Можно ли делать аудиозапись встреч в ИФНС?

Диктофон и видеокамеру многие компании не используют напрасно

Можно ли делать аудиозапись встреч в ИФНС?

В результате исследования, проведенного редакцией «ПНП», выяснилось, что более чем в половине случаев налоговики нарушают порядок проведения выездных проверок. Но только 2,5 процента опрошенных налогоплательщиков фиксировали это с помощью аудио- или видеозаписи.

Непопулярность этого способа борьбы объясняется тем, что многие не уверены в том, что эти доказательства потом пригодятся. Но, как оказалось, напрасно. Ведь доказательства, собранные налоговиками с нарушениями, не могут быть использованы (п. 4 ст. 101 НК РФ).

 Поэтому камера или диктофон могут помочь отбиться от претензий вовсе.

Спрашивать разрешения инспекторов на запись не нужно

Законодательство не запрещает налогоплательщику производить открытую или скрытую фиксацию фактов в ходе проведения контрольных мероприятий в отношении него или при нарушении его прав.

Налоговики нередко заявляют, что фиксация без разрешения с их стороны нарушает их гражданские права. Но это не так. Действующее законодательство защищает право на неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции РФ).

Однако отношения в ходе проверки являются не частными, а публичными, поскольку напрямую влияют на налогоплательщика. Поэтому этот запрет не действует. Кроме того, права одних лиц не могут умалять права других (ст. 55 Конституции РФ). В частности, права представителей компании на защиту.

Кроме того, налогоплательщик может парировать довод инспекторов, сославшись на то, что записывал себя, а это законом не возбраняется.

Как вариант инспекторов можно изначально предупредить о факте записи и зафиксировать этот момент в протоколе. Тогда будут соблюдены все необходимые формальности. Соответственно суд в последующем не будет иметь оснований для исключения соответствующего доказательства по делу.

Но при открытой записи есть свой минус. Материалы, выполненные при производстве действий, остаются у проверяющих вместе с протоколом (п. 5 ст. 99 НК РФ). И нельзя гарантировать их сохранность до начала судебного разбирательства. Кроме того, если проверяющие предупреждены о ведении съемки, то скорее всего особых нарушений не будет.

Какую аппаратуру использовать: цифровую или пленочную?

Безопаснее использовать пленочный диктофон. Тогда впоследствии будет проще доказать, что целостность записи на пленке не нарушалась, не было стертых участков, дописок, а также монтажа.

Если запись все-таки произведена на цифровой носитель, то можно попытаться убедить суд в ее подлинности. Хотя это намного труднее.

Для этого в специализированной компании можно получить заключение эксперта о том, что запись на диктофоне является первоисточником. Будет лучше, если они укажут при этом марку диктофона, формат записи и размер файла.

Подлинность записи можно попробовать заверить и у нотариуса. К заключению эксперта или нотариальному заверению записи нужно приложить сам диктофон.

Заметим, использовать безопаснее диктофон с функцией цифровой подписи аудиофайлов, который одобрен заключением Экспертно-криминалистического центра МВД России о высоком качестве фонограмм и их пригодности для идентификационного исследования. От экспертизы иных аппаратов эксперты могут отказаться. Но стоимость таких диктофонов порядка 30–40 тыс. рублей.

Кроме того, аппарат с верхней границей 2000 Гц не подойдет. Для реалистичной записи речи верхняя граница должна быть не меньше 4500 Гц, а лучше от 8000 до 10 000 Гц. Использовать лучше форматы записи: wav, wma или mp3.

Для более высокого качества записи используются диктофоны со средней памятью. Если указано «запись до N часов», нужно понимать, что N – это максимальный предел, реализуемый только на самом низком уровне качества.

Чтобы не потерять начало негромко сказанных фраз, нежелательно использовать функцию автоматического регулирования уровня записи и ой активации. По мнению экспертов, это ухудшает разборчивость речи.

Доказать в суде факт вымогательства взятки поможет диктофон

Результаты уже упоминавшегося исследования «ПНП» показали, что почти половине опрошенных налоговики перед проверкой объявляли план доначислений.

А в 15 процентах случаев уже после выявления ошибок проверяющие предложили решить вопрос по договоренности. Такие неофициальные отношения доказать иначе, как с помощью записи, очень трудно.

И успешные случаи использования диктофона или камеры в такой ситуации есть.

Так, контролеры провели выездную проверку крупного предприятия и доначислили налогов на сумму около 6 млрд рублей. Инспекторы предложили директору общества снизить сумму доначислений с 6 до 1 млрд рублей за взятку в виде 100 млн рублей каждому. Директор поступил следующим образом.

Во-первых, во время повторной встречи с налоговиками директор уже со включенным пленочным диктофоном попросил их вслух подтвердить их просьбу о передачи им взятки. Эта мера не позволила налоговикам в суде утверждать, что взятку им предложил сам директор.

Во-вторых, о вымогательстве директор поставил в известность своего заместителя. В суде это также пригодилось. Заместитель выступил свидетелем и подтвердил, что принимал участие в подготовке записи разговора.

В-третьих, директор по окончании проверки сначала поставил в известность руководителя инспекции о незаконных действиях налоговиков. И только после этого обратился в правоохранительные органы.

Несмотря на все это, налоговики настаивали на том, что их оговаривают. Но суд именно на основании записи на пленочном диктофоне признал инспекторов виновными (определение Верховного суда РФ от 28.03.02 № 53-О01-140).

Свидетель не обязан предупреждать инспекторов о ведении записи

Что касается опроса свидетелей, то у налоговиков есть полное право фиксировать показания свидетелей на записывающие устройства (п. 5 ст. 99 НК РФ). В форме протокола есть специальная графа, где в качестве приложений указывают материалы, выполненные при опросе свидетеля (утв. приказом ФНС России от 31.05.07 № ММ-3-06/338 @).

Фиксировать опрос самим свидетелям на практике инспекторы зачастую разрешают только при условии предварительного согласования таких действий до или в ходе беседы. Об этом они делают соответствующую запись в протоколе.

Предъявлять такие требования контролеры не вправе. Во-первых, налоговое законодательство не запрещает свидетелям или налогоплательщику использовать средства аудио- и видеофиксации опроса.

Во-вторых, НК РФ не обязывает свидетеля предупреждать проверяющих о ведении им записи. Каждый человек имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять любым законным способом информацию, не являющуюся государственной, налоговой или коммерческой тайной (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ).

Как сделать, чтобы суд счел аудио- и видеозаписи надлежащими доказательствами

Пункт 2 статьи 89 и пункт 2 статьи 69 АПК РФ прямо разрешает прикладывать в качестве доказательств материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. Кроме того, гражданское законодательство (ст.

14 ГК РФ) дает лицу возможность пользоваться видео- и аудиосъемкой как соразмерным и допустимым способом самозащиты своих гражданских прав (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.09 № 18АП-7795/2009).

Но чтобы суд учел записи в качестве доказательств, они должны отвечать следующим условиям:

  • должны быть получены в соответствии с законом;
  • должны иметь непосредственное отношение к делу, служить для установления существенных обстоятельств, быть необходимыми для правильного рассмотрения дела;
  • должны подаваться вместе с соответствующим ходатайством. В нем нужно указать имя лица, осуществлявшего запись, а также обстоятельства, при которых она была сделана;
  • желательно, чтобы на записи четко фиксировались место и время ее проведения;
  • если будет назначена экспертиза, то потребуется предоставить саму записывающую аппаратуру – диктофон или камеру.

Пользоваться диктофоном или видеокамерой можно и в суде

В настоящее время в ряде судов Свердловской, Челябинской и Новгородской областей введена аудиозапись судебных процессов. Это сделано в рамках развития судебной системы (постановление Правительства РФ от 21.09.

06 № 583 «О федеральной целевой программе “Развитие судебной системы России” на 2007–2011 годы»). Но в остальных ход разбирательства протоколируют пока на бумаге, что дает возможность вносить задним числом исправления.

В арбитражном процессе на аудиозапись открытого заседания не нужно даже согласия суда (ч. 7ст. 11 АПК РФ). Но вот в других случаях оно необходимо. В частности, при ведении фото- и видеосъемки, а также аудиозаписи закрытых заседаний.

Если для записи необходимо разрешение, то можно поступить так. Во-первых, заявить ходатайство о применении диктофона или камеры, указав марку аппарата (потом это докажет, что запись физически не могла мешать судебному процессу).

Свою просьбу нужно мотивировать необходимостью более точной фиксации объяснений сторон, а также процесса исследования доказательств судом.

Хотя этого закон не требует, такое действие окажет существенное психологическое воздействие на участников процесса.

Во-вторых, убедиться, что ходатайство занесли в протокол судебного заседания, чтобы впоследствии на это можно было ссылаться.

В-третьих, запись лучше вести на двух носителях, один из которых кассетный. По окончании записи кассету приложить к протоколу судебного заседания.

Нередко судьи заявляют, что съемка мешает судебному заседанию. Поэтому на основании части 4 статьи 158 ГПК РФ и части 3 статьи 164 АПК РФ она не допускается. Хотя на самом деле записывающая аппаратура компактна, в ней нет ни вспышек, ни ламп освещения, ни других неудобных факторов.

В этом случае можно поднять вопрос об отводе судьи. Оснований может быть два: либо судья в силу незнания закона не обладает достаточной квалификацией, либо судья заинтересован в исходе дела.

Иногда даже записи могут не помочь

На практике были случаи, когда ссылки налогоплательщиков на записанную информацию не срабатывали. Причем отказы были обусловлены самыми разными причинами.

Так, с помощью видеозаписи, произведенной самими налоговиками, компания оспаривала протокол опроса свидетеля, поскольку вопросы ему задавались как физлицу, а не как руководителю предприятия.

Апелляционная инстанция отклонила эти требования, заявив, что проведение видеозаписи при проведении налоговой проверки не предусмотрено нормами НК РФ.

 Но кассация нашла этот отказ неправомерным и отправила дело на новое рассмотрение (постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.09.09 № Ф04-6020/2009(20748-А27-15)).

Было и такое. Изъятие документов проводил оперуполномоченный по налоговым преступлениям. Выемка была зафиксирована самими проверяющими на видеокамеру.

В ходе проверки часть документов по запросу передали в инспекцию. После предприниматель попросил вернуть бумаги.

В инспекции ему сообщили, что он может забрать документы, но акт приема-передачи документов подписывать отказались, поскольку часть их была утеряна.

Предприниматель обратился в суд со ссылкой на видеозапись, но в признании незаконным бездействия налогового органа ему было отказано. По мнению суда, предприниматель не доказал, что его права нарушили именно инспекторы (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.04.09 № 15АП-459/2009).

Еще случай. Компания заявила письменное ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве доказательств по делу аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске. Налоговики были против и заявили, что такая аудиозапись не является относимым и допустимым доказательством.

И кассационная инстанция с ними согласилась, указав на отсутствие у общества полномочий на приобщение к делу новых доказательств, которые не были предметом исследования в ходе рассмотрения спора (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02.02.05 № Ф09-56/04-АК).

Дальше спорить налогоплательщик не стал.

камера вскрыла мошенничество при проверке ККМ

Запись действий может помочь обществу при любом общении с контролерами. Например, при проверке соблюдения правил применения ККМ был такой случай. В магазине налогоплательщика были установлены две кассовые машины в разных отделах. Два проверяющих одновременно совершили покупки в этих отделах. И тот и другой кассир пробили чеки и выдали каждому из проверяющих.

Далее контролеры сняли Z-отчет только с аппарата № 1 и обвинили компанию в невыдаче чека по товару, который был куплен через аппарат № 2. На этом основании они составили протокол об административном правонарушении.

Но в помещении магазина была установлена видеокамера, запись с которой общество предъявило в суде.

Из нее следовало, что проверяющие не предъявили поручение на проведение проверки, а при совершении покупок намеренно не получили на руки отпечатанные им чеки.

Суд решил, что действия проверяющих были неправомерными (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 05.03.08 № А41-К2-20811/07).

Благодарим за содействие в подготовке материала
Егора Батанова, управляющего партнера компании «Ямашев, Батанов, Панкратов и партнеры»
Алексея Кафтанникова, старшего юрисконсульта ООО «Юридические технологии в бизнесе»
Ольгу Пономареву,партнера Группы юридических и аудиторских компаний «СОДЕЙСТВИЕ БИЗНЕС ПРОЕКТАМ»

Источник: http://www.nalogplan.ru/article/2134-diktofon-ivideokameru-mnogie-kompanii-neispolzuyut-naprasno

Особенности проведения допросов в налоговой проверке — Audit-it.ru

Можно ли делать аудиозапись встреч в ИФНС?

Авторы: Партнеры ООО «Корн-Аудит»:

Шестакова Е. В., к.ю.н.

Жиркова А. А.

Очень часто в ходе проведения проверок инспекторы пользуются своим правом допросить свидетеля. С одной стороны, это малоприятное событие для любого свидетеля: потеря времени, нервозное состояние, возможные проблемы от результатов допроса.

С другой стороны, игнорирование допроса либо дача невнятных показаний отрицательно сказываются на результатах налоговой проверки, так как инспекторы делают свои выводы не в пользу проверяемого налогоплательщика (примерно так: «не пришел на допрос либо не ответил на интересующие вопросы, значит не было хозяйственной операции»).

Общие положения о допросе

Допрос – это достаточно быстрый и легкий способ сбора доказательств, особенно, когда ставка делается на эффект неожиданности (имеется в виду допрос без повестки, прямо при первой и неожиданной встрече инспектора и свидетеля, например, если инспектор пришел домой к свидетелю).

Цели налоговой инспекции и налогоплательщика кардинально противоположны.

Одни ищут нарушения и стараются как можно больше дополнительно начислить налогов, пеней и штрафов. Другие – напротив, тщательно скрывают особенно крупные нестыковки и всеми путями минимизируют возможные финансовые потери.

Допрос и его результаты дают много информации проверяющим, и чем больше её собирают в ходе проверки, тем больше вероятность того, что нарушения (если, конечно, они есть) будут обнаружены.

Как правило, допрос производит сотрудник налогового органа.

Проверка, особенно выездная, проводится конкретными сотрудниками, которые назначаются на проверку определенного налогоплательщика отдельным решением.

В составе проверяющих может быть включен сотрудник полиции, о чем налоговой инспекцией принимается соответствующее решение, в связи с чем допрос по налоговой проверке может провести и полицейский.

Кроме того, если свидетель живет в одном населенном пункте, а налоговая инспекция, которая проводит проверку, – в другом, то на допрос в порядке исполнения поручения может вызвать местная для свидетеля налоговая. То есть допрашивать будет инспектор, не включенный в состав проверяющих.

Никто иной не может провести допрос (применительно к налоговым отношениям).

Допрашивать могут любое лицо, кому известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля.

Допросить могут кого угодно: от директора до технички, если им известны или могут быть известны любые обстоятельства, имеющие значения для налоговых отношений.

Например, идет выездная налоговая проверка строительной организации, которая при возведении здания привлекала субподрядчиков для кладки кирпича, установки окон, монтажа вентиляции. При этом, в проверяемой строительной организации имеются свои рабочие, которые непосредственно присутствовали на объекте и выполняли отдельные виды работ.

Очевидно, что такие рабочие должны знать о присутствии на объекте других строителей, которые не являются работниками их компании (могли видеть работников в спецодежде с логотипом другой компании, могли с ними взаимодействовать и согласовывать производство строительных работ и т.п.).

Либо, напротив, рабочие проверяемой строительной организации скажут, что те виды работ, которые якобы выполняли субподрядчики, фактически осуществлялись самими рабочими.

Не могут допрашиваться в качестве свидетеля:

  1. лица, которые в силу малолетнего возраста, своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля;

  2. лица, которые получили информацию, необходимую для проведения налогового контроля, в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей, и подобные сведения относятся к профессиональной тайне этих лиц, в частности адвокат, аудитор.

Неудобное время для допроса

Понятие неудобного времени в Налоговом законодательстве не сформулировано. То есть Вас могут вызвать на допрос, если даже свидетель находится в отпуске, учится или болеет. Налоговый орган не должен ни с кем согласовывать возможность допроса свидетеля, не должен заранее объявлять список интересующих его вопросов.

Свидетель не имеет права не прийти на допрос, мотивируя это тем, что ему ничего не известно об интересующих инспектора фактах.

В любом случае, даже если человек ничего не знает по интересующим инспектора вопросам, то он все равно является свидетелем и должен прийти на допрос, ответить на вопросы так, как может (то есть сказать, что не знает ничего, поскольку, например, это не входит в круг его обязанностей, этим занимается другой специалист, либо он был в отпуске).

Если работник не может прийти на допрос, то целесообразно представить соответствующие документы:

  • листок нетрудоспособности;
  • документы, свидетельствующие о нахождении в командировке, например, билеты, документы о бронировании и оплате гостиницы.

Место проведения допроса

Этот вопрос в Налоговом кодексе РФ четко не урегулирован. В статье 90 НК РФ указано лишь то, что показания свидетеля могут быть получены по месту пребывания (месту жительства, например).

Кончено, если свидетель не может явиться на допрос в налоговый орган самостоятельно по причинам болезни, старости, инвалидности, то инспектор сам должен к нему прийти. В практике можно встретить случаи, когда свидетели дают показания и заверяют их нотариально.

На практике, как правило, инспектор вызывает повесткой свидетеля непосредственно в налоговый орган. Это экономит время инспектора. Свидетель приходит к назначенному времени по повестке и сообщает в кабинете инспектора какую-либо информацию.

Но, не редки случаи, когда инспектор пытается использовать эффект неожиданности и самостоятельно выезжает на место жительства или работы свидетеля, чтобы тут же его опросить. Такие допросы для налогоплательщика могут быть нежелательны, так как свидетель не успевает подготовиться к процедуре.

Если вопрос для налогового инспектора важный, либо свидетель по вызову инспектора не является, либо надо навести страху на свидетеля, допрос могут назначить в кабинете у полицейского, когда в состав проверяющих включен сотрудник полиции. При этом, участие в допросе полицейского вовсе необязательно. Допрос проведет налоговый инспектор в отсутствие сотрудника полиции.

Психологически среднестатистическому свидетелю тяжелее давать показания в кабинете полицейского. Атмосфера там немного другая, да и орган это тоже иной.

Возможен допрос на территории проверяемого предприятия. Это допускается.

Даже на улице проведение допроса допускается, о чем в свое время высказался Верховный Суд РФ (определение от 03.02.2015 № А07-4879/2013).

Однако, по телефону допрос не возможен ни с точки зрения Закона, ни с точки зрения логики (перед допросом необходимо установить личность свидетеля, а затем свидетель подписывает протокол допроса, подтверждая, что изложенная в нем информация соответствует его показаниям, чего никак нельзя сделать по телефону).

Порядок вызова на допрос

Налоговый кодекс РФ этот вопрос не регулирует.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a53/965338.html

запись: вести или не вести?

Можно ли делать аудиозапись встреч в ИФНС?

Проблема, связанная с ведением аудиозаписи переговоров между контрагентами по договору, или иными лицами, когда разговор не затрагивает вопросов частной жизни оппонентов (то есть так называемых деловых переговоров), является весьма актуальной в наше время, особенно когда речь идет о представлении такой аудиозаписи в суд в качестве доказательства по делу.

На практике возникает вопрос о возможности ведения аудиозаписи таких переговоров без истребования согласия одной из сторон переговоров, желающей вести запись у другой стороны (своего собеседника по переговорам). Почему данный вопрос возникает и с чем он связан?  И, собственно, будет ли нарушением запись переговоров без согласия собеседника?

Для начала необходимо выяснить, что понимается в законодательстве под аудиозаписью и есть ли легальное определение этого понятия.

С принятием ГПК РФ аудиозапись была признана в качестве отдельного вида доказательства в числе других законных средств доказывания по гражданским делам (ст. 55 ГПК РФ). 

записи признаются в качестве доказательств не только в гражданском, но и в арбитражном процессе (ст. 64 АПК РФ), уголовном (ст. 84 УПК РФ) и административном судопроизводстве. В моей статье речь пойдет только о гражданском и арбитражном процессах. 

В ГПК РФ об аудиозаписях говорится в разных правовых контекстах (это и аудиозапись судебного заседания лицами, участвующими в деле, и лицами, присутствующими в судебном заседании; аудиозапись хода судебного заседания секретарем судебного заседания). 

Однако в рамках данной статьи нас интересует статья 77 ГПК РФ, которая рассматривает аудиозапись, прежде всего, как доказательства фактов материально-правого характера, входящих в предмет доказывания по делу. Соответственно, эти записи осуществляются вне рамок гражданского процесса.

В ГПК РФ, равно как и в других законодательных актах, не раскрывается содержания собственно понятий «аудиозаписи», однако в этом есть необходимость, в первую очередь, на мой взгляд, с практической точки зрения. 

В общем значении, безотносительно к судебному доказыванию, содержание этого понятия в теории (В.В. Молчанов) определяется следующим образом.

запись – это материальный носитель, содержащий звуковую информацию, зафиксированную любым способом аудиозаписи. 

А теперь перейдем к проблеме ведения аудиозаписи переговоров одним из контрагентов. 

Вопрос о возможности ведения аудиозаписи разговора (безотносительно его содержания) возникает по вполне обоснованным причинам. Это связано с соблюдением гарантированных Конституцией Российской Федерации прав граждан при осуществлении таких записей: право граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции).

В силу ч. 1 ст. 24 Конституции сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Данные конституционные положения отражены в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 № 149-ФЗ, согласно п. 8 ст.

9 которого запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

Законодательство не дает определения понятию частной жизни. 

Неисчерпывающий перечень информации о частной жизни гражданина перечислен в п. 1 ст. 152.2. Гражданского кодекса Российской Федерации:

Если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

Конституционный Суд Российской Федерации не раз давал толкование понятию «частная жизнь».

Согласно позиции Конституционного Суда, в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.

Соответственно, лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому и сбор, хранение, использование и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускается без согласия данного лица, как того требует Конституция Российской Федерации. (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июня 2005 года N 248-О, от 26 января 2010 года N 158-О-О и от 27 мая 2010 года N 644-О-О, от 28 июня 2012 года № 1253-О). 

Как отмечает В.В. Молчанов в «Основах теории доказательств в гражданском процессуальном праве», принято считать, что частная жизнь охватывает круг неформального общения, вынужденные связи (с адвокатами, врачами, нотариусами и т.д.), собственно внутренний мир человека (личные переживания, убеждения, быт, досуг, хобби, домашний уклад, симпатии), семейные связи, религиозные убеждения. 

Что же касается личной и семейной тайны, то лишь в Семейном кодексе Российской Федерации содержится указание на такой вид семейной тайны, как тайна усыновления (удочерения) ребенка. 

В теории права к личным (никому не доверенным) тайнам относятся: тайна творчества и общения, тайна семейных и интимных взаимоотношений, тайна жилища, дневников, личных бумаг, тайна почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных переговоров (Петрухин И.Л. Личные тайны: человек и власть. М., 1998, С. 15.).

Таким образом, запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о лице без его согласия касается исключительно информации о частной жизни этого лица. Данный вывод также следует из норм об ответственности за нарушение данного запрета (137 УК РФ).

Точку в данном вопросе поставил Верховный Суд в своем Определении от 6 декабря 2016 г. N 35-КГ16-18, признав право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре, и тем самым, саму возможность ведения аудиозаписи разговора одним из контрагентов без согласия другого.

Суть дела, рассмотренного Верховным Судом в качестве кассационной инстанции, сводится к следующему:

Е обратилась в суд с иском к Р.И. и Е.С. о взыскании сумм по договору займа.

Истица представила суду аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е.С., в которых также участвовал Р.И., и расшифровки данных аудиозаписей, которые были приобщены к материалам дела.

Признавая долг по названному договору займа общим обязательством ответчиков, состоявших в браке на момент заключения этого договора с истицей, суд сослался на представленную Е аудиозапись ее телефонных переговоров с Р.И. и Е.С., подтверждающую, что заем был предоставлен Р.И. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности).

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции сослался на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих предоставление истицей займа на общие нужды семьи.

При этом суд указал, что представленная истицей аудиозапись телефонных переговоров является недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е.С.

и в нарушение норм процессуального права о представлении таких доказательств.

Верховный Суд с такими выводами суда апелляционной инстанции не согласился, указал следующее: 

В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса).

Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е.С. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с Е.

Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г.

N 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”, согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е.С., что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Практическую ценность данной позиции Верховного Суда трудно переоценить.

Иногда аудиозапись делового разговора является единственным доказательством по делу (обычно это происходит, когда стороны правоотношений находятся в доверительных отношениях и не видят смысла в закреплении своих обязательств на бумаге), подтверждающим требования истца, отсутствие которого приводит к принятию судом неправильного, несправедливого решения, хотя и процессуально, как кажется на первый взгляд, правомерного (нет допустимых доказательств – нет и обстоятельств, на которые ссылается сторона в подтверждение своих требований).

 В таких ситуациях добросовестная сторона страдает от действий недобросовестной, пользующейся отсутствием письменных или материальных доказательств (так называемых, традиционных доказательств) и отказывающейся от исполнения взятых на себя обязательств. Поэтому аудиозапись, полученная без согласия злоупотребляющего своим правом контрагента, является единственным способом в достижении справедливости, и, как признал Верховный Суд, допустимым доказательством по делу.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/audiozapis_vesti_ili_ne_vesti/60672

Перенос аудиоинформации на бумажные носители

Можно ли делать аудиозапись встреч в ИФНС?

В последние время для записи встреч, совещаний или переговоров часто вместо стенографирования используют диктофон. В такой практике есть свои плюсы и минусы.

К плюсам можно отнести более высокую точность записи, возможность записи высказываний нескольких одновременно говорящих участников встречи (так бывает, когда на совещании возникают противоречия или при ограниченности времени каждый торопиться высказать свое мнение), кроются в проблеме переноса аудиоинформации на бумагу.

Кстати

Для того чтобы набрать текст одного часа переговоров, понадобится от 2-х до 4-х часов – в зависимости от скорости речи говорящих, наличия последовательного или синхронного перевода, количества одновременно говорящих участников.

7 % против 93 %

Перенос текста с аудионосителя на бумагу – это своего рода перевод, только не с одного языка на другой, а из устной речи в письменную. И здесь есть свои нюансы.

Психологи утверждают, что 55 % информации передается с помощью невербальных средств (мимика, жесты, телодвижения), 38 % – с помощью интонации, тембра, скорости речи, в то время как сами слова несут в себе только 7 % информации.

В письменной речи, особенно в деловом стиле, отсекается любая экспрессия, смысловые акценты, расставленные с помощью фонетических средств. Что же остается? Собственно слова, те самые 7 %, в которые необходимо вместить все, что было на совещании.

При произношении формирование фразы происходит одновременно с высказыванием, а невербальные средства (те самые 93 %, не попавшие на бумагу) позволяют верно понять информацию.

Поэтому некоторая корявость, свойственная устной речи, не мешает воспринимать информацию. Но на бумаге все по-другому.

Текст, набранный на бумаге так, как он был сказан, со всеми словами-паразитами, вводными словами, «мыслями вслух», может потерять свой смысл, точно также как теряет смысл дословный перевод с одного языка на другой.

Что понадобится?

Чтобы успешно переносить информацию с аудионосителя, стоит приобрести специализированное оборудование и программное обеспечение. Например, программа Transcriber запускает на компьютере одновременно Word и аудиопроигрыватель.

С Word’ом работают как обычно, а аудиопроигрывателем нужно управлять с панели, которая подключается к USB-порту и размещается под столом. На панели располагаются две или три ножные педали, с помощью которых и происходит управление аудиозаписью. Режим управления сотрудник выбирает на свое усмотрение.

Можно использовать, например, перемотку вперед или назад (последнюю удобнее ставить всего на несколько секунд – две или три секунды при одном нажатии на педаль), паузу, установить регулировку уровня громкости.

Диктофон редко располагается на одинаковом расстоянии по отношению ко всем участникам встречи, а значит, чей-то голос будет звучать очень громко, а чей-то слишком тихо.

Можно, конечно, не использовать специальных программ и набирать текст прямо с диктофона, но придется постоянно отрывать руки от клавиатуры, останавливать и перематывать запись, что значительно увеличивает трудозатраты.

Понадобятся также наушники. Наушники не должны пропускать посторонние звуки и давать четкий, чистый звук без помех.

Трудности идентификации

Прежде чем приступить к набору текста, необходимо уточнить количество участников встречи и их имена. Если в беседе принимали участие сотрудники других организаций, хорошо было бы получить копии их визиток, чтобы без ошибок указать имена и должности. Будет неплохо, если секретаря ознакомят с материалами, которые были представлены на встрече.

Если в мероприятии участвуют люди незнакомые или мало знакомые, запись лучше начать чуть раньше, еще на стадии представления участников переговоров. Это необходимо для того, чтобы секретарь мог услышать их голоса – в дальнейшем это поможет распознавать говорящих. Голос, воспроизводимый в записи, часто отличается от голоса в реальной жизни.

если такая запись не была сделана, придется ориентироваться по ситуации. Возможно (часто так и бывает), кто-то назовет «владельца» незнакомого голоса по имени, и это даст возможность его идентифицировать.

Кроме того, следует иметь в виду, что во время двухсторонних переговоров обычно говорит только руководитель одной из сторон, как правило, это человек, занимающий самую высокую должность. Если из записи непонятно, кто именно вел переговоры со стороны гостей, это можно уточнить у сотрудников компании, принимавших участие в переговорах.

У них также можно узнать имя человека, которого не удалось узнать по голосу и который не был назван во время переговоров. Если вы так и не узнали кого-то из участников встречи, придется сдавать работу с таким результатом.

Очень удобно набирать текст, если переговоры шли в сопровождении последовательного перевода: одна и та же мысль высказывается дважды, и это дает достаточно времени для того, чтобы набрать запись с минимальным количеством остановок и прокруток назад.

Сложнее работать, если последовательного перевода нет, и очень сложно, когда несколько человек говорят одновременно. К сожалению, человеческий мозг в этой ситуации не позволяет все хорошо расслышать и понять.

В этом случае запись приходится несколько раз перематывать назад, чтобы услышать каждого участника, обнаружить новые высказывания, идеи.

Начинаем набирать

Для удобства можно заранее подготовить шаблон документа: установить расстояние между строками, поставить тире перед строками с прямой речью. Word позволяет облегчить набор информации.

Например, можно вместо полных имен участников переговоров ставить только инициалы строчными буквами без точек, а длинные сложные термины печатать в сокращенном виде, а затем воспользоваться автозаменой и заменить все черновые названия и инициалы.

Во время переноса текста на бумагу можно опускать вводные слова, слова-паразиты, «мысли вслух», неверные, а затем исправленные самим автором высказывания . В напечатанном виде они затрудняют восприятие информации. Можно придавать слишком корявым фразам грамматически правильную форму – главное, чтобы все эти изменения не меняли смысл высказывания.

Набрав весь текст, проверьте, нет ли грамматических ошибок. Прослушайте запись еще раз, сверяя ее с набранным текстом.

Ценная идея

Иногда бывает так, что высказанную одним из участников идею никто не услышал. Она так и осталась бы незамеченной, если бы не было переноса информации с диктофона на бумагу. Каждая такая идея должна быть зафиксирована. Если одну и ту же идею высказали несколько человек, достаточно напечатать высказанную мысль только того, кто выше по рангу.

Стоит обратить внимание на моменты, когда не мысль следует за говорящим, а говорящий – за мыслью. Начав говорить об одном, он, не закончив высказывания, переходит на другую тему, потом – на третью, и так далее… В итоге – фраз много, а общей идеи нет.

Если вы не смогли выделить ключевую мысль высказывания или несколько основных мыслей, лучше все оставить так, как есть, убрав только слова-паразиты. Помните: вы работаете с чужой мыслью и именно ее переносите на бумагу.

Относитесь к ней бережно, даже если она вам непонятна.

Наши советы

■ Если во время встречи обсуждаются презентации, то эти моменты можно не вносить в запись. Как показывает практика, в таких случаях речь идет о том, что изображено в презентации. Таблицы, рисунки, схемы в запись не вставляются.

■ Иногда бывает так, что сколько ни прокручивай запись, чье-то высказывание так и не получается расслышать и понять. Не вносите его в текст.

Во-первых, вам нечего писать, а во-вторых, если вы, потратив немало времени на то, чтобы понять человека, так и не смогли этого сделать, то, скорее всего, этого не смог сделать никто из участников встречи, поскольку слышали это высказывание только один раз в шуме .

■ Иногда в речи говорящих проскальзывают незнакомые слова и термины. Уточнить написание и значение этих слов в словарях или Интернете.

Ю.В. Еремеева, зав. канцелярией, член Клуба профессиональных секретарей

Источник: https://www.profiz.ru/sr/4_2010/perenos_audioinfo_na_buma/

Абсолютное право
Добавить комментарий