Кем лучше работать адвокатом, следователем в СК или в прокуратуре?

«Если дело возбуждено, закрывать его уже невыгодно». Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием

Кем лучше работать   адвокатом, следователем в СК или в прокуратуре?

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий].

В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела.

Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение.

И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет.

Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть.

Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место.

Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период.

Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства.

В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях.

Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается.

Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор.

Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет.

Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте.

Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать.

А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений.

Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет.

А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно.

В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен.

Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда.

А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь.

Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Источник: https://zona.media/article/2018/07/30/prosecutor

Будни следствия: бывший работник СКР публикует свой служебный дневник – МК

Кем лучше работать   адвокатом, следователем в СК или в прокуратуре?

«Не люблю осмотры, люблю допросы. Может, в прошлой жизни я был пауком?»

13 января

Привет, дневник! Меня зовут Максим, я следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления по N-скому административному округу Главного следственного управления Следственного комитета РФ по г. Москве.

Мне 31 год, и я работаю следователем вот уже восьмой год. Можно сказать, что я – следователь-динозавр. Говорят, что профессиональная деформация на следствии происходит после трех лет работы. У меня, видимо, деформация уже переросла в мутацию.

В своем управлении по округу я самый старый, не считая зама и начальника. Хотя нет, вру, зам моложе меня на год.

Для чего я начал тебя вести? Сам не знаю. Наверное, меня просто «плющит» с похмелья. Расскажу, почему у меня похмелье, и буду работать. Вообще-то я пью редко, но вчера был день прокуратуры и не напиться я не мог. День прокуратуры – мой самый любимый праздник.

Я в прокуратуре с 2005 года, вначале был помощником следователя, потом дождался должности следователя, а потом прокуратуру в 2007 году разделили на следователей и все остальное. Я остался следователем, но так хорошо, как в той единой и неделимой прокуратуре мне уже не было.

Дневник, спроси всех, кто работал следователем раньше, все скажут одно и то же. Хорошо было. Прокурор был всем следователям папой, а стал почему-то отчимом, к которому мой начальник ходит в конце каждого месяца с жалобным видом: «ну, подпиши дело в суд, ну не возвращай на дослед, и так показатели мне все обрушил».

У отчима теперь свои показатели, ему надо надзор осуществлять, вот он и строгость проявляет. В нашей конторе я один остался, кто еще в единой прокуратуре начинал, не считая начальника и зама. Ностальгия – великое дело. А неплохо мы вчера, между прочим отметили. До сих пор мутит.

Вначале просто пили с друзьями в прокуратуре города, потом вроде на столе танцевали, потом кабак какой-то, а дальше не помню.

Надо работать. Дел что-то навалили, как в старые добрые времена. Из них два в Мосгорсуд надо направлять. Двойные убийства. Вообще я больше по экономическим специализируюсь, но, когда надо в Мосгорсуд дело направлять, начальник тоже мне отписывает.

Я же типа опытный, привык ко всем этим согласованиям и перестановкам запятых в Главке и прокуратуре города, когда тебе городское дело в суд подписывают.

Сегодня у меня три допроса, «психушку» злодею надо назначить, и обвинительное пора уже начинать писать.

15 января

Привет, дневник! Вчера ничего не писал. Работы было много. Случился аврал. Новое дело возбудили. Опера задержали бывших спортсменов, которые мужика похитили и требовали выкуп. Дело не у меня в производстве, но пришлось работать всех отделом.

Я потерпевшего допрашивал, потом опознания всех злодеев делал, потом одного из злодеев еще допрашивал. Жалко потерпевшего. Держали его где-то в гаражах, палец ему отрезали. Хорошо, что живой остался. Все трясся и плакал. По идее ему сейчас бы лечиться и лечиться, а мы его – допрашивать.

С другой стороны, куда деваться. У нас люди задержаны, их арестовывать надо. В суд ведь теперь доказательства представляют при избрании меры пресечения. Права человека, все-такое. Я вот тоже за права человека. Но палец-то зачем было отрезать.

Спортсмен, которого я допрашивал, говорит, не отрезали ничего, роковая ошибка. Ну ладно, суд, как говорится, разберется, отрезали или он сам вдруг наполовину сократился.

Сегодня хотя бы спокойный день. Из кабинета, можно сказать, и не выходил. Писал обвинительное. Уже немного осталось. Интересное дело, черт возьми. Старое доброе квартирное мошенничество с участием участкового. Алкоголики-потерпевшие, шесть обвиняемых, поддельные договоры купли-продажи, «левое» судебное решение.

Люблю такое.

Я вообще уголовные дела расследовать люблю (видимо, я маньяк следствия), но особенно мне нравится, когда вначале ничего не понятно, и потом через бумажки, через экспертизы восстанавливаешь картину, допрашиваешь всех по пять раз, передопрашиваешь, бдительность усыпляешь, а потом бах, и обвинение всей шайке-лейке.

16 января

Дорогой дневник. Сегодня был в суде на продлении срока содержания под стражей. Потерял весь день. Вначале не было доставки, потом оказалось, что я в очереди уже восьмой следователь. Продлили, конечно. У нас обычно суды всех арестовывают и продлевают, когда мы с ходатайствами обращаемся. Но времени уходит на всю эту тягомотину.

Считай, что рабочий день просто так потерял. Еще адвокат сегодня в суде все нервы вымотал. Бывают же нормальные адвокаты, спокойные, адекватные, делают себе и делают свою работу. Этот же весь манерный. Ни одного ходатайства по делу не написал, только ходит горло дерет. Сижу себе спокойно перед залом судебного заседания жду, когда наша очередь подойдет, ем бутерброды.

Я всегда ем бутерброды в обед. Мне их жена на работу дает. А этот ходит и ходит петухом вокруг меня: про 37-й год зачем-то говорит, про полицейский беспредел. Я уже потом понял, что это он перед родственниками бандита выпендривался, цену себе набивал, он же типа дорогой адвокат.

Я ему говорю: «Вы меня отвлекаете от приема пищи, не мельтешите, пожалуйста, перед глазами», а он мне: «Это неуважение к суду, вы едите в том месте, где отправляется правосудие». Не знаю, что и где отправляется, а я просто с самого утра есть хотел. Позавтракать не успевал, на работу опаздывал. Работы у меня много. Короче, разозлил он меня.

Доел я бутерброд, подошел к жене обвиняемого и сказал, чтобы она попросила адвоката хотя бы одно ходатайство по делу написать, а не заниматься демагогией и следить за культурой питания следователей, которые и так голодные и злые. Неправильно я, конечно, сделал, но с другой стороны пусть на других упражняется в пускании пыли в глаза.

Я таких адвокатов много повидал, а некоторым даже обвинения предъявлял. Мошенничают много в отношении своих же клиентов, вот и предъявляем им обвинения. Хотя и порядочные среди них есть. С одним даже дружу.

17 января

Сегодня весь день был в Бутырке. Это ужас. Приехал к 7 часам утра и был в очереди на проход в следственный кабинет 28-м. В итоге, чтобы ознакомить злодея с двумя заключениями экспертиз я потратил целый день. Зашел в следственный кабинет что-то около 16 часов. Тюрем у нас мало, а людей под стражей много. Либерализация уголовно-исполнительной системы налицо.

Я иногда думаю, зачем столько у нас арестовывают. Ну ладно, по нашим комитетским делам, когда убийцы, педофилы или похитители, но ведь реально же часто по всякой мелочевке закрывают. Хотя пусть с этим правительство с Госдумой разбираются, у меня своих дел хватает. Я делаю мир чище. Пафосно, конечно, звучит, но вообще я в это верю.

Что с меня взять, профессиональная деформация.

18 января

Сегодня суббота, выходной день, поэтому пришел на работу к 11 часам. Все следаки и зам тоже на работе. Только начальника нет, у него годовщина свадьбы сегодня, поэтому он завтра будет трудиться. Курт Воннегут бы сказал: такие дела.

А я скажу: такие уголовные дела. Я, конечно, не Курт Воннегут, но тоже сегодня много писал. Наконец-то закончил обвинительное. Мне понравилось. Прокурору, надеюсь, тоже, и он его подпишет. Завтра буду отдыхать и на работу не пойду.

Хорошо.

20 января

Вчера ощутил, что мою работу иногда все-таки ценят. Утром жена послала в магазин за молочкой для мелкого. Конечно же, в воскресенье с утра в молочном отделе меня поджидала очередь. Я встал в самый конец и вдруг продавщица меня подзывает: «Идите я вам без очереди отпущу».

Оказывается, это мама мальчика, на которого педофил напал. Я это дело года три назад в суд направлял. Помнит меня. Говорит: Мы Вам так благодарны». В очереди зашикали, а она им говорит: «Да вы что, это следователь, он моей семье так помог, преступника в суд направил».

Короче, очередь стала мне хлопать. Неудобно, конечно. Я отказывался вперед идти, но меня все-таки пропустили. Типа вам надо молоко за вредность давать. Приятно. Хотя обычно никто нам, следователям, спасибо не говорит. Нас не любят ни потерпевшие, ни обвиняемые.

Мы ведь вестники горя, с радостными вопросами к нам не обращаются.

23 января

Дорогой дневник! Реально ничего особенного не происходило. Дело в суд прокурор пока не подписал. Читает еще. Говорит, что еще дня три будет читать. Ну и пусть читает, там все-таки 20 с лишним томов. Одна текучка какая-то. Хотя как текучка.

Сейчас посчитал, что за три дня допросил восемь человек, осмотрел кучу документов, одежду обвиняемого, «обильно запачканную веществом бурого цвета, похожим на кровь», два ножа, три ватных тампона со смывами с места происшествия и даже какой-то волос с одежды потерпевшего. Романтика. На самом деле, не люблю осмотры. Люблю допросы. Творческий процесс.

Мне кажется, я хорошо допрашиваю. Вопросы всякие каверзные придумываю, запутываю, паутиной обвиваю. Может, я в прошлой жизни был пауком?

26 января

Поругался сегодня с нашей кадровичкой. Звоню ей и спрашиваю: «когда мне майора уже присвоите?», а она мне мол: «Чем больше вы меня будете отвлекать от работы, тем дольше я буду приказ готовить». Пришлось сказать, что важная работа – это у меня.

Наш комитет пока еще называется следственный, а не кадровый и вообще-то кадры должны выполнять вспомогательную функцию для следователей, а не наоборот. В конце концов, я в капитанах уже пятый год. Вначале взыскание было, не снятое, теперь вот кадры тянут.

У меня, между прочим, каждая копейка на счету: жена сейчас с ребенком сидит. Пусть там и копеечная доплата за майора будет, но все равно приятно. И вообще зря я что ли здесь корячусь. Майора, говорят, когда хоронят, солдатики в воздух стреляют. Хотя, может, это только у военных.

Но я тоже хочу, чтобы меня с салютом хоронили, когда я состарюсь и умру. Сыну приятно будет. Он у меня солдатиков любит.

27 января

Наконец-то прокурор подписал обвинительное. Сам читал, лично. «Люблю, – говорит, твои дела читать. Обвинения прямо за душу берут». Знает, что его школа. Старая прокурорская. Сам ведь меня, еще молодого следака, формулы обвинения писать учил в 2006-м. Это он не меня, это он себя так хвалит. Но все равно приятно. Хороший мужик, хоть и вредный.

Кстати, говорят, что это только в Москве говорят «формула обвинения», а в остальной России «фабула обвинения». Ну, должны же мы, москвичи, хоть в чем-то он всех отличаться. В остальном-то одно и то же у всех: «злодеи», «терпилы», «очняк», и еще обвинительное заключение мы матерным словом иногда называем, но ты и сам это знаешь, дорогой дневник.

5 февраля

Извини, давно не писал. Руки никак не доходили. Зам у нас ушел в отпуск, и я теперь не просто следователь, а еще и и.о. зама. Дела других следователей проверяю, ошибки правлю, закладочки в дела всякие вставляю, где и что исправить. Вообще меня давно во всякие начальники зовут, но не люблю я это дело, другими командовать. Мне бы со своими делами разобраться, а тут еще за другими проверять.

Еще и молодежь одна сплошная в конторе, ошибаются много, а начальнику отдувайся. Уж лучше я еще последачу пару лет, а потом в писатели пойду. Буду дома сидеть, курить трубку и детективы писать про русского Шерлока Холмса. Жалко, что у нас двухкомнатная квартира (одна комната наша с женой, другая ребенка) и кабинета своего нет. Ну, ладно, летом на балконе буду романы писать, а зимой на кухне.

Кстати, дали мне майора. Даже почти и не напился. Ну так, чуть-чуть совсем.

6 февраля

Сегодня дежурю по округу. Буду вместе с медицинским экспертом и криминалистом выезжать на все трупы и осматривать место происшествия. Хотя, надеюсь, что не буду. Зима, холодно. Не люблю осматривать труп зимой на улице. Можно и пальцы на ногах отморозить, если забыл шерстяные носки. Я так один раз чуть не отморозил пару лет назад.

В квартире еще туда-сюда. Хотя опять же, смотря какая квартира, и какой труп. Если квартира чистая и труп свежий, нормально. Но, если бомжатник какой-нибудь и труп пару недель там полежал. Бррр, тухлячок. Меня от запаха не тошнит, хотя некоторых, я знаю, выворачивает. Особенно с непривычки.

Утешает лишь то, что кто-то должен выполнять и такую работу.

10 февраля

Сегодня было настроение пошалить. Люблю иногда пошалить. Позвонил молодому следаку из соседнего кабинета, представился замом руководителя главка, отчитывал его за то, что по делу срок продлевает, грозил выговором. Он чуть не описался со страха. Пришлось ему открыться. Чудак.

Где он и где зам главка. Это же почти генерал. А зачем почти генералу звонить солдату. Для этого инспекторы всякие есть. Мне кажется, что скоро на каждого следователя будет по инспектору.

Все контролируют и контролируют: представьте справку по тому делу, информацию по другому делу, копию постановления по третьему. Когда работать-то? Хотя я многих инспекторов знаю, они сами бывшие следаки и особо не зверствуют. Работа у них просто такая, инспекторская.

С другой стороны, если у некоторых следаков дела не проверять, они там такого наворочают. Сам видел, когда обязанности зама исполнял.

14 февраля

День всех влюбленных, а также вечер и, по всей видимости, ночь всех влюбленных я встречаю на рабочем месте. Задержали сегодня днем главного пожарного округа на взятке. Работаю. Завтра с арестом в суд. Хорошо, что моя влюбленная половина давно к такому привыкла и уже не ворчит.

15 февраля

Уважаемый дневник, нет, ну ты представляешь, забрали у меня дело по пожарному сегодня утром. В город сказали срочно передавать.

Типа там более опытные следователи и вообще надо объективно разобраться, что там к чему. Знаю я этих более опытных, когда-то дела мне подшивали, будучи помощниками следователей. Ну ладно, я не гордый.

Пожарным больше, пожарным меньше. Мне это дело не особо и нравилось.

17 февраля

Вчера был выходной. Вместе с женой ходили в гости к семье друга по институту. Начальник управления в банке, свой дом в Подмосковье, «Мерседес», все такое, а у меня «Хендай Акцент» и двушка в «хрущевке». Даже немного расстроился.

Он всегда двоечником был, а у меня повышенная стипендия. Уволиться что ли? Буду романы писать. Писатели вроде должны много зарабатывать. Хотя нет, я еще последачу. Дело вот интересное наклевывается. Поддельные договоры, печати, участковый.

Люблю такое.

Источник: https://www.mk.ru/social/2015/01/15/budni-sledstviya-byvshiy-rabotnik-skr-publikuet-svoy-sluzhebnyy-dnevnik.html

Следователь

Кем лучше работать   адвокатом, следователем в СК или в прокуратуре?

Следователь — это юрист расследующий преступления. Он должен обладать аналитическим умом, быстрой реакцией и другими важными качествами. Зарплата в России в диапазоне 20000–50000 рублей. Пройти тест на способность стать юристом.

Профессия предполагает высшее юридическое образование или курсы переподготовки. Следователь может работать в государственных структурах или стать частным детективом, владеть навыками психологии и логики.

Профессия подходит тем, кого интересует право, психология, физкультура и обществознание (см.выбор профессии по интересу к школьным предметам).

Особенности профессии

Если дело касается убийства, ограбления, кражи, то тут часто не обойтись без такого специалиста как следователь. Он занимается аналитическим и управленческим трудом. Во-первых, проводит анализ собранной информации по совершенному преступлению, работает преимущественно с бумагами: различными документами, экспертизами, а также активно участвует в допросах и ведет на их основе протоколы.

Во-вторых, он управляет действиями оперативных сотрудников. То есть непосредственного участия в таких вещах как перестрелка и задержание преступников следователь не принимает, за исключением того случая, когда, окончив военный ВУЗ, он получил специальность военного следователя. Работа следователя – это возбуждение и расследование уголовного дела, а также передача этого дела в суд.

Все начинается с места преступления, где эксперты ищут и изучают улики, такие как отпечатки пальцев или орудия взлома или убийства.

Эксперт присутствует при этом осмотре и начинает строить свои логические догадки, а также задает вопросы и ведет протоколы ответов на них свидетелей и пострадавших.

Собрав информацию для общего протокола произведенного осмотра места преступления, следователь решает, какие конкретные действия должны предпринять оперативники.

Когда протокол готов и проведен анализ всей собранной информации, следователь решает, нужны ли, согласно его версиям преступления, дополнительные обыски и задержание подозреваемых.

Предполагаемых улик может быть много, но в задачи следователя входит как предельное внимание к ним, так и умение выделить из общей массы те из них, которые могут дать ключи к совершенному преступлению.

Сделать последнее может только опытный следователь.

Но надо также сказать, что благодаря новейшим изобретениям науки, теперь стало возможным определить ДНК преступника по предметам одежды, случайно или необдуманно оставленным им.

На следователе лежит огромная ответственность в точности определения преступника. При любой ошибке следствия преступник останется безнаказанным, а наказание ляжет на плечи человека, который не виновен. Поэтому следователь не верит никакой информации, полученной от свидетелей, пострадавших, их близких и, конечно, от подозреваемых.

Он все проверяет. Мало того, следователь должен обладать талантом узнать правду от подозреваемых, даже от тех из них, которые не собирались ему эту правду предоставлять и, напротив, намеревались ее скрыть.

И в дело здесь идет не принуждение говорить правду, а специальные логические приемы и тактические ходы, которыми должен обладать следователь.

Поэтому следователь должен быть эмоционально устойчив и подготовлен, научен не поддаваться натиску агрессивно настроенных людей и не верить возможно лживым доводам, а везде применять только логику и опираться на уже известную и проанализированную точную информацию.

Все эти умения и навыки также пригождаются следователю и в проведении очных ставок, где могут встречаться свидетели, противоречащие друг другу в своих показаниях, и следственных экспериментов, где подозреваемый инсценирует, каким образом было совершено преступление.

После раскрытия преступления все документы, протоколы и экспертизы передаются в суд как уголовное дело.

Работа следователя трудна и даже опасна. Трудна она тем, что требует выносливости для присутствия на местах преступления в любое время суток и при любых погодных условиях. А опасна тем, что на следователя может быть совершено покушение, либо ему могут угрожать. Не зря есть даже специальные отделы, обеспечивающие безопасность следователя.

Кроме того, следователя могут и подкупать, а также всякими другими способами мешать следствию, а здесь важно быть стойким человеком с принципами чести. Поэтому не каждый юрист, решивший стать следователем, может им в действительности быть.

Ведь сверх всего этого, следователь сталкивается и со смертью, и с агрессией и подлостью, и с чужим горем, а также может ощущать депрессию в случаях неудач своих расследований.

Рабочее место

Рабочим местом следователя может стать специальное отделение полиции, прокуратура, Следственный комитет РФ, Федеральная служба безопасности и органы Федеральной службы по контролю за продаже наркотиков. Кроме того, приобретя достаточный опыт следователь может быть частным детективом, для чего необходимо получить специальную лицензию.

Важные качества

Следователю необходимо иметь аналитическое мышление для безошибочного выбора самого главного из огромного количества улик и предположений, быть принципиальным и настойчивым. Он должен обладать быстротой реакции, умением успешно общаться с разными людьми. И конечно же следователю важно быть честным и физически здоровым человеком.

Знания и навыки

Следователю не обойтись без знания законодательства и уголовного кодекса, владеть навыками психологии и логики. Также необходимы и навыки эксперта для изъятия вещественных доказательств и фиксации отпечатков и других следов преступлений. Кроме этого надо уметь вести документы: следственные протоколы.

Источник: https://www.profguide.io/professions/sledovatel.html

«Глазами следователя». Выпуск № 5. О пьянстве в прокуратуре, ФСБ, следственном комитете

Кем лучше работать   адвокатом, следователем в СК или в прокуратуре?

Продолжаем серию постов о жизни и работе сотрудников силовых ведомств глазами следователя. Отношение к алкоголю в МВД разобрали, сегодня рассмотрим отношение к алкоголю в других силовых и надзорных ведомствах: прокуратура, ФСБ, следственный комитет.

Как и в МВД, за последние годы пить там стали гораздо меньше. Однако в отличии от МВД, где за это стали жесче следить, в этих ведомствах контроль всё равно слабже.

Зависит, конечно, от руководителя и занимаемой должности выпивохи, но все же круг проверяющих, если речь заходит о прокуратуре или ФСБ, резко сужается. Так что основная причина всё таки – пить становится не модно.

Те, кто работают давно, уже взрослые люди и устраивать пьяные похождения им не к лицу, а молодежь пьет меньше. Однако есть ряд своих отличий. Давайте рассмотрим их.

1) Алкоголь в прокуратуре. Сотрудники прокуратуры практически не тратятся на алкоголь. Несут его туда все: благодарные граждане, сотрудники других ведомств и т.д. Причем это может быть и обыкновенное «Советское шампанское», и дорогие виски и коньяки. Зависит от «силы благодарности», либо «виновности» того, кто принес.

К примеру Вы следователь и допустили ошибку в материале/уголовном деле и хотите ее исправить? С пустыми руками не пойдешь, абы что не купишь. Готовьте 1000 рублей на бутылочку виски. В одной из прокуратур есть даже ответственный помощник, который собирает весь приносимый алкоголь.

Так ни прокурор, ни его замы подарки не берут, и даже если Вы от чистого сердца решите подзравить его, скажем, с Днём прокуратуры, он поблагадорит Вас и отправит с бутылкой коньяка, которую Вы принесли, к тому помощнику. Зато на всякие события: праздники, дни рождения и прочее, сотрудники той прокуратуры на алкоголь не скидываются.

Помощник просто приносит из своего кабинета запасы и их распивают. Причем такая картина была как 90-е, так и в «нулевые», так и сохраняется в наше время. Вот только в будний день пить стали реально крайне редко. Некоторые могут после работы остаться и распить принесенную бутылочку, но в целом такое встречается не часто и не приветствуется руководством.

Если прокурор об этом узнает, может заругать. Но опять же зависит от прокурора. В некоторых районах он сам с удовольствием присоединится.

Не стоит так же забывать, что в прокуратуре много мальчиков и девочек из «высшего общества»: дети прокуроров, судей, бизнесменов. С детства они привыкли к богатству и пить в кабинете водку для них не с руки.

Поэтому если они хотят выпить, то едут в лучшие питейные заведения города, где пьют дорогой алкоголь, закусывая его стейками из мраморной говядины. Утрирую, конечно, но общая картина выглядит примерно так.

Помимо этого надо помнить, что в прокуратуре своих практически никогда не сдают. Даже если напиться и натворить делов, в худшем случае последует увольнение. Возбудить уголовное дело в отношении сотрудника прокуратуры никто не даст.

Да и увольнение следует крайне редко, потому как за каждым сотрудником прокуратуры стоит более высокопоставленный сотрудник прокуратуры, который его в этот орган привел, и который может объяснить другим высокопоставленным сотрудникам, что этот человек так больше не будет.

Однако это всё ерунда. Важно: порой во время своих пьянок сотрудники прокуратуры нагло эксплуатируют сотрудников подконтрольных органов.

Часто ли у Вас в роли официантов выступали сотрудники полиции? А в прокуратуре это бывает. В последнее время, конечно, такие случаи происходят редко, а раньше это было в порядке вещей.

кончился алкоголь и закуска? Звони начальнику участковых/следствия/дознания! Пусть решает этот вопрос.

Напился и надо ехать домой? Звони в РОВД, пусть нас развезут! И скажите, как отказать людям, когда на носу конец месяца, план горит, дел, направленных в суд не хватает, а проверяют те дела именно люди, которые позвонили Вам и попросили килограмм шашлыка и бутылку коньяка? Конечно, Вы можете пойти на принцип и отказаться. Но тогда завтра Вам могут вернуться Ваши дела на дополнительное следствие. План накроется, руководство будет в гневе, Вас могут лишить премии. Поэтому лучше засунуть свою гордость поглубже и выполнить просьбу.

Вот истории, свидетелями которых я являлся:

История № 1. Недавно один следователь рассказывал, как вечерком направился в прокуратуру, где его ждал помощник прокурора с уголовным делом. Приходит туда следователь и видит: помощник бухает вместе с двумя другими помощниками.

Думаете того следователя пригласили за стол? Нет. Ему сказали: «Братан, раз ты пришел: не в службу, а в дружбу, сходи в магазин за сигаретами и водочкой». И ведь сходил бы, если бы не одно «но».

К тому моменту этот следователь уже как неделю написал рапорт на увольнение и через неделю должен был быть свободен. Поэтому он со словами: «Извините, это в мои обязанности не входит», положил уголовное дело на стол и вышел.

Думаю от такой наглости те помощники прокурора протрезвели, но никаких последствий не было: ни угроз, ни звонков руководству. Даже дело то назад не вернули.

История № 2. Я сам однажды чуть в роли службы доставки еды и алкоголя не выступил. Конец месяца, сижу на рабочем месте, звонок руководителя: «Бери служебную машину, езжай купи шашлыка и две бутылки водки. Деньги я тебе отдам». Ага, щаз…

Я прекрасно знал своего начальника и предвидел, как в конце он скажет: «Ну мы же общее дело делаем, твои дела там тоже бывают, какие деньги? Ты о чём?». Поэтому сказал, что у меня допрос и выйти я никуда не могу. Он выругался и принялся обзванивать других. В итоге несколько человек ему так же отказали под разными предлогами, пока не нашёлся тот, кто согласился.

Правда к тому времени начальник уже всё купил сам и надо было только забрать у него шашлык и водку, а затем отвезти их в прокуратуру.

Что самое интересно, с таким вопросом к Вам могут обратиться когда угодно и кто угодно. К примеру в первом случае тот помощник прокурора, который отправлял моего знакомого в магазин, никакой не злодей, вполне простой парень, без короны на голове. Но даже у таких порой бывает проскакивает это барство: послать кого-то в магазин, напрячь на еду/выпивку/сигареты.

Так что если хотите выпивать и закусывать бесплатно – идите в прокуратуру.

2) Алкоголь в следственном комитете. Тут к проблеме «выпить на рабочем месте» относятся, как правило, более лояльно, потому как условия работы куда жестче, чем в прокуратуре, часто приходится работать до глубокой ночи и руководство с пониманием относится к 2-3 стопкам для поддержания благоприятного морального климата.

Опять же многое зависит от руководства, но я сам несколько раз попадал на такие посиделки. Нет, это не «заседания» на час-два с перерывом в работе, а просто собрались как бы на ужин, разлили по стопке, поели, заодно и опрокинули пару рюмашек.

Если в прокуратуре в этом нет никакого смысла, ведь домой уходят, как правило, в 19, край 20 часов, то в следственном комитете, когда ты работаешь до 23:00-01:00, в этом смысл есть.

С халявным алкоголем тут проблемы. Если кто-то что-то и приносит, то это крайне редко. Это Вам не прокуратура, тут нести бутылку коньяка не за что и некому. Разве что какой благодарный человек, в отношении которого вынесли отказной материал по заявлению, но редко кто что-либо приносит. И то проще этот алкоголь отдать в прокуратуру.

Кстати, следователей комитета сотрудники прокуратуры так не напрягают. Могут, конечно, попросить купить поесть что-нибудь по дороге, если едешь к ним, но в этом нет ничего страшного. Меня как адвоката порой следователи тоже просят купить что-нибудь поесть по дороге: шаурму, гамбургер. Деньги либо отдают, либо я сам не беру, если там какая мелочь, а следователь до этого в чем-то помог.

Представителей «элиты» среди следователей, в отличии от прокуратуры, поменьше, ибо там приходится больше работать, да и в целом работенка «грязная». Так что и пьют в кабинетах, либо в кафе для «простых смертных» чаще, что бы лишнии деньги не тратить.

Касаемо «раньше было лучше», то да – раньше пили куда больше и куда безнаказанее. Во-первых до 2013 года зарплата молодого следователя не дотягивала и до 20 тысяч рублей, а работы было куда больше.

Соответственно была текучка кадров и хорошему следователю могли простить пьяные похождения, ведь на его место было не так много желающих.

Были, конечно, но какие-нибудь студенты, которых еще минимум год учить надо.

Вот пару историй про следователей:

История № 3. События произошли примерно лет 10 назад. В регион приехала проверка из Москвы. Но это не стало преградой для двух следователей в том, что бы скрасить свой рабочий день коньяком. После того, как они изрядно выпили, к ним поступила информация о том, что в их отдел направляется какой-то московский начальник.

Что делать? Было принято оперативное решение: один переоделся в повседневную одежду, сел в кабинете у другого под видом свидетеля, а второй следовать сделал серьезное лицо и стал «допрашивать» своего коллегу. Когда московский начальник заглянул в кабинет, то сразу же вышел, что бы не мешать следственному действию.

Таким не хитрым приемом удалось весело провести время и избежать наказания за распитие алкоголя на рабочем месте в рабочее время.

История № 4: Следователи распивали в кабинете, один в изрядном подпитии решил осмотреть изъятый травматический пистолет «Оса». Направил его в стену, нажал на спусковой крючок, выстрел…Пистолет оказался заряженным. Выстрелом пробило гипсокартон в стене.

Происшествие благополучно замяли, на месте дыры повесили картину.

3) Алкоголь в ФСБ. Не поверите, но сотрудники ФСБ – такие же люди, и потому как пьют, так и не пьют так же, как и люди в других ведомствах и организациях.

Касаемо «элитарности», то «папеньких сынков» в ФСБ довольно много: это как просто дети богатых родителей, так сыны своих отцов, высокопоставленных сотрудников ФСБ. Такие в кабинетах тоже стараются не пить, предпочитают заведения премиум-класса. Благо уровень доходов позволяет.

Но достаточно и простых парней, попавших в ФСБ своими силами. Это простые рубахи-парни, не прочь накатить самогона в машине/кабинете/на улице. При этом у них отсутствует тяга к дорогому алкоголю.

К примеру один оперативник ФСБ с заработной платой в районе 70 тысяч рублей закупается водкой по 100 рублей за бутылку. Это нормальная водка, просто без акцизов. Ничего плохого он в этом не видит, никакого дискомфорта не испытывает.

На рабочем месте там стараются пьяными не появляться, ибо терять такую работу не хочется: во-первых высокая заработная плата, во-вторых военная ипотека. Однако за пределами конторы напиться в стельку пожалуйста.

В отличии от МВД, ФСБ, как и прокуратура, своих не сдают. Поэтому пьяный сотрудник ФСБ, попавший в передрягу, может расчитывать на помощь со стороны своих коллег. Это тоже добавляет смелости.

Для примера история:

История № 5: Работал в ФСБ один оперативник. Простой парень, умный, мастер спорта по самбо. Но был у него один недостаток – напивался периодически и творил всякие глупости: то за рулем чего натворит, то подерется с кем. Терпели его выходки долго, до одного момента.

Сидели они как то с коллегами, выпивали. Наш герой, изрядно приняв на грудь, посреди вечера вдруг встал из-за стола и…Стал бить морды своим коллегам! Да, вот так просто вмазал одному оперу, затем второму.

Навалились они на него кучей, скрутили кое как, детина то здоровый. Это было последней каплей и после этого отправили его в командировку на Кавказ. Как видите увольнять его никто не стал, просто перевели.

Выводы: таким образом среди сотрудников прокуратуры, СК и ФСБ выпивох так же хватает. Однако они менее приметны, во-первых потому что их меньше по сравнению с сотрудниками МВД, во-вторых потому что уровень доходов у них все же выше и пьют они часто в каких-нибудь VIP-комнатах престижных ресторанов.

При этом «под градусом» у них так же периодически проявляется синдром «царька», когда хочется показать себя крутым, и если в случае с МВД под руку попадают простые граждане, то в случае с той же прокуратурой под руку попадают сотрудники МВД, которые вынуждены развозить пьяных прокуроских по домам и привозить им выпить/закусить.

Что характерно, делают они это без задней мысли. То есть это может быть вполне добрый и отзывчивый помощник прокурора, но подопьет и попросит тебя сбегать в магазин. И попробуй откажи. А у него даже мысли о том, что он делает что-то неправильно, не возникнет, и на следующий день он будет рад тебя видеть и даже не придаст вчерашней просьбе значения.

Важно! Я не говорю, что такая ситуация везде. Всё индивидуально и зависит от района. Бывают, к примеру, такие прокуратуры, где за все время не встретишь ни одного пьяного помощника и никто с тебя ничего требовать не будет.

Бывает наоборот: курирующий твое подразделение помощник будет пить постоянно и «просить» зайти в магазин за водкой, закуской. Предвижу комментарии: «Да я проработал 20 лет следаком, никому ниразу в магазин за водкой не бегал». Ок, вам просто повезло. А теперь представьте, что за вами закрепили бы такого помощника.

Точно так же не бегали бы, а с гордостью получали дела на дополнительное следствие? То то же.

Следующий пост посвящу вопросу пьянства среди сотрудников за рулем, а затем хочу поделиться рассказами о 3 сотрудниках прокуратуры, карьеру которых погубил алкоголь. На самом деле личности интересные, но «синий змий» одолел их. Надеюсь Вам будет интересно.

Источник: https://pikabu.ru/story/glazami_sledovatelya_vyipusk__5_o_pyanstve_v_prokurature_fsb_sledstvennom_komitete_5801759

Прокурор

Кем лучше работать   адвокатом, следователем в СК или в прокуратуре?

Прокурор (от лат. procurare — управлять, ведать чем-либо, заботиться) — это лицо, уполномоченное представлять обвинение в суде, а также следить за соблюдением законности практически во всех сферах жизни страны. И всё это — от имени государства.Профессия подходит тем, кого интересует право и обществознание (см.выбор профессии по интересу к школьным предметам).

Опасная работа

У такого количества прав есть и оборотная сторона: прокурору может грозить опасность, например, когда он поддерживает обвинение против влиятельного преступника. Прокурора могут пытаться подкупить, и если попытка удаётся, он сам превращается в преступника.

Карьера

Прокурор – это не профессия, должность. Чтобы начинающий юрист стал со временем прокурором, ему стоит начать свою службу с качестве помощника прокурора. Прокурором может стать следователь. Правда, в настоящее время практически все тяжкие и особо тяжкие преступления расследует Следственный комитет. Но опыт следственной работы по-прежнему полезен в работе обвинителя.

Система правоохранительных органов может меняться. Также может меняться и распределение полномочий между разными структурами, и их внутреннее устройство. Не меняется только потребность в профессионалах высокого уровня.

Прокуратура имеет территориальные органы (в субъектах Федерации, районах, городах). Неотъемлемой частью прокуратуры России является военная прокуратура. А также специализированные прокуратуры: транспортные и природоохранные прокуратуры, по надзору за соблюдением законов в исправительных.

Высшую ступень прокурорской иерархии занимает Генеральный прокурор РФ, которому подчиняются его заместители, советники, различные помощники (старшие, по особым поручениям).

Прокуроры не имеют права вступать в политические партии, избираться в органы государственной власти или местного самоуправления. Свою основную работу прокурор может совмещать лишь с преподавательской, научной или творческой деятельностью.

Причина понятна: участие в бизнесе, властных структурах или политических партиях может помешать прокурорской беспристрастности. 

Знания и навыки

Необходимо хорошо знать законы (Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы, Гражданский кодекс и пр.). Приходится следить за текущими изменениями в законодательстве.

Источник: https://www.profguide.io/professions/prosecutor.html

Абсолютное право
Добавить комментарий