Соответствуют ли Конституции РФ положения Конституций субъектов РФ?

Соответствуют ли положения Конституций субъектов РФ закрепленным в Конституции РФ конституционным принципам регулирования земельных правоотношений? Обоснуйте свое мнение

Соответствуют ли Конституции РФ положения Конституций субъектов РФ?
⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 15Следующая ⇒

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 27 июня 2000 г.

N 92-О ПО ЗАПРОСУ ГРУППЫ ДЕПУТАТОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ О ПРОВЕРКЕ СООТВЕТСТВИЯ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ КОНСТИТУЦИЙ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ, РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН, РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ, РЕСПУБЛИКИ КОМИ, РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ – АЛАНИЯ И РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации.

Суверенитет Российской Федерации, в силу Конституции Российской Федерации, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, т.е.

не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации.

4.1. Вопросы собственности на землю и другие природные ресурсы в Российской Федерации, порядка ее разграничения и регулирования уже исследовались Конституционным Судом Российской Федерации.

В Постановлениях от 9 января 1998 года по делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации и от 7 июня 2000 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” Конституционный Суд Российской Федерации выразил следующую правовую позицию.

В соответствии со статьей 9 Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (часть 1); земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности (часть 2). Согласно статье 36 Конституции Российской Федерации граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю (часть 1); владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц (часть 2); условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона (часть 3).

Из приведенных конституционных норм следует, что народам, проживающим на территории того или иного субъекта Российской Федерации, должны быть гарантированы охрана и использование земли и других природных ресурсов как основы их жизни и деятельности, т.е. как естественного богатства, ценности (достояния) всенародного значения.

Поэтому с Российской Федерации и ее субъектов не снимается вытекающая из статьи 9 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71 и 72 обязанность по охране и обеспечению использования земли и других природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях.

Однако это не может означать, что право собственности на природные ресурсы принадлежит субъектам Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации не предопределяет обязательной передачи всех природных ресурсов в собственность субъектов Российской Федерации и не предоставляет им полномочий по разграничению собственности на эти ресурсы.

Конституция Российской Федерации относит вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, разграничение государственной собственности, лесное законодательство к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункты “в”, “г”, “д”, “к” части 1); по предметам совместного ведения принимаются федеральные законы, на основе которых может также осуществляться разграничение полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, при этом законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, принятые по предметам совместного ведения, не могут противоречить соответствующим федеральным законам (статья 76, части 2 и 5).

Следовательно, субъект Российской Федерации не вправе объявить своим достоянием (собственностью) природные ресурсы на своей территории и осуществлять такое регулирование отношений собственности на природные ресурсы, которое ограничивает их использование в интересах всех народов Российской Федерации, поскольку этим нарушается суверенитет Российской Федерации.

Наличие в конституции республики наряду с положениями о суверенитете положений о том, что природные ресурсы находятся в собственности республики, и о том, что порядок владения, пользования и распоряжения природными ресурсами устанавливается законами республики, означает, что все природные ресурсы, в том числе земля, недра, леса, растительный и животный мир, водные ресурсы, на территории соответствующей республики объявлены достоянием (собственностью) именно республики, которая, провозглашая себя суверенным государством, полагает, что она вправе определять, находятся ли природные ресурсы в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности, основания и пределы права на которую устанавливаются законами республики.

Тем самым закрепляется, что республике изначально принадлежит право собственности на все природные богатства на ее территории, а право на разграничение собственности в отношении природных ресурсов и право на установление других, кроме государственной, форм собственности на них рассматриваются как производные от права республики в качестве собственника.

4.2.

Исходя из изложенной правовой позиции, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 7 июня 2000 года признал положение Конституции Республики Алтай о том, что земля, недра, леса, растительный и животный мир, водные и другие природные ресурсы являются достоянием (собственностью) республики, как допускающие признание за республикой права собственности на все природные ресурсы, находящиеся на ее территории, ограничивает суверенитет Российской Федерации и нарушает установленное Конституцией Российской Федерации разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов и потому не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 4 (части 1 и 2), 9, 15 (часть 1), 36, 72 (пункты “в”, “г” части 1) и 76 (части 2 и 5).

Задание 4

ООО “П” приобретено у ОАО “С” по договору купли-продажи помещение в административном здании. У ОАО “С” как продавца помещения по договору купли-продажи документы о правах на земельный участок под зданием оформлены не были.

Для получения разрешения на реконструкцию помещения орган градостроительства и архитектуры потребовал от ООО “П” предоставления документа о его правах на земельный участок, а также предоставления письменного согласия на проведение реконструкции от всех других собственников помещений в административном здании. ООО “П” полагало, что помещение не находится в непосредственной связи с землей, так как находится на последнем этаже здания, поэтому ООО “П” не должно иметь документы о правах на земельный участок. Принцип единства судьбы земельного участка и прочно связанных с ним объектов, по мнению ООО “П”, не относится к его помещению.

Вопрос: Каким образом принцип единства судьбы земельного участка и всех расположенных на нем объектов реализуется в земельном законодательстве? Подтвердите примерами свои суждения (ссылками на нормы законов).

Возможность оформления прав на землю принадлежит исключительно собственнику. Принцип единства судьбы существует с 25.10.2001г. Он сформулирован в пп.5 п.1 ст.

1 ЗК РФ: единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

В ст. 35 он развит:

Статья 35. Переход права на земельный участок при переходе права собственности на здание, строение, сооружение

1. При переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

В случае перехода права собственности на здание, строение, сооружение к нескольким собственникам порядок пользования земельным участком определяется с учетом долей в праве собственности на здание, строение, сооружение или сложившегося порядка пользования земельным участком.

Не помещение принцип единстване распространяется.

4. Отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, за исключением следующих случаев:

1) отчуждение части здания, строения, сооружения, которая не может быть выделена в натуре вместе с частью земельного участка;

(ст. 35, “Земельный кодекс Российской Федерации” от 25.10.2001 N 136-ФЗ (принят ГД ФС РФ 28.09.2001))

Ст.35 – права принадлежали гражданину, ст.36 – права принадлежали третьему лицу.

П.3 ст.36 ЗК: если обращается одно лицо, то оформляется договор аренды. Он платит пропорционально доле, все остальные могут присоединяться. Если пойдут все вместе, могут оформить в собственность.

ВАС говорит, что невозможно существование совместной частно-государственной собственности (одни уже оформлены, а другие ещё нет). Договор аренды должен быть с возможностью присоединения, т.к.

собственники всё время меняются.

Собственника нельзя заставить. Ст.36 говорит, что собственник «имеет право», т.к. кадастровый учёт будет проводиться за счёт собственника всего участка в целом. Всё зависит от того, какая доля в здании принадлежит лицу. КУГИ отказывало одному лицу. Это было незаконно, но имело смысл.

Задание 5.

Граждане “В” и “Г” имеют на праве общей долевой собственности в равных долях дачный дом, полученный ими по наследству. В решении суда определен порядок пользования дачным домом и земельным участком площадью 0,15 га гражданами “В” и “Г” в соответствии с долями в праве общей долевой собственности на дом.

Земельный участок предоставлен наследодателю в соответствии с ранее действовавшими (до 2001 года) нормами предоставления для строительства дачи в размере 0,15 га в черте населенного пункта. Норма предоставления на дату обращения установлена в размере 0,12 га.

Граждане “В” и “Г” обратились за приватизацией своей части земельного участка и просили оформить право частной собственности каждому. Земельный комитет предложил гражданам оформить право общей долевой собственности на земельный участок. Граждане не согласились с таким решением, полагая, что решением суда произведен раздел дома и земельного участка.

Кроме того, гражданам было предложено выкупить по рыночной цене часть земельного участка площадью 0,03 га или уменьшить площадь земельного участка до нормы предоставления, действующей на дату их обращения.

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/2xa0ec.html

Глава 7. Судебная власть | Конституция Российской Федерации

Соответствуют ли Конституции РФ положения Конституций субъектов РФ?

Открытость, доступность, предсказуемость правосудия

Статья 118

1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

2.

Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается.

Статья 119

Судьями могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет. Федеральным законом могут быть установлены дополнительные требования к судьям судов Российской Федерации.

Статья 120

1. Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

2.

Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

Статья 121

1. Судьи несменяемы.

2.

Полномочия судьи могут быть прекращены или приостановлены не иначе как в порядке и по основаниям, установленным федеральным законом.

Статья 122

1. Судьи неприкосновенны.

2.

Судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом.

Статья 123

1. Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.

2.

Заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом.

3. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

4. В случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей.

Статья 124

Финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом.

Статья 125

1. Конституционный Суд Российской Федерации состоит из 19 судей.

2.

Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.

3. Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.

4. Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

5. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации.

6. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению.

7. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Статья 126

Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Статья 127

Исключена поправкой к Конституции Российской Федерации (Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации “О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации”).

Статья 128

1. Судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации назначаются Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

2.

Судьи других федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом.

3. Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и иных федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом.

Статья 129

1. Полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом.

2.

Генеральный прокурор Российской Федерации и заместители Генерального прокурора Российской Федерации назначаются на должность и освобождаются от должности Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

3. Прокуроры субъектов Российской Федерации назначаются на должность Президентом Российской Федерации по представлению Генерального прокурора Российской Федерации, согласованному с субъектами Российской Федерации. Прокуроры субъектов Российской Федерации освобождаются от должности Президентом Российской Федерации.

4. Иные прокуроры, кроме прокуроров городов, районов и приравненных к ним прокуроров, назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом Российской Федерации.

5. Прокуроры городов, районов и приравненные к ним прокуроры назначаются на должность и освобождаются от должности Генеральным прокурором Российской Федерации.

Алфавитно-предметный указатель
А  Б  В  Г  Д  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Ц  Ч  Я

Конституция | Оптичeская копия | Гocударственные симвoлы | Пoстановления КС | Пoстановление ВC

Источник: http://www.constitution.ru/10003000/10003000-9.htm

Дмитрий Миронов: У Конституции Республики Саха (Якутия) большое будущее | Государственное Собрание (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия)

Соответствуют ли Конституции РФ положения Конституций субъектов РФ?

Накануне 20-летия Конституции Республики Саха (Якутия) мы, безусловно, не могли не обратиться к человеку, который стоял у истоков ее формирования.

О роли Конституции в историческом понимании, ее настоящем и будущем – Дмитрий Николаевич Миронов, Председатель Конституционного суда Республики Саха (Якутия).

 

– Дмитрий Николаевич, какова роль Конституции республики сегодня: это документ, который сыграл уже свою историческую роль или реально действующий нормативно-правовой акт?

 – Любая конституция, в том числе и на уровне субъектов федерации, это все-таки основной закон, это учредительный документ и он, как правило, не подвержен значительным изменениям. С точки зрения предмета регулирования эти документы должны содержать такие положения, которые носят постоянный характер. Практика других федеративных стран показывает, что даже когда меняется федеральная конституция, на следующем уровне конституционного строительства основной закон не меняется. Это происходит потому, что ситуация часто складывается таким образом, что на уровне региона, субъекта, административно-территориальных единиц, образований ход жизни более спокойный, нежели в центре федерации. Например, в Америке конституции штатов как были приняты давным-давно, так они и существуют до сих пор. Неменяющаяся на протяжении многих лет конституция создает ощущение стабильности, придает людям уверенность в том, что все в этом мире постоянно. Это очень важный момент. Для того, чтобы соблюсти его в наших условиях, в условиях Российской Федерации, российского федерализма, который отличается от других своим конституционным характером, и тем, что субъекты федерации не создавались не искусственным путем, а на основе исторически объединенных территорий, очень важно, чтобы конституции и уставы субъектов соответствовали Конституции Российской Федерации. Основные положения этих конституций должны быть перманентны, постоянны, стабильны. Только тогда у граждан будет уважение к конституции. Наше государство огромное и когда мы говорим о том, что необходимо формировать положительное отношение к конституции, к законодательству, нужно понимать, что это соотносится в целом с отношением к родине. Где, в каком месте у человека возникает понятие родины: там, где он родился и вырос, где, что называется, буденовка лежит. И очень важно, чтобы понятие о конституции, конституционное самосознание прививались человеку с детства. Тогда у нас не будет никаких проблем с точки зрения построения правового государства, законопослушания и равенства всех перед законом. Есть еще один очень важный момент. Что показывает история начала 20 века? Кто в тот сложный период сохранил страну? В конечном счете, ее сохранила российская глубинка, окраины, губернии. Тоже самое произошло в начале 90-х годов прошлого столетия – также стабильность стране и ее территориям обеспечивали автономии, края, области и республики. С этой точки зрения у субъектов Российской Федерации, административно-территориальных единиц есть историческая заслуга – именно благодаря их стремлению к единению и желанию сохранить целостность, наша страна имеет сегодняшние границы. Это означает, что конституции и уставы субъектов федерации, кроме всего прочего, несут в себе цементирующие для страны начала, которые обеспечивают стабильность и поступательное развитие государства. Кроме того, нужно понимать, что для жителей регионов намного ближе положения конституций и уставов субъектов федерации. Конституция, учредительные акты, законы, которые принимаются на месте, обсуждаются, проходят через сознание всего населения. С этой точки зрения конституции и уставы субъектов федерации имеют большое будущее. Все это не принижает и не умаляет ни верховенства Конституции Российской Федерации, ни федерального законодательства на всей территории страны.
– В то же время сегодня бытует нигилистическое мнение о том, что Конституция республики исчерпала себя…  – До тех пор пока Россия представляет собой федеративное государство, у субъектов должно что-то быть что-то свое, своя нормативная база. Конституционный суд Российской Федерации указывает, что конституции и уставы субъектов Российской Федерации находятся в непосредственном, в особом отношении с Конституцией Российской Федерации. Это что значит? Они обеспечены как избирательные документы предметно, функционально. Между ними идет разграничение предметов регулирования. Федеральный законодатель предоставляет субъектам полномочия, которые необходимо реализовывать на местах. Как, например, законодательное регулирование, формирование и распределение бюджета, реализация государственных функций через органы государственной власти. Региональные органы государственной власти, разрабатывая и принимая нормативные правовые акты местного значения, обеспечивают реализацию социальной политики региона. При этом важно понимать, что федеральная власть не всегда может оперативно оценивать ситуацию в каждом регионе и оперативно принимать решения. Это может сделать, только непосредственно находясь на месте. И жителям республики, безусловно, гораздо ближе и проще достучаться до чиновника, который находится тут, рядом. Кроме того, конституции и уставы субъектов несут охранительную и обеспечительную функции. Являясь нормативными документами, где закреплены в том числе права граждан РФ, проживающих на определенной территории, они юридически защищают их.Есть такие понятия, как «вертикаль государственности», законы управления. Государственная власть сосредотачивается не только в центре, она в виде органов государственной власти обязательно должна присутствовать в регионах, а для этого им необходимо опираться на Конституцию субъекта и региональные нормативно-правовые документы. Таким образом, основная функция региональных конституций и уставов заключается в обеспечении нормальной жизни жителей, проживающих на данной конкретной территории.  

– В преамбуле к Конституции республики говорится: «считая республику субъектом РФ на принципах конституционно-договорных отношений». Как вы думаете, возможны ли сегодня договорные отношения между субъектом и центром и в чем могут выражаться?

 – В исторический период обновления Российской Федерации, федеративного устройства, российского федерализма, которое началось в 90-х годах прошлого столетия, с момента принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР 12 июля 1990 года, отношения между субъектами и центром начали меняться. В этих условиях договорные начала, конечно, имели значение. Для того, чтобы сохранить Россию, как единое федеративное государство, нужны были определенные шаги, сохраняющие целостность страны в новых условиях федеративного устройства. Это было закреплено в федеративном договоре Значение федеративного договора в сохранении единства России высоко оценивали руководители Российской Федерации. Этот момент, безусловно, имеет определенное значение в сознании людей того поколения. До сих пор в Конституции РФ, в статье 11, такое понятие как федеративный договор сохраняется. И в заключительных положениях второй части конституции страны федеративный договор упоминается, но с той оговоркой, что его положения действуют в части, не противоречащей Конституции РФ. Таким образом, возможность договорных отношений между центром и субъектами существует, это рабочий механизм. В преамбуле к нашей Конституции изложены исторические положения: упоминается вхождение Якутии в состав Российского государства в 17 веке, образование в 1922 году Якутской Автономной Советской Социалистической Республики, признание государственности Якутии в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете. Это наша история, ее нужно чтить и уважать. 

– Дмитрий Николаевич, как вы считаете, на каком этапе своего развития, в какой редакции Конституция Республики наиболее соответствовала чаяниям народа, действительности?

 – С точки зрения отношений, регулируемых конституцией, и с точки зрения возведения определенных фактических отношений в ранг нормативного регулирования можно говорить о том, что существует конституция реальная и формальная. Я могу сказать, что Конституция республики в редакции 1992 года, конечно, содержала много номинационных положений, то есть положений, которые носят заявочный характер. Например, было сказано, что республика устанавливает собственность на природные ресурсы. Это положение опиралось на законодательство СССР. По мере того, как конституция приводилась в соответствие федеральному законодательству, ее номинационная сторона сокращалась, а формально-юридическое содержание конституции наполнилось реальным содержанием. С этой точки зрения современный, действующий текст Конституции Республики Саха наиболее соответствует реалиям сегодняшнего дня. В этой связи также возникает вопрос – в какой степени конституционные положения отражают фактически существующие социальные, экономические, психологические отношения? В этом смысле Конституция республики в значительной степени опережает реалии. Конституция закрепляет рыночные отношения. Однако можно ли сегодня с уверенностью говорить о том, что на территории Республики Саха все сферы деятельности человека действуют по законам рынка? Или еще пример: согласно Конституциям РФ и республики, органы государственной власти должны предоставлять населению возможность самостоятельно решать имеющиеся у него проблемы. Однако условия жизни, особенно у нас, на Севере, таковы, что без поддержки государства многие граждане вряд ли справятся со своими пробелами. Наше государство по-прежнему несет большую социальную нагрузку. Для многих субъектов федерации это оправданно. 

– В какой мере Конституция республики на сегодняшний день соответствует Конституции Российской Федерации?

 – Я могу сказать, что в основном наша республиканская конституция соответствует федеральной конституции: все положения, которые указаны в постановлениях и определениях Конституционного суда России, приведены в соответствие. Однако это не означает, что между двумя конституциями не может быть разночтений. При этом надо понимать, что развитие конституционности и законодательства – это процесс, поэтому надо иметь в виду, что между федеральным и республиканским законодательствами всегда будут определенные различия. И, безусловно, 72 статья Конституции РФ, определяющая область совместных полномочий центра и регионов, всегда будет толковаться по-разному. Если федеральный законодатель будет толковать указанную статью широко, как это регламентируется федеральным законом № 184, то такая позиция всегда будет вызывать определенное недовольство со стороны регионов.  С 2005 года начался постепенный процесс расширения списка региональных полномочий, который в последнее время только набирает обороты. Я считаю, что развитие субъектов Российской Федерации, возрастание профессионализма региональных парламентов, ответственности исполнительных органов государственной власти лишь усилят эту тенденцию. Разумеется, процесс иметт свои пределы. Они установлены Конституцией РФ. В связи с этим хочу подчеркнуть один важный момент. Есть такое понятие как субъект развития, творчества. А кто является этим субъектом? Иногда говорят, что субъектом развития являются федеральные органы государственной власти. Тогда возникает другой вопрос – каким образом они могут развивать, например, Чукотку, Магаданскую область? Исторически сами территориальные единицы, субъекты развивали сами себя. Отсюда можно сделать вывод, что субъектами развития государства, России, одновременно являются как региональные органы государственной власти, так и федеральные. Значит, субъекты Российской Федерации являются носителями развития страны. Об этом, к сожалению, иногда забывают. А для того, чтобы эффективно развивать свою территорию, необходимо иметь полноценную и действующую нормативную базу, которая должна обеспечивать реализацию положений, заложенных в конституциях и уставах субъектов Российской Федерации. 

– Дмитрий Николаевич, что вы хотели пожелать жителям республики накануне 20-летия Конституции Республики Саха (Якутия)?

 – Сегодня распространены такие термины как «правовое государство», «правовая экономика», «правовые социальные отношения», «правовой человек». Я думаю, что это не просто модные слова – они отражают тенденции развития современного общества. В этих словах содержится определенный смысл и серьезные намерения нашего государства достичь поставленных задач по формированию правового государства. В связи с этим я хотел бы пожелать все жителям нашей республики, чтобы они с большим уважением относились к Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Саха (Якутия). Действующая Конституция республики – это конституция, которая впервые ориентирована на человека на якутской земле. Это нужно понимать и относиться к Основному закону с должным вниманием. Хочу также обратиться ко всем якутянам – чтобы Конституция республики работала и приносила всем нам пользу, способствовала развитию и благополучию республики, нужны усилия не только со стороны органов государственной власти республики, но каждого отдельно взятого человека, проживающего в Якутии. Желаю всем якутянам благополучия, здоровья и счастья. Спасибо за беседу! 

Анна Томина, газета «Ил Тумэн»

Дата последнего изменения: 12 декабря 2018, 15:01

Источник: http://iltumen.ru/node/2203

Статья 9 Конституции РФ

Соответствуют ли Конституции РФ положения Конституций субъектов РФ?

1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Комментарий к Статье 9 Конституции РФ

1. С учетом включения положений комментируемой статьи в гл.

1 Конституции “Основы конституционного строя” они прежде всего должны рассматриваться как основополагающие юридические принципы, пронизывающие всю совокупность правовых отношений, возникающих при использовании и охране в Российской Федерации земли и других природных ресурсов, являющихся основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Эти принципы обязательны как для федерального, так и для регионального законодателя; вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды находятся в совместном ведении РФ и ее субъектов (п. “е” и “к” ст. 72 Конституции).

Часть 1 комментируемой статьи на уровне конституционного принципа закладывает основы конституционно-правового режима земли и других природных ресурсов.

Сам по себе этот режим определяется с помощью большого количества конституционных положений, образующих подсистему конституционных норм.

Частью указанного конституционно-правового режима является определение субъекта, достоянием которого Конституция объявляет землю и другие природные ресурсы. Это весь многонациональный российский народ.

Следовательно, субъект РФ не вправе объявить своим достоянием (собственностью) природные ресурсы на своей территории и осуществлять такое регулирование отношений собственности на природные ресурсы, которое ограничивает их использование в интересах всех народов РФ, поскольку этим нарушается суверенитет РФ.

В настоящее время есть основания утверждать, что появился новый субъект конституционно-правовых отношений и это будущие поколения россиян.

В преамбуле Конституции подчеркивается ответственность народа России за свою Родину перед будущими поколениями. А в сфере бюджетных отношений появились такие понятия, как “стабилизационный фонд”, “фонд будущих поколений”.

Соответственно появляется новая публичная цель – защита экономических интересов будущих поколений россиян.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 Конституции земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

Из этой нормы следует, что народам, проживающим на территории того или иного субъекта РФ, должны быть гарантированы охрана и использование земли и других природных ресурсов как естественного богатства, ценности (достояния) всенародного значения. Поэтому с Российской Федерации и ее субъектов не снимается вытекающая из ст. 9 Конституции во взаимосвязи с ее ст.

71 и 72 обязанность по охране и обеспечению использования земли и других природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях (Постановление КС РФ от 07.06.2000 N 10-П).

Часть 1 статьи 72 Конституции относит вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами (п. “в”), разграничение государственной собственности (п. “г”), природопользование (п. “д”), лесное законодательство (п. “к”) к совместному ведению РФ и ее субъектов.

Федеральный закон как нормативный правовой акт общего действия, регулирующий те или иные вопросы (предметы) совместного ведения, определяет права и обязанности участников правоотношений, в том числе полномочия органов государственной власти, и тем самым осуществляет разграничение этих полномочий. Из ч. 3 ст. 1, п. “в”-“д” и “к” ч. 1 ст. 72, ч. 2 и 5 ст. 76 и ст. 94 Конституции следует, что Федеральное Собрание вправе осуществлять законодательное регулирование вопросов, относящихся к данным предметам совместного ведения, определять соответствующие конкретные полномочия и компетенцию органов государственной власти РФ и субъектов РФ. При этом, однако, должны быть соблюдены требования Конституции, в том числе ее ст. 9 и 36, относящиеся к праву собственности на природные ресурсы и к их использованию.

Допуская возможность нахождения природных ресурсов в различных формах собственности, Конституция вместе с тем не обязывает к тому, чтобы лесной фонд как особая часть лесных природных ресурсов находился в этих различных формах собственности. Из конституционных положений (ст.

9, 36) также не следует, что право собственности на лесной фонд принадлежит субъектам РФ. Конституция не предопределяет и обязательной передачи лесного фонда в собственность субъектов РФ (Постановление КС РФ от 09.01.

1998 N 1-П “По делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации”*(37)).

В Конституции (ч. 3 ст. 36) содержится обращенное к законодателю требование принять федеральный закон, на основе которого должны определяться условия и порядок пользования землей.

Из данного положения Конституции вытекает, что для регулирования земельных отношений приоритетное значение имеет именно этот закон, принимаемый в соответствии с гл.

2 Конституции “Права и свободы человека и гражданина”, который должен обеспечить защиту конституционных прав граждан на землю.

Вместе с тем Конституция содержит и нормы прямого действия. В сфере рассматриваемых отношений такой нормой является положение ч. 2 комментируемой статьи, согласно которому “земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности”.

Данная норма применяется непосредственно, кроме случаев, когда ее реализация связана с законом, предусмотренным ч. 3 ст. 36 Конституции (Определение КС РФ от 04.11.

1996 N 109-О “Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Президента Республики Татарстан о проверке конституционности статьи 13 Федерального закона “О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”).

Конституционный принцип, содержащийся в ч. 1 ст. 9, преломляется в принципы, определяющие экологические основы регулирования земельных отношений, предусмотренные в ст. 1 ЗК РФ. В качестве первого принципа в ст. 1 (подп. 1 п.

1) ЗК предусмотрены учет значения земли как основы жизни и деятельности человека, согласно которому регулирование отношений по использованию и охране земли осуществляется исходя из представлений о земле как о природном объекте, охраняемом в качестве важнейшей составной части природы, природном ресурсе, используемом в качестве средства производства в сельском хозяйстве и основы осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории РФ.

С этой точки зрения земля рассматривается в ЗК прежде всего как природный объект, т.е. часть природы. Другими природными объектами являются недра, вода, леса, растительный и животный мир, атмосферный воздух. Все эти объекты находятся между собой в состоянии естественной связи.

Земля как природный объект не может принадлежать кому бы то ни было на каком бы то ни было праве. В литературе отмечено, что включение в ст. 1 ЗК рассматриваемого принципа в качестве первого означает экологизацию земельного законодательства, т.е.

придание ему в большей степени черт публично-правовой отрасли.

Понимание земли как природного ресурса означает, что она является компонентом природной сферы, который может быть использован при осуществлении хозяйственной и иной деятельности (см. ст. 1 Закона об охране окружающей среды).

2. Положение ч. 2 комментируемой статьи в системной связи с нормами ст. 36 Конституции определяет основы гражданско-правового режима земли как недвижимого имущества.

Согласно п. 1 ст. 130 ГК земельные участки относятся к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости). А в подп. 1 п. 1 ст.

1 ЗК в качестве принципа земельного законодательства рассматривается одновременное представление о земле как о природном объекте и как об объекте права собственности и иных прав на землю.

Развивая “экологическое начало”, новое земельное законодательство в качестве второго принципа закрепляет приоритет охраны земли как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства в сельском и лесном хозяйстве перед использованием земли в качестве недвижимого имущества, согласно которому владение, пользование и распоряжение землей осуществляется собственниками земельных участков свободно, если это не наносит ущерб окружающей среде (подп. 2 п. 1 ст. 1 ЗК).

Для разграничения гражданского и земельного права в регулировании имущественных отношений по поводу земли важнейшее значение имеет положение ч. 1 ст.

9 Конституции о том, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

Опираясь на эту конституционную норму, земельное законодательство должно развиваться как совокупность прежде всего публично-правовых норм, устанавливающих рациональное использование и охрану земель, государственный контроль за совершением сделок по поводу земли, обеспечивающих недопустимость парцелляризации (дробления) земли при ее переходе по наследству и т.п. Данные публично-правовые нормы земельного законодательства, отражающие важные общественные интересы, действительно должны носить приоритетный характер. Это вытекает не только из Конституции, но и из ГК.

Однако в регулировании имущественных отношений, возникающих по поводу собственности на землю, сделок с землей, необходимо исходить из того, что земля – это недвижимость, объект гражданского права, вещь, находящаяся в обороте.

Земельное законодательство не может устанавливать ограничение форм собственности на землю или же определять право субъектов РФ самостоятельно избирать те или иные формы собственности, поскольку это не допускается не только ГК, но и Конституцией *(38).

Характерно, что данный подход в целом воплощен в нормах ЗК. Согласно п. 1 ст. 3 ЗК РФ к земельным отношениям отнесены лишь отношения по использованию и охране земель как основы жизни и деятельности народов, т.е.

подлежащие регулированию нормами публичного права.

Имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними вынесены за скобки земельных и, по общему правилу, должны регулироваться гражданским законодательством (п. 3 ст. 3 ЗК)*(39).

Представление о земле как о природном объекте и как об объекте права собственности, о недвижимости учитывалось Конституционным Судом РФ в Постановлении от 12.07.2007 N 10-П “По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна”*(40).

Источник: http://constrf.ru/razdel-1/glava-1/st-9-krf

По делу о проверке конституционности отдельных положений конституции республики алтай и федерального закона

Соответствуют ли Конституции РФ положения Конституций субъектов РФ?

3. Согласно части первой статьи 16 Конституции Республики Алтай земля, недра, леса, растительный и животный мир, водные и другие природные ресурсы являются достоянием (собственностью) Республики Алтай и национальным богатством ее народа, используются и охраняются как основа его жизни и деятельности.

По мнению заявителя, положение, объявляющее природные ресурсы достоянием (собственностью) Республики Алтай, предусматривает лишь одну форму собственности на природные ресурсы – государственную собственность республики, вводит запрет иных форм собственности, нарушает компетенцию Российской Федерации по вопросам разграничения собственности на природные ресурсы, а также владения, пользования и распоряжения ими и тем самым противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 9, 36 (части 1 и 2) и 72 (пункт “в” части 1).

3.1.

В соответствии со статьей 9 Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (часть 1); земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности (часть 2). Согласно статье 36 Конституции Российской Федерации граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю (часть 1); владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц (часть 2); условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона (часть 3).

Из приведенных конституционных норм следует, что народам, проживающим на территории того или иного субъекта Российской Федерации, должны быть гарантированы охрана и использование земли и других природных ресурсов как основы их жизни и деятельности, т.е. как естественного богатства, ценности (достояния) всенародного значения.

Однако это не может означать, что право собственности на природные ресурсы принадлежит субъектам Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации не предопределяет обязательной передачи всех природных ресурсов в собственность субъектов Российской Федерации и не предоставляет им полномочий по разграничению собственности на эти ресурсы.

Конституция Российской Федерации относит вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, разграничение государственной собственности, природопользование, лесное законодательство к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункты “в”, “г”, “д”, “к” части 1); по предметам совместного ведения принимаются федеральные законы, на основе которых может также осуществляться разграничение полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, при этом законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, принятые по предметам совместного ведения, не могут противоречить соответствующим федеральным законам (статья 76, части 2 и 5).

Вопросы собственности на природные ресурсы в Российской Федерации уже исследовались Конституционным Судом Российской Федерации.

В Постановлении от 9 января 1998 года по делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации указал, что лесной фонд ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения устойчивого развития и рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов представляет собой публичное достояние многонационального народа России, как таковой является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим; осуществляемые же в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов как сфере совместного ведения полномочия Российской Федерации и ее субъектов распределены Лесным кодексом Российской Федерации на основе положений статей 72 (пункты “в”, “г”, “д”, “к” части 1) и 76 (части 2 и 5) Конституции Российской Федерации таким образом, чтобы при принятии соответствующих решений обеспечивались учет и согласование интересов Российской Федерации и ее субъектов, в том числе по вопросам разграничения государственной собственности. Данная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации сохраняет свою силу.

Сходные правовые режимы установлены в отношении других природных ресурсов Законом Российской Федерации от 21 февраля 1992 года “О недрах” (с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральными законами от 3 марта 1995 года, от 10 февраля 1999 года и от 2 января 2000 года) и Федеральным законом от 24 апреля 1995 года “О животном мире”.

Следовательно, субъект Российской Федерации не вправе объявить своим достоянием (собственностью) природные ресурсы на своей территории и осуществлять такое регулирование отношений собственности на природные ресурсы, которое ограничивает их использование в интересах всех народов Российской Федерации, поскольку этим нарушается суверенитет Российской Федерации.

3.2.

По смыслу оспариваемого положения части первой статьи 16 во взаимосвязи с другими положениями данной статьи, а также со статьей 4 Конституции Республики Алтай, все природные ресурсы (земля, недра, леса, растительный и животный мир, водные и другие природные ресурсы) на территории Республики Алтай объявлены достоянием (собственностью) именно Республики Алтай, которая, провозглашая себя суверенным государством, полагает, что она вправе определять, находятся ли природные ресурсы в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности, основания и пределы права на которую, согласно части первой статьи 72 Конституции Республики Алтай, устанавливаются федеральными и республиканскими законами.

Таким образом, оспариваемым положением статьи 16 Конституции Республики Алтай закрепляется, что Республике Алтай изначально принадлежит право собственности на все природные богатства на ее территории, а право на разграничение собственности в отношении природных ресурсов, в том числе их отнесение к федеральной собственности, и право на установление других, кроме государственной, форм собственности на них рассматриваются как производные от права Республики Алтай в качестве собственника.

По существу, оспариваемое положение статьи 16 Конституции Республики Алтай воспроизводит пункт 3 статьи III Федеративного договора – Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти суверенных республик в составе Российской Федерации, которым было предусмотрено, что земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются достоянием (собственностью) народов, проживающих на территории соответствующих республик, и что статус федеральных природных ресурсов определяется по взаимной договоренности федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти республик в составе Российской Федерации.

Между тем с принятием Конституции Российской Федерации указанные положения Федеративного договора и основанные на них соглашения могут применяться лишь с учетом требований Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 4 (часть 2) и 15 (часть 1), а также части четвертой пункта 1 раздела второго “Заключительные и переходные положения”, закрепляющих высшую юридическую силу Конституции Российской Федерации. Это означает, что право собственности на природные ресурсы, как и ее разграничение, должны устанавливаться в соответствии со статьями 9, 11 (часть 3), 36, 72 (пункты “в”, “г”, “д”, “к” части 1) и 76 (части 2 и 5) Конституции Российской Федерации, имеющими верховенство, высшую юридическую силу, прямое действие и применяющимися на всей территории Российской Федерации, а не на основе Федеративного договора, в котором данный вопрос решен по-иному.

Таким образом, положение части первой статьи 16 Конституции Республики Алтай, согласно которому земля, недра, леса, растительный и животный мир, водные и другие природные ресурсы являются достоянием (собственностью) Республики Алтай, как допускающее признание за Республикой Алтай права собственности на все природные ресурсы, находящиеся на ее территории, ограничивает суверенитет Российской Федерации и нарушает установленное Конституцией Российской Федерации разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов и потому не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 4 (части 1 и 2), 9, 15 (часть 1), 36, 72 (пункты “в”, “г” части 1) и 76 (части 2 и 5).

Вместе с тем с Российской Федерации и ее субъектов не снимается вытекающая из статьи 9 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71 и 72 обязанность по охране и обеспечению использования земли и других природных ресурсов как основы жизни и деятельности

Источник: http://cikrf.ru/law/decree_of_court/pes_10-p-1/pes_10-p_9_31.php

Абсолютное право
Добавить комментарий