Получила жилье в удовлетворительном состоянии

В ожидании инвесторов город готов сам расчищать площадки

Получила жилье в удовлетворительном состоянии

МИНСК, 1 авг — Sputnik. Когда этим летом стало известно, что легендарная Осмоловка может пойти под снос, Sputnik задался вопросом, а как определяется целесообразность тех или иных градостроительных решений, которые принимают городские архитекторы.

Никаких цифр, подтверждающих необратимый износ желтых двухэтажек за Оперным театром, коммунальщики и архитекторы не называли. А жильцы наоборот показывали экспертизы, что их дома в удовлетворительном состоянии, и демонстрировали готовность вкладываться в ремонт.

Когда в ходе презентации проекта детального планирования территорий Осмоловки взволнованных людей останавливали замечаниями, что дискуссия не предусмотрена, обсуждение проходит в формате информирования, возник еще один вопрос: а есть ли у граждан возможность быть услышанными?

Как показало дальнейшее развитие событий вокруг Осмоловки, такая возможность есть, но вопросы остались. Ответить на них согласилась заместитель председателя комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома Ольга Верамей.

Во главе экономическая целесообразность

— Расскажите, пожалуйста, как определяется целесообразность тех или иных преобразований жилых территорий с малоэтажной застройкой. От чего зависит, это будет реконструкция со сносом или без?

— Основные критерии при принятии решений о реконструкции со сносом — это показатель плотности застройки, а также регламент функциональной зоны, то есть мы говорим о дорогой земле в центре или менее ценной на периферии. Кроме того, учитывается экономическая целесообразность выполнения реконструкции территорий и рациональность использования городских земель.

Соответственно, если жилое помещение не соответствует возросшим потребительским стандартам, налицо прогрессирующий моральный и физический износ малоэтажных зданий, если эти здания расположены в центральной и срединных зонах, где дорогая земля, а их обслуживание влечет высокие эксплуатационные затраты, то велики шансы, что эти здания попадут под снос. Реконструкция со сносом таких территорий позволяет городу получить дополнительные объемы жилого фонда, рациональнее использовать городскую инфраструктуру и землю, которая тоже представляет собой ценность, повысить комфорт и качество жилой среды и сформировать достойный облик застройки столицы.

© Sputnik / Марина Серебрякова

— Когда вы говорите о целесообразности сноса, вы ссылаетесь, в том числе, на прогрессирующий физический износ малоэтажных зданий. Но, насколько я понимаю, когда разрабатывался ПДП Осмоловки, четкого — в цифрах — представления о состоянии этих домов не было.

Во всяком случае, архитектор проекта Александр Бондарчик признавался, что у него цифр нет. А с другой стороны, жители Осмоловки показывали экспертизы, сделанные в частном порядке, которые говорят, что дом в удовлетворительном состоянии.

Как вы прокомментируете эту ситуацию? Почему не было экспертизы перед разработкой проекта?

— Начнем с того, что экспертиза в частном порядке была сделана только на один дом. Но есть же и другие мнения — что данные объекты, по крайней мере, один дом на этой территории, находятся в аварийном состоянии, что там стены имеют такие щели, что невозможно жить.

Да, это не экспертиза, а частное мнение граждан, но люди высказываются в том духе, что эти здания — ветхие, и быстрей бы их отселили из этой зоны, что их ребенок болеет. То есть экологическое состояние среды не очень хорошее. Перед обсуждением была проведена экспертиза Минского городского центра гигиены и эпидемиологии.

Она признала, что этот проект можно далее обсуждать.

— Есть ли какие-либо иные факторы, кроме экономических, которые могут повлиять на принятие решения о развитии территории? Учитываются ли исторические, культурные и гуманитарные факторы? Если говорить применительно к той же Осмоловке, это отмечают многие, там сложилась особая общность людей, и эта территория представляет для них определенную ценность.

— Эта территория представляет ценность пока лично для жителей кварталов. Историко-культурная ценность Осмоловки для города пока не установлена.

Этот вопрос рассматривался на Раде при Министерстве культуры, но решение принято не было. Потому говорить о том, что эта застройка ценна для города, пока рано.

Кроме того, напомню, архитектурный совет при главном архитекторе города учел предложения граждан и отправил проект на доработку.

Проект будет доработан после того, как дополнительные сведения предоставят ЖКХ и Министерство культуры.

Министерство культуры, в частности, должно, наконец, высказать мнение о придании этим кварталам статуса историко-культурного наследия либо иное мнение.

А от коммунальщиков ждем данных о том, в каком состоянии все-таки находятся строения, здания, сооружения и сети в этих кварталах. С учетом этих данных и будет дорабатываться ПДП.

Шанс быть услышанными

— Осмоловка — это частный случай. Против строительных планов городских властей только в этом году протестовали в Зеленом Луге, протестуют в районе улицы Розы Люксембург, и в Лошице, и на улице Вильямса. У них есть шансы быть услышанными?

— Общественные обсуждения дают возможность быть услышанными всем. Они позволяют нам установить баланс между тем, что необходимо для города, и тем, что важно жителям. Вот в Заводском и Первомайском районах было принято мнение граждан и было откорректировано оптимальное решение проектов.

В Первомайском районе жители были не согласны со строительством поликлиники, в Заводском — с уплотнением жилого района. В первом случае мы скорректировали размещение поликлиник для взрослого и детского населения, скомпоновали их на одном участке и сократили функциональное наполнение.

Во втором случае, на территории Заводского района, по двум проектам принято решение о корректировке проектных решений с исключением уплотнения территорий на отдельных участках.

Но в любом случае социально гарантированные параметры территорий должны соблюдаться — они устанавливаются в технических нормативных правовых актах. Проекты детального планирования утверждаются решением горисполкома, до этого действия проекты проходят экспертизы Центра гигиены и эпидемиологии, Министерства природных ресурсов, Главгосстройэкспертизы.

На некоторых территориях жителям говоришь, что здесь в соответствии с нормами нужна поликлиника, обеспечение торговыми, бытовыми помещениями, а люди говорят: “А нам здесь это не надо. Мы привыкли жить так”.

Но это же параметры, гарантированные государством, и если они не выполняются на этих территориях, то детальный план не может пройти экспертизы и быть утвержден.

Эти параметры должны соблюдаться вне зависимости от того, есть желание у людей или нет. Мы обязаны их обеспечить.

— Что бы вы посоветовали гражданам, которые хотят поучаствовать в принятии решений о том, как должна развиваться территория, где они живут? Что им делать, чтобы быть услышанными?

— Надо высказывать свое мнение в письменном виде, а не только в устном на презентации проекта. Для нас, конечно, это дополнительная нагрузка, потому что на каждое обращение нужно отвечать в установленный срок. Но обоснованные замечания граждан всегда и обязательно учитываются.

— А сбор подписей может повлиять на принятие обсуждаемого градостроительного решения?

— Сложно сказать. Но я заметила, что люди приносят подписи на отдельных листах.

И у меня возникает вопрос — а они знают, за что они подписываются, что окончательно будет подано в горисполком? На мой взгляд, если организуется сбор подписей, то он должен осуществляться немного по-другому: чтобы на одной стороне была информация, а с другой стороны — подписи. Потому что когда приносят приложенные подписи в количестве 200-600, как можно определить — человек подписался под этим посланием или другим…

— То есть подписи не могут повлиять на принятие решения архитектурным советом?

— В разных ситуациях по-разному. Когда пишут “я не хочу, потому что я прожил здесь всю жизнь” или “я считаю, что это решение неправильно”, предположу, что вряд ли это можно рассматривать как аргумент.

— С учетом возрастающего количества эмоциональных общественных обсуждений планов города по застройке территорий, будет ли меняться ваша тактика? Может, будете корректировать подходы к принятию решений, к оценке целесообразности?

— В любом случае у нас есть закон — градостроительные и технические нормы, которые не позволяют нам смотреть на ситуацию по-иному, эмоционально. Эти нормы заложены в генплане и технических нормативных правовых актах, они имеют научное обоснование.

Старушка, извините, не дойдет до магазина, если он дальше 500 метров. Все эти расстояния выверены. Не потому что там кому-то захотелось чего-то где-то разместить — например, поликлинику возле дома, или магазин рядом с домом, или прачечную, или что-то еще.

Это потому что есть такие нормы, и они рассчитаны нашими специализированными организациями с учетом научных подходов.

Но есть же и такие — мы против поликлиники, потому что таким образом сократится зеленая зона.

А то, что они в поликлинику ездят за пять остановок, а поликлиника там перегружена, и им приходится в очереди стоять часами, чтобы получить медицинскую помощь, это неважно… Процент озеленения, между прочим, в этой части города, речь про Зеленый Луг, выше, чем на других территориях города, и в соответствии с нормами озелененность данной территории может быть незначительно сокращена.

Готовы сами расчищать площадки

— Как оцениваете интерес инвесторов к столичным площадкам? На фоне падения спроса к жилью и на фоне волнений людей, чье жилье может оказаться под угрозой сноса или чьему микрорайону грозит уплотнение?

— Определенный спрос есть. Не такой, как раньше, конечно, когда по заявительному принципу либо на конкурсной основе предоставлялись территории со сносом, причем со сносом более 30%, чем выход жилья. Но и сейчас есть интерес к жилым территориям, где предполагается снос малоценных усадебных и промышленных объектов.

— А почему сократился спрос?

— Скорее всего, инвесторы опасаются дополнительных затрат. У города есть планы на освобождение территорий.

То есть город будет самостоятельно решать проблему сноса, а потом предоставлять освобожденные от строений площадки.

Вот как получилось с птицефабрикой на Нововиленской: город освободил там территорию от промышленного предприятия, мы вынесли птицефабрику, и на этом месте будет построен замечательный жилой квартал.

В сопроводительной записке комитет архитектуры и градостроительства также напомнили Sputnik о некоторых положениях генплана.

В том числе о том, что реконструкция территорий со сносом усадебной и малоэтажной (2-3 этажа) застройки позволит построить на их месте жилые дома повышенной комфортности и вывести на рынок в ближайшие годы 3,3 миллиона не самых дешевых метров. Это, кстати, почти треть от общего объема нового городского жилья.

Источник: //sputnik.by/society/20170801/1030074509/gorodskie-vlasti-rasskazali-kakim-vidyat-razvitie-minska.html

Аким Алматы Бакытжан Сагинтаев на торжественном собрании ко Дню Конституции рассказал о настоящем и будущем города.

Для вашего удобства мы сделали содержание:

“Во-первых, развитие Алматы по принципу “Город без окраин”. Такую программную задачу поставил перед нами президент Касым-Жомарт Токаев. Самый принципиальный вопрос: устранить дисбалансы в развитии исторического центра и присоединённых районов мегаполиса – то есть нового Алматы”, – заявил Сагинтаев.

Сагинтаев назвал основные проблемы Алматы.

  1. Сейчас износ инженерных сетей превышает 60%.
  2. Каждый 19-й алматинец не имеет централизованного водоснабжения.
  3. Центральное водоснабжение и водоотведение отсутствует в 23 микрорайонах Наурызбайского, Алатауского, Медеуского, Турксибского, Бостандыкского и Жетысуского районов.
  4. 30% улиц города не освещены или освещены частично. В районах с присоединёнными территориями – Наурызбайском, Алатауском, Медеуском и Бостандыкском – не освещены почти 40% улиц.
  5. 30% дорог из более чем 3 тысяч км улично-дорожной сети города, в основном в новой Алматы, находится в плохом состоянии.
  6. Часть районов, прежде всего Турксибский, Жетысуйский, Ауэзовский, – недостаточно обеспечены жильём и школами. Обеспеченность школами в 1,5 раза ниже в новом Алматы.
  7. Серьёзные дисбалансы в жилищной политике. За 6 лет общее число многоквартирных домов в Алматы увеличилось на 13%, а число ИЖС – более чем в 2 раза.
  8. Происходит субурбанизация – расползание города и рост расходов на инфраструктуру.
  9. У нас самый крупный в стране жилищный фонд – 8,4 тысячи многоквартирных жилых домов. При этом 24 500 семей стоят в очереди на жильё (прирост 10% с прошлого года). Не хватает доступного благоустроенного жилья (более 80% горожан не могут себе позволить приобретение благоустроенного жилья в ипотеку).
  10. В Алматы живет лишь 10% населения страны, но совершаются 20% преступлений в разрезе республики. Треть привлечённых к уголовной ответственности – иногородние, а жертвами криминала становятся чаще жители центра. Так, в Алмалинском районе происходит в 3,4 раза больше преступлений на тысячу жителей, чем в Наурызбайском.
  11. Важнейший вопрос для Алматы – плохое состояние воздуха. 80% опрошенных ставят экологию на первое место среди всех социально-экономических и политических проблем города.

Что значит для Сагинтаева “Город без окраин”?

“Для меня как акима Алматы это прежде всего:

  • город, в котором каждый житель центра и житель отдалённых районов имеют равные возможности доступа к высокому качеству жизни;
  • город, в котором любой житель чувствует себя частью единого городского пространства независимо от района, в котором он живёт;
  • город, в котором житель испытывает гордость за свой район с развитой инфраструктурой и комфортными условиями проживания.

Поэтому мы как акимат будем развивать одновременно экономику и комфортную среду, не пренебрегая ни одним из факторов. Мы будем исходить из потребностей горожан. Смотреть на развитие города глазами жителей. Это уже стало ключевым элементом городской повестки дня”, – сказал Сагинтаев.

“Слышащий государственный служащий”

Сагинтаев сообщил о внедрении концепции “слышащего государственного служащего”.

“По моему поручению акимы районов и руководители городских управлений проводят дни открытых дверей и регулярные встречи с жителями с выездами на места. Все районные акиматы и акимы открыли аккаунты в социальных сетях. Кроме этого, вы можете задать вопросы акиму своего района в еженедельном эфире программы Akimat Live на телеканале “Алматы”, – сказал аким.

Градоначальник напомнил про общественную приёмную акимата города Open Almaty.

“Еженедельно на аппаратном совещании я рассматриваю, как отрабатываются актуальные вопросы. Исходя из них, определяются наши приоритеты на основе принципа “шаговой доступности” базовых услуг для горожан”, – отметил Сагинтаев.

Концепт-план развития Алматы

“Для определения направлений развития Алматы разрабатывается долгосрочный концепт-план развития города. К октябрю вынесем на общественное обсуждение”, – сообщил Сагинтаев

Микрокредиты под 2% на МСБ в новом Алматы

Алматы обеспечивает пятую часть ВПП Казахстана. Торговля и услуги занимают более 85% экономики города: 185 тысяч субъектов МСБ обеспечивает 40% ВРП, 64% налогов, более 600 000 рабочих мест.

“Поэтому наша стратегическая линия – поддержка развития предпринимательства. Исходя из того, что сегодня малый бизнес – главный драйвер создания новых рабочих мест, оценкой работы районных акимов и городских управлений будет показатель качественной занятости на местах.

В этих целях мы разработали единую региональную программу развития предпринимательства “Алматы бизнес 2025”. Создан центр предпринимательства Qoldaý с филиалами в шести районах города.

Здесь бизнесмены могут получить 525 госуслуг по принципу “одного окна”, что значительно сократит сроки и повысит доступность получаемых услуг”, – сказал аким.

Сагинтаев заявил о создании компании Almaty Finance и микрофинансовой организации Almaty с общей капитализацией только в 2019 году – 3 млрд тенге. Все эти деньги получат алматинские бизнесмены, утверждает он. Но будет применён дифференцированный подход финансирования проектов: под 2% – для районов с низкой деловой активностью, в остальных районах – под 7%.

Источник: //informburo.kz/stati/smotret-glazami-zhiteley-chto-dumaet-bakytzhan-sagintaev-o-nastoyashchem-i-budushchem-almaty-.html

Жители Осмоловки потратили $5000 на независимую экспертизу: Дома признаны пригодными к проживанию

Получила жилье в удовлетворительном состоянии

Не старье, а история

The Village Беларусь следит за ситуацией в Осмоловке. Летом прошлого года снос кварталов отложили, в октябре Мингорисполком пообещал, что концепцию застройки будут согласовывать с Александром Лукашенко, а в декабре мы первыми показали альтернативный проект преобразования района. Весной 2018–го выяснилось, что детальный план снова отправили на доработку.

На днях в квартале прошло небольшое собрание жильцов.

Корреспондент The Village Беларусь побывал там и узнал, что у жильцов большая радость: девять домов района прошли независимую экспертизу, по результатам которой дома признали пригодными к проживанию.

Никакой это не хлам и не ветхое жилье, как утверждают чиновники. Местные жители рассказали, что дает им экспертиза и что с Осмоловкой нужно делать дальше.

Мы решили провести экспертизу нашего жилья, потому что представители администрации и градостроители постоянно говорят, что наши дома находятся в неудовлетворительном состоянии, что это бараки и ветхое жилье. Но это все не соответствует действительности.

Нам, местным жителям, не хочется постоянно быть под этим прессом ветхого жилья, и мы заказали экспертизу. Экспертиза — это документ, а не голословное обвинение.

Мы нашли государственную организацию, которая уполномочена проводить такие экспертизы и выдавать заключения, которые также имеют силу в суде.

Наш дом в 1997 году каким-то непонятным решением объявили аварийным и приговорили к сносу. Состояние моего дома описали как «предаварийное» — это ненормативное понятие, такого термина нет. Дом может быть либо аварийным, либо неаварийным.

А тут что-то непонятное, «предаварийное», причем представители организации даже не заходили к нам в квартиру. Посоветовавшись с адвокатами, мы приняли решение провести независимую экспертизу. Тогда, в 1998–2000 годах, мы обратились к лучшим в городе специалистам, и они дали удовлетворительное заключение.

Также мы пригласили еще две организации, включая НИПТИС, и у них тоже получилось удовлетворительное состояние.

Мы с этими документами пошли в суд. Вот, мол, Мингорисполком принял постановление выселить нас якобы из-за аварийности дома, но вот документы, подтверждающие его нормальное состояние, — четыре положительных заключения против одного отрицательного. Суд принял нашу сторону.

Сейчас мы не хотим доводить дело до суда, потому что это долго, нервно и затратно, поэтому мы решили предотвратить ненужные растраты и провести очередную экспертизу домов.

Сами жильцы скинулись, провели экспертизу и получили на руки документы. Наш дом стал первым, экспертиза прошла в январе этого года — естественно, дом находится в удовлетворительном состоянии.

Я показал бумаги соседям, им стало интересно, они тоже захотели получить такие заключения.

Мы были приятно удивлены: девять обращений к специалистам — и из них шесть уже имеют положительный результат, еще у трех домов тоже все удовлетворительно, осталось лишь получить бумаги. Это будет хоть какой-то гарантией того, что к нам отнесутся уважительно.

Важно, чтобы экспертиза проводилась одним органом, компетентным, и нужно исключить предвзятое отношение кого-то к чему-то. Если в квартале поступят как со «Спамашем» — я думаю, вряд ли это пойдет на пользу власти. Там на паспорте объекта было написано «реконструкция».

На выходные окрестные жители уехали на дачу, а когда вернулись, то увидели, что старого здания Осмоловки нет и что роется котлован под новое. Это не реконструкция, это новое строительство. И если исполнительная власть будет позволять себе такие выпады, то произойдет подрыв доверия. Никому не нужен очаг социальной нестабильности в центре города.

Такое может быть выгодно только коммерсантам. Но коммерция коммерцией, однако же здесь люди живут. Это гордость города, нельзя об этом забывать.

Потом подключатся еще другие дома, и окажется, что весь район находится в нормальном состоянии, надо всего лишь сделать ремонт. С 1999 года мы платим отчисления на капремонт, с каждого дома накапало уже по две-три тысячи долларов.

На эти деньги хоть какой ремонт можно сделать. Не надо преследовать только коммерческие интересы — их страна и город могут себе позволить решать в других местах. А тут надо всего лишь грани почистить и привести в порядок, чтобы блестело.

Если местный бюджет не справляется, если за 20 лет отчислений не может сделать нам капремонт — давайте объявим международный конкурс на капремонт. Может быть, кому-то это будет интересно.

Пусть сюда придет инвестор, который сделает в центре города что-то, что станет его визитной карточкой.

Но нельзя допустить ситуацию, как со второй больницей: снести, чтобы в центре города стоял пустырь, как после бомбежки.

Если сейчас кто-то не считает район архитектурной или культурной ценностью, то это его проблема. По-настоящему оценить решение смогут только наши потомки. И они могут вспомнить как хорошим словом тех, кто принимал решения, так и плохим.

Нужно учиться сохранять то, что есть. В архитектурном плане Минск — не Париж, тут глупо сравнивать. И если кому-то не нравится, то пусть найдет ресурсы и построит то, что нравится, а не сносит уже существующее.

Зачем уничтожать Осмоловку, чтобы построить очередной торговый центр?

То, что мы живем в центре города, на такой хорошей земле, — это многих задевает. И на архитектурном совете как-то задали вопрос: а почему, мол, вы тут должны жить? А потому, что так исторически сложилось.

Почему кто-то беларус, а кто-то итальянец? Зачем задавать такие риторические вопросы? Хочешь быть итальянцем — переезжай, покупай жилье.

И здесь у нас продаются квартиры, их немного, но они есть, — покупай, делай ремонт и приезжай жить.

Вот у меня в экспертном заключении сказано: «На основании результатов проведенного исследования… категория технического состояния конструктивных элементов фундамента — 2 (работоспособное, удовлетворительное состояние).

Можно констатировать, что фундаменты сохранили свою работоспособность, поскольку не выявлено видимых деформаций, повреждений фундаментов, многочисленных следов и неравномерных осадок». И у нас у всех тут вторая категория. Вот документ, который утверждает, что наши дома прочные. Да, есть некоторые детали, потому что очень долго ведь не занимались Осмоловкой.

В моем доме много замечаний по крыше — но ее ведь сколько лет не чинили. В каждом доме есть какая-то косметическая хворь, которую нужно прикрыть.

Мы за то, чтобы что-то делать. В прошлом году дело притихло — но мы не сидим, выжидая погоды. Вот один дом прошел экспертизу — собирались, рассказывали другим жильцам, какие особенности.

Экспертиза в государственном агентстве обошлась в тысячу рублей — на каждую квартиру пришлось по 125 рублей. Люди сами собирали эти деньги, даже пенсионеры, — у них высокая сознательность.

Девять домов уже прошли экспертизу — это хороший процент.

Городские власти почувствовали, что мы люди последовательные и упорные. Мы не идем на скандалы, но уже четыре года действуем последовательно и четко. Если власти все-таки затеют выселение, то с одним домом — это одна тяжба, а сорок домов — это уже будет сорок тяжб.

Хватит ли у властей сил со всеми судиться? Город понимает, что «раскидать» всех сейчас не получится. Такие решения быстро не приходят, поэтому сейчас ситуация поставлена на паузу.

Я выступаю за мораторий: введите для Осмоловки 15–летний мораторий, запретите на это время любой снос и строительство — и не будете потом жалеть, как было со снесенной Немигой.

Вот у нас есть документы, доказывающие, что здесь пригодные для проживания дома. Я очень хочу надеяться, что после этого слова о ветхом жилье, о гнилье из уст чиновников звучать уже не будут.

Иначе это будет не просто непроверенная информация, а недостоверная информация, вранье. Но нам кажется, что время меняется.

В том, что произошло прошлым летом, когда ПДП отправили на доработку, сыграло не только мнение жителей, но еще и 10 тысяч подписей против. Голос народа был услышан.

Можно по-разному говорить, что мы тут исходим из своих интересов, — это тоже верно. Но именно мы, осмоловцы, с помощью волонтеров и активистов помогаем сохранить Осмоловку всему Минску.

Мы еще в пути, но я верю в просыпающееся понимание властей, что это нестандартная ситуация, что время меняется и что методы решения вопросов 10–летней давности сегодня не работают: к людям надо относиться иначе.

Я приезжаю в какой-нибудь Могилев или Витебск и вижу, что там сохранилось больше исторической застройки. А почему? Да потому, что в Минске, в столице, денег было больше, и могли себе позволить сломать. А давай уберем старье, построим новое. А в регионах денег поменьше — вот они и сохранили интересную старую застройку. Кварталами!

Сейчас Осмоловка — это центр города, где транспортная нагрузка еще приемлемая. Но если сюда придут инвесторы и застроят район большими объемами, то весь транспорт просто встанет, улицы не будут справляться.

А ведь здесь не только жилье, но еще и два садика, где дети растут в тишине, в спокойном месте. Детсады занимают 16 % территории.

Даже если их оставят, а вокруг построят торговые центры, — будут ли у детей нормальные условия?

Экспертиза нам нужна не только для того, чтобы защитить свои интересы, но и чтобы просто понять, в каком состоянии находятся наши дома. Мы понимаем, что жить тут можно, причем можно жить комфортно. Но есть проблемки, которые нужно выявить. И если такой бумаги нет, то сложно общаться с ЖЭСом и говорить, что конкретно надо в каждом доме починить.

Пока судьба района не решена. Возможно, власти поймут ценность нашего района.

Пусть власть поймет, что это культурное наследие, что наши дома — это первые шаги, которые были предприняты для восстановления Минска после войны.

А когда в стране есть культурное наследие, это повышает ее рейтинги. И тогда будет плюсом то, что мы заранее озаботились и прошли экспертизу, что мы старались сберечь наши дома.

Осмоловка — это один из немногих сохранившихся комплексных ландшафтных заповедников, сохранившихся с пятидесятых годов. В 2019 году у нас пройдут Европейские игры, и мы снова начнем думать: а куда же нам туристов-то сводить, кроме Музея ВОВ, Линии Сталина и ресторанов? А почему бы не вложить сюда немного денег и не восстановить эти клумбы, палисадники, не проложить туристические маршруты?

Осмоловка появилась, когда город еще лежал в руинах. Люди приходили с тех руин, смотрели и верили: еще немного — мы восстановим город и будем жить точно так же, — вера их поддерживала. Осмоловка была визитной карточкой, образцом для подражания.

И почему она должна вдруг сейчас утратить этот статус — абсолютно непонятно. История знает много случаев, когда уничтожали какой-то культурный слой. Ни к чему хорошему это не приводило.

Минск и так пострадал во время войны — зачем же уничтожать эти первые послевоенные ростки?

Яркий пример — Троицкое предместье. В восьмидесятых годах стоял вопрос: восстановить исторический квартал или поставить панельки. Тогда Троицкое сохранили, отреставрировали. И сейчас оно на всех открытках, на купюрах, в путеводителях. Если бы там построили панельки — неужели бы Троицкое стало символом города и попало в фотоальбомы? И с Осмоловкой у нас сейчас точно такая же ситуация.

//www.youtube.com/watch?v=FBPQCqTWJBQ

Прошлогодний проект «Минскградо» нам не понравился. Я считаю, что в нашем районе есть уникальность, микроклимат. Ходят экскурсионные группы, хвалят. Нам здесь комфортно жить и людям нравится — значит, надо подумать, как это сохранить.

Да, мы отстаиваем свои интересы — и было бы странно, если мы бы их не отстаивали. Когда-то мы отстаивали свою страну и не пускали немцев.

Иногда своими интересами можно поступиться ради какого-то большого дела, большого смысла. А просто потому, что кому-то что-то захотелось… Это не стоило даже того, чтобы вовлекать бюджетные деньги.

Если уж делать — так делать красивее, а не хуже, чем есть сегодня.

Да, есть несколько квартир, где жильцы не занимаются ремонтом, где все запущено. Но нельзя по двум процентам судить о всем квартале. А наши дома хотят признать ветхими огулом, жильцов выселить и дать им квартиры где-то на окраине.

Может, нашего нынешнего мэра запомнят именно за то, что при нем сохранили роскошную застройку Осмоловку: вложили деньги, привели в порядок, отреставрировали. Тогда все будут говорить: ааа, Шорец — это тот, кто сохранил Осмоловку.

Денис Кобрусев

«Город для горожан»

21 июля 2017 г. на архитектурно-градостроительном совете при главном архитекторе Минска было принято решение о «проведении скрупулезного анализа физического состояния жилых зданий» за счет городского бюджета.

Однако, скоро пройдет год, а городские власти даже не приняли решение об обследовании зданий.

В то время жители 10 домов (а это 25% от общего числа домов в Осмоловке) уже провели экспертизы за свой счет, потратив на это $5000.

Это не нормальная ситуация, когда городские власти игнорирую свои собственные решения, которые способствуют не разрешению проблемы и диалогу с жителями, а росту конфронтации и недоверия.

Александр Лычавко

Обложка: lookmytrips.com

Источник: //www.the-village.me/village/city/dezhurniy-po-gorodu/268111-osmolovka

Кто должен делать ремонт в арендном жилье и как поделить наследство – специалистов

Получила жилье в удовлетворительном состоянии

Про учет и контроль

Обязательно ли выносить электросчетчик на границу участка на даче?

«В садовых товариществах у нас немало проблем. Люди спорят из‑за расходования взносов, по поводу смежных границ. А в последнее время возникает и такая коллизия.

Общее собрание принимает решение о выносе счетчиков электроэнергии из садового домика на границу земельного участка. Несогласных отключают от электроэнергии. Но таких драконовских правил не существует даже для жилых домов.

Почему подобное самоуправство стало возможным в садовых кооперативах?

Причем предписания выдают даже тем, у кого нет задолженности по оплате электроэнергии и точность расчетов можно всегда проверить – доступ к счетчику обеспечен.

Кроме того, что оборудование выносного ящика стоит денег, никто не гарантирует его безопасность. Ведь на дачах редко кто проживает круглый год.

Законно ли в принципе такое решение общего собрания членов товарищества? Валентина Луковникова, Минск».

За комментарием «СБ» обратилась к Вадиму Булыге, заместителю генерального директора РУП «Минскэнерго». По его словам, действительно нынче у энергетиков в приоритете политика применения электронных счетчиков с выносом их на границу домовладения в частном секторе городов и в деревнях.

Эта норма содержится в Правилах электроснабжения (постановление Совета Министров Республики Беларусь от 17 октября 2011 г.

№ 1394), а также в Инструкции о порядке и условиях оснащения пользователей и производителей электрической энергии приборами учета ее расхода, пункт 41 (постановление Министерства энергетики Республики Беларусь от 14 декабря 2011 г. № 69) и в техническом кодексе установившейся практики.

А вопросы учета электроэнергии в садоводческих товариществах относятся к компетенции органов управления добровольных объединений граждан.

Иными словами, дачники вправе самостоятельно определить порядок расчетов за электричество, закрепить их решением общего собрания, внести изменения в устав или даже принять локальный нормативный акт.

Однако в своей деятельности товарищество как юридическое лицо должно руководствоваться техническими нормативными правовыми документами, подчеркивает Вадим Булыга, в которых содержатся общие требования к электроустановкам. В Правилах электроснабжения сказано: индукционные счетчики допускается устанавливать в жилых домах.

Как поделить наследство?

«В 1999 году умер отец, оставив дом с хозпостройками в деревне, который получил в наследство средний из нас, трех братьев. Хотелось бы узнать, насколько справедлив такой порядок наследования? Тимофей, Калинковичи».

Если после смерти отца дом достался одному из братьев, предполагает заместитель председателя Калинковичского райисполкома Валентин Васюта, то, скорее всего, имел место случай наследования по завещанию. А завещать все нажитое можно не только детям, но и любому человеку, а также государству или райисполкому, например. И без объяснения причин.

Однако свобода завещания, увы, не безгранична. В завещание невозможно включить противоправные и объективно невыполнимые для наследника условия. Кроме того, тем, кто указан в завещании, придется кое с кем поделиться.

Право на обязательную долю наследства, помимо воли наследодателя, имеют его несовершеннолетние и нетрудоспособные дети, а также нетрудоспособные супруг(а) и родители, которые получают не менее половины того, что причиталось бы каждому из них при наследовании по закону.

Завещание должно быть составлено письменно и заверено нотариусом. Несоблюдение этих правил влечет недействительность документа. Статья 1052 Гражданского кодекса допускает признание завещания недействительным по иску наследника, права и интересы которого были нарушены. Однако для отмены завещания требуются веские и прямо предусмотренные нормами Гражданского кодекса основания.

«Судебные дела, связанные с оспариванием завещания, – отмечает Валентин Васюта, – можно отнести к одним из самых сложных и сопряженных со значительными материальными и временными затратами».

И поскольку с момента смерти вашего отца прошло 20 лет, стоит обратить внимание на срок исковой давности. Истечение которого – веское основание для вынесения судом решения об отказе в иске.

Кто должен делать ремонт в арендном жилье?

«Более трех лет я с несовершеннолетним сыном проживаю в арендном доме. Состояние его оставляет желать лучшего.

Окна не менялись с 1990 года, в плачевном состоянии линолеум, который лежит на голом цементе. На все мои жалобы собственник дома утверждает: ремонт я должна делать сама.

Но я и так еле концы с концами свожу. К тому же дом уже получила в таком состоянии. Кто прав? Наталия Карпович, Несвиж».

Вот что по этому поводу сообщает заместитель председателя Минского облисполкома Сергей Невмержицкий.

Арендное жилье передается гражданам за плату во временное владение и пользование на условиях договора найма по акту о приемке-передаче, который составляется в произвольной форме и может содержать замечания арендодателя по устранению недостатков.

В подписанном вами акте приемки‑передачи замечаний нет. Из этого следует, что в момент заселения вас все устраивало в предоставленном жилье.

В мае 2018 года работники несвижского ЖКХ отрегулировали в доме оконную фурнитуру, обследовали сантехнику. Все – в удовлетворительном состоянии.

Что же касается ремонта, то по Правилам пользования жилыми помещениями, содержания жилых и вспомогательных помещений (постановление Совета Министров Республики Беларусь от 21 мая 2013 г. № 399) наниматели помещений госжилфонда обязаны выполнять их ремонт за свой счет.

Речь идет о штукатурке, заделке трещин, побелке, покраске, оклейке обоями стен, покраске полов, подоконников, окон и дверей, замене электрического, газового и сантехнического оборудования, котлов, электропроводки и так далее. Даже замена и ремонт счетчиков – в зоне ответственности нанимателя.

Исключение – устранение дефектов и неисправностей, которые появились вследствие проблем с конструктивными элементами, инженерными системами дома не по вине нанимателя.

С.Невмержицкий также напоминает: статья 97 Жилищного кодекса возлагает на нанимателя прямую обязанность по обеспечению сохранности предоставленного ему жилища. 

Аэлита Сюльжина, «СБ. Беларусь сегодня», 14 июня 2019 г.

Источник: //pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2019/june/36341/

Сирот отправляют жить в бараки

Получила жилье в удовлетворительном состоянии

Общество 24 октября 2011, 23:59 399

Получить крышу над головой выпускникам детдомов мешает не только дефицит денег, но и стена чиновничьего равнодушия

Получить крышу над головой выпускникам детдомов мешает не только дефицит денег, но и стена чиновничьего равнодушия

Из общежития идти было некуда

Добрый сказочник Сергей Юрьевич Максимов стремительно входит в свой кабинет после совещания и, ни на минуту не задумываясь, заверяет меня, что вопрос, касающийся Ани Воробьёвой, решен.

Вообще-то должность Максимова звучит несколько иначе, он – первый замглавы администрации Шуи. Прекрасно одет, безупречно подстрижен, в меру приветлив и крайне деловит… “Картину маслом” портит только неуемное желание Сергея Юрьевича выдать желаемое за действительное.

Возможно, это мое субъективное мнение, однако по отношению к нашей героине дела обстоят именно так.

Вопрос, который, по заверению Максимова, был решен, касался проживания Ани в студенческом общежитии. Университет девушка закончила еще весной, но жить ей, бывшей воспитаннице детского дома, оказалось негде. Совсем. Жилье, закрепленное за Аней, жильем назвать невозможно.

Бомжатник, развалюха, трущоба – никакие другие слова по отношению к дому на Советской (и это практически центр Шуи!) в голову не приходят.

Разбитые, с едва держащимися рамами окна на втором этаже, закрытые листовым железом – на первом, лестницы, по которым опасно подниматься, коридор, словно после побоища, такие же “убитые” комнаты… И ладно бы только внешний вид подкачал! Но в доме нет воды, обрезано электричество, а печи непригодны к эксплуатации, так как во время ремонта кровли дымоходы почему-то убрали.

Войдя в положение выпускницы, руководство университета разрешило Ане в порядке исключения остаться в общежитии до конца лета. 25 августа Ане пришлось из общежития выехать. В никуда.

А между тем законодательство в отношении детей-сирот в подобных ситуациях четко предписывает органам местного самоуправления изыскивать для предоставления им временное жилье. И то, что Ане Воробьёвой его не выделили, является нарушением ее законных прав. Хотя в администрации Шуи так не считают.

На жилищной комиссии, куда пригласили девушку, сначала пообещали показать квартиру, где она сможет временно жить, но потом затеяли дискуссию относительно того, правомерно ли будет предоставлять это жилье, если в очереди перед ней стоят еще 1700 человек.

Сошлись на том, что надо делать ремонт квартиры, в которой Аня зарегистрирована, а дом, мол, находится в удовлетворительном состоянии – вот и соответствующие ответы администрации есть.

Печное отопление без… дымоходов

Ответ, на который ссылались члены жилищной комиссии, достоин того, чтобы его процитировать: “Данное жилое помещение комиссионно обследовано 03.06.2011 г. В доме в 2009 г. был проведен капитальный ремонт кровли и фасада, дом находится в удовлетворительном состоянии. Однако в жилом помещении, закрепленном за А.

Воробьёвой, длительное время никто не проживал и не содержал его в надлежащем состоянии. Поэтому в настоящее время требуется проведение текущего ремонта, который в соответствии с действующим законодательством производится нанимателем.

В доме печное отопление, водоснабжение производится с уличной колонки, туалет на улице, оконные и дверные проемы в удовлетворительном состоянии”.

На фотографиях дома хорошо видно, в каком “удовлетворительном” состоянии находятся двери и окна. “Печное отопление” при отсутствии дымоходов – всё равно что электроплита без электричества, только еще и опасно для жизни. Об отсутствии электричества, кстати, в ответе ни слова.

Зато – без зазрения совести! – есть слова о колонке и туалете. Правда, ни того ни другого во дворе нет, но ведь сказки – они на то и сказки, чтобы немного приукрасить действительность, а ложь в них присутствует вполне в соответствии с законом жанра.

Помните: сказка ложь, да в ней намек… Вот только понять бы, на что намекают руководители городской администрации.

Может быть, на то, что сирот в Шуе много и жилья на всех не напасешься? Да, это так. И, к сожалению, подобная ситуация с обеспечением жильем детей-сирот складывается во всех регионах страны. Главной причиной такого положения дел сенатор Юрий Смирнов называет нехватку средств: “В связи с этим Совет Федерации направил официальное обращение к Правительству страны.

Мы предложили рассмотреть вопрос об увеличении размера субсидий, предоставляемых из федерального бюджета регионам на обеспечение детей-сирот жилыми помещениями, а также на выполнение судебных решений”.

Серьезность проблемы понимают и руководители страны – увеличить суммы, выделяемые регионам на приобретение жилья для детей-сирот, пообещали и Президент, и премьер-министр.

Но когда еще эти деньги начнут выделять… А судьбы – конкретные, сложные – вот они, вот ситуации, которые надо разруливать! Потому что деньги деньгами, но есть еще и такие понятия, как справедливость, неравнодушие, то есть то, что зависит не от порядка финансирования, а от степени человечности и личной порядочности, от желания принять участие в судьбе сироты, оказать ему помощь, гарантированную государством. Или не оказать. Создать видимость. Изобразить процесс. В случае с Аней Воробьёвой всё упирается именно в это. Вроде бы чиновники и выполняют все положенные действия, проявляют заботу, просят друг друга посодействовать, да результата как не было, так и нет. Все ответы, которые получает Аня, написаны словно под копирку и сводятся к тому, что проблема ее давным-давно решена – жилье-то за ней закреплено!

Трудно строить свою судьбу, скитаясь по чужим углам

Признать закрепленное за выпускницей детдома жилье непригодным для проживания нетрудно. Согласно методике Госстроя оно признается таковым, в частности, если нарушены санитарно-гигиенические условия проживания, температурно-влажностный режим помещений. В квартире, в которой отсутствуют свет, вода, тепло, нет туалета, эти основания трудно не признать.

А что же прокуратура? Территориальное управление соцзащиты обращалось в Шуйскую межрайонную прокуратуру с просьбой разобраться в законности постановки Воробьёвой в общую, а не льготную, очередь для детей-сирот. И получило ответ, что, поскольку за Воробьёвой закреплено жилое помещение, основание для отмены данного постановления (о постановке в общую очередь. – Ред.) отсутствует.

Правда, стоит уточнить, что в запросе соцзащиты ни слова не сказано о том, в каком состоянии находится ныне закрепленное за выпускницей детского дома жилье. Но разве прокуратура не должна была провести полную проверку по данному вопросу? Видимо, нет, раз ограничилась констатацией факта, что жилье за сиротой закреплено.

А ведь отмена постановления о закреплении жилья именно по представлениям прокуроров практически во всех регионах страны не такая уж редкость. Ежегодно в суды направляются тысячи исков.

Более того, не так давно Генеральная прокуратура по поручению Президента проверила исполнение на местах законодательства в сфере обеспечения жильем детей-сирот и констатировала, что количество нуждающихся в жилье постоянно увеличивается, в том числе и за счет детей, имевших закрепленное жилое помещение, но утративших его за время пребывания в детском доме вследствие пожаров, незаконных сделок с ним либо приведения в состояние, непригодное для проживания. То есть ничего из ряда вон выходящего в том, что жилье становится непригодным для проживания, нет, и права сирот в целом по стране прокуроры защищают активно. Может, у нас в прокуратуре к этому подходят иначе?

…Жизнь снова и снова проверяет Аню на прочность. Чего только стоили пять лет учебы в университете! Нечасто воспитанники детских домов мечтают о высшем образовании, прекрасно понимая, каково это – быть студентом без поддержки и помощи родных.

Но Аня мечтала учиться всегда, потому что понимала – для нее это единственный путь наверх со дна неустроенности и одиночества, возможность стать нормальным человеком. Мужества, целеустремленности, настойчивости ей не занимать.

Однако для успеха человеку нужна еще и нормальная самооценка. Трудно строить свою судьбу, скитаясь по чужим углам, общежитиям, в которых жил когда-то, потому что в душе ты по-прежнему будешь чувствовать себя лишним, никому не нужным, отверженным.

Аня не отчаивается, продолжает бороться за свои права. Но надолго ли хватит ее сил? И сможет ли она пробить стену равнодушия?

(Имя и фамилия героини изменены.)

В тему

В аналогичную ситуацию попали сестры Екатерина и Татьяна Чурикановы из Юрьевца. После выхода из психоневрологического интерната они оказались практически без крыши над головой. Местные чиновники отправили сирот в многоквартирный дом, от которого остались лишь стены.

Губернатор Михаил Мень взял ситуацию под личный контроль и дал поручение немедленно разобраться и оказать максимальную помощь сестрам Чурикановым.

Юрьевецкому району уже выделены средства из бюджета области на приобретение жилья девушкам, местные власти начали подбор квартиры для них, сообщила первый зампред регионального правительства Ольга Хасбулатова.

Чиновники же, отправившие сестер в непригодное для проживания жилье, будут наказаны.

Квартиру вот в таком «пригодном для жилья» доме предлагают жительнице Шуи.

Источник: //ivgazeta.ru/read/9346

Абсолютное право
Добавить комментарий