Можно ли оспорить отмененный перевод на новую должность?

Дело Шеверды: с лесной мафией разбираются максимально жёстко

Можно ли оспорить отмененный перевод на новую должность?

Кировский районный суд Иркутска в третий раз продлил срок содержания под стражей экс-министра лесного комплекса Иркутской области Сергея Шеверды. На этот раз – на три месяца, до 9 марта будущего года.

Похоже, теперь у бывшего чиновника появится дополнительное время для того, чтобы ознакомиться со всеми 50 томами своего уголовного дела. Между тем незаконные рубки в регионе продолжаются.

Очевидно, пока правоохранительные органы не вскроют все звенья преступной цепи, включая вышестоящих покровителей экс-министра, ничего не изменится.

Дело в отношении экс-министра лесного комплекса Сергея Шеверды было возбуждено 10 июня 2018 года.

По версии следствия, он не принял меры к расторжению незаконно заключённых договоров на проведение сплошных санитарных рубок в заказнике регионального значения «Туколонь».

В начале июня чиновник был задержан прямо в московском аэропорту и этапирован в Иркутск. После этого содержание под стражей ему продлевали трижды. На прошлой неделе определён новый срок – до 9 марта.

Сергею Шеверде предъявлены обвинения по трём статьям: пункт «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий, совершённое с причинением тяжких последствий», ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 260 УК РФ «Пособничество незаконной рубке лесных насаждений», ч. 5 ст. 33, ст. 262 УК РФ «Пособничество нарушению режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов».

По уголовному делу также проходят временно замещавший должность руководителя Службы по охране и использованию объектов животного мира Иркутской области Алексей Туги, директор ОГАУ «Казачинско-Ленский лесхоз» Геннадий Рыков и инженер-лесопатолог отдела защиты леса и лесопатологического мониторинга Центра защиты леса Иркутской области Александр Владимиров. В общем, компания подобралась что надо.

Верхушка лесного айсберга

Незаконные рубки ценной древесины в «Туколони» были обнаружены и пресечены Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратурой в марте 2018 года.

По версии следствия, фигуранты уголовного дела назначили и согласовали сплошные санитарные рубки в заказнике, хотя оснований для этого не было. Тем не менее лес был вырублен на площади 120 га, ущерб составил 748 млн рублей.

Чтобы сфотографировать эту «деляну», прокурорам пришлось поднимать квадрокоптер на целый километр вверх. На снимках отчётливо видно, что весь горелый и больной лес остался нетронутым, а вот здоровый – вырублен.

Позже было установлено, что якобы больной лес был продан по цене высококачественной и здоровой древесины. После этого Байкальский межрегиональный природоохранный прокурор Сергей Зенков публично заявил, что «Туколонь» – это лишь верхушка лесного айсберга.

Очень быстро стало понятно, что эта «верхушка» имеет совершенно принципиальное значение для лесных чиновников. Судебная битва за «Туколонь» стала чем-то вроде генерального сражения, решающего исход всей битвы.

Важной частью этого дела стало решение Арбитражного суда о признании недействительными договоров купли-продажи того самого «больного» леса, вырубленного во время санитарных мероприятий в заказнике.

Кстати, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа рассмотрел очередную апелляционную жалобу и вынес решение оставить её без удовлетворения совсем недавно – лишь в конце ноября.

Подмена фигуры

Процесс был уникальным и по накалу страстей не уступал хорошему реалити-шоу. Его инициировала в своё время областная Служба по охране животного мира. А вот бороться за справедливый приговор выпало совсем другим структурам, потому что служба в ходе этой битвы пала смертью храбрых.

Дело было так. До недавнего времени все санитарные рубки должны были получать одобрение вышеупомянутой Службы по охране животного мира.

Попытки протащить через неё санитарные рубки в «Туколони» предпринимались ещё в 2017 году, однако безуспешно. В итоге рубки начались без согласования и без официального разрешения.

Соответственно, служба подала иск об оспаривании договоров по реализации заготовленной древесины, инициировав тот самый громкий арбитражный процесс.

А дальше – следите за руками. В 2018 году служба была реорганизована указом губернатора и присоединена к министерству лесного комплекса. После этого рубки быстро легализовали уже по факту.

Согласование выдал Алексей Туги, бывший руководитель ликвидированной службы, назначенный затем заместителем министра. А во время судебного процесса уже не служба выступала против Иркутского лесхоза, выполнявшего рубки, а само министерство.

Ведь все юридические права оно унаследовало от поглощённой структуры. Получился юридический казус: министерство должно было в суде оспаривать свои собственные действия.

Не удивительно, что Арбитражный суд первой инстанции признал действия минлеса и подчинённого ему лесхоза совершенно законными. Однако в следующей инстанции приговор был отменён. Суд установил, что порядок согласования санитарной рубки был грубо нарушен.

Это недопустимо ещё и потому, что после того, как рубка проведена, никакая экспертиза не сможет достоверно доказать её необходимость и обоснованность.

Что, кстати говоря, было наглядно продемонстрировано во время «битвы экспертов», устроенной во время процесса.

Теперь пройдены фактически все апелляционные инстанции, решение суда может быть обжаловано в Судебной коллегии Верховного суда Российской Федерации.

ПИПы и другие

Велика «Туколонь», однако на 50 томов уголовного дела её всё равно не хватит. Очевидно, в него вошли и другие «подвиги» минлеса. Например, известно, что в Падунском лесничестве с личного разрешения Сергея Шеверды объём рубок был увеличен в 70 раз в результате странных допсоглашений к уже заключённым соглашениям. Причём речь там шла об особо ценных лесах по берегам нерестовых рек.

Стоит ли удивляться, что за последние годы объём санитарных рубок в Иркутской области вырос в три раза. А вот ущерб от них же для региона составил более миллиарда рублей. Такие данные приводит Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура.

Для населения и природы эти цифры подобны сводкам с фронта и означают потери. А вот для кого-то всё наоборот.

Например, по официальным данным, в 2018 году только ОГАУ «Лесхоз Иркутской области» заключило с министерством лесного комплекса более 440 договоров купли-продажи лесных насаждений для проведения санитарных рубок на сумму 18,8 млн рублей.

Продать тот же объём якобы «больной» древесины лесхоз умудрился за 4,4 млрд рублей – в 180 раз дороже. Купить дёшево – как больную древесину, а продать дорого – как здоровую. Вот это и есть основной принцип «санитарного бизнеса по-иркутски».

Но санитарные рубки – далеко не единственный способ особо интенсивного лесопользования по-иркутски. Судя по всему, правовую оценку должен получить ещё один механизм, который был запущен непосредственно под руководством Сергея Шеверды. Речь идёт о так называемых приоритетных инвестиционных проектах (ПИПах).

По задумке федерального центра, каждый такой проект должен был стать маленьким локомотивом для лесной экономики региона, благодаря которому будет развиваться глубокая переработка. Но под умелым руководством чиновников каждый из них грозит превратиться в очередной портал для продажи леса в Китай.

Об одном из таких проектов, под который планируется отдать коренную тайгу Тофаларии, наша газета подробно писала.

Можно вспомнить очень странные аукционы, которые готовились под непосредственным началом Сергея Шеверды и его более высокого куратора в правительстве – Дмитрия Чернышова. В 2016 году на торги был выставлен лот с ежегодной расчётной лесосекой в миллион кубометров на 49 лет. В аренду сдавалось более 600 тысяч гектаров в Киренском, Мамско-Чуйском и Усть-Кутском районах.

Победителем признали ООО «ЛеспромСервис» (ОГРН 1163850066489) – компанию с уставным капиталом всего 10 тысяч рублей и списочным составом два человека, созданную за несколько дней до даты проведения аукциона. Зато ей несказанно повезло – торги были выиграны за смешную цену в 76 миллионов рублей. Это при том, что рыночная стоимость такого лота должна была составить не менее 300 млн.

Право на лес

Нужно отметить, что вопиющая ситуация в лесной сфере региона давно приобрела характер проблемы федерального масштаба. Например, нынешним летом у нас горело около 1,5 млн гектаров леса, для тушения пришлось привлекать федеральные силы.

Постоянная комиссия по экологическим правам Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека ещё весной изучила ситуацию и сделала некоторые интересные выводы. Например, в докладе СПЧ говорится, что официальная лесная статистика не позволяет оценить реальные масштабы проблем с лесами в Иркутской области.

Однако, по предварительным данным космического мониторинга, суммарные потери лесного покрова в результате рубок, пожаров, гибели от вредителей и болезней только за 2018 год составили 666 тысяч гектаров.

При этом даже по данным государственного мониторинга воспроизводства лесов «выбытие лесных насаждений» в 2012–2017 годах находилось в пределах 110–140 тысяч гектаров в год, а вот в 2018 году оно вдруг подскочило до 170 тысяч гектаров.

Понятно, что нынешние 1,5 млн гектаров и вовсе выглядят катастрофой.

«Если исходить из официальных данных, нынешние масштабы лесопользования в Иркутской области теоретически могут быть неистощительными.

Но если исходить из данных дистанционного мониторинга, то лесопользование при таких масштабах непроизводительных потерь лесов является катастрофически истощительным», – делается вывод в докладе.

Если перевести эту фразу с дипломатического языка на человеческий, это значит, что наши дети скоро утратят право на лес. Просто потому, что леса в регионе не останется.

На этом фоне логичным выглядит намерение федерального центра отобрать у региона полномочия по управлению лесами. Министр природных ресурсов РФ поручил главе Рослесхоза подготовить предложения об изъятии у региона полномочий в области лесных отношений.

Предлагается «создать в Иркутской области территориальный орган Рослесхоза, уполномоченный на осуществление контроля» за исполнением всех полномочий в сфере управления лесами.

Кроме того, документ предписывает «организовать проведение комплексной проверки законности всех актов о лесных пожарах, актов лесопатологического обследования 2017–2019 годов».

Появление такой бумаги означает, что мы не справились с управлением лесами.

Мафия бессмертна

Впрочем, вскоре после ареста экс-министра Шеверды кое-что начало меняться. Не прошло и месяца, как в отставку отправился руководитель Федерального агентства лесного хозяйства РФ Иван Валентик. Именно этого человека в кулуарах называли куратором Шеверды на федеральном уровне.

Для людей, хоть немного погружённых в лесную тематику, давно было очевидно: ниточки всех правонарушений в лесу завязаны не только и не столько на региональную власть.

Действовать с таким размахом было бы невозможно, не имея хорошего прикрытия на уровне правительства региона и ещё выше. Тем более что все попытки правоохранительных органов распутать замысловатые преступные схемы до последнего времени натыкались на мощное противодействие.

При этом «крыша» в лице губернатора Левченко и его зама Дмитрия Чернышова, очевидно, была недостаточно надёжной.

Примечательно, что ещё перед арестом Шеверды к Валентику возникало очень много вопросов.

Отчётливый звоночек прозвенел в ноябре 2018 года, когда на заседании Совета Федерации министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин сообщил о нехорошей ситуации с «чёрными лесорубами», незаконным экспортом древесины и низким уровнем развития предприятий по глубокой переработке. Глава Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила изучить ситуацию и выработать предложения по решению проблем «чёрных вырубок» в течение полугода.

После этого была организована федеральная проверка работы минлескома Иркутской области. Она показала, что нарушений в регионе море – и скрыть их невозможно. Но самое удивительное, что Иван Валентик в общем и целом поддерживал Сергея Шеверду.

В частности, он не раз отмечал «положительный опыт» региона. Например, на том же заседании Совета Федерации Валентик доложил о сокращении объёма незаконных лесозаготовок в регионе с 1052,7 тысячи кубометров до 506,5 тысячи кубометров за девять месяцев.

Затем попытался оправдать массовые санитарные рубки.

Всё это показалось странным Валентине Матвиенко. Она раскритиковала работу Валентика и прямо сказала, что он даже не пытается навести порядок в Иркутской области, неэффективно исполняет свои полномочия, что приводит… к разворовыванию национальных богатств и росту недовольства среди населения. Это были серьёзные обвинения, произнесённые на таком уровне, что не заметить их невозможно.

Но арест Шеверды и увольнение Валентика не означают, что на местном уровне все «лесозаготовители» опустили руки.

Время от времени мы продолжаем узнавать новости о том, что минлес согласовал сомнительную санитарную рубку, которую отменила природоохранная прокуратура.

А несколько месяцев назад прокуратурой Иркутской области был отменён как незаконный очередной крупный аукцион министерства лесного комплекса Иркутской области по продаже 500 тысяч кубометров леса.

Теперь аресты начались уже на уровне лесхозов. Недавно правоохранительные органы задержали 12 человек, в том числе организатора группировки, которая занималась незаконными рубками леса в Чунском районе. Ущерб, причинённый лесному фонду, оценили в 8,5 млн рублей. Задержание проводилось одновременно по 8 адресам.

Изъято 29 транспортных средств, включая тяжёлую лесозаготовительную технику, дорогие легковые автомобили, бензопилы, компьютерную технику и миллион рублей. Трудно себе представить, что ребята работали с таким размахом и оставались невидимыми для того же руководства Иркутского лесхоза.

Кстати, незадолго до этого, в конце октября, всё в том же Чунском районе был задержан директор Баерского филиала Лесхоза Иркутской области по подозрению в получении крупной взятки.

Очевидно, это связано с теми показаниями, которые даёт Сергей Шеверда. Пока это лишь мелкие исполнители. Мозговой центр «лесного спрута» по-прежнему работает. Приказы по-прежнему проходят по системе, хотя исполнять их уже опасно и затруднительно. Это доказывает только одно – пока не вскрыта вся преступная сеть целиком, кардинальных изменений ждать не стоит.

Источник: http://www.vsp.ru/2019/12/10/delo-sheverdy-s-lesnoj-mafiej-razbirayutsya-maksimalno-zhyostko/

Оспаривание незаконного перевода на другую работу

Можно ли оспорить отмененный перевод на новую должность?

По общему правилу работодатель не полномочен произвольно в одностороннем порядке менять условия трудового договора. Работник вправе исполнять только заранее оговоренную трудовую функцию, получать установленную зарплату и приходить на службу в согласованное место — структурное подразделение: отдел, участок, цех.

Перевести сотрудника на иную работу можно только с его согласия, кроме некоторых случаев. И такой перевод по усмотрению руководства должен быть обоснованным, а процедура его оформления детально соблюдена.

Что делать, если работодатель осуществил перевод на другую работу без согласия работника или обманным путем, тем самым принципиально ухудшив условия труда, оговоренные вначале? Наш ответ: обжаловать перевод при помощи грамотного юриста.

Специалисты по трудовым спорам Trdat Group окажут незаконно переведенным работникам юридическую помощь с целью восстановления прежних условий работы и взыскания потерянного дохода.

Перевод: что считается законным?

Переводом принято называть любые важные изменения условий труда. Для удобства мы условно разграничим виды переводов по признаку согласия работника.

Так, с согласия наемника можно изменить изначальные условия трудового контракта в следующих формах:

✔ Постоянно или временно изменить трудовую функцию, должность или место работы — структурное подразделение, если оно имеет значение и было обозначено в контракте, а также предложить перейти трудиться в другую местность при переезде организации.

При этом указание перейти за другой рабочий стол, компьютер или станок называется перемещением, не расценивается как перевод и не считается изменением условий договора, если это не меняет саму по себе рабочую функцию;

✔ Заменить отсутствующего сотрудника;

✔ Сменить выполняемую работу другой функцией, если это нужно из-за состояния здоровья работника.

Без согласия работника работодатель может следующее:

  • Для предотвращения или ликвидации природной, техногенной катастрофы, аварии, эпидемии на срок до одного месяца поручить сотруднику исполнение другой работы;
  • То же самое на аналогичный срок — по причине обоснованного простоя в производстве;
  • Вследствие организационных или технологических причин, например, при внедрении новой технологии, исключающей ручной труд предложить другую равнозначную должность. По этому основанию менять можно любые условия кроме трудовой функции;
  • При смене собственника имущества могут быть уволены руководитель, зам и главный бухгалтер.

В чем могут состоять нарушения при переводе работника?

  • Нарушен срок перевода, на который соглашался работник и который установлен законом;
  • С работника не было спрошено письменное согласие;
  • Оформлен перевод в другую организацию, где существенно хуже экономические и производственные условия работы;
  • Новая работа противопоказана сотруднику по состоянию здоровья, что было проигнорировано работодателем;
  • При временных переводах работодатель платил зарплату ниже среднего заработка по прежней работе;
  • Не соблюден порядок перевода при изменении технологии и организации. А именно: руководство обязано за два месяца письменно оповестить об этом персонал. При несогласии работника на новые условия ему предлагаются другие вакансии в этой же организации, включая с требованием более низкой квалификации и меньшей зарплатой. Если другую работу подобрать не удалось, следует увольнение по соответствующей статье;
  • Организован фиктивный перевод. То есть изменение произошли только по документам, а в реальности функция, место и подчиненность остались прежними;
  • Изменения условий договора привели к снижению зарплаты, в частности из-за произвольного перевода на нижеоплачиваемую должность;
  • Работодатель поменял работнику рабочее место, но фактически перевел в иное структурное подразделение на выполнение иной работы.

Для наглядной иллюстрации примеров нарушений при переводе предлагаем ознакомиться с тремя судебными делами, выигранными работниками:

  1. Санкт-Петербургский горсуд признал незаконным снижение зарплаты в 2,3 раза и изменение режима работы истицы — бухгалтера ТСЖ. Правлением товарищества изменения были внесены из-за признания незаконными выборов предыдущего председателя, что было расценено в качестве изменений организационного характера. Суд признал позицию ТСЖ относительно природы изменений неверой и взыскал в пользу бывшего бухгалтера среднюю зарплату по старой ставке оклада (дело № 33-6004/2017 от 20.04.2017);

Источник: http://trdat.ru/uslugi/yuridicheskaya-pomoshh-v-oblasti-trudovyx-otnoshenij/osparivanie-nezakonnogo-perevoda-na-druguyu-rabotu/

Новая волна отставок губернаторов начнётся с иркутского

Можно ли оспорить отмененный перевод на новую должность?

Громкий скандал потряс в начале декабря рынок лекарств: Нацполиция уличила группу фармкомпаний в подкупе врачей. Последние выписывали больным «нужные» препараты в интересах торгующих ими фирм. На взятки медикам, по данным полиции и столичной прокуратуры, было потрачено за последние два года 140 миллионов гривен.

Такие деньги, считают следователи, продавцы лекарств «изыскали» за счет уклонения от уплаты налогов. Имеются в виду фиктивные сделки с коммерческими структурами: «таблеточная фирма» заказывает рекламную акцию, которая на самом деле не проводится. А перечисленные за нее деньги затем возвращаются фармацевтам. И т.п.

«Большая фарма» и другие. Кто задействован в схемах подкупа

Время от времени достоянием публики становятся названия фирм и препаратов, засветившихся в скандалах с «сетевым маркетингом». Небезызвестный «Фармак», например, не так давно «спалился» на схеме с продвижением двух своих препаратов – «Саргин» и «Вазопро». История выплеснулась в «Фейсбуке».

Более того, «Фармак» вместе с еще одним фармацевтическим гигантом – фирмой «Дарница» и рядом компаний поменьше фигурирует в расследовании, которое проводит с начала года СБУ.

По данным спецслужбы, 13 фармкомпаний якобы выделяли деньги на обучение, проведение конференций и семинаров для медиков.

Но все эти мероприятия проходили только на бумаге, оборачиваясь в конечном счете деньгами и подарками для врачей, которые должны были популяризировать и продавать продукцию фармкомпаний пациентам во время лечения.

В списке СБУ фигурируют еще: ТОВ «Кусум фарм» (код ЄДРПОУ 33525927), ТОВ «Гледфарм ЛТД» (код ЄДРПОУ 20075891), ТОВ «Алвоген Україна» (код ЄДРПОУ 38804488), ТОВ «Б.

Браун Медікал Україна» (код ЄДРПОУ 36798085), ТОВ «Фіто-Лек» (код ЄДРПОУ 21194014), Корпорацiя «Артеріум» (код ЄДРПОУ 33406813), ПАТ «Київмедпрепарат» (код ЄДРПОУ 00480862), ТОВ «УА «Про-Фарма» (код ЄДРПОУ 34414427), ТОВ «РОШ Україна» (код ЄДРПОУ 36691549), ТОВ «Санофі-Авентіс Україна» (код ЄДРПОУ 35648623), ТОВ «Байєр» (код ЄДРПОУ 22911794).

В этой схеме-многоходовке были задействованы также чиновники Киевской горгосадминистрации.

То, что доктор прописал

Последняя история с подкупом за ₴140 миллионов тоже имеет конкретных героев, пусть и не упомянутых в полицейском релизе. Мы можем судить о них лишь по косвенным признакам.

Серьезные «гонорары» врачам за продвижение лекарств говорят о том, что рекламировали они отнюдь не корвалол. По оценке экспертов, одним из самых весомых секторов фармацевтического рынка сегодня является сегмент психостимулирующих и ноотропных препаратов, хондроитинов, препаратов метаболической терапии.

(Ноотропы — средства, предназначенных для оказания специфического воздействия на высшие психические функции. Хондроитины — средства, влияющие на обмен в хрящевой ткани. Метаболические средства применяются в кардиологической практике.)

Это достаточно дорогие лекарства. Соответственно данный рынок глубоко коррумпирован.

Основные производители сосредоточены в Украине и Беларуси. В частности, предприятие «Белмедпрепараты» регулярно и успешно поставляет нам лекарство «Мукосат», применяемое при артрозе, заболеваниях позвоночника и после операций на суставах. Согласно статистике, за 8 месяцев нынешнего года «Мукосата» в Украине продали почти на 100 миллионов гривен.

Фирмы «Форс-Фарма дистрибьюшин» и «Аве Фарма» продвигают белорусские препараты «Мукосат» и «Нейротропин», «подмазывая» лечащих врачей.

Речь идет о двух киевских компаниях, которые входят в один холдинг и расположены по одному адресу в Киеве: в бизнес-центре «Реле» на Голосеевском проспекте, 132.

ГПУ занимается ими с 2017 года.

Как сказано в материалах дела, фирмы «систематически предоставляют неправомерную выгоду заведующим неврологических отделений по всей территории Украины, а также врачам-невропатологам за продвижение некачественных (так в документе! – Ред.) лекарств «Мукосат» и «Нейротропин» и других нейролептиков в медицинских учреждениях Украины».

В начале этого года ГПУ затребовала данные о врачах, выписывающих препараты в украинских больницах. Следователи собирают все выписки о назначениях, начиная с января прошлого года. Люди, знакомые с процессом не понаслышке, говорят, что за каждую навязанную пациенту упаковку «Мукосата» врач получал от «Форс-Фармы» 80 до 120 грн «бонуса», что составляет почти 20% розничной стоимости препарата.

Собранный массив доказательств, вероятно, позволит правоохранителям сообщить в скором времени более детальную информацию о преступной деятельности фармкомпаний. Тем более, что новое резонансное проявление этой деятельности состоялось буквально на днях.

В конце прошлой недели выяснилось, что, несмотря на долгое и пристальное внимание к ним со стороны правоохранительных органов, организаторы схем активного продавливания (даже не продвижения) на украинский рынок лекарств из соседней Беларуси не собираются сворачивать свою деятельность.

И даже наоборот — набирают обороты, расширяя географию применения этих схем.

В минувшую пятницу поступило сообщение из Полтавы, где полиция также расследует продажу лекарств, произведенных «Белмедпрепаратами». В расследовании фигурирует уже известная коррупционная схема по продаже пациентам белорусских медпрепаратов по завышенным ценам. Эту схему образовали руководители медучреждений Полтавы. За что они имели свой «процент»

Цены на лекарства белорусского производителя были существенно завышены по сравнению с аналогичными препаратами отечественных производителей. Что позволило руководителям медицинских учреждений получать противозаконную вознаграждение от медицинских представителей-реализаторов указанных препаратов. Ежемесячная сумма вознаграждения — 150 тыс. грн.

Областная полиция выйдет, надо полагать, не только на организаторов схемы, но и на реализаторов. Тем более, что ходить далеко не надо.

Мы же будем информировать вас о развитии событий.

ДОСЬЕ: Жебровские-Жебривские. Медицина, наркотики, политика

Источник: http://fbi.media/novaya-volna-otstavok-gubernatorov-nachnyotsya-s-irkutskogo/

Абсолютное право
Добавить комментарий