Могут ли коллекторы забрать детей через опеку

Личный опыт: я — коллектор!

Могут ли коллекторы забрать детей через опеку

Да господа, я коллектор, и этого не стыжусь.

Как люди представляют себе коллектора? Разберем мысли человека, который с ним не сталкивался: исправно платит кредиты или вовсе не прибегал к подобным услугам, что в условиях России маловероятно, но всё же существует.

У таких людей сложилось представление, что коллектор — это человек, который выбивает долги, именно выбивает: приезжает к должнику, красит подъезды, бьет окна, разбивает лица должников.

Но всё это в прошлом, сейчас таким промышляют лишь некоторые конторы, услугами которых пользуются микрофинансовые организации и не самые престижные банки. Моя же работа заключается в звонках — бесконечных звонках, практически круглосуточно.

Звонки осуществляются системой, то есть компьютерной программой, весь процесс автоматизирован, специалисту остается лишь сказать «здравствуйте» и начать разговор.

Перед тем как должник попадет к специалисту, ведется прозвон исключительно системой, чем-то похоже на автоответчик при заказе такси: пока не возьмешь трубку — он не заткнется.

И звонить он может круглосуточно: люди часто жалуются, что им звонят в час ночи, в шесть утра. Приходится объяснять, что это невозможно, так как звонки ведутся лишь в отведенное для этого время.

Переговоры, естественно, осуществляются по определенным правилам, так называемым скриптам: на должника — один, на его родственников — другой, на знакомых — третий.

Существуют также пособия по мотивации и возражениям должника, на этом нехитром наборе и строится каждый разговор.

На основе личной информации, которую предоставляет в процессе разговора сам должник, строится определенная мотивация.

Например, если у должника есть дети, обязательно зачитывается возможная проверка органами опеки. Человек официально работает — значит, мы будем звонить и его работодателю.

Зачастую происходит так, что работодателю уже звонят либо его номера нет в базе, — а значит, по сути, произнесен текст, не имеющий реального смысла. Таких «мотиваций» довольно много.

Выездных групп в нашей организации нет, и угрозы приехать «на дом» направлены на то, чтобы заставить человека чего-то ждать, ввести его в вечный режим ожидания, пока он наконец не расплатится.

Некоторые специалисты используют непрямые угрозы, говорят о том, что и с кем из его родственников может случиться, но обязательно по каким-либо обыденным причинам: жена будет поздно возвращаться домой одна, вдруг споткнется и сломает себе ногу, поскользнется, упадет и разобьет голову — что-то в подобном роде.

Теперь поговорим более конкретно, а именно о типах должников.

Как люди бывают разные, так и должники зачастую очень отличаются друг от друга, но их объединяет один немаловажный факт: задолженность по кредиту, займу, кредитной карте.

Самый приятный для работы тип — так называемые лояльные должники: зачастую это адекватные, интеллигентные люди, у которых что-то пошло не так в жизни. Например, попали в аварию, прогорел бизнес, умер муж/жена, то есть очень веские причины. С такими людьми приятно общаться, они понимают, что они должны и обязаны вернуть, а это самое главное.

Работа коллектора — убедить человека, что вернуть деньги он обязан, уже затем прописываются сроки и прочие аспекты. После того как человек это понимает, он начинает решать проблему, до этого момента он может ссылаться на что угодно: ждать суда, прихода домой приставов, коллекторов.

Самая популярная фраза должников — «Подавайте на меня в суд», в особенности смешат те, кто о суде и о том, как он проходит, не имеют ни малейшего представления. Они считают, что их позовут в суд, и судья будет слушать их слезливую историю. Вот только слушать их там никто никогда не будет.

Но продолжим о типах. Итак, лояльные: их мало, и они — как и все — врут, но причина их лжи зачастую рождается из непреодолимых обстоятельств.

Перейдем к следующему, назовем его принципиальные.

Вот тут задача коллектора по убеждению человека превращается в практически невыполнимую миссию: зачастую у таких людей существует серьезное разногласие с кредитором, и они ждут суда.

Многие из них адекватные, и они нормально с вами общаются, знают законы, свои права, у 90 % из них есть деньги, но они принципиально платить не пойдут. В 85 % подобных случаев такую ситуацию порождает сам банк.

А теперь перейдем к экстратипу, назовем его просто «бомжи». Взыскать что-то с таких людей очень и очень сложно, стиль общения должен быть максимальным жестким.

Вообще, тенденция такова, что специалисты, общающиеся с должниками, как со скотом, взыскивают неплохие деньги.

Это самый ненавистный тип для коллектора, у таких людей нет денег, и в ближайшем будущем они не появятся. Убедить их в том, что в их случае еще есть выход, заканчивается ничем.

Под этот тип попадают очень разные слои населения, зачастую женщины с детьми, при этом они обычно в декрете, детей в 90 % случаев как минимум двое.

Декрет у них неоплачиваемый, потому что с работы их перед этим либо сократили, либо они сами уволились, на вопрос: «На что вы живете?» — отвечают: «На детское пособие». Думаю, каждый понимает, что в России оно не столь велико. Некоторым помогают родители, такие не платят никогда.

Сюда же попадают еще женщины от 60 и выше. Честно говоря, не припомню, чтобы общался с мужчиной данного типа. У таких что-то взыскать тоже практически нереально.

Типичная история такова: бабуля берет кредит там, где дают, платит от силы год, затем у нее начинаются проблемы со здоровьем, и ее увольняют с работы (либо она уже не работала, живя на пенсию в РФ), либо заболевает, тратя всё на лекарства, может также заболеть или умереть ее муж.

Убедить в чем-то этих людей невозможно, скорее получится довести до инсульта. Их позиция до боли проста: «Я платить не буду, делайте со мной что хотите, берите что хотите».

Есть и более непростые должники — это игроманы и сектанты. Я разговаривал с сыном должника, чей отец, мужчина в возрасте, попал в секту и нес туда буквально всё, попутно набирая кредиты. Общая сумма была около 2 млн рублей. Жил он после всего у сына, предварительно пролечившись в психушке, сын, естественно, сказал, что платить за него ничего не будет.

Некоторые должники считают, что если они более года не платят, но при этом отвечают на каждый звонок, будь он из банка или коллекторской службы, то им это каким-то образом зачтется. Но это не так.

От вас ждут только денег, никому не нужно ваше нытье. Разницы в том, что вы берете трубку и не платите и не берете трубку и не платите, нет никакой.

Самое любимое дело должников — это врать: врать, что заплатят, что будут стараться, искать деньги. Любимая их фраза при озвучивании даты и суммы платежа: «Я постараюсь».

Также должники любят себя хоронить: спрашиваешь человека — тебе отвечают: «Он умер», после бросают трубку. И представляются сестрой или братом, но в 70 % разговоров оказывается, что это и есть сам должник.

Чуть не забыл про самый веселый тип, их называют «отклоняшки» — это должники, которые либо просто тебя посылают куда подальше, либо хотят поговорить по душам, выпив при этом.

Они также любят перезвонить на входящую линию и поматерить вас. Один неплательщик звонил и представлялся юристом должника, спрашивая, зачем мы ему звоним.

«Юриста» обычно хватало минуты на полторы, далее начинался мат и оскорбления.

Ну и последний тип — это люди, которых мне по-настоящему жалко, — «ложники». Под эту категорию попадают те, чьи номера оказались в коллекторских службах без их ведома. Бывшие работодатели должников, коллеги по работе, знакомые, люди, купившие сим-карты с номерами должников.

Особенно жаль тех, кто купил «счастливый» номер.

Этим реально можно испоганить себе жизнь: звонки будут идти до тех пор, пока должник не отдаст деньги или банк окончательно не отзовет дело — никто никогда не будет проверять, на кого зарегистрирован номер спустя 2 года после выдачи кредита.

Дело в том, что номера людей, не знающих должника или не имеющих более с ним связи, удаляются из базы, но после определенного промежутка времени вносятся вновь!

Так называемая карточка должника в коллекторском агентстве находится какой-либо определенный срок, далее вновь возвращается в банк, и информация о деле в самом коллекторском агентстве о должнике и работе с ним стирается, после чего возвращается в своем первоначальном виде, то есть номера, которые были удалены при первой обработке как ложные, вновь заново прозваниваются, и это длится годами.

Присоединиться к клубу

Источник: https://knife.media/club/collector/

Не заплатил за квартиру — отберут детей?

Могут ли коллекторы забрать детей через опеку

На фоне активного обсуждения инициативы органов опеки по изъятию десяти детей из приемной семьи в столичном регионе в медийном пространстве как-то затерлась другая, не менее острая и спорная.

Роднит ее с «зеленоградской историей» то, что тут также имеется угроза изъятия органами опеки детей из полноценных и, что немаловажно, родных семей.

А отличает то, что действовать «ювеналы» смогут не по собственной воле, а с прямой подачи чиновников, к тому же забирать детей планируется не в связи с угрозой домашнего насилия, а по причине наличия у их родителей задолженностей за жилищно-коммунальные услуги.

Напомним, несколько дней в ряде серьезных информагентств появилась информация о том, что власти Зеленодольского района республики Татарстан намереваются изымать детей из семей при наличии задолженности за коммунальные услуги и энергоносители.

И это никоим образом не преувеличение, документ, датированный 12 декабря 2016 года и подписанный главой муниципального района А.В. Тыгиным существует на самом деле.

Помимо прочего, в нем содержится и такой пункт: «Организовать работу отдела опеки и попечительства Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района по изъятию несовершеннолетних детей, проживающих в жилых помещениях с задолженностью за энергоносители». О результатах ответственному лицу предлагается «докладывать еженедельно».

Начальник отдела по связям с общественностью и СМИ «отличившегося» района Александр Коршунов поспешил заявить, что наличие задолженности за ЖКХ не является основанием для изъятия ребенка из семьи.

Однако одновременно с этим чиновник признал, что в течение 2016 года подобные случаи все-таки имели место быть: 11 детей было помещено в приюты на срок до трех месяцев.

Правда, Коршунов уточнил, что местные органы опеки выезжали на конкретные адреса только после получения сообщений сетевых компаний об отключении домовладения от энергоресурсов, и речь шла лишь о проверке условий проживания несовершеннолетних. А уж если они признавались опасными, тогда, конечно, дело доходило до изъятия.

Между тем уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Анна Кузнецова уже назвала подобную инициативу по меньшей мере некорректной и слишком смахивающей на банальный шантаж, а также сообщила, что уже направила в прокуратуру соответствующий запрос.

Мнения экспертов, к которым обратилась «СП» с просьбой прокомментировать ситуацию в Татарстане, также неоднозначны.

Например, кандидат юридических наук Дмитрий Жданухин, гендиректор Центра развития коллекторства, не видит ничего противозаконного в распоряжениях и действиях зеленодольской администрации.

— Руководитель муниципалитета, — говорит он, — с одной стороны, отчасти отвечает за ситуацию с коммунальными долгами, с другой стороны, руководит органами опеки и попечительства.

Соответственно, в распоряжении шла речь о том, что крупные долги ЖКХ и, как следствие, отключение некоторых коммунальных услуг (электричество и т. д.) могут быть признаком неблагополучной ситуации в семьях, где есть дети.

При наличии этого признака (большие долги) необходимо проверить, не угрожает ли опасность жизни и здоровью детей, так как были прецеденты, когда при отключенном электричестве использовались печки и это приводило даже к гибели несовершеннолетних.

При наличии таких рисков органы опеки и попечительства обязаны действовать на основании 77 статьи Семейного кодекса РФ («Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью»).

А вот столичный адвокат Михаил Кудрявцев, напротив, считает, что действия эти незаконны и попадают под действие 286 Уголовного кодекса РФ («Превышение должностных полномочий», а именно совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан).

— В данном случае чиновники Татарстана, на мой взгляд, подменили суд, просто перегнули палку своими действиями и действовали как коллекторы, что не красит их работу, — рассуждает юрист.

— Изъять ребенка из семьи по российскому законодательству можно только по решению суда и, как правило, за грубое нарушение норм Семейного кодекса РФ. В данном случае нет никаких законных норм, которыми могут прикрываться исполнители.

Изъятие детей в связи с ухудшением условий проживания может происходить только по решению суда с участием органов опеки и попечительства и прокуратуры, и в связи с нарушением законных прав детей.

А согласно пункту 2 статьи 54 Семейного кодекса РФ, уточняет основатель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры» Андрей Комиссаров, каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. И, согласно 9 статьи Конвенции ООН о правах ребенка, именно государство (олицетворением которого на местах как раз и являются чиновники — авт.) должно следить, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию. Исключением являются только те случаи, когда разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Да, это, в соответствии с применимым законом и процедурами, должны определять компетентные органы. Но, опять же, по решению суда.

Изымают детей у родителей, уточняет член Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», управляющий партнер юридической компании «ЭНСО» Алексей Головченко, только за нарушение родительских прав, о чем выносится соответственное решение уполномоченными органами — опеки и попечительства.

В такой ситуации, подчеркивает он, они должны сначала зафиксировать, что ребенок живет в неподобающих условиях, и лишь затем родители лишаются родительских прав через суд.

К тому же в рамках лишения родительских прав должны быть произведены определенные процедуры — должен быть доказан факт несоблюдения родителями прав ребенка, а также должно быть вынесено решение суда о лишении родителей родительских прав.

 — А сам факт неуплаты долгов по ЖКХ, — резюмирует Головченко, — не означает, что можно забрать ребенка. За неуплату долгов нельзя лишить родительских прав — эти понятия никаким образом не коррелируют между собой. Родители могут быть всем должны, но ребенок у них, например, находится в идеальных условиях.

Но ведь не на пустом же месте в России появилась поговорка — «закон что дышло, куда повернул, туда и вышло».

И в жизни, как свидетельствуют рассказываемые рядовыми гражданами с телеэкранов и со страниц газет истории, часто бывает так, что те самые, «компетентные» органы опеки и попечительства сначала принимают кардинальные решения, а потом бедные родители начинают долгий и зачастую малопродуктивный путь по инстанциям в надежде доказать свою правоту. Так что гарантии, что сухие фразы «зеленодольского документа» не будут истолкованы как прямое руководство к действию в каком-нибудь другом регионе России, нет. И если вдохновленные данным прецедентом излишне ретивые местные чиновники начнут ставить людей перед фактом разлучения с детьми в случае наличия задолженностей за коммунальные услуги, можно ли им что-то сделать и куда-то пожаловаться, чтобы спасти ситуацию, не дожидаясь грозного окрика «сверху» (который, кстати, может и не последовать)?

К сожалению, плацдарм для маневра у пострадавших от неправомерных действий органов опеки не велик. «В случае подачи иска об ограничении родительских прав родителям в суде придется доказывать свою правоту, — говорит Андрей Комиссаров.

— Если же детей отбирают без суда, то родителям следует обжаловать в суде действия органов опеки и попечительства, а также сам акт (при его наличии) об отобрании детей.

Можно параллельно обратиться в органы прокуратуры, к уполномоченному по правам ребенка».

Конкретно же в Татарстане, уточняет Михаил Кудрявцев, пострадавшим надо обязательно пожаловаться в прокуратуру республики на действия чиновников и попросить Следственный комитет провести проверку.

«Я думаю, что проверка прокуратуры поставит все на свое место и соблюдение законов в Татарстане восторжествует. Как показывает моя адвокатская практика, чиновники в регионах боятся вмешательства СМИ и огласки своих действий», — уверяет он.

Источник: https://svpressa.ru/realty/article/164467/

Караул! Единственное жилье заберут за долги (на самом деле не совсем)

Могут ли коллекторы забрать детей через опеку

Если суд решит обратить взыскание на недвижимость, ее будут продавать. Деньги от продажи пойдут на погашение долга, исполнительный сбор и судебные издержки.

Чтобы должники не остались на улице, после продажи они в любом случае получат деньги на покупку жилья по минимальной норме на всех членов семьи.

То есть семья с двумя детьми сможет купить какое-то жилье, даже если квартира не покроет сумму долга.

Квартиру заберут,

Источник: https://journal.tinkoff.ru/news/flat-for-debts/

Коллекторы пообещали забрать у уфимской семьи детей из-за долга

Могут ли коллекторы забрать детей через опеку

Уфимка Юлия Нигматуллина и не предполагала, чем обернется для нее небольшой кредит в 30 тысяч рублей. Деньги они с мужем Рафаэлем решили занять, чтобы свозить детей летом в Крым. На путевку накопили, а на билет не хватило.

В поисках средств наткнулись в интернете на объявление офиса микрозаймов, в котором говорилось, что для получения денег нужно всего лишь оставить заявку. Вскоре в квартире Нигматуллиных появилась обаятельная работница кредитной организации. Она убедила пару одолжиться у них.

Мол, и кредит дешевый, и справок не нужно, а еще гибкий график погашения. Если не сможете заплатить вовремя, то достаточно позвонить в офис и назначат другой день для выплат.

Деньги нужны были срочно, поэтому семья Нигматуллиных решила воспользоваться займом. Однако подробно изучив договор и график платежей, Юлия поняла: вместо 30 тысяч рублей нужно будет вернуть в два с половиной раза больше всего за год.

Это было слишком много, и на семейном совете постановили завтра же отнести займ назад. Но сделать это оказалось не так просто. По телефону сотрудник микрофинансовой организации пояснил, что вместе с суммой кредита придется уплатить проценты: 45 тысяч рублей за один день.

Юлия от такого требования потеряла дар речи.

На пермских коллекторов заведено дело за угрозы

– Такие проценты только за то, что подержали деньги ночь у себя – немыслимо! Вот мы и решили: раз уж так получилось, потратим все же эти средства на покупку билетов, а после отпуска потихоньку рассчитаемся. Исправно платили полгода, но однажды не смогли вовремя внести обещанный платеж.

И тут же посыпались звонки и СМС с угрозами от коллекторов не только мне, но и моим знакомым. Дошло до того, что кредиторы стали вывешивать в социальных сетях наши с мужем и моей мамы фотографии с подписями, что мы наркоманы, что скоро органы опеки отберут у нас детей. Пишут, что кредит я взяла на очередную “дозу”.

И ведь даже никто не позвонил и не спросил: почему не успели внести деньги, когда сможете исправить ситуацию, – с ужасом рассказывает Юлия.

Эти посты, призывающие “помочь семье бомжей и попрошаек оплатить кредит, взятый на наркотики”, до сих пор можно встретить в социальных сетях. А еще Юлия показывает СМС (стиль и орфография автора сохранены): “В случае неоплаты, мы проведем социальные мероприятия с вашими близкими, родственниками, друзьями.

К Рафаэлю на работу съездим, будем помогать искать деньги вместе с сотрудниками, в учебные заведения обратимся ща помощью, так же к бывшей жене, на работу у вашей матери, сестры и т.д. мы не хотим создавать вам дискомфорт, но вы вынуждаете.

Ваш муж принял веру Ислама, долги грех, у него есть друзья, которым не понравиться репутация человека в долгах”.

На тот момент семья уже заплатила по кредиту 45 тысяч рублей, то есть в полтора раза больше долга. Коллекторы требуют внести еще столько же.

– Постоянно звонят с разных номеров. Унижают, говорят гадости. Пишут в социальных сетях моим сестрам, родным, друзьям.

Угрожают, что сына не доведу до детского садика, и вообще, детей в один прекрасный момент мы можем не увидеть! Довели меня до нервного срыва, я не мог выходить на работу, боялся оставлять жену дома одну.

А у меня оплата сдельная, то есть я еще больше усугубил свое финансовое положение, – говорит отец семейства Рафаэль.

В Екатеринбурге коллектор ударил пенсионерку из-за долга

На улицу с газовым баллончиком

Сегодня гулять с детьми на улицу Юлия выходит, вооружившись газовым баллончиком. И все время оглядывается. За себя ей не страшно, а вот за детей – очень. Она готова подать иск в суд о взыскании морального ущерба, но не знает на кого. Деньги ей принесли домой, она даже в офисе финансовой организации не была. На договоре указан лишь московский адрес.

– Чтобы установить, где же находится уфимский филиал микрофинансовой организации, я обманула их: сказала по телефону, что принесу деньги лично. Только тогда мне назвали адрес.

Но там работники офиса стали меня уверять, что не знают, кто звонит и почему. Говорят, никаким коллекторам дело не передавали.

Что интересно, все, кто звонит с угрозами и пишет нам, не представляются, – рассказывает Юлия.

Вот и корреспонденту “РГ” в микрофинансовой компании заявили, что понятия не имеют, кто звонит и угрожает их должнику.

– Наши сотрудники такими вещами не занимаются. Пусть подают заявление в правоохранительные органы, – посоветовали в компании.

Юлия написала уже два заявления в полицию в начале ноября. Приложила к заявлениям все записи разговоров и сообщений. Пока ответа нет, а между тем требования и оскорбления от коллекторов сыплются каждый день.

В органах опеки и попечительства Администрации Уфы пояснили: никаких прав заявлять о том, что отберут детей из-за долга, у коллекторских агентств нет.

– На это есть компетентные органы, подобные вопросы решаются только в суде. В то же время семья имеет право обратиться за защитой прав несовершеннолетних детей к органам опеки по месту своей регистрации, – пояснил главный юрисконсульт Управления по опеке и попечительству Егор Матвеев.

Компетентно

Гузэль Давлетшина, заслуженный адвокат РБ:

– Действия данных коллекторов подпадают под признаки преступления, предусмотренные статьей 163 Уголовного Кодекса РФ “Вымогательство”. Также они нарушают Федеральный Закон N230 “О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов”. Он предписывает корректное поведение коллекторов при взаимодействии с должниками.

В Ульяновске на коллекторов завели дело за угрозу сжечь больницу

Рекомендуется в таком случае сохранять запись телефонных разговоров, СМС-сообщений и сообщений в соцсетях. А в последующем по каждому факту обращаться в полицию с заявлением о привлечении лиц к ответственности, с приложением файлов с записью разговоров и сообщений.

Последовательные, юридически грамотные действия обязательно приведут к положительному результату: недобросовестные коллекторы отстанут, виновных привлекут к ответственности, и с них можно будет взыскать причиненный моральный вред.

Справка “РГ”

Согласно новому ФЗ-230 от 03.07.16 года, коллекторам определены общие правила совершения действий, направленных на возврат долгов.

Не допускается осуществление действий, связанных в том числе с применением (угрозой применения) физической силы, угрозой убийством или причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества.

Не допускается непосредственное взаимодействие с должником в рабочие дни в период с 22 часов до 8 утра, в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 часов до 9 утра по местному времени, по месту жительства (пребывания) должника.

Также федеральным законом ограничено взаимодействие посредством личных встреч – более одного раза в неделю, посредством телефонных переговоров – более одного раза в сутки, двух раз в неделю, восьми раз в месяц.

Казалось бы, после принятия “антиколлекторского” закона, а также неоднократных публикаций об их незаконной деятельности в СМИ, леденящие истории о выбивании долгов вроде бы сошли на нет. Однако это только кажется. Люди, называющие себя коллекторами, придумывают новые, все более жестокие способы психологического и порой даже физического воздействия на должников.

Специалисты рекомендуют: в случае, если вас достают коллекторы, помимо правоохранительных органов, целесообразно обратиться в письменном виде в Банк России с указанием организации, где был оформлен займ. Письмо можно отправить по электронной почте.

Источник: https://rg.ru/2016/11/17/kollektory-poobeshchali-zabrat-u-ufimskoj-semi-detej-iz-za-dolga.html

Долги по ЖКХ и прогулы в школе: За что ещё ребёнка могут забрать из семьи

Могут ли коллекторы забрать детей через опеку

В последнее время в СМИ часто появляется информация, что органы опеки и попечительства отбирают детей у вполне благополучных семей. Что нужно сделать, чтобы не допустить их визита и как бороться за ребенка в случае возникновения проблем – в материале Царьграда

Органы опеки стали восприниматься как угроза не только родителями, но и их детьми. Сегодня практически нет мамы, которая бы не боялась суровых тетушек, способных отобрать самое святое, что есть в жизни. В некоторых семьях детям даже не разрешают громко кричать, по-ребячески валять дома дурака, вопить и визжать. У стен есть уши, а соседи могут подумать, что над детьми издеваются.

Вся проблема в том, что органы опеки сегодня наделены множеством властных полномочий. По закону изъять несовершеннолетнего из семьи можно не по решению суда. Для этого существует статья 77 Семейного кодекса. В ней описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни и здоровью».

Но что подразумевается под угрозой, нигде не сказано. Равно как и не прописаны механизмы, по которым надо действовать в различных ситуациях. Это уже определяют сотрудники органов опеки. Поэтому любой невинный шлепок на улице или падение с качелей могут рассматриваться на полном серьезе. И такие случаи уже были.

Получается, что если на теле ребенка появился синяк – это уже повод. Чтобы ускорить процесс, органы опеки могут обратиться за помощью к полиции, которая вправе оперативно составить акт о безнадзорности ребенка. Хотя на самом деле это может быть не так.

Дело в том, что и закон о безнадзорности можно трактовать весьма широко. Полицейские могут сказать, что родители не уделяют своему чаду достаточно внимания, а следовательно не контролируют его поведение в рамках этого закона. Это тоже является поводом для «отобрания» ребенка из семьи.

Если акт об отобрании составлен, дальше органы опеки обязаны по закону обратиться в суд для лишения или ограничения родительских прав. Стоит отметить, что специально опека сегодня ни за кем не следит, но четко реагирует на каждый поступивший сигнал.

Чаще всего они поступают из школ и поликлиник. В частности, если врач увидит на теле ребенка синяки и заподозрит, что тот мог получить их вследствие преступных действий, то просто обязан сообщить об этом в соответствующие органы.

 Но кто из нас в детстве обходился без драк, падений и синяков? 

www.globallookpress.com

Направить «сигнал» в органы опеки чисто теоретически могут и ваши «доброжелатели». Но такого рода сообщения и жалобы должны быть подкреплены серьезной доказательной базой. Если в органах опеки сочтут, что дело не терпит отлагательств, то они должны предупредить семью о своем визите.

Однако на практике таких оповещений может и не быть. Ситуацию в доме сотрудники оценивают буквально на глаз. Судьбоносные решения могут приниматься быстро. В первую очередь обращают внимание на санитарные условия в доме. Нет еды в холодильнике – это уже угроза здоровью.

 Могут подумать, что детей морят голодом.

Впрочем, ставя условия родителям по содержанию семьи, не проще ли государству самому помочь попавшим в беду взрослым. Например, предложив им работу или дополнительное пособие? С точки зрения экономии бюджета это будет куда более продуктивно, чем содержать отобранного ребенка в детском доме с огромным штатом воспитателей и прочего персонала.

Делят родители, отбирает пристав

Принято считать, что в зоне риска, в первую очередь, находятся семьи алкоголиков и наркоманов. Но почему же тогда вполне нормальные семьи боятся стать предметом интереса органов опеки? По словам адвоката Жанны Маргулис, все разговоры о «зверствах» органов опеки – лишь паникерство на ровном месте, поводов для беспокойства нет. 

Если было бы иначе, то возбуждались бы уголовные дела, они предавались бы огласке, – отметила Маргулис. – Органы опеки самостоятельно к вам не придут. Нужно веское основание для отбирания ребенка. Другое дело, когда споры о детях заходят у родителей.

Например, в судебном порядке принимается решение об определении места жительства ребенка с одним из родителей и о порядке общения. В случае неисполнения одним из родителей решения суда возбуждается исполнительное производство, что абсолютно законно. И дальше к делу привлекаются судебные исполнители.

Они вправе прийти в дом и отобрать ребенка у одного родителя в пользу другого. Роликов, как это происходит, много, они очень эмоциональны. Но действия судебных приставов в данном случае правомерны».

Забрали ребенка за долги по ЖКХ

Если в случае дележа ребёнка родителями все понятно, то в правомерности действий органов опеки ещё предстоит разбираться.

По словам главы Ассоциации родительских комитетов и сообществ, председателя Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка Ольги Летковой, случаев, когда детей изымают из семей, много, и понять истинные мотивы подчас очень сложно.

У нас сегодня вся сиротская система заинтересована в детях. Ведь устройство в приемные семьи зачастую происходит не бесплатно, – отметила Леткова. – Мы проводили мониторинг по поручению президента по вопросу изъятия детей из семей.

В зоне риска сегодня, по-прежнему, матери-одиночки, многодетные семьи, родители, которые сами были сиротами и не совсем приспособлены к жизни. Семьи, у которых бытовые трудности, семьи с детьми, у которых есть психические отклонения.

Где-то ситуация пограничная, где-то действительно существует угроза.

https://www.youtube.com/watch?v=SWhfY9tyxTc

Есть случаи, когда родители просто попали в сложную финансовую ситуацию, лишились работы, или же дети по каким-то причинам не посещали школу.

И как на эти случаи отреагирует опека – не очень понятно, потому что сама опека не имеет каких-то четких критериев оценки. И вот тут начинаются разборки вместо того, чтобы просто помочь. Порой палка перегибается.

Есть даже регионы, где детей по прямому указанию властей могут отобрать за долги по ЖКХ».

И такие случаи уже были. Так, в декабре 2016 года власти Зеленодольского района Татарстана распорядились, чтобы у должников за коммунальные услуги органы опеки забирали детей.

Возможно, чиновниками двигали благие намерения, чтобы дети из малоимущих семей не замерзали в домах с отключёнными отоплением и электричеством. Но органы опеки восприняли это как прямое руководство к действию.

Общественность была возмущена, но остановить уже запущенную машину не смогла.

Вполне объяснимо, почему родители напуганы, – продолжает Ольга Леткова. – Они боятся за собственных детей. В зоне риска может оказаться каждый. Трудно даже сказать, по каким причинам представители органов опеки могут прийти в семью.

К родителям, которые попали в зону риска, предъявляются следующие требования – найти работу, погасить долги по ЖКХ, сделать ремонт в квартире. Но почему для этого надо забирать ребенка из семьи – неясно.

 Самостоятельно решить проблему практически невозможно.

Родителям нужно придавать такие истории огласке, обращаться в общественные родительские комитеты, на горячие линии. И если члены семьи не страдают алкоголизмом, то ребенка можно будет попробовать вернуть.

Проблема в том, что органы опеки сегодня никто не ограничивает в полномочиях, нет четко прописанного алгоритма действий. Нужно менять законодательство, где было бы четко прописано, что органы опеки должны изымать детей только в крайнем случае.

Все обтекаемые формы просто необходимо убрать».

www.globallookpress.com

Как не попасть на глаза опеке

О том, что органам опеки крайне необходимо прописать на законодательном уровне чёткий алгоритм действий, говорят давно. И пока сенатор Елена Мизулина вместе с лидерами общественных организаций разрабатывает соответствующий законопроект, который может быть внесён на рассмотрение в ближайшем будущем, добропорядочным семьям необходимо знать, как минимизировать риски изъятия детей.

По мнению педагога-психолога Екатерины Молокановой, чтобы ребенок не попал в зону риска, нужно, прежде всего, обязательно идти на контакт с педагогами и воспитателями. Особенно если ребенок ведет себя странно. Но каждый случай асоциального поведения может быть разовым. Поэтому важно знать, как ребенок проявляет себя среди сверстников. 

«У меня были случаи, когда приходили запросы со стороны органов опеки при разводе родителей, когда опека интересовалась усыновленными или опекаемыми детьми, – говорит Екатерина Молоканова. – В этих ситуациях мнение педагогического коллектива всегда учитывается.

Что касается ювенальной юстиции, то считаю, что органам опеки стоило бы больше внимания уделять подростковым сообществам, в которых нормой жизни зачастую становятся такие явления, как буллинг, то есть травля одного ребенка группой сверстников.

 И вот здесь сотрудники органов опеки могли бы подключаться как третья сторона. Возможно, какие-то семьи могли бы испугаться факта отъема ребенка из семьи и повлиять на него, больше уделять ему внимания.

Сегодня необходимо повышение психолого-педагогической грамотности родителей и их ответственности за воспитание детей».

Все опрошенные специалисты сходятся во мнении, что если к вам вдруг нагрянули представители органов опеки, не стоит опускать руки. Существуют механизмы, помогающие вернуть ребенка домой, но для этого придется приложить максимум усилий. Поэтому проще предотвратить появление у себя на пороге людей в форме, чем вступать в битву с государственной машиной.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/dolgi-po-zhkh-i-proguly-v-shkole-za-chto-eshhjo-rebjonka-mogut-zabrat-iz-semi_137201

Абсолютное право
Добавить комментарий