Какую работу может выполнять неаттестованный сотрудник МВД?

Олег Мартыненко: Переходное правосудие – это не рецепт решения конфликта, который может завершиться как вооруженным, так и дипломатическим способом. Это лишь понимание, как мы будем жить после него

Какую работу может выполнять неаттестованный сотрудник МВД?

Олег Мартыненко: “Переходное правосудие – это не только переход от войны к миру” / фото УНИАН

Почему целесообразно говорить о переходном правосудии сейчас, ведь война продолжается?

Переходное правосудие подразумевает не только переход от войны к миру, но и переход от авторитарного режима к демократическому. Формально этот переход у нас идет с 1991-года, но реально начался только после 2014-го, одной ногой мы все еще в постсоветском пространстве.

Одновременно, в отличие от других миротворческих концепций, переходное правосудие позволяет, при наличии ресурсов, проводить ряд мероприятий еще до завершения конфликта.

И мы, несмотря на бедность нашей страны, можем прямо сейчас проводить подготовительную стадию, хотя конфликт продолжается.

Какие подготовительные мероприятия уже проводятся и какие еще нужны?

В Вооруженных Силах ведется работа по подготовке европейских, конкурентоспособных кадров – это однозначный плюс. При этом, подготовленных для работы на деоккупированных территориях полицейских или сотрудников госаппарата, которые могли бы заменить в будущем люстрированных чиновников «ДНР» и «ЛНР», не хватает.

Уже сейчас физически не хватает следователей и судей для расследования военных преступлений. То есть Украине не хватает качественно и количественно специалистов, которые смогли бы работать на деоккупированных территориях ОРДЛО.

Также катастрофически срочно нужны законы и постановления Кабмина, приспособленные к текущей и потенциально возможной ситуации.

Отдельная проблема заключается в том, что у нас каждый госслужащий ментально работает только на своем участке.

В результате, у всей нашей громадной машины государственного управления нет понимания, что все ее действия уже завязаны в систему переходного правосудия.

А ведь все, что делается конкретными людьми на рабочих местах в государственном, частном или неправительственном секторе, занимает вполне определенный фрагмент в переходном правосудии. 

Слышали притчу об архитекторе и рабочих? На вопрос архитектора: «Что делаешь?», – все отвечали по-разному. Один рабочий сказал, что носит камень. Второй сказал, что доску пилит. И только один ответил: «Разве не видишь – я строю Кельнский собор!». Вот, например, Аваков когда-то заявил, что будут готовить полицию для деоккупации.

Это отлично, но в рамках какой международно-отработанной концепции – «Peacebuilding» (миростроительство), «Реформа сектора безопасности»? Министр обороны, например, говорит об отводе войск – в рамках какого международно-признанного подхода – «Confidence-Building Measures» (меры укрепления доверия), «Разоружение, демобилизация и реинтеграция экс-комбатантов» (DDR)?

Так вот, чтобы таких вопросов не возникало у обычных граждан, все четыре составляющие переходного правосудия – привлечение виновных к ответственности, возмещение ущерба жертвам конфликта, право на правду, гарантии неповторения конфликта (институциональные реформы) – должны работать, как четыре шестеренки, а не как одна шестерня, два шурупа и одна лампочка. Мы прописали все компоненты переходного правосудия в своем законопроекте (полное название «Об основах государственной политики защиты прав человека в условиях преодоления последствий вооруженного конфликта», – УНИАН). Если его примут, все встанет на свои места. Жаль, что сейчас он даже не зарегистрирован.

Рабочая подгруппа по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, созданная президентом в рамках Комиссии по вопросам правовой реформы, уже заканчивает подготовку законопроекта о переходном правосудии…

Да, хотя вообще он написан еще в 2017 году при Офисе Омбудсмена, тогда еще Валерии Лутковской.

Потом дорабатывался уже в офисе Людмилы Денисовой, не изменившись по сути, но приобретя отточенность юридических терминов.

Затем перешел в Рабочую подгруппу в Комиссии по вопросам правовой реформы и опять дорабатывается с точки зрения юридической практики. Очень ждем, что, в конце концов, его зарегистрируют. 

Какие перспективы?

Слышал, что Рабочая группа готовится подать документ на рассмотрение в Офис Президента до Нового года. Насколько быстро отдадут в парламент для регистраций и слушаний, зависит от Офиса.

Почему вы не участвуете в рабочей группе?

Я не знаю, как формировалась Рабочая группа по реформе юстиции, в которой, собственно, сформирована Рабочая подгруппа по реинтеграции под предводительством Антона Кориневича (постоянный представитель президента Украины в АР Крым, – УНИАН). Но туда включен наш исполнительный директор Александр Павличенко и бывшая адвокатесса нашей организации, теперь первая заместительница Антона Кориневича Дарья Свиридова.

Сообщалось, что положения законопроекта будут распространяться также на Крым. Ввиду этого, были ли изначально прописаны какие-то нормы относительно аннексированной территории Украины?

Нет, потому что документ является рамочным, то есть содержит общие принципы и подходы, подходящие ко всем перипетиям вооруженного конфликта в Украине, взятые из резолюций ООН.

Эти принципы подошли уже более сорока странам, применившим переходное правосудие с 1991 года.

На все потенциальные укоры коллег-правозащитников, мол, «сначала обсудить, а потом принимать», отвечаем спокойно: «Мы принимаем основополагающие принципы, которые подходят к абсолютно любому постконфликтному государству».

Мы специально писали широко. Ведь, если влезть в национальную специфику, это вызовет противодействие со стороны любой политической партии, которой что-то не понравится. Мы же, наоборот, стремились к тому, чтобы, образно говоря, законопроект устраивал всех.

К примеру, если партия настаивает на суровом наказании для преступников, то для ее сторонников есть направление «Привлечение виновных к ответственности» – пусть займутся этим. Кого-то интересуют права граждан – вот вам направление «Возмещение ущерба жертвам».

Хотите поставить точку в том, кто виноват – займитесь «Правом на правду».

Хотите закупать катера и вертолеты, перерисовывать погоны, реформировать все и вся? – «Гарантии неповторения или институциональные реформы» могут вас заинтересовать как политическую силу, работающую на государственную стратегию переходного правосудия.

Любая партия в этом документе может увидеть свой специфический сектор, которым может заниматься и гарантированно принести пользу народу Украины.

Исходя из вашего вопроса о Крыме, сейчас законопроект закладывает начальную основу государственного подхода наших действий после возвращения Крыма в состав Украины.

Кого наказать, какую компенсацию предоставить жертвам, что нужно, чтобы больше не высаживались «зеленые человечки» – все это будет в продолжение данного законопроекта, как часть государственной политики. 

Первое направление переходного правосудия – привлечение виновных к ответственности. Давайте уточним, кого нужно наказывать, а кого амнистировать?

Источник: https://www.unian.net/society/10784060-oleg-martynenko-perehodnoe-pravosudie-eto-ne-recept-resheniya-konflikta-kotoryy-mozhet-zavershitsya-kak-vooruzhennym-tak-i-diplomaticheskim-sposobom-eto-lish-ponimanie-kak-my-budem-zhit-posle-nego.html

Кому на самом деле будут платить за помощь в раскрытии преступлений

Какую работу может выполнять неаттестованный сотрудник МВД?

Минюст зарегистрировал приказ МВД о выплатах за помощь в раскрытии преступлений и задержании тех, кто в розыске. Документ уже опубликовали на специальном сайте, и на днях он вступит в силу.

В СМИ началась паника. Якобы теперь можно стать информатором и получать за это деньги. Например, рассказать о том, что кто-то сделал репост картинки с признаками экстремизма, — и за это якобы заплатят.

Или доносить на соседей, что они устроили дома притон, или на партнеров по бизнесу, что они не платят налоги и занимаются обналом. В приказе говорят о вознаграждениях в сотни тысяч и даже миллионы рублей.

Деньги вроде как будут выдавать прямо наличными.

Мы тоже чуть было не поддались панике: неужели теперь надо бояться доносчиков, которые хотят заработать, а всех будут судить на основании чужих сообщений? Но потом мы прочитали этот приказ.

Вот что на самом деле там написано по поводу выплат за информацию о преступлениях. Кстати, деньги и правда можно получить наличными.

Теперь всем, включая самих полицейских, понятно, какая процедура у этих выплат, кто должен их согласовывать и как выдавать деньги.

Нет, о выплатах за доносы в приказе ничего нет. Нельзя получить деньги за любое сообщение о преступлении или нарушении. Никто не заплатит за информацию о репосте в соцсетях или неуплате налогов.

Даже если в сообщении действительно найдут признаки экстремизма, а какой-то предприниматель и правда занимается обналом, информатор ничего не получит.

Были разные приказы о выплатах за такие сообщения в регионах, но это другое и не действует всегда и по всей стране.

В приказе МВД нет ни слова о том, что можно просто так, по своей инициативе, сообщить куда-то о преступлении и получить право на выплату.

Вознаграждение выплатят только тем, кто сообщит полиции достоверную информацию, и только если эта информация поможет раскрыть преступление или задержать преступника. Но заплатят за помощь в раскрытии не любого преступления, а только того, за которое МВД заранее официально назначило вознаграждение.

То есть на официальном сайте должно появиться объявление: совершено вот такое преступление, кто знает что-то важное и поможет его раскрыть, тот получит вот столько денег. Или такое: в совершении преступления подозревается вот этот человек, мы его ищем и не можем найти — помогите нам его найти и поймать, тогда получите деньги.

При этом мало просто сообщить. Нужно дождаться, когда преступление раскроют, поймают виновника и предъявят ему обвинение. Все это должно быть зафиксировано документами: от самого сообщения до результата, к которому оно привело в расследовании.

Вознаграждение будут платить в конкретных случаях и вот при каком сценарии:

  1. Совершено преступление. Полиция о нем уже знает, занимается, но ей нужна помощь.
  2. Полицейские решают обратиться за помощью к гражданам. Например, есть вероятность, что кто-то видел, как уводили ребенка с детской площадки, или запомнил номера машины, которая сбила пешеходов.
  3. Принимают решение, что за такую информацию заплатят деньги. Это решение согласовывают с департаментом МВД, которое занимается финансовыми делами. Департамент подтверждает, что нужная сумма есть и ее получится заплатить.
  4. Объявление о вознаграждении за информацию о конкретном преступлении размещают на сайте МВД, в СМИ или на стендах. Предложение действует, только пока это объявление опубликовано. Когда его снимут, рассчитывать на выплату уже нельзя.
  5. В объявлении указано, что за преступление, кого ищут, каким будет вознаграждение, на каких условиях его заплатят, куда сообщать.

На любых сообщениях заработать не получится. Полиция не собирается платить всем свидетелям. Если МВД официально не объявляло вознаграждение за репосты, то никаких выплат быть не может: хоть сообщай, хоть не сообщай.

Если информация ничем не помогла, выплаты тоже не будет, даже если она назначена. Если это не та информация, которую ждут полицейские, а что-то, что им и так известно, вознаграждение тоже не положено.

СМИ постоянно сеют панику на ровном местеА мы нет. Читайте правду о российских законах — без истерик и перегибов

Такое решение не может принять участковый, оперативник или даже следователь, который ведет дело. В приказе есть перечень лиц, у которых есть такие полномочия:

  1. начальник полиции;
  2. руководитель органа МВД на уровне региона или округа;
  3. замминистра МВД;
  4. министр МВД.

Нельзя прийти к оперативнику, договориться с ним о вознаграждении, сообщить какую-то очевидную информацию и получить деньги. Оперативник не имеет права обещать вознаграждение, даже если он на самом деле нуждается в информации о преступнике.

Нет официального объявления — не будет и выплаты.

МВД может предложить за информацию и 100 тысяч рублей, и миллион, и несколько миллионов. Никакого прейскуранта в таких делах нет. Но получить можно не больше той суммы, которая указана в объявлении.

Есть максимальная сумма. Она зависит от того, кто принял решение о вознаграждении. Может быть такое, что сначала решение принял начальник полиции и предложил сто тысяч рублей, а потом к делу подключился министр и сумму повысили до 5 млн. Об этом должны объявить официально на сайте МВД.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/fake-news/zaplatite-za-donos/

Мвд требует от своего сотрудника 1,4 миллиарда за «кривую» ит-систему

Какую работу может выполнять неаттестованный сотрудник МВД?

26.02.2018, Пн, 14:01, Мск , Валерия Шмырова

МВД требует 1,4 млрд руб. от сотрудника, руководившего созданием единой информационной системы ведомства. По версии следствия, сотрудник принял от подрядчика и оплатил не готовую к работе систему, чтобы поддержать свою репутацию в глазах начальства. Тем не менее, в целом система была запущена и работает.

Министерство внутренних дел (МВД) России требует от бывшего главы своего подразделения НПО «Спецтехника и связь» Андрея Нечаева уплаты 1,4 млрд руб.

за недочеты в работе Единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности (ИСОД), внедрением который он руководил. 1,4 млрд руб.

— это сумма госконтракта на работы по созданию ИСОД, который Нечаев заключил с подрядчиком от лица МВД.

https://www.youtube.com/watch?v=oWHtDj3HHvI

Нечаев обвиняется в том, что принял ИСОД у подрядчика и расплатился за нее, когда в системе были не готовы как минимум три компонента.

Следствие классифицирует это как злоупотребление должностными полномочиями согласно части 3 статьи 285 Уголовного кодекса России.

Этот параграф предлагает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Причиной действий Нечаева считается стремление оправдать ожидания руководства, вариант получения вознаграждения от подрядчика отсеялся в ходе расследования, передает издание «Коммерсант» со ссылкой на источник, близкий к МВД.

Арест Нечаева

Нечаев был задержан в октябре 2017 г., после того как обстоятельствами его работы над ИСОД заинтересовалось управление «М» Федеральной службы безопасности (ФСБ) России. Обвинение против него было выдвинуто Следственным комитетом России, решение о задержании принял Басманный районный суд.

Региональная полиция все активнее использует в своей работе новую информационную систему обеспечения деятельности

Арест Нечаева повлек за собой добровольную отставку замглавы МВД по тылу Александра Махонова, мотивированную в МВД тем, что Махонов нес личную ответственность за подчиненного ему Нечаева, являясь на момент расчета с подрядчиком главой департамента информационных технологий, связи и защиты информации в МВД. После поступления обвинения от Следственного комитета МВД выдвинула против Нечаева гражданский иск.

Как строили ИСОД

Сам Нечаев не является выходцем из рядов полиции, это специалист по ИТ, успешно занимавшийся в 2000-х гг построением информационно-коммуникационной сети для ГУВД Москвы, и привлеченный впоследствии к созданию ИСОД для всего МВД. Являясь главой НПО «Спецтехника и связь», он отвечал за монтаж, отладку и ПО для ИСОД, имел право самостоятельно подражать специалистов, принимать у них работу и производить расчет.

В качестве подрядчика было привлечено АО «Научно-исследовательский институт автоматической аппаратуры имени академика В. С.

Семенихина» — те же разработчики, которые строили автоматическую систему управления российским ракетно-зенитным и авиационным вооружением, вплоть до главной ядерной кнопки страны.

К высокому профессионализму подрядчика, который не стал бы сдавать недоделанную работу, апеллирует защита Нечаева.

Контракт с подрядчиком стоимостью 1,4 млрд руб. Нечаев подписал осенью 2014 г. По условиям договора, подрядчик должен был объединить территориальные подсистемы ИСОД, создание которых длилось два года, в итоговую единую систему. Работа была принята в декабре 2014 г., тогда же была произведена ее оплата.

Несмотря на найденные в последствии недоработки, ИСОД смогли запустить в январе 2015 г., и сейчас она набирает популярность среди сотрудников МВД в регионах.

Наличие недоработок на момент приемки от подрядчика защита Нечаева мотивирует тем, что в подобных системах в любом случае постоянно идет настройка и обновления компонентов, то есть недоработками это считать нельзя

Из чего состоит ИСОД

ИСОД представляет собой набор информационных сервисов, предназначенных для подразделений полиции, специализирующихся на различных задачах.

Также через систему можно осуществляться оборот документов внутри МВД, проводить видеоконференции федерального масштаба, передавать данные в регионы и предоставлять госуслуги гражданам.

Пользователи системы отмечают, что с ее внедрением передача данных стала занимать существенно меньше времени, а также ускорилась выдача населению справок и копий документов.

В состоянии неготовности к работе от подрядчика Нечаевым, предположительно, были приняты следующие компоненты: система проверки подозреваемых онлайн «Следопыт М», предназначенная для оперативных работников уголовного розыска, сервер закрытой связи «Мост», через который МВД намеревалось передавать статистику в прокуратуру, и база данных «Модернизация ИБД».

ИСОД — это уже вторая попытка МВД обзавестись единой информационной системой. Первая попытка датируется 2005 г., когда ведомство попыталось создать Единую информационную телекоммуникационную систему органов внутренних дел (ЕИТКС ОВД). Система, на создание которой ушло 42 млрд руб., так и не заработала, а на ее основе было решено построить более современную ИСОД.

  • Короткая ссылка
  • Распечатать

Источник: https://www.cnews.ru/news/top/2018-02-26_mvd_trebuet_ot_sotrudnika_14_milliarda_za_nedochety

В полиции ужесточили контроль за дополнительными доходами сотрудников

Какую работу может выполнять неаттестованный сотрудник МВД?

Сотрудник МВД России, решивший заработать что-то помимо должностного оклада, будет обязан уведомить об этом свое руководство. Вернее, не о самих, так сказать, “бизнес-планах”, а о полученном приработке.

В проекте приказа министра внутренних дел, выставленном на правовом портале для общественной экспертизы, такое требование обосновано исполнением Закона “О противодействии коррупции” и необходимостью не допустить конфликта интересов и соблюдения запретов, связанных с прохождением государственной службы.

Опрос: Россияне хотят больше справедливости в доходах

В принципе, сотрудникам МВД, как и служащим всех остальных правоохранительных и силовых структур, подрабатывать не запрещается. Но делать это можно только тремя способами – заниматься преподавательской, научной или творческой деятельностью.

То есть в свободное от службы время и без ущерба для этой самой службы сотрудник вправе читать лекции в каком-нибудь учебном заведении, что-то изобретать или исследовать, сочинять стихи, романы, симфонии, писать пейзажи или, скажем, ваять скульптуры. И, разумеется, получать за это гонорары.

Все остальные попытки дополнительно заработать другими способами приравнены к должностному преступлению.

https://www.youtube.com/watch?v=MK56q1oxH3E

Более того, категорически запрещено получать деньги от иностранных государств, организаций и граждан, если, разумеется, это не предусмотрено международными договорами, заключенными Россией, или нашим законодательством.

Несмотря на то, что все доходы сотрудников – основные и дополнительные – учитываются в подаваемых раз в год декларациях, министр намерен потребовать отдельного уведомления о дополнительных заработках. По сути ужесточается контроль над сотрудниками.

Возможно, это происходит из-за того, что не всегда удается увязать продекларированные доходы с дорогостоящей недвижимостью или автомобилями, имеющимися в собственности сотрудника. Ссылки на полученное якобы наследство или, скажем, помощь родителей в иных случаях кажутся неубедительными.

Но и прямых доказательств коррупции тоже нет. Понятно, что к таким чересчур “обеспеченным” сотрудникам очень пристально присматриваются “ревизоры” из подразделений собственной безопасности. Но вся эта игра в “кошки-мышки” не способствует нормальной службе и уж точно никому не улучшает настроения.

В общем, как говорится, осадок остается. Поэтому Владимир Колокольцев предложил сделать любые заработки сотрудников МВД более прозрачными.

Обеспеченные россияне будут отдавать в казну 28 процентов от зарплаты

Еще относительно недавно, до глобального реформирования и повышения зарплат, головной болью руководителей были совсем другие “подработки” подчиненных, из которых частный извоз по ночам – самое невинное занятие.

А уж соучредительство в коммерческих фирмах, дежурства в ЧОПах, сопровождение ценных грузов, даже работа телохранителями у VIP-персон для тогдашних милиционеров было обычным делом. Коллеги удивлялись и откровенно считали лохом того, кто нигде не устроился и честно жил “на одну зарплату”.

Во-первых, на такие смешные деньги тогда было просто невозможно прожить, тем более – содержать семью. А во-вторых, казалось глупым, получив “корочку”, то есть властные полномочия и оружие, не устроиться на вторую работу, которая оплачивалась всегда в разы лучше, чем основная.

Ведь коммерсанты всегда предпочитали, чтобы их ларьки и товары охраняли действующие сотрудники, а не чоповцы. Нападение на сотрудника “при исполнении” – всегда более “тяжелая” статья УК. А кто знает, на службе этот сержант или капитан, или так, “левачит”? Надо ли говорить, что при повальном совместительстве в отделах и отделениях процветала круговая порука.

Но бывало и так, что соучредительство на деле оказывалось “крышеванием”, а охранная служба – рейдерством. Известны случаи, когда начальники подразделений месяцами незаконно удерживали гастарбайтеров, сдавая их как рабов в аренду на разные стройки и хозработы.

Теперь коррупционные схемы стали хитрее, их могут прятать под видом “творческих” или “научных” гонораров. Скажем, чтобы избежать возбуждения уголовного дела, какой-нибудь небедный подозреваемый может издать за свой счет книгу, написанную якобы оперативником.

Или, например, “подарить” следователю кандидатскую диссертацию, а то и предоставить кафедру в престижном вузе. Не секрет, что почти треть уголовных дел по коррупции возбуждаются именно в отношении руководителей учебных заведений. Кто-то берет взятки за хорошие оценки или проходные баллы на экзаменах, кто- то завышает сметы на ремонт.

Поэтому, чтобы избежать подобных лазеек, каждая копейка, полученная помимо ведомости, должна быть взята на учет.

Источник: https://rg.ru/2015/02/17/kontrol.html

Абсолютное право
Добавить комментарий