Может ли адвокат из одного региона представлять интересы клиента в другом регионе?

Профессиональные военные адвокаты и юристы

Может ли адвокат из одного региона представлять интересы клиента в другом регионе?

Чтобы разобраться, по каким причинам может быть дан отказ в постановке нуждающихся в жилом помещении граждан в очередь на жилье, важно понять, что является основанием для того, чтобы человек был признан нуждающимся.

В качестве критериев для того, чтобы гражданин был отнесен к этой категории и мог притязать на получение жилья по контракту соцнайма, используются следующие:

  • наличие у человека или остальных членов его семьи жилья, причем основания для возможности его использования не имеют никакого значения;
  • размер жилой площади, которая приходится на каждого из членов семейства того, кто претендует на большее помещение для проживания;
  • насколько помещение соответствует определенным законодательством требованиям;
  • присутствие в семье больных таким заболеванием, при котором несколько семейств не может проживать в одной квартире.

Данный список критериев является полным и не может быть расширен на региональном уровне.

Важно отметить, что требовать жилье люди имеют право только тогда, когда им присвоен статус малоимущих, или же если они относятся к другой категории граждан, имеющих право претендовать на жилье государственного или муниципального жилых фондов.

Причины отказа в признании нуждающимся

Человек получит отказ в признании нуждающимся, если у него есть права на дополнительную комнату или жилую площадь. Данный вывод вынесен в 2003 г. судебной коллегией Верховного Суда России по гражданским делам.

Что касается малоимущих граждан, которые приватизировали жилое помещение до начала 2007 года, при условии, что оно приходится для них единственно возможным местом проживания на постоянной основе, они имеют право передать то, что им принадлежит на основании собственнических прав при условии отсутствия любых обязательств, в собственность муниципалитета или государства.

В свою очередь исполнительные органы власти, а также органы местного самоуправления или лица, которые ими уполномочены, должны принять собственнические права и подписать договора соцнайма жилых помещений с теми людьми, которые там проживают. Данный порядок установлен российским законодательством.

Человек, который претендует на получение жилых помещений, может быть признан нуждающимся в случае, если на каждого члена семейства площадь жилья составляет меньше учетной нормы, установленной согласно законодательству. При этом должны быть соблюдены все иные требования, которые предъявляются к заявителю на законодательном уровне.

К ним относятся: гражданство, период проживания на территории муниципального образования, отсутствие фактов, подтверждающих намеренное ухудшение условий проживания и т.д. Во внимание берутся все помещения, относящиеся к жилому фонду, на которые имеются права собственности или пользования у заявителя или любого из членов его семейства.

Решение об отказе в постановке на учет нуждающихся в жилье

Жилищный кодекс России в статье 52 фиксирует положения о принятии на учет нуждающихся граждан. Органы местного самоуправления ответственны за данный процесс. Порядок подразумевает подачу соответствующего заявления по месту проживания человека.

Обращение можно подавать не только по месту жительства, если для этого есть причины, прописанные в Жилищном Кодексе. В случае если лицо является недееспособным, подача заявления производится его представителем, который назначен на законных основаниях.

Установленный порядок учета предполагает, что вместе с заявлением предоставляются документы, которые подтверждают право граждан находиться на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении. После подачи документации заявитель должен получить расписку от органа местного самоуправления, в которой будет указываться полный перечень предоставленных документов и дату их поступления. 

В постановке может быть отказано на основании рассмотрения заявления и остальных документов, которые поданы вместе с ним в органы местного самоуправления. Вывод о принятии на учет делается на протяжении 30-ти рабочих дней со времени предоставления документации.

Отказ в принятии на учет предоставляется и отправляется заявителю не позже, чем через 3 дня после вынесения подобного решения (учитываются исключительно рабочие дни). Решение включает как непосредственно отказ, так и разъяснение его причин.

Отказ должен содержать факты, которые препятствуют включению гражданина в очередь на жилье, правовые нормы, которые нарушаются в случае принятия позитивного решения и т.д. Человек имеет право обжаловать принятое решение в судебном порядке, если считает, что в произведении учета ему отказано незаконно.

Основания для отказа в постановке на учет нуждающихся в жилье

Отказ в постановке граждан на учет, как нуждающихся в жилом помещении для усовершенствования условий проживания, может быть дан, исходя из следующих оснований (Жилищный кодекс РФ, ст. 54):

  • не были предоставлены документы, которые перечислены в ч. 4 статьи 52 Жилищного кодекса России;
  • документы, которые были поданы для проведения учета, не доказывают, что человек имеет право состоять на учете;
  • были совершены дополнительные действия, которые и привели к признанию человека нуждающимся в принятии на учет.

Порядок постановки определяет, что люди, которые преднамеренно ухудшили свои жилищные условия, могут признаваться нуждающимися в постановке только через пять лет с момента совершения таких действий.

Некоторые авторы, дающие разъяснения статьям Жилищного кодекса, к таким поступкам граждан относят:

  • деяния, которые направлены на прекращение собственнических прав на свою часть в жилых помещениях. К ним принадлежат любые сделки, цель которых
  • отчуждение имущества;
  • в жилом помещении получают право жить люди, которые вселены в качестве членов семейства, однако изначально не являлись таковыми. Это возможно при оформлении фиктивных союзов или наоборот, расторжении уз брака;
  •  жилое помещение специально приведено в состояние, не отвечающее требованиям, установленным для такого помещения;
  • изменен порядок эксплуатации, применимый в жилых помещениях;
  • произведена мена жилых помещений;
  • нарушаются условия контракта соцнайма;
  • владельцы жилых помещений определили, выделили или изменили доли.

К предумышленным деяниям, в результате которых может быть вынесен отказ в принятии на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, не принадлежат:

  • разрастание семейства владельца или того, кто снимает жилье, возникшее в результате заключения официального брачного союза, рождения детей или их усыновления;
  • деяния, которые непреднамеренно привели к признанию гражданина малоимущим. Данный статус может быть получен в результате окончания трудовых отношений или смены места работы, получение статуса безработного и т.д.

Отказ в принятии может быть дан только в том случае, если имеют место основания, перечисленные в статье 54 ЖК РФ. Иные причины для отказа не могут быть использованы.

Важно отметить, что есть некие сложности в применении на практике статьи 54, так как в ней не определен четкий перечень действий нуждающихся граждан, который может служить основанием для употребления изложенных в ней положений. Кроме того, ч. 4 ст. 52 не определяет точный перечень документов, которые должны подаваться вместе с заявлением. Данный порядок определяют местные органы самоуправления.

Снятие с учета

Гражданин может получить не только отказ в принятии, но также к нему может быть применено снятие с учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях, в ситуации если:

  • он обратился в орган по месту учета для снятия с учета с официальным запросом;
  • утрачены основания, которые давали ему право получить жилье по контракту соцнайма;
  • человек переехал в иное муниципальное образование, исключение составляет переезд в пределах Санкт-Петербурга и Москвы, которые являются городами федерального значения;
  • получены бюджетные средства от органов госвласти или местных органов самоуправления на строительство или покупку жилища;
  • орган госвласти/местного самоуправления предоставил человеку участок земли для проведения строительства жилья;
  • в документах, предоставленных заявителем, выявлена информация, которая не отвечает реальности и стала основополагающей в принятии на учет, а также, если официальными лицами органа, отвечающего за ведение учета, были совершены противозаконные действия при вынесении решения.

Снятие с учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях, идентично постановке. Порядок вынесения решения следующий:

  • заключение о снятии граждан с учета производится той же структурой, которая выносила решение о принятии нуждающихся на учет;
  • решение должно быть принято в течение 30-ти дней (рабочих) с момента выяснения факторов, которые являются причиной для снятия;
  • решение, как и в ситуации, если дан отказ в принятии на учет, должно включать весомые причины для этого с разъяснением обстоятельств, которые повлекли принятие подобного решения;
  • решение о снятии людей с учета в качестве нуждающихся в жилом помещении направляется в течение 3-х дней с даты принятия подобного решения. Человек имеет право обращаться в суд для обжалования принятого решения.

Таким образом, основания для отказа во взятии на учет изложены в статье 54 Жилищного кодекса. Они являются исчерпывающими, что исключает возможность приведения иных причин отказа органом, который отвечает за рассмотрение данного вопроса.

Сайботалов Вадим Владимирович31.10.2019 00:00

Источник: https://advokat-malov.ru/speczializirovannyij-advokat/voennyij-advokat.html

О профессии адвокат

Может ли адвокат из одного региона представлять интересы клиента в другом регионе?

По просьбе одного подписчика (напоминал мне два раза про написание подобного поста) в этот раз расскажу про профессию адвокат, адвокатуру и как я стал адвокатом.

В адвокатуре я оказался еще будучи студентом. Был помощником, а затем стажером адвоката, а после успешно сдал квалификационный экзамен.

Встречал мнение, в том числе и на пикабу, что статус адвоката ничего не значит, поскольку можно легко проплатить экзамен. Я допускаю, что в некоторых регионах возможны подобные случаи.

Но в большинстве своем это маловероятно, так как комиссия состоит из 13 человек, в которую входят представители юстиции, судьи, депутаты законодательного органа субъекта.

Можете предположить сколько будет стоить проплатить всем?

Почему я выбрал профессию адвоката? По моему складу характера она мне больше всего импонировала. Среди основных, на мой взгляд, плюсов профессии:

– самозанятость, то есть полная свобода в выборе сферы деятельности. Отсюда же – график работы определяется лично мной, что очень удобно, поскольку можно в течение дня найти время на личные нужды;

– нет начальника, который будет давать глупые поручения и что-либо требовать;

– профессия является творческой и разнообразной, поскольку каждый день приходится сталкиваться с многообразными ситуациями из различных отраслей права. Как следствие – существенно расширяется жизненный кругозор;

– работа подразумевает общение с людьми разных профессий, возрастов, социальных слоев, что для меня всегда интересно;

– престиж профессии;

Из плюсов следуют и минусы:

– заработок и нагрузка неравномерны. Бывает, что в один месяц много клиентов и заработок высокий, а в следующий месяц мало кто обращается. Соответственно иногда приходится работать до глубокой ночи, а иногда пол дня свободен;

– в общении люди бывают совершенно разные. Часто встречаются люди с психическими отклонениями, профессиональные сутяжники, да и просто хамы. Пару раз процессуальные оппоненты мне обещали «проблем», но дальше угроз дело не дошло.

Некоторые могут бесцеремонно звонить в любое время суток с пустяковой проблемой. Один раз мне позвонил клиент (кстати молодой парень) в 9:00 первого января, чтобы сказать, что ему пришла повестка в суд на 14 января.

Также поскольку большинство людей записывают меня в телефонной книге как «адвокат», то как правило первый в списке я. Поэтому очень часто мне звонят случайно;

– весь человеческий негатив приходится пропускать «через себя»;

– работа достаточно нервная;

– взять отпуск проблематично, поскольку дела идут непрерывно друг за другом (возможно только у меня такая проблема), а бросать людей наедине с их проблемой не хочется (иногда в таких случаях подменяют коллегии). Бывало так, что я не был в отпуске три года;

Первые клиенты были среди моих знакомых. Плюс наставник и коллеги подкидывали мне дела, на которые у них не было времени или желания. Потом уже обзавелся «сарафанным радио», и основной поток идет именно по рекомендации от старых клиентов.

Правовая грамотность населения крайне низка, поэтому большинство людей абсолютно ничего не знают про адвокатуру. Многие называют адвокатом любого юриста, что конечно же неверно. Адвокатом является лицо, имеющее высшее юридическое образование, успешно сдавшее квалификационный экзамен, и в соответствие с законом получившее статус адвоката.

Часто ко мне приходят люди и спрашивают, как им найти адвоката, допустим Жуликова, который у них взял деньги и пропал. В 146% адвоката с такой фамилией не существует, что я им лично показываю в реестре адвокатской палаты. А существует «юрист» или горе-представитель, который гарантирует решение проблемы в пользу клиента, берет деньги и пропадает.

Одно из главных правил адвокатуры – адвокат не вправе обещать положительного результата выполнения поручения. Это логично, поскольку решение принимает судья, а ручаться за его действия невозможно, даже если дело очевидное. Никто не отменял судебные ошибки, перегибы на местах и коррупционную составляющую.

Для некоторых клиентов является открытием, что у адвоката нет заработной платы. Однажды мне так и заявили, что государство вам зарплату платит, а вы еще деньги за свои услуги берете, совести у вас нет! Рассказал, как есть на самом деле, человек извинился и сказал, что думал, что государство выплачивает зарплату адвокатам просто так, за факт наличия статуса.

Некоторые особо хитрые клиенты предлагают сначала добиться в суде положительного решения их проблемы, а потом после вынесения решения оплатить гонорар.

Чаще всего такие варианты предлагают люди, имеющие задолженность по алиментам и кучу исполнительных производств. Сомневаюсь, что оплата услуг адвоката в списке их дел стоит на первом месте.

Реальность такова, что после достижения нужного им результата труд адвоката становится резко не нужен, и вообще «вы ничего не сделали, это суд так решил».

Важным моментом доверия адвокату является то, что все сказанное вами адвокату является тайной, то есть в отличие от юриста ИП, адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи. Меня однажды пытались вызвать на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, относительно действий моего подзащитного и сведений, сообщенных им мне. Но после подачи мной жалобы, резко передумали.

Еще адвокаты относятся к «спец. субъектам», то есть к ним применяется особый порядок производства по уголовным делам (сложнее возбудить уголовное дело, провести оперативно-розыскные мероприятия и т.д.).

Адвокаты, в отличие от юристов, за нарушение этики и закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности, вплоть до лишения статуса адвоката. Это очень действенный метод.

Недоумение у некоторых людей вызывает разница между работой телевизионного адвоката и реального.

Некоторые после процесса удивляются, почему я не дрался с прокурором, не хамил противоположной стороне, не перекрикивал судью, ведь адвокат в телевизоре ведет себя так.

Многие клиенты пытаются учить меня работать, или хотят слышать то, что им нужно. Когда я с ними не соглашаюсь, удивляются почему, ведь «в телевизоре по-другому сказали, а соседка подтвердила».

Наверно самый частый вопрос клиентов после заседания: почему у судьи нет деревянного молотка)

Часто спрашивают, каково мне защищать убийц, наркоторговцев, пьяных водителей, не мучает ли меня угрызение совести. Отвечаю: нет, не мучает.

Даже если мне очевидно, что подзащитный причастен к преступлению, но он это отрицает, я, как и адвокаты во всем мире, должен придерживаться его позиции.

Один раз в своей практике, несмотря на полное признание вины подсудимым, я занял противоположную ему позицию и заявил о его самооговоре (очень редкий случай), поскольку его показания противоречили другим доказательствам.

Основная задача адвоката не «отмазать воров и убийц», а не допустить нарушения закона. Например, чтобы не наказали строже, чем предусмотрено законом, была правильная квалификация преступления и т.д. Поэтому в основном работа сводится к техническим моментам.

В частности, заявить ходатайство о признании выемки документов недопустимым доказательством (проведена без понятых и фотографирования), найти противоречия в показаниях свидетелей, ошибки в экспертизах, проверить правильно ли посчитали погашены судимости или нет и т.

д.

Некоторые изначально негативно относятся ко мне, если я защищаю подсудимого: #comment_113149237

Примечательно, но ведь никто не считает аморальным поступком лечение осужденных.

Кстати, как показывает практика, когда дело касается других людей, граждане говорят, что кругом одни воры, коррупционеры, преступники. Их нужно посадить или расстрелять. Когда к ответственности привлекают родственника, то резко оказывается, что это полицейский беспредел, и вообще «кровинушку подставили».

Извиняюсь, что пост получился слишком большим. Если есть вопросы про работу адвоката – задавайте.

Источник: https://pikabu.ru/story/o_professii_advokat_6366606

Бесплатный адвокат, государственный адвокат, бесплатная юридическая помощь, и прочие мифы обывателей о юриспруденции. Качество юридической помощи — личный взгляд на отнюдь не личную проблему

Может ли адвокат из одного региона представлять интересы клиента в другом регионе?
Наверняка каждому профессионалу неоднократно приходилось слышать вопросы посетителей об оказании бесплатной юридической помощи, видеть недоуменные взгляды, и слышать возгласы: «Как, разве это не бесплатно?!», «А почему так дорого?!», «А по телевизору говорят, что государственные адвокаты работают бесплатно!» и тому подобную ересь.

Напомню, что Конституция РФ содержит всего четыре упоминания, столь любимого обывателями слова «бесплатно», но всегда содержит оговорку, сводящую эту бесплатность практически на нет: Часть 3 статьи 40 Конституции РФ, декларирующая право на жилище, гласит:

«Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами»то есть для получения бесплатного жилья, гражданину необходимо соответствовать сразу нескольким, весьма жестким условиям, и ждать своей очереди очень и очень долго.

В части 1 ст. 41 Конституции РФ говорится о праве на бесплатную медицинскую помощь:

«Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений»то есть далеко не любая медицинская помощь бесплатна даже в теории, а уж о практике и говорить нечего. При этом в Конституции речь идёт только о государственных и муниципальных учреждениях, но никак не о частных.

Лично я ещё с детства помню: «Даром лечишся — лечишся даром», и «Здравствуйте бесплатный доктор. Ну здравствуйте безнадёжный больной».

Аналогично и в части 3 ст. 43 Конституции РФ говорится:

«Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии»тут уже, кроме упоминания государственных и муниципальных учреждениях, говорится и о конкурсной основе, т.е. о том, что бесплатное высшее образование доступно отнюдь не каждому.

Ну и наконец, в соответствии с ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно»При этом, в соответствии с ст. 16 УПК РФ,

«В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом (ст. 51 УПК РФ) и иными федеральными законами (ст. 2 ФЗ № 324), подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно» 
За последние 25 лет, ни мне, ни моим родственникам, и даже никому из моих знакомых, НИЧЕГО не посчастливилось получить от государства БЕСПЛАТНО. Однако, в общественном сознании обывателей настойчиво культивируются представления о возможности получить бесплатные блага от государства, и именно на это направлена вся государственная пропаганда. Я не буду углубляться в анализ работоспособности и широты применения норм статей 40, 41 и 43 Конституции РФ, а сразу перейду к анализу практического значения положений статьи 48-й, как наиболее тесно связанной с деятельностью большинства профессионалов юриспруденции. По моему глубокому личному убеждению, бесплатная юридическая помощь, в любом варианте, предлагаемом государством, не просто бесполезна, а откровенно вредна для любого, кто готов стать жертвой собственных заблуждений. Те, кто наивно полагает, что бесплатные адвокаты существуют, забывают о существовании п. 2 ст. 131 УПК РФ, и ст. 132 УПК РФ, предусматривающих взыскание судебных издержек с осужденного.
В соответствии с ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»:
«Адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления» Иначе и быть не должно, поскольку государственные органы и государственные служащие (чиновники) априори не могут защищать ничьих интересов, кроме интересов своего работодателя — государства.

«Кто платит — тот и заказывает музыку!», «Кто девушку обедает — тот её и танцует!» — эти, и многие другие пословицы, очень точно отражают суть отношений между работником и работодателем, наёмником и нанимателем, подрядчиком и заказчиком, и отрицать это было бы просто глупо.

Знаю, что навлеку на себя шквал негодования как со стороны обывателей — потенциальных «подзащитных» адвокатов по назначению, так и со стороны самих адвокатов — хронических назначенцев, да и со стороны чиновников всех мастей, «радеющих о народном благе», но по моим многолетним наблюдениям, почти всегда:Исключения конечно случаются, но они лишь подтверждают правило. Недавно, в одном из судов области, в котором начинается рассмотрение резонансного дела с участием восьми подсудимых, мне довелось наблюдать удручающую, безобразную картину «дележа» подсудимых между местными адвокатами по назначению, которых оказалось больше чем самих подсудимых.

Выяснив, что двоих подсудимых защищают «варяги» — адвокаты по соглашению из Кемерово (трое цитадельцев), и что в этом долгом деле не всем из них достанется государственная пайка, некоторые стали буквально шипеть: «что, приехали у нас хлеб отбирать?!».Жалкое зрелище…

Зато те «счастливчики», кто успел первым затесаться в этот процесс, практически сразу утратили к нему и своим подзащитным всякий интерес, и в судебных заседаниях откровенно дремлют, играются со своими телефонами, что-то рисуют… наверное проектируют модели защиты…

А сколько негативных эпитетов придумано для назначенцев: кивалы, карманные адвокаты, подписанты, решалы… последние, в большинстве случаев — откровенные мошенники, вымогающие деньги со своих «подзащитных» за «порешать вопрос» со следователем и/или судьёй, но на деле просто кладущие их в собственный карман. Это мерзко.

Те, кто думает, что государственная система бесплатной юридической помощи нужна, ошибаются только в том, кому именно нужна эта система, а нужна она отнюдь не гражданам, а самому государству, и нужна она совсем не для защиты граждан от государства, а для создания видимости такой защиты. Это очень удобно всем, конечно кроме самого оболваненного пропагандой обывателя, участь которого можно считать фактически предрешенной с того момента, как он соглашается на участие в его деле «бесплатного адвоката» рекомендованного опером или следователем, и готового на всё, «лишь бы дали поменьше и побыстрее». И вот уже дело рассматривается в особом порядке, недоумевающий обыватель получает свой срок, опер, следователь и судья — получают свои зарплаты, стаж, пенсии и статистические показатели, а услужливый назначенец — свои «тридцать серебренников». А потом, сам осуждённый, или его родственники, поднимают вой, пишут всем подряд, в том числе и на Праворубе — «обещали дать условно, а посадили реально», или «сказали что нужно подписать и тогда отпустят», «адвокат мне не объяснил», «я не виноват»… А ответы всегда одинаковы:

  • Подпись Ваша?
  • Да, моя.
  • Адвокат был?
  • Да, был.

Ну так чего же Вы тогда хотите — всё законно и обосновано, результат закономерен и прогнозируем. И такая связка следствие — суд — прокурор — адвокат по назначению позволяет государству осудить почти любого, при этом делая вид, что о правах обречённого сидельца кто-то заботится, и как будто его права соблюдаются и защищаются. При этом издержки государства на содержание своры назначенцев, имитирующих осуществление защиты, и заглядывающих в рот следователям и судьям, минимальны. Да и зачем государству платить больше, если назначенцы и так согласны, и готовы рвать друг другу глотки за очередного клиента? Я бы тоже не стал. На мой взгляд, если и говорить о необходимости существования самой системы бесплатной юридической помощи, ну например в угоду международным договорённостям (ЕКПЧ) или для создания имиджа демократического государства, то в любом случае, необходимо менять базовые принципы предоставления этой самой «бесплатной» юридической помощи. Поскольку De Facto, в силу статей 131 и 132 УПК РФ, эта помощь отнюдь не бесплатна, и адвокатам в любом случае приходится платить, то можно использовать любую из двух моделей обеспечения финансирования затрат граждан на юридическую помощь: страхование, либо кредитование. 

Страховая модель может быть аналогична системе ОМС, или даже ОСАГО, и предполагает определённое покрытие расходов гражданина в случае привлечения его к уголовной ответственности.

Не думаю, что страховые взносы будут слишком велики, поскольку статистическая вероятность наступления страхового случая тоже не слишком высока для законопослушного обывателя, ну а для людей «бывалых», либо относящихся к некоторым группам повышенного риска, могут быть использованы корректирующие коэффициенты. 

Кредитная модель ещё проще — по предъявлению постановления о возбуждении уголовного дела, уполномоченный банк заключает с привлекаемым лицом, либо его родственником, специальный кредитный договор, по условиям которого, банк оплачивает счета адвоката за оказываемую юридическую помощь, а по вступлению приговора в силу, в зависимости от результата, выплаченные суммы взыскиваются банком либо с осуждённого, либо с казны.

В обоих вариантах, гражданин САМ, а вовсе не следователь или судья, и даже не координатор адвокатской палаты, или входящие в моду автоматизированные системы распределения дел по назначению, выбирает себе защитника. И никаких больше назначенцев. Никому и никогда. Каждый сам делает свой личный выбор.

Безусловно, необходимо отменить, или хотя бы сильно сократить, нормы об обязательном участии защитника — каждый сам вправе решать, нужна ли ему квалифицированная юридическая помощь, или он будет сам себя защищать, а может и не будет, но решать нужно самому гражданину. Во всяком случае, многие «бывалые» не по одному разу сидельцы, способны сами оценить перспективы своего очередного дела. Так зачем излишние траты? Я даже знаю, что помимо жаждущих халявы обывателей, на меня ополчатся и все адвокаты-назначенцы, причем будут доказывать с пеной у рта, что в провинциальных городках другой работы нет, и они все умрут с голоду. Не умрут. Если адвокат хороший — доверители будут, а если никакой, то это и не адвокат вовсе, и нужно искать себя в других отраслях, а не клянчить подачки от государства, попутно превращаясь в ничтожество, презираемое как правоохранителями, так и теми, кто с их помощью получил судимость. Я так же понимаю, что против меня ополчатся и все чиновники от адвокатуры, поскольку большинство из них утратило связь с профессией и давно уже не практикует, но очень неплохо себя чувствует на взносы собираемые с адвокатов, независимо от качества их работы.

По сведениям Минюста, на сегодняшний день в России 71 677 действующих адвокатов. В нашем регионе, размер ежемесячных отчислений (взносов) на содержание адвокатской палаты Кемеровской области и ФПА РФ составляют 1600 рублей в месяц с каждого адвоката, в других регионах размеры взносов могут быть как меньше, так и больше, но вряд-ли намного меньше.

Даже если предположить, что средний размер регулярных отчислений составляет 1000 рублей в месяц, то каждый месяц на содержание аппаратов региональных палат и ФПА РФ собирается не менее 70 000 000 рублей, а во многих региональных палатах существуют ещё и вступительные взносы… кто-то ведь должен все эти средства администрировать и осваивать… Однако, пока существует система «бесплатных» назначенцев, пока граждане не начнут сами выбирать себе адвокатов, средний показатель качества юридической помощи в стране будет оставаться крайне низким, что не идёт на пользу никому, кроме чиновничества.

P.S. Всем, кто думает, что моя статья вызвана удалённостью от государственной «кормушки» для назначенцев, сообщаю: у меня нет ни малейшего желания получать государственную пайку, и на протяжении уже многих лет меня даже не приглашают участвовать в делах по назначению (потому, что я неудобен для следователей и судей), чему я очень рад.

Источник: https://pravorub.ru/articles/71908.html

Порядок изменения адвокатом членства в адвокатской палате одного субъекта Российской Федерации на членство в адвокатской палате другого субъекта Российской Федерации и урегулирования некоторых вопросов реализации адвокатом права на осуществление адвокатской деятельности на территории Российской Федерации

Может ли адвокат из одного региона представлять интересы клиента в другом регионе?

Утвержден 
решением Совета ФПА РФ от 2 апреля 2010 г. (протокол № 4), 
с дополнениями от 30 ноября 2010 г. (протокол № 7), 
с изменениями от 16 февраля 2018 г. (протокол № 1) 

  с изменениями от 21 марта 2018 г.

Адвокат, изменивший место постоянного проживания и осуществивший новую регистрацию по месту жительства в избранном субъекте РФ, обязан изменить членство в адвокатской палате одного субъекта РФ (где он ранее проживал) на членство в адвокатской палате другого субъекта РФ (где вновь зарегистрирован по месту жительства), о чем представить подтверждающие документы в совет адвокатской палаты.

Адвокат, принявший решение об изменении членства, обязан информировать совет адвокатской палаты по всем вопросам, связанным с завершением адвокатской деятельности на территории субъекта РФ, в том числе об отсутствии обязательств перед доверителями. Если адвокат осуществлял адвокатскую деятельность в адвокатском кабинете, совет адвокатской палаты, принимая решение об исключении адвоката из членов палаты, обязан исключить адвокатский кабинет из реестра адвокатских образований.

Рассмотрение уведомлений адвоката об изменении членства в адвокатской палате одного субъекта на членство в адвокатской палате другого субъекта РФ осуществляется в соответствии с п. 5 ст.

15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В случае наличия у адвоката задолженности по отчислениям перед адвокатской палатой по месту прежнего жительства совет вправе не направлять уведомление до полного погашения адвокатом суммы задолженности.

Совет адвокатской палаты субъекта РФ при приеме в члены адвокатской палаты вправе потребовать от адвоката нотариально заверенные копии документов (либо подлинные документы), подтверждающие изменение им места жительства.

При наличии дисциплинарного производства, возбужденного в отношении адвоката, его заявление (уведомление) об изменении им членства в адвокатской палате рассматривается по окончании дисциплинарного разбирательства.

Адвокат в трехмесячный срок со дня внесения сведений о нем в региональный реестр после изменения им членства в адвокатской палате обязан уведомить совет адвокатской палаты об избранной им форме адвокатского образования, включенного в реестр этой адвокатской палаты, либо об учреждении адвокатского кабинета.

Не допускается работа адвоката в адвокатском образовании (филиале адвокатского образования) на территории субъекта РФ, если в реестре этого субъекта РФ отсутствуют сведения об адвокате как о члене адвокатской палаты этого субъекта РФ либо если адвокатское образование (филиал адвокатского образования) не числится в реестре адвокатских образований адвокатской палаты субъекта РФ.

Адвокаты Адвокатских палат г. Москвы и Московской области могут осуществлять адвокатскую деятельность в адвокатских образованиях этих субъектов, независимо от регистрации по месту жительства в этих регионах. Этот же порядок распространяется на адвокатов Адвокатских палат г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также на адвокатов Адвокатских палат Республики Крым и г. Севастополя.

Адвокат вправе постоянно осуществлять адвокатскую деятельность на территории субъекта РФ, если сведения о нем внесены в реестр адвокатов этого субъекта РФ, а форма адвокатского образования (филиал коллегии или бюро) и место осуществления адвокатской деятельности избраны адвокатом на территории этого субъекта РФ.

Осуществление адвокатской деятельности на территории другого субъекта РФ может носить временный характер, не предполагающий постоянного проживания.

Адвокат вправе оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда только на территории того субъекта РФ, в реестр которого внесены сведения об адвокате, и только в порядке, установленном советом адвокатской палаты.

Неисполнение адвокатом настоящего Порядка может служить основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

Примечание: В случаях, когда у адвоката в паспорте отсутствует отметка о постоянной регистрации по месту жительства, он может быть членом адвокатской палаты того субъекта РФ, в котором он зарегистрирован временно по месту пребывания.

Источник: https://fparf.ru/documents/fpa-rf/the-documents-of-the-council/order/

Задержание Беньяша: пришли за защитниками

Может ли адвокат из одного региона представлять интересы клиента в другом регионе?

По всей стране вконец распоясавшиеся и обнаглевшие адвокаты избивают и кусают беззащитных стражей порядка, препятствуют правосудию в судах и вымогают деньги у своих клиентов. Это тренд, который последнее время активно рисует правоохранительная система.

  • Вот лишь самые свежие новости из мира отечественной адвокатуры. В Краснодаре 28 сентября Ленинский районный суд арестовал на два месяца адвоката Михаила Беньяша, которого при задержании сначала избили, а потом возбудили против него два уголовных дела — по статьям 318 ч. 1 о «применении насилия к представителю власти» (следствие считает, что Беньяш три раза ударил полицейского в лицо, а также укусил за руку) и ст. 294 УК РФ о «воспрепятствовании правосудию».
  • В Барнауле сотрудники Центра «Э» заставляют адвоката фигурантов уголовных дел о репостах Романа Ожмегова отказаться от защиты своих клиентов, угрожая в противном случае проблемами самому адвокату. Ожмегова уже пригласили в СК по Алтайскому краю для дачи объяснений по факту того, что он якобы разбил лица четырем сотрудникам отдела «Э» (!).
  • В Москве 28 сентября Бутырский районный суд Москвы оставил под стражей до января 2019 года адвоката Андрея Маркина, находящегося в СИЗО уже больше года: якобы он вымогал деньги у своего несостоявшегося клиента. В деле нет ни подтверждающих это прослушек, ни задержания с поличным, ни даже отпечатков пальцев. Есть только несостоявшийся клиент, как оказалось, сотрудничавший с операми из 6 ОРЧ по СВАО, которые и отпустили его внезапно из-под стражи. А если кто-то вышел, кто-то должен сесть — система-то до неприличия палочная.

В других регионах адвокаты все чаще подвергаются административному и уголовному преследованию лишь потому, что кому-то своей деятельностью перешли дорогу.

И случай сочинского юриста Михаила Беньяша стал примером какого-то абсолютного бесправия адвокатов и публичной показательной поркой для остальных его коллег.

Михаил Беньяш после избиение сотрудниками полиции в отделении. Скоро на него заведут несколько уголовных дел.  Алексей Аванесян, защитник Михаила Беньяша.

Напомним вкратце хронику преследования. Михаил Беньяш, работающий в адвокатуре около десяти лет и специализирующийся на уголовных и гражданских делах, приехал в Краснодар накануне несанкционированного митинга против пенсионной реформы, который прошел в городе 9 сентября.

До и во время акции полиция здесь задержала больше 60 человек, восемь из них получили административный арест на срок до 15 суток. Беньяш планировал защищать их. Но вечером 8 сентября адвокату позвонили из полиции Краснодара и потребовали явиться в участок, сказав, что его машина числится в угоне.

На следующий день, 9 сентября, когда Беньяш вышел на улицу, к нему подъехала серая машина. Двое людей в штатском силой посадили его туда. С Беньяшом была его приятельница Ирина Бархатова. Она начала снимать происходящее на видео — у нее отняли телефон.

По ее словам, когда Беньяш пытался позвонить, один из задерживавших выхватил у него телефон и начал душить, стал выдавливать ему глаза, бил головой о кресла и надел наручники. Когда машина подъехала к воротам ОВД, оперативник «буквально выкинул Мишу из машины лицом в асфальт».

11 сентября Ленинский суд арестовал Беньяша на 14 суток «за неповиновение распоряжению полицейских».

В рапорте полицейские написали, что Беньяш «добровольно» сел к ним в машину, стал «спровоцировать драку, бился головой о стекло автомобиля, наносил себе телесные повреждения».

А неповиновение, по версии полицейских, заключалось в том, что они очень просили Беньяша не наносить себе увечья, а он продолжал избивать себя. Бархатову как ключевого свидетеля суд выслушать отказался.

21 сентября СК по Краснодарскому краю возбудил против Беньяша уголовное дело «за воспрепятствование осуществлению правосудия» (до 4 лет лишения свободы). СК вдруг вспомнил, что еще в мае 2018 года адвокат, защищая клиентку, «неоднократно перебивал» судью, «давал [судье] указания» и демонстрировал «противоправное поведение в холле суда».

23 сентября, за шесть часов до истечения срока административного ареста, против Беньяша завели второе уголовное дело «за сопротивление сотрудникам полиции» (до 5 лет лишения свободы).

Тот же полицейский, который обвинил адвоката в избиении самого себя, на этот раз обвинил его также в том, что Беньяш добровольно сел в машину к полицейским, а затем покусал их и избил.

При этом следствие ссылалось на результаты судмедэкспертизы, в которой говорилось, что на телах полицейских «нашлись» следы от укусов и кровоподтеки.

28 сентября судья Ленинского районного суда Краснодара Диана Беляк отправила Беньяша в СИЗО на два месяца (по двум уголовным статьям). Мотивировка ареста: адвокат «может скрыться, угрожать свидетелям и уничтожить доказательства». Какие, естественно, не уточнялось.

Свидетелей защиты судья Беляк выслушать отказалась, и в первую очередь свидетельницу Бархатову, которая снимала на видео, как Беньяша затаскивают в машину и как его били. Отказалась судья и приобщать диск с видео задержания. Она даже отказалась его просмотреть.

Ну и, наконец, не сочла серьезным обстоятельством и то, что у Михаила Беньяша двухмесячный сын, а его супруги в настоящее время предстоит операция в другом регионе.

Письмо Михаила Беньяша в «Новую газету»: «Мое преследование является политически мотивированным…»

На следующий день после ареста Беньяша более 370 адвокатов из 50 регионов России направили обращение в Федеральную палату адвокатов с просьбой взять ситуацию под контроль и обеспечить эффективное расследование обстоятельств случившегося. Федеральная палата адвокатов назвала арест Беньяша незаконным. Президентский совет по правам человека потребовал «тщательно расследовать» обстоятельства задержания адвоката.

Amnesty International признала адвоката Беньяша узником совести, которого «лишили свободы исключительно в связи с его правозащитной деятельностью».

Впрочем, большинство адвокатов страны эту историю с их коллегой не заметили. Что не так в адвокатском сообществе и какие механизмы должны заработать, чтобы адвокаты были более солидарны друг с другом?

адвокат (в числе прочих представляет интересы Беньяша)

«Выяснилось, что мы очень уязвимы»
 

— Выяснилось, что мы очень уязвимы для подобного рода нападок правоохранительных органов. Сейчас многие из нас поняли, что даже адвокат может быть в любой момент похищен, избит и привлечен к уголовной ответственности совершенно на пустом месте.

Делом Беньяша занимается команда из 15 человек, которые раньше общались изредка только в фейсбуке. А сейчас они действуют как единый организм.

Мишу пришли защищать даже те адвокаты, которые работают исключительно в арбитраже.

Сейчас нам нужны дополнительные идеи, так как происходит очевидный запредельный произвол и его нужно выбивать юридическими способами, а суд не дает. Нам просто затыкают рты.

Для нас все в деле Беньяша очевидно. Тем более сейчас идет информкампания по очернению Беньяша, все аргументы сводятся к его личности: такой-сякой, был судим, плохо писал обо всех и вообще человек нехороший. Но речь не о его личности. А о том, что

нападение на него было совершено исключительно как на адвоката в связи с исполнением им профессиональной деятельности.

В обращении 370 адвокатов к ФПА мы просили назначить кого-то из авторитетных адвокатов, чтобы он фактически вступил в дело, с целью даже не столько защиты одного Беньяша, а с целью защиты всего адвокатского сообщества.

Чтобы этот авторитетный человек из федеральной палаты адвокатов сам разобрался в доводах (избивал ли Беньяш сам себя, а потом обвинял в этом полицейских). Из Москвы на суд приезжал зампред комиссии по защите профессиональных прав Адвокатской палаты Москвы Александр Пиховкин.

Подключился Генри Маркович Резник. Но он у нас один за всех борется всегда.

бывший следователь, в настоящее время — адвокат

«Если мы, адвокаты, не можем защитить коллегу, как мы можем представлять интересы наших доверителей?»
 

— К сожалению, наше сообщество разделилось на тех, кто выражает активную готовность Беньяшу помогать, и тех, кто с учетом несогласия с его политической позицией говорит о том, что преследование со стороны властей носит пусть возможно не совсем законный, но все же скорее оправданный характер и как бы Беньяш сам виноват в том, что с ним случилось.

Такая позиция характерна для любых дел, имеющих определенную политическую подоплеку, и по большому счету адвокаты, спорящие между собой, в данном случае является обычным срезом нашего общества: разрозненного, обозленного, конфликтующего.

Полагаю, что вне зависимости от того, согласны адвокаты с политическим кредо лица, привлеченного к ответственности, или не согласны с ним, они должны консолидированно протянуть коллеге руку помощи с учетом того, что ситуация со стороны властей выглядит откровенно надуманной, а ни одного доказательства факта противоправных действий Беньяша мы пока не увидели. На мой взгляд, было бы целесообразно, чтобы защита Беньяша осуществлялась не отдельными энтузиастами от адвокатуры, а органы адвокатского самоуправления тщательно изучили сложившуюся ситуацию, делегировали вопрос защиты коллеги наиболее опытным и авторитетным адвокатам и подняли проблему до уровня постоянных обсуждений с руководителями СК, Генпрокуратуры, Верховного суда, регулярно комментировали ситуацию с несправедливым преследованием Беньяша в СМИ.

При этом защита Беньяша должна использовать все инструменты обжалования, в том числе обращения за защитой в Европейский суд. Если мы, адвокаты, не можем защитить своего коллегу, то как можно говорить о способности защитить наших доверителей?

Мне кажется, пришло время оставить присущую нашей профессии осторожность и открыто встать на сторону защиты Беньяша.

Когда подобная ситуация случилась с адвокатом Владимиром Дворяком (был осужден на 400 часов обязательных работ за разглашение данных предварительного расследования. — Ред.), консолидация сообщества и участие в его защите лидеров адвокатского сообщества позволила не только добиться вынесения оправдательного приговора, но и изменить уголовно-процессуальный закон.

председатель комиссии Совета Федеральной палаты адвокатов по защите прав адвокатов

«Адвокатское сообщество должно протестовать»
 

— Я, как все, отслеживаю и на постоянной связи с адвокатами, защищающими в судах Михаила Беньяша. Мне лично уже ясно, что в его действиях, которые квалифицированы как нарушение административного законодательства, состава нет. Ну и, конечно, возбуждение уголовного дела о «воспрепятствовании правосудию» — это абсолютная дикость. Следователи съели что-то не то.

С уголовным делом о «применении насилия» тоже будем разбираться. Нужно получить заключение судмедэксперта о механизме получения Беньяшом повреждений. Эта экспертиза может дать категорический ответ, что они не могли быть причинены ударами головы о обо что-то, а только ударами чем-то по голове.

Адвокатское сообщество должно протестовать. В рамках закона, который есть, разумеется. Других законов у нас нет. А то нас могут обоснованно упрекнуть, что мы вмешиваемся в деятельность суда.

Как поведут себя адвокаты страны в дальнейшем — сказать за всех трудно. Я с коллегами дело это оставлять не буду. Сейчас мы ждем апелляции по административному задержанию. Дождемся и будем работать дальше.

заместитель председателя комиссии по защите профессиональных прав Адвокатской палаты Москвы

«Тренд на обнесение деятельности адвоката красными флажками»
 

— Адвокаты — сравнительно небольшая группа граждан, немногим более 70 тысяч по всей стране. Следуя многовековой традиции, мы называем себя адвокатской корпорацией, и это неслучайно. Мы не способны к  эффективному взаимодействию друг с другом без ощущения своей принадлежности к корпорации.

Нужно стремиться к консенсусу в адвокатской среде по принципиальным вопросам и по так называемым «вызовам времени». Готовы ли мы допустить, что мнение коллеги, не совпадающее с нашим собственным, может иметь под собой основания? Готовы ли мы признавать за коллегой «право на права» при личной неприязни к нему или неприятии его деятельности?

Консенсуса нельзя достичь за счет дисциплины. Нынешний тренд на обнесение деятельности адвоката красными флажками как в сфере процесса, так и в области профессиональной этики представляется в долгосрочной перспективе неэффективным.

Законодательство даже в нынешнем виде в состоянии охранять права адвокатов.

Беда с адвокатскими правами начинается на уровне правоохраны и правоприменения.

Адвокатское сообщество вправе ожидать от органов адвокатского самоуправления четко артикулированных суждений по каждому случаю нарушений прав адвоката.

Необходимо ввести в сознание адвоката мысль о том, что корпорация всегда выступит в защиту его профессиональной деятельности безоговорочно, руководствуясь принципом добросовестности действий адвоката.

Принцип добросовестности адвоката служит в нашей профессиональной деятельности аналогом принципа презумпции невиновности в общеправовом смысле, и адвокаты вправе рассчитывать на  его неукоснительное соблюдение.

Наконец, давайте не забывать и о личной инициативе адвокатов по объединению для участия в защите профессиональных прав.

Для многих моих коллег выступление в защиту нарушенных прав других адвокатов — это осознанная необходимость, способ самозащиты прав.

Адвокатское сообщество имеет все основания относиться к таким проявлениям солидарности как к ресурсу, который свидетельствует о неочевидных процессах внутри корпорации по формированию самоуважения к адвокатской профессии.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/09/29/77999-delo-benyasha-prishli-za-zaschinikami

Абсолютное право
Добавить комментарий