил пострадавшему компенсацию за не поставленные, но оплаченные окна. Фирма по решению суда должна вернуть больше миллиона рублей.

На момент оформления исполнительного производства на счету оконной фирмы было достаточно денег, чтобы с лихвой рассчитаться по долгу. Плюс к этому у коммерсантов имелось и другое недешевое имущество.

Но из-за того, что пристав исполнял, точнее делал вид, что неспешно исполняет решение суда о взыскании долга, деньги и имущество коммерсантов исчезли.

Неисполненное производство пристав вернул гражданину, выигравшему суд, а само дело списал в архив из-за того, что средств у должника нет.

Вот тогда пострадавший уже дважды – от коммерсантов и от службы судебных приставов – человек пошел в суд уже с иском к службе. Но ему не повезло. Суды – районный и городской – единодушно ему в иске отказали.

Тогда упорный истец попросил Верховный суд проверить отказы. Служба судебных приставов, узнав об этом, также обратилась в Верховный суд с просьбой оставить решения местных судов, отказавших человеку, без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам дело запросила, изучила и заявила, что гражданин возмутился справедливо, а решения коллег незаконны.

По закону главная задача пристава – правильное и своевременное исполнение решения суда

Вот что показали материалы дела, которое изучил Верховный суд. Решение суда, о том, что фирма должна гражданину миллион рублей, было вынесено и вступило в законную силу еще в 2015 году.

Из материалов дела видно, что в августе 2015 года пристав написал постановление, которым он ввел “запрет на регистрационные действия в отношении зарегистрированных за ответчиком автомобилей” и перечисляет пять машин, три из которых – дорогие иномарки.

Ноябрем 2015 года датировано постановление пристава о взыскании миллиона рублей со счета фирмы в банке, на котором были деньги, полностью покрывающие долг. А потом наступила тишина, которая растянулась на два года.

В мае 2017 года вступило в силу решение райсуда, признавшего “незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя, …выразившееся в длительном неисполнении решения суда по взысканию”.

В декабре 2017 года служба судебных приставов написала постановление, что исполнительное производство окончено, исполнительный лист вернули пострадавшему.

В этом постановлении сказано, что “у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными”. Вот тогда возмущенный бездействием исполнителей человек и пошел в суд с иском к службе судебных приставов.

Но районный суд, гражданину отказал, записав в решении, что, на его взгляд, “отсутствует причинно-следственная связь между бездействием ответчика и заявленными гражданином к возмещению убытками”. Апелляция с таким отказом согласилась. А Верховный суд РФ – нет. Вот аргументы Верховного суда.

Судебные приставы получили право искать должников за границей

Главный закон при рассмотрении этого дела – Закон “Об исполнительном производстве”.

В 36-й статье этого закона сказано, что “содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены приставом в 2-месячный срок со дня возбуждении исполнительного производства”.

В статье 119 того же Закона “Об исполнительном производстве” записано, что “заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий”. То же самое сказано и в законе о судебных приставах .

Верховный суд напомнил и про свой пленум (№50 от 17 ноября 2015 года), на котором говорилось об исполнительном производстве.

Если в ходе исполнительного производства пристав не делал необходимые действия, чтобы забрать у должника средства или имущество, которое позже исчезло, то от истца нельзя требовать, чтобы он доказывал, что у его должника нет имущества, которое можно обратить во взыскание.

В то же время отсутствие “реального исполнения само по себе не является основанием возложить на государство обязанность возместить сумму, неполученную от должника.

Дело в том, что ответственность государства при исполнении судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничиваются организацией принудительного исполнения этих актов и не подразумевает обязательного положительного результата, если он “обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника”.

По нашему делу основанием иска стал не факт неисполнения решения суда, а неисполнение из-за бездействия пристава.

Постановления пристав вынес вовремя, но не представлено в суд доказательств, что пристав отправил их в банк. Ответчик не объяснил, почему бездействовал пристав.

Нет ответа в деле и на вопрос, почему при наличии у должника автопарка решение суда не выполнено. Весь спор пересмотрят заново.

Источник: //rg.ru/2019/07/08/vs-chto-delat-esli-sudebnoe-reshenie-ne-ispolniaetsia.html

«Рабочая смена»: Судебный пристав Железнодорожного района

Как узнать о работе судебных приставов по моему делу?

Прежде всего мне выдали форму — светло-голубую рубашку старого образца, которая оказалась мне немного мала, погоны без звёздочек и галстук. Одевшись как положено, к 8.45 утра отправился к месту моей работы. Отдел судебных приставов Железнодорожного района, где мне предстояло трудиться целый день, находится рядом с остановкой «Пожарка», можно сказать, почти в центре города.

Ксения Зимина Ксения Зимина

Моим наставником стала настоящий профессионал своего дела — лучший судебный пристав-исполнитель 2013 года Юлия Кочетова. Пока осматривался по сторонам, изучая большие коробки с наименованиями улиц, стоящие на полках, меня ввели в курс дела.

Ксения Зимина Ксения Зимина Ксения Зимина

Если в двух словах, то судебные приставы занимаются исполнением, прошу прощения за тавтологию, девяти видов исполнительных документов, будь то решения суда общей юрисдикции, мирового или арбитражного суда, постановления ГИБДД, пенсионного фонда, налоговой инспекции.

Причём исполнить их нужно, по закону, в двухмесячный срок. Однако если сделать это по определённым причинам не получается, то приставы всё равно будут заниматься исполнением, пока не закончат начатое.

Основная трудность работы в том, что поток исполнительных листов, поступающих в отдел, постоянно увеличивается, а желание должников платить по счетам расти не хочет.

В кабинете с утра царит оживление. Девушки, а их, как ни странно, среди приставов-исполнителей работает абсолютное большинство, обсуждают, как поздравить своих коллег-мужчин с 23 февраля. Посетителей пока нет, хоть сегодня и приёмный день. Юлия тем временем включает компьютер и показывает мне электронную базу данных, куда попадают все должники.

Ксения Зимина Ксения Зимина Ксения Зимина

«Сначала к нам поступает исполнительный документ, по которому в течение трёх дней мы обязаны возбудить исполнительное производство, занести информацию в базу, в течение 15 дней выехать по адресу к должнику, проверить его место жительства, проверить его имущество, счета, место работы, а главное уведомить его.

Потом устанавливаем добровольный срок погашения долга — 5 дней, если он не платит, выносим исполнительский сбор — тысячу рублей, даже если штраф был 200. Ну а дальше, если и это не помогает, мы можем арестовать имущество в счёт погашения долга или арестовать банковский счёт должника.

Можем также ограничить его выезд за границу», — рассказывает мой наставник.

По словам Юлии, наибольшее число исполнительных листов, которые приходят в отдел, связаны с коммунальными платежами и неуплатой административных штрафов и штрафов ГИБДД.

Последние лучше оплатить в течение 60 дней со дня составления протокола госавтоинспектором. В противном случае суд увеличит сумму штрафа вдвое и делом займутся приставы. Ещё 60 дней — и сумма долга вырастет ещё в два раза.

И так вплоть до административного ареста. Хочешь не хочешь, а заплатить придётся.

Телевизор, квартира — Б/У

Пока ещё рабочий день не в разгаре, прошу показать мне другие кабинеты отдела, так сказать, в ознакомительных целях. В одном из них работают приставы-исполнители, занимающиеся алиментами.

В дни приёма к ним приходит немало взыскателей, чаще всего это одинокие женщины, которые задают массу вопросов и ждут денег от своих нерадивых мужей.

Здесь же находится дознаватель, который может возбудить уголовное дело в отношении злостного неплательщика алиментов.

Ксения Зимина

К слову, уголовные дела в отделе могут возбудить и за растрату арестованного имущества, если выяснится, что должник его скрывал или продал, чтобы не платить по счетам, и за неисполнение решений суда на сумму свыше 1,5 миллиона рублей по кредиторской задолженности, и в отношении юридических лиц, например, за невыплату зарплаты рабочим на предприятии.

Всей технической работой в отделе занимаются специалисты канцелярии. Один из них следит за архивом, расположенным здесь же, в здании. Дела в архиве хранятся при соблюдении определённых условий температуры и влажности. Сроки хранения разнятся — решения судов могут быть уничтожены только через пять лет, а постановления ГИБДД пролежат не больше года.

Ксения Зимина Ксения Зимина

Переходя из кабинета в кабинет, обращаю внимание на листки бумаги, вывешенные на доске объявлений. Тут и расписание выездов судебных приставов на исполнение, и графики совместных рейдов с организациями, которые чаще всего сталкиваются с должниками в своей работе — ТГК-14, Читаэнергосбыт, Водоканал.

На отдельном столике в коридоре лежит папка с перечнем арестованного имущества, которое находится на реализации. То есть оно уже оценено и выставлено на продажу. Любой желающий может выбрать, что ему по душе, например, телевизор, и купить его по низкой цене. Деньги пойдут в счёт погашения долга.

На продажу тут выставлены даже квартиры, но их приобретают в особом порядке — через торги.

Ксения Зимина Ксения Зимина

Все взысканные средства, будь то наличные деньги, изъятые у должников за день, или банковские переводы поступают на депозитный счёт отдела, открытый в казначействе. Сотрудники, работающие со счетами, находятся в следующем кабинете.

Поступившие от должников финансы перераспределяются по счетам взыскателей с помощью общей компьютерной программы федеральных судебных приставов. Только в 2013 году через депозит прошло 90,6 миллиона рублей.

С каждым годом эта сумма увеличивается.

После экскурсии мы с наставником возвращаемся в наш рабочий кабинет. Прошу дать мне работу, с которой справится любой новичок. Такая работа находится сразу — мне вручают толстенную папку, которая представляет из себя лишь половину одного из оконченных исполнительных производств.

Моя задача пронумеровать все документы, а это многочисленные запросы, постановления, ответы на запросы и так далее. При этом нужно составить опись исполнительного производства, проставляя кое-где на листах гербовую печать.

Потратив на задание несколько часов и пронумеровав 484 страницы, я пришёл в ужас — неужели это часть каждодневного труда приставов?

На самом деле это лишь малая часть, а порой только на запросы в банки о финансовом положении должника может уйти целая коробка бумаги, и ещё столько же приходит ответов. В то же время меня уверяют, что такие объёмные исполнительные производства обычно ведутся по делам с задолженностью свыше 1,5 миллиона рублей, а, например, по штрафам ГИБДД производство может умещаться на четырёх листках.

«Такие большие производства также могут быть при работе с юридическими лицами, которыми у нас занимается отдельный специалист. Но у приставов-исполнителей, работающих с гражданами, есть свои преимущества, несмотря на тоже немалый документооборот. Труд у нас даже немного следственный.

Порой собираем не только документы, но и фотографии, разбираемся в сложных делах. Мы же занимаемся не только взысканием денег, а можем, например, обязать убрать гараж или дом, построенный на немежёванной земле.

Действуем так, как предписывает решение суда, но при этом чтобы всё было исполнено точно, надо конечно же тщательно разобраться», — отмечает Юлия.

Слушаю наставника внимательно, но пронумеровав огромное количество документов, уже мечтаю выехать на территорию Железнодорожного района, поработать с населением.

Замечаю, что на окне около рабочего стола пристава-исполнителя Юлии Кочетовой высится стопка завершённых исполнительных производств — всего около 200. «Это лишь только половина месячной нормы», — смеётся моя сегодняшняя коллега.

Да уж, не удивительно, почему приставы на работе частенько задерживаются допоздна.

На выезд!

В середине дня мне сообщают, что арестов имущества или сноса гаража-ракушки в плане пока не предусмотрено, но вечером обещают отправить меня на территорию Железнодорожного района, чтобы выполнить повседневные обязанности приставов — разнести повестки по исполнительному производству.

Ну а пока мне доверяют начать обзвон должников и выдают целую пачку исполнительных производств по штрафам ГИБДД. Признаться, дозвониться получается редко. Тем же, кто всё-таки взял трубку, я сообщаю, что они должны прийти в отдел и пока не поздно погасить задолженность.

Удивительно, но почти все относятся к моему предложению с пониманием. Говорят, что придут в ближайшее время и оплатят все штрафы. Однако, по рассказам опытных приставов, так происходит не всегда. Особенно буйные должники могут даже начать выяснять отношения с сотрудниками службы прямо здесь, в кабинете.

Но обычно такие люди оказываются либо в отделении полиции, либо в суде.

Звоню должникам уже несколько часов и вот, долгожданная машина подъезжает к крыльцу Железнодорожного отдела.

Забыл упомянуть, что вместе с приставами-исполнителями работают также приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов (по ОУПДС).

Они, как правило, в течение дня находятся в мировом или районном суде, обеспечивают их безопасность, после чего эти крепкие парни сопровождают приставов-исполнителей во время выездов, опять же в целях безопасности последних.

Мы выезжаем на улицу Ватутина после 17.00. В это время люди возвращаются домой с работы, а значит, шансы вручить должникам повестку лично в руки увеличиваются. Мне объясняют, что пристав по ОУПДС будет следовать всегда впереди меня — так положено, тем более, что он имеет право на применение спецсредств в случае какой-либо агрессии в нашу сторону.

Сначала наблюдаю за работой опытного пристава, который умело преодолевает препятствия в виде домофонов и металлических дверей.

Разобравшись за короткое время с тем, что нужно делать, как себя вести, что говорить и где ставить подпись, прошу дать мне несколько повесток и пытаюсь их вручать сам.

Если честно, за час ходьбы по подъездам с постоянными просьбами в домофон «Откройте, это приставы!», подъёмами по этажам и разговорами с теми, кто не пожелал открыть дверь в квартиру, я основательно утомился.

Несколько повесток я всё же успешно вручил, часть пришлось оставить на дверных ручках и щелях дверных косяков. Тут я снова осознал, что такой он и есть — каждодневный труд пристава — монотонный, тяжёлый, в чём-то бюрократический, но опять же очень полезный для взыскателей, которым кто-то должен денег.

Отработав один день, я очень устал. При этом мне не давали заниматься настоящей, серьёзной работой.

По дороге домой отрывками в голове проносились слова моего наставника Юлии Кочетовой: «Чтобы стать приставом — нужно любить то дело, которое ты делаешь. Идти сюда нужно не от того, что податься некуда.

Работа трудная — зарплата небольшая, но тебе начинает нравится, когда ты знаешь, что на хорошем счету. А главное коллектив — он у нас очень классный, затягивает, даёт силы трудиться».

Фотограф: Ксения Зимина

Артём Стромилов12:24, 26 февраля 2014

Источник: //www.chita.ru/articles/58732/

Исповедь судебного пристава: «Мной прикрыли беспредел»

Как узнать о работе судебных приставов по моему делу?

Меня зовут Зухра Ибрагимова. До 6 июля 2016 года я работала дознавателем в районном отделе судебных приставов города Жирновска Волгоградской области.

Почти сразу после увольнения на меня завели уголовное дело, обвинив в незаконном закрытии производств, к которым я не имела никакого отношения. К слову, все следователи, занимавшиеся моим делом, либо уволились сами, либо были уволены.

Уголовное дело возбудили без предварительной проверки прокуратуры. А судья, вынося обвинительный приговор, сказал мне: «Легко отделалась».

История началась 28 апреля 2016 года: в конце рабочего дня к нам с коллегой подошла начальник Жирновского районного отдела Марина Суркова и поручила аннулировать старые исполнительные производства, которыми занимались другие приставы.

Я на тот момент была только дознавателем и меня эта работа никак не касалась, поэтому я отказалась. В ответ услышала, что если указание не будет выполнено, то придется писать заявление об уходе. Пришлось согласиться. Работа, как нам объяснила Суркова, была чистой формальностью.

То есть ни в какие организации документы не направлялись, просто надо было выполнить работу сотрудниц, которые находились на больничном.

У нее как у руководства были электронные ключи от баз других приставов, она дала нам доступ к ним, выбрала производства, которые нужно было окончить по акту невозможности взыскания и ближе к трем часам ночи мы закрыли более 50 производств.

Самое интересное, что в дальнейшем следователи обвиняли меня в преступлениях именно по двум производствам. Оба касались снятия ареста с квартир.

Обвинили только меня, несмотря на то, что вместе со мной и еще одной коллегой работала с производствами и Суркова. Следствие объяснило свою избирательность тем, что я якобы хотела повысить свой авторитет в службе.

О каком авторитете могла идти речь, когда мне, будучи дознавателем, было все равно, кто и какими производствами занят? К моей работе это не имело отношения, и за них я не отвечала… Но это будет позже, а почти через три недели после произошедшего, 17 мая, меня просят завезти порядка 200 дел в кадастровую палату. То, что я согласилась, по мнению сотрудников Следственного комитета, является вторым моим преступлением…

Я и предположить не могла, что среди этих документов могут быть те производства, которыми мы занимались. Такое просто исключено в нашей практике.

В работе приставов используется электронный документооборот и перевозить бумаги, которые касаются результатов взыскания долгов, нет никакой необходимости. Разве что вдруг произошел какой-то долгосрочный сбой.

Но в тот день сбоев в системе документооборота ФССП не было. Мне было по пути, я собиралась в прокуратуру по своей работе и завезла документы в кадастровую палату.

Через несколько недель я ушла на больничный, а потом в отпуск. 19 июля, в первый день работы после отдыха, меня заставили написать заявление об уходе по собственному желанию. Новая начальница отдела долго орала на меня, ругала, как будто я совершила что-то преступное.

Оказалось, что она написала на меня докладную сразу же, как приняла отдел. Когда я пыталась выяснить, что произошло, она начинала кричать еще громче. Присутствовавший при этом всем сотрудник прокуратуры пытался ее успокоить, говорил: «И так понятно, что она не виновата». На что получил ответ: «Пускай Следственный комитет решает».

В конце концов, она потребовала от меня написать заявление «по собственному желанию». А 11 августа, когда я была у родственников в Дагестане, мне позвонил начальник Следственного управления СК Жирновского района Евгений Шубин, и сообщил, что 4 августа в отношении меня возбудили уголовное дело.

Мы договорились, что вернувшись 22 августа, поговорив с адвокатами, я зайду к следователям.

Сразу после разговора с Шубиным я позвонила на горячую линию СКР, представилась, объяснила ситуацию, сообщила о своем местонахождении до 22 августа, оставила все контактные телефоны — свои и родных, а также повторила, что в назначенный день буду в кабинете следователя.

Но приехав туда, узнала, что объявлена в розыск. Причем не в местный и не в региональный, а минуя все эти этапы, сразу — в федеральный розыск. Обвинили меня в том, что я незаконно сняла арест по исполнительным производствам.

Причем в электронной базе (и это зафиксировано) аресты с этих квартир были сняты еще в 2015 году.

Следователи не захотели даже слушать мои доводы о том, что я начала работать в Жирновском отделе в марте 2016 года и просто физически не могла получить на руки оба этих дела.

Под предлогом того, что я могу сбежать от следствия, меня сразу после допроса отправляют в изолятор временного содержания.

Но через два дня судья отменяет мое задержание, потому что рапорт участкового, на который сослался следователь, был составлен на основании его наблюдений за 22 и 23 августа 2016 года. То есть, когда я находилась в СИЗО. Судье было смешно смотреть на аргументы участкового.

Тем более имея на руках мои отличные характеристики с прошлого места работы, где я исполняла обязанности начальника районного отдела, и из Следственного комитета, где я работала помощником следователя.

Меня отпустили, но затем в течение полутора лет пытались заставить написать явку с повинной, угрожали, в моем доме проводились обыски, от моего отца требовали занести 300 тысяч рублей, якобы для того, чтобы прекратить весь этот кошмар. Следователи не обратили внимание на заключения экспертизы, показавшие, что ни под одним из документов нет моей подписи. Никто не проверял, где я находилась в дни совершения вменяемого мне преступления. А я была в это время у родных в Дагестане.

Бывшая начальница отдела заявляла, что не знала о том, что я закрываю производства.

Это невозможно, потому что ни одно дело нельзя закрыть без согласия начальника отдела приставов… Система работает так: пристав готовит документы к регистрации, начальник отдела проверяет их через свою базу.

После проверки документы утверждаются и заверяются электронной подписью. И лишь тогда, когда эта подпись начальника зафиксирована в федеральной базе, пристав может зарегистрировать документ, тем самым завершив по нему производство.

Бывает так, что внутренние приказы на обновление АИС ФССП исполняются не в срок. Регистрирующие органы, в свою очередь, тоже могут обновлять свою базу данных с нарушениями сроков или с нарушением целостности файловой системы. Поэтому электронная связь иногда нарушается или работает с ошибками.

Из-за этого иногда направляются неверно сформированные электронные запросы и постановления, а в ответ — пустые электронные ответы. Во время сбоев отправка данных и получение на них ответа может занимать длительное время. Эти особенности работы системы тоже были проигнорированы следователями. И мне дали два с половиной года условного срока.

Ни за что. И еще столько же запрещено работать на госслужбе. Мной прикрыли беспредел.

На суде Валентина Лукошкина, начальница, которая написала на меня докладную, заявила, что боится меня, обвинила меня в связях с бандитами, и поэтому требовала наказания «по всей строгости».

К слову, ранее она работала в отделе ФССП Камышинского района Волгоградской области и была отстранена прокуратурой.

Более того, о ней говорят как о руководителе, который может подставлять своих сотрудников и сдавать их в УБЭП.

Мой случай показательный. Дело в том, что служба приставов — эффективная структура.

Проблема не в системе, а в тех сотрудниках, которые превращают работу в бизнес или инструмент для сведения счетов.

Например, в том же Жирновске предприниматели или другие финансово обеспеченные должники, у которых есть незакрытые долги, могли за 10–15% от суммы взыскания закрыть свое дело.

Коррупция в ФССП встречается во всем, в чем она может проявиться: завершение производств вопреки нормам закона, продажа должностей, «умение не замечать» определенные действия должностных лиц.

Моему бывшему начальству надо было дать мне срок, и они это сделали. Поэтому и процессуальную проверку по моему случаю перед возбуждением уголовного дела не проводили. Просто передали в отдел по особо важным делам в сфере экономических преступлений против государства.

Руководитель этого отдела Киричков говорил мне на одном из допросов: «Мы тебя и силой брали, и закрывали, и измором хотели взять. Но не получилось заставить написать явку и признание вины». А судья мне сказал: «Радуйся, что не посадили…Обычно по таким делам, что просит следователь, то и получают обвиняемые…».

Перед этим судья ушел в совещательную комнату для вынесения приговора, а за ним туда вошел прокурор, который находился в совещательной комнате около часа!

Источник: //pasmi.ru/archive/202545/

Абсолютное право
Добавить комментарий