Возможно ли отсудить ребёнку метры с квартиры папы

Новый жилищный кодекс: Бывших супругов можно выписать из квартиры, а детей – нет

Возможно ли отсудить ребёнку метры с квартиры папы

4 марта в законную силу вступил новый Жилищный кодекс Беларуси. Собственники квартир, которые годами не могли выселить бывших жен-мужей, друзей, ждали этот документ ни один год. Дело в том, что раньше все попытки выписать экс-супругу через суд практически всегда заканчивались провалом.

Даже если женщина переезжала на съемную квартиру, это жилье не могли признать постоянным, поэтому бывшая жена годами могла быть прописана у экс-супруга.

С новым кодексом все круто изменилось: теперь бывших родственников можно выселить на улицу, никто не будет учитывать: есть у них крыша над головой или нет, как говорят юристы, «выселение без предоставления жилого помещения». «Комсомолка» вместе со специалистом разобралась в нюансах нового документа.

Молодой маме нельзя указать на дверь?

Главные новшества касаются бывших членов семьи. Это значит, что под ударом находятся экс-мужья, супруги, их дети от предыдущих браков, а также родители, если они лишены родительских прав.

Кровных родственников: детей, отца, мать, сестру, брата, дедушку и бабушку – выписать по новому кодексу нельзя.

Но больше всего вопросов по поводу, как выселить бывшую жену, если у нее на руках маленький ребенок?

– К примеру, молодая семья решила развестись. Квартира была куплена мужем еще до брака, и он является собственником жилья.

После расторжения брака жена становится бывшим членом семьи, но их совместный ребенок, который также прописан в квартире, не может быть признан бывшим членом собственника – это кровное родство. Выходит, бывшую жену выписать можно, а ребенка – нет.

А если ребенок совсем маленький и ему нужен уход матери, а экс-супруг не пускает домой, как тогда быть? – комментирует «КП» адвокат юридической консультации Октябрьского района столицы Дмитрий Ивановский.

Не исключено, что вскоре появится уточнение к кодексу: до какого момента молодую маму нельзя будет выписывать из квартиры мужа. Возможно, пока малышу не исполнится три года. А вот собственных совершеннолетних детей владелец квартиры лишить прописки не сможет.

К примеру, если отец с матерью развелись, а папа не доволен тем, что в его квартире прописан 25-летний сын, то закон в данном случае будет на стороне последнего, но с одной оговоркой – если у сына нет собственного жилья.

Проблемы с выселением неродных детей не возникнут, и не важно, сколько им лет.

Бывшую жену выпишут вместе с ребенком от предыдущего брака, даже если им некуда идти. Но это касается тех детей, которых новый папа не усыновил или не удочерил.

Бывших супругов начнут выселять через год?

Фактически теперь с исками о выселении в суд могут идти те супружеские пары, которые развелись пять, десять лет назад. То есть все, кто до сих пор не смог решить свою проблему.

Правда, в измененном Жилищном кодексе предстоит еще разобраться не только простым людям, но и судьям.

Чтобы понять все тонкости, посмотреть, как заработает документ на практике, нужен не один день, поэтому в конце кодекса есть статьи «Переходные приложения». В пункте 5 написано:

– Совершеннолетние члены семьи, бывшие члены семьи собственника жилого помещения, не имеющие доли в праве собственности, которым предоставлено право владения и пользования, могут быть по истечению одного года c даты вступления в силу настоящего кодекса выселены из этого жилого помещения.

Говорят, эта отсрочка специально дается бывшим супругам, чтобы у них была возможность подыскать за год себе новое жилье и не оказаться на улице.

Дмитрий Александрович, а если квартира была куплена во время брака, но собственником является только жена, как быть? Она имеет право ставить вопрос о выселении? – уточняем мы у адвоката Дмитрия Ивановского.

– Нет. Все, что приобретено в браке, является совместно нажитым имуществом. В принципе, супруг может в судебном разбирательстве по выселению просто указать, что квартира является совместно нажитым имуществом и в подтверждение этого предоставить свидетельство о заключении брака. Тогда в иске также откажут.

Ушел с завода – освободи общежитие

Некоторым белорусам по новому кодексу придется распрощаться с государственными квартирами, а также комнатами в общежитии.

– Если человек проработал на предприятии меньше 10 лет, то после увольнения его могут выселить из общежития без предоставления жилого помещения.

Исключение составляют инвалиды 1 и 2 групп, а также те, кто стал инвалидом во время работы на предприятии, люди, проработавшие более 10 лет, и те, кто живет с несовершеннолетними детьми.

Это важный момент, таким образом закон защищает детей, – уточняет адвокат Дмитрий Ивановский.

Что же касается государственного жилья, то здесь тоже грядут изменения. Если раньше жильцов можно было выселить только при условии, что у них появилось «иное постоянное место жительство», то сейчас эта формулировка заменена.

– В случае выезда на местожительство в другое жилое помещение члены семьи нанимателя утрачивают права и обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения, могут быть признаны в судебном порядке утратившими права владения и пользования жилым помещением.

К примеру, в государственной квартире живут бывшие супруги, но жена уже переехала на другую квартиру.

Так вот раньше наниматель не мог ее выписать (если квартира не принадлежит ей на праве собственности либо если она повторно не вышла замуж и у мужа есть собственная квартира), но теперь у него такая возможность появилась. Не важно к кому переехала экс-супруга, она лишится прописки в государственной квартире.

Правда, есть одно но. В постановлении пленума Верховного суда от 28 июля 2007 года сказано, что для признания утратившим право жилым помещением необходимо доказать два факта: отсутствие по месту прописки и факт убытия ответчика на постоянное жительство в другое жилое помещение.

По сути это противоречит новому Жилищному кодексу. Ведь съемное жилье или комнату у друзей невозможно признать постоянным жильем, а значит, выписать в данном случае нельзя. Чем будет руководствоваться суд – непонятно. Скорее всего, в ближайшее время будут внесены уточнения.

Кстати, эта оговорка касается и частных квартир. То есть, если бывшая супруга, съехавшая на съемную квартиру, не захочет выселяться, она смело может сослаться на постановление пленума. И признать ее право утратившим пользования жилым помещением будет невозможно.

Источник: //www.kp.by/daily/26042/2956085/

ВС: Прописанный в квартире ребенок имеет право на квадратные метры

Возможно ли отсудить ребёнку метры с квартиры папы

Важное решение принял Верховный суд, разобрав иск о законности прописки ребенка. Этим вердиктом высший суд страны ответил на болезненный житейский вопрос: а какие права есть у детей на квадратные метры, в которых его прописали родители? И как это сказывается на хозяйском положении того родственника – владельца жилья, который прописал у себя ребенка?

В Пензе отец обратился с иском к дочери и попросил признать ее человеком, который не приобрел право пользования квартирой. Иск предъявил матери ребенка, так как девочка была несовершеннолетней. Сам иск отец объяснил тем, что с женой они разведены. С самого рождения по взаимной договоренности девочку прописали у бабушки, матери отца.

А супружеская пара с дочкой жили в другой квартире, которая принадлежала матери девочки. После развода квартира, в которой прописан ребенок, после смерти матери перешла к нему. Жилье муниципальное, и он стал его основным нанимателем. Но в этой квартире прописана его дочь.

Основной аргумент отца – девочка никогда не жила в бабушкиной квартире, поэтому у нее нет на нее никаких прав.

Бывшая жена в интересах своей дочери подала встречный иск. Она заявила, что после развода вопросов по поводу прописки дочери у бывшего мужа не возникало. Девочка – несовершеннолетняя, не может самостоятельно выбирать, где жить. Отец не дает ей ключи и на порог не пускает, так как квартиру сдает. А права пользования каким-либо другим помещением у ее дочери нет.

Поэтому женщина попросила судей вселить несовершеннолетнюю дочь в бабушкину квартиру. Решение райсуда было таким: отцу – отказать, а с иском матери – согласиться. Позже областной суд принял другое решение: отказать матери и удовлетворить иск отца. Дело дошло до Верховного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам перечитала это дело и сказала: после того, как ребенка прописали в квартире, он приобретает права на нее.

//www.youtube.com/watch?v=NkG2awMNxcw

Простая формальность – прописка несовершеннолетнего у бабушки дает ребенку пожизненное право на жилье. Аркадий Колыбалов / РГ

Вот как рассуждала высшая судебная инстанция. Областной суд, когда он пересмотрел решение районного, отказавшегося выписывать ребенка, рассуждал так. На момент регистрации девочки у бабушки отец не был нанимателем квартиры и в ней не жил. Регистрация ребенка носила чисто формальный характер.

И фактически девочка в спорную квартиру не вселялась с момента рождения. А живет ребенок по месту жительства матери. С таким вердиктом Судебная коллегия по гражданским делам не согласилась. Сразу после рождения ребенка прописали в бабушкиной квартире, в которой был прописан и отец ребенка.

Ни мать, ни отец, ни бабушка не возражали. Родители это подтвердили в суде.

Важен еще один момент. Когда отец стал вместо умершей матери нанимателем жилья и подписывал договор социального найма, он не оспаривал тот факт, что в квартире зарегистрирована его дочь. Он включил дочь в договор, как члена семьи. Верховный суд напомнил законы, которые надо применять в этом случае.

И начал он с Конституции, в которой сказано, что никого нельзя произвольно лишить жилья. Следующая – 65-я статья Семейного кодекса. В ней сказано следующее: “…интересы детей должны быть основной заботой родителей”.

А в Гражданском кодексе (статья 20-я) записано, что местом жительства несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, признается местожительство его родителей. Есть еще Жилищный кодекс. В нем 69-я статья, в которой говорится, что члены семьи нанимателя жилья по договору соцнайма имеют равные с нанимателем права.

А члены семьи нанимателя – это те, кто вписан в договор социального найма. В 71-й статье Жилищного кодекса сказано, что временное отсутствие нанимателя или кого-либо из членов семьи, не влечет изменения их прав по договору социального найма.

По смыслу этих норм права, несовершеннолетние приобретают право на жилую площадь, определенную им в качестве места жительства соглашением родителей. Форма такого соглашения законом не установлена.

Заключение подобного соглашения, одним из доказательств которого является регистрация ребенка в жилом помещении, выступает предпосылкой приобретения ребенком права пользования конкретным жильем. Причем это право может возникнуть независимо от факта вселения ребенка в такое жилое помещение, в силу того, что дети не имеют возможности сами реализовать свое право на вселение. Высший суд подчеркнул: закон не устанавливает какого-либо срока, по истечении которого человек признается приобретшим право пользования жилым помещением.

Еще важное соображение, высказанное судом.

Само по себе проживание ребенка и его родителей в квартире, которая не является тем местом жительства, которое определено ребенку соглашением родителей, не может служить основанием для признания его не приобретшим права пользования тем жильем, нанимателем которого является один из его родителей. Причем тем родителем, который сам признал ребенка в договоре найма своим членом семьи. Все это, подчеркнул Верховный суд, и не учла апелляционная инстанция.

А еще Верховный суд сказал – ссылка областного суда на то, что мать девочки купила в собственность квартиру, в которой она зарегистрирована одна, не имеет правового значения для разрешения такого спора.

Источник: //rg.ru/2013/07/30/propiska.html

«В суде мужчина, который сражается за детей, — это просто никто, кусок мяса». Исповедь отца, который выиграл главное дело своей жизни

Возможно ли отсудить ребёнку метры с квартиры папы

Изо дня в день 43-летний Дмитрий встает в пять утра и идет на электричку по темным Михановичам. Безлюдная улица Советская, потом Привокзальная, а вот и железнодорожная станция. Полчаса Дмитрий трясется в электричке, чтобы попасть в Минск и слиться с толпой рабочих на пропускной МАЗа.

Там, в Михановичах, с бабушкой остались дети — 14-летняя Карина и 7-летний Игнат. Дима думает, что надо работать быстрее, надо успеть в школу еще до того, как у младшего сына закончится последний урок.

Еще не все учителя привыкли к этому «странному» отцу, который терпеливо ждет Игната в коридоре, вместо того чтобы идти в киоск за пивом, как некоторые папаши в агрогородке. Дима не обижается.

Мнение чужих людей не имеет для него значения по сравнению со страхом потерять сына и желанием оградить его… от родной матери. О редком случае, когда суд встал на сторону отца, читайте в материале Onliner.by.

В небольшой михановичской квартире тепло и тихо. Чувствуется, будто здесь недавно пережили большое горе, о котором сложно рассказывать… Игнат пытается как-то разрядить обстановку и с важным видом раскладывает перед гостями-журналистами свои рисунки.

«Вопрос закрыт!» — вот и все, что отвечает 7-летний мальчик, когда речь заходит о его маме. Карина взрослым, ласковым взглядом следит за братом, с притворной строгостью пытаясь остановить бесконечные перемещения этого маленького моторчика по комнате.

Их отец Дмитрий достает из шкафа огромную стопку даже не документов, а целых томов — долгую и печальную историю судебных разбирательств с бывшей женой.

— Я прошел ужасные вещи. Брак с Таней, который начинался вполне благополучно, закончился десятками судебных дел.

Ну ладно разлюбила, но зачем же так поступать со мной? Она вызывала милицию, писала бумаги о том, что я ее избил.

Потом на суде ее привлекли за дачу ложных показаний… Я много раз говорил ей: «Полюбить друг друга мы уже не можем, так давай хотя бы вместе воспитывать детей…» Но и это ее, видно, не устраивало, — говорит Дмитрий.

//www.youtube.com/watch?v=oWHtDj3HHvI

В судебном решении все несчастье этой семьи описано одной строчкой: «Между сторонами сложились крайне неприязненные отношения». Но начиналось все действительно достаточно оптимистично. Дима был знаком с Таней еще со школьных лет. Они дружили, вместе ходили на танцы.

Но тогда их пути разделились, чтобы снова сойтись через много лет. Сначала Дима и Таня жили в гражданском браке, затем официально расписались.

В 2001 году родилась Карина, еще через семь лет — Игнат… Как и почему поломалась семейная жизнь? У Дмитрия есть своя версия произошедшего.

— Я так решил для себя, что одной из главных причин стал квартирный вопрос. Мы построили в Шабанах четырехкомнатную квартиру по льготному кредиту. Как только въехали туда, начались скандалы с привлечением и милиции, и школьных учителей, и инспекции по делам несовершеннолетних… Я понял, что меня и детей просто выживают из квартиры, — вздыхает Дмитрий.

Дети страдали не только от конфликтов между матерью и отцом. «В период совместного проживания ответчица допускала в отношении дочери Карины жестокое обращение», — гласит сухая выдержка из протокола последнего судебного заседания.

Девушка рассказывает вещи, которые тяжело слушать. Еще страшнее представить, что это было на самом деле. Но опубликовать хотя бы строчку из ее рассказа, предать огласке конкретные факты закон не допускает: вмешательство в чужую частную жизнь запрещено.

— Больше всего меня мучает обида на маму: за что она так со мной? Чем я это заслужила? Я тогда этого не понимала, не понимаю и сейчас… Я всегда чувствовала только папину любовь, а мамину не чувствовала. Страх тоже был. Боялась, что я сделаю что-нибудь не так, и мама… Всегда боялась ее, — признается Карина.

Естественно, оставлять ситуацию в таком виде дальше было невозможно. Дмитрию пришлось начать свой долгий путь по судебным кабинетам. Вопрос был не в том, кому достанется четырехкомнатная минская квартира. Это, по словам Дмитрия, не имело значения. Для отца главным делом было защитить детей, сделать так, чтобы Игнат и Карина остались жить с ним.

Если Карина в 12 лет, когда состоялось первое заседание об определении места жительства детей, сама безоговорочно выбрала отца, то Игнат был слишком мал, чтобы служители закона прислушались к его мнению. В итоге в 2013 году суд Заводского района Минска определил место жительство мальчика с матерью.

Но удивительное дело: сын отказался разлучаться с отцом и сестрой и фактически все это время с матерью так и не жил.

— Каждый раз на этих судебных заседаниях я чувствовал себя каким-то недочеловеком. Судьи не хотели принимать у меня видео- и аудиодоказательства. Я пришел к выводу, что мужчине практически невозможно отстоять свою позицию. Если ты пришел в суд добиваться того, чтобы дети жили с тобой, то для судей ты просто никто, кусок мяса.

Они еще не видели тебя и не слышали все аргументы, а уже заранее взъелись. Это обидно. Но почему высокоуважаемые господа решили, что у мужчины не может быть родительского инстинкта?.. Я даже в милиции говорил: «Да хоть ставьте меня к стенке и расстреливайте, я буду стоять спокойно и не шелохнусь! Только бы мне знать, что с моими детьми все хорошо!..

» — голос Дмитрия дрожит, и продолжать он не может.

На очередное заседание Минского областного суда в декабре 2015 года Дмитрий шел без особой надежды.

В конце концов, ему столько раз отказывали… Но на этот раз судебно-психологическая экспертиза показала результат в пользу бывшего мужа: «…испытываемая детьми привязанность друг к другу носит достаточно выраженный характер, не позволяющий им безболезненно перенести разлуку.

Игнат испытывает глубокую эмоциональную привязанность к своему отцу, сестре, проявляет признаки эмоционального отвержения матери. < …> При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что определение места жительства ребенка по месту жительства его отца будет соответствовать его интересам».

Так что теперь Карина и Игнат вместе с отцом теснятся в Михановичах у своей бабушки — матери Дмитрия. В четырехкомнатную минскую квартиру они попасть не могут. Судебные тяжбы насчет этой недвижимости еще впереди, но сейчас Дмитрий не хочет об этом думать:

— Самое большое для меня счастье — это то, что место жительства Игната определили со мной. Но, увы, это еще не конец. Наверняка Таня обжалует это судебное решение, подаст надзорную жалобу… Как бы то ни было, я сделаю для дочери и сына все, чтобы они не могли сказать, когда вырастут, что я был плохим папой!

— Я уверена, что для нас все уже закончилось счастливо. Не имеет значения, что мы не в Минске. Здесь, в Михановичах, одноклассники встретили меня гораздо дружелюбнее, чем в столичной школе. Так что я даже рада. Главное — это Игнат! Теперь он с нами.

И не переживайте, что вам пришлось спрашивать меня о матери. Мне уже не больно говорить об этом. Я смирилась, — убеждает нас Карина. Какую же высокую цену она заплатила за свое взросление! Сколько боли нужно было пережить этой девочке с красивыми глазами, чтобы так мудро рассуждать в 14 лет?.

. Жалею, что не обняла ее напоследок.

Компетентно

Олег Бакулин, руководитель общественного объединения «Защита прав отцов и детей»:

— Дело Дмитрия и его детей — это достаточно серьезное дело, которое длилось два с половиной года. Суд мог бы принять решение об определении места жительства младшего сына, Игната, в установленный законом срок — два месяца — еще в 2013 году. Но, как видите, отцу ребенка пришлось долгое время ждать, прежде чем тяжба разрешилась.

Что касается опасений Дмитрия по поводу обжалования бывшей супругой решения суда, то я убежден, что у нее просто нет шансов выиграть дело, потому что у нее отсутствует психоэмоциональный контакт с ребенком.

Однако печально, что, несмотря на наличие четырехкомнатной квартиры в Минске, Дмитрию с детьми некуда было уйти, кроме как в квартиру к бабушке в Михановичах.

Источник: //people.onliner.by/2015/12/18/ispoved-otca

Мама хорошая, а ребенка оставляют жить с папой. Чем руководствуется суд?

Возможно ли отсудить ребёнку метры с квартиры папы

Конфликт в семье бизнесмена Геращенко показал, что при разводе суд не всегда занимает сторону матери, даже если она не пьет и заботится о ребенке. Мы поинтересовались, как часто подобные случаи встречаются в судебной практике.

Reuters

“За право быть вместе!” Бывшая жена бизнесмена Геращенко собирает подписи, чтобы вернуть дочку
 

До 10 лет мнение ребенка суд учитывать не обязан

В последнее время отцы активизировались в борьбе за право воспитывать своих детей, рассказывает юрист общественного объединения «Защита прав отцов и детей» Ольга Дударева. При этом чаще всего они обращаются в суд для определения порядка общения. То, что ребенок должен жить с мамой, даже между родителями зачастую не обсуждается.

С 2002 года в практике юриста бывали случаи, когда отцы пытались оспаривать эту аксиому. При условии, что мать адекватна, не злоупотребляет, уделяет ребенку время, шансов у них практически нет, заверила нас Ольга Дударева. Особенно если ребенку — до 10 лет.

С этого возраста суд обязан учитывать мнение ребенка, если оно не противоречит его интересам. А малышам прямых вопросов не задают. Через психодиагностику выясняют, к кому ребенок больше привязан. Но это всего лишь один из критериев, которыми руководствуется суд.

Что учитывается:

– кто проявляет большую заботу и внимание по отношению к ребенку; – привязанность ребенка к каждому из родителей; – личные качества родителей; – создание надлежащих материально-бытовых условий; – создание нравственно-психологической атмосферы;

– обеспечение надлежащего уровня воспитания.

В выигрышном положении тот, кто живет с ребенком

По закону преимущество в деньгах и в жилье не может быть главным аргументом, чтобы определить ребенка с мамой или отцом. Поэтому для суда важно выяснить, кто из родителей уделяет больше внимания ребенку.

Кто водит его в школу и посещает родительские собрания? Кто занимается с ребенком после уроков и провожает на кружки, тренировки? Кто встает ночью, когда он болеет? Кто готовит ему ужин и собирает «ссобойку»? К кому больше привязан ребенок? Обычно в выигрыше тот, кто живет с ребенком во время суда и несколько месяцев до начала процесса, объясняет юрист.

В тех единичных случаях, когда в практике Ольги Дударевой отцы выигрывали дело, дети как раз-таки жили с папой.

— У меня был случай (причем я выступала тогда на стороне матери), когда женщина уехала в Санкт-Петербург.

Оставила ребенка на время с папой, чтобы наладить там быт, снять квартиру и уже в нормальные условия пригласить ребенка.

Суд исходил из того, что ребенок живет с отцом, который проявляет о нем заботу, имеет уже сложившуюся атмосферу, свой дом. Зачем ему менять то, что уже есть? Ведь для ребенка смена места жительства — тоже стресс.

По мнению суда, продолжает юрист, нормальная мать заберет ребенка с собой, куда бы она ни поехала (речь идет о длительных сроках). Если женщина решает, что отцу можно доверить чадо, почему его нельзя оставить в уже привычных условиях? В таких случаях в суде обычно ссылаются на то, что оба родителя имеют равные права и обязанности в отношении своих детей (ст. 76 Кодекса о браке и семье).

— Я вижу, как правило, ситуацию наоборот. Женщина забирает ребенка, и отцу еще попробуй с ним пообщайся. В основной своей массе матери не могут оставить ребенка даже на один день. И какой бы замечательный ни был папа, в итоге ребенка безусловно оставляют с мамой.

Несмотря на то, что закон един для обоих родителей, мужчинам обычно приходится предоставлять больше аргументов, делится опытом Ольга Дударева. К примеру, если мама работает по графику «два через два», к ней вопросов не будет, а у отца лишний раз спросят, сможет ли он выполнять свои обязанности.

О случаях манипуляций с детьми

В адвокатском бюро «Право и семейная медиация» с 2011 года было 6 случаев, когда дети оставались с отцами и это решение устояло все пересмотры.

По словам управляющего партнера Елены Жданович, это немало, учитывая, что раньше такие вердикты судьи выносили в крайних случаях.

Чаще всего, рассказывает адвокат, суд признает исковые требования отца, когда матери хотят жить своей жизнью и особенно не заинтересованы в ребенке.

— Вот у нас сейчас есть подобное дело: трое детей, у матери — любовь, она уехала в другой город, оставила детей с отцом и не объявляется. Тут, конечно, дети останутся с отцом. Но бывают случаи манипуляций с ребенком, когда отец насильно его удерживает.

У нас было такое дело. Отец забрал ребенка на каникулы, мать в это время была в другой стране, а потом он в Беларуси определил место жительства ребенка. Решение суда позже отменили. Женщина вернулась за детьми и доказала, что бывший супруг ее обманул.

Reuters

Пересматривают решения по месту жительства ребенка часто, говорит адвокат. Дети растут, у них меняются требования и интересы. Родители или обжалуют предыдущее решение суда, или обращаются с новым иском.

Если в суде возникают спорные вопросы, например, один из родителей утверждает, что против него настраивают ребенка, проводится судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

По мнению адвокатов, настроить ребенка на негатив очень легко, причем некоторые родители делают это неосознанно. Они перемалывают косточки бывшему супругу / супруге по телефону, в кругу друзей и знакомых, и у ребенка формируется определенное мнение о другом родителе.

Бывали случаи, когда уже подросший ребенок, осознав ситуацию, уходил к тому родителю, против которого его настроили.

Иногда дети с самого начала не дают привести решение суда в исполнение. Судебные исполнители приходят забирать ребенка, а он держится за папу (или маму) и отказывается переезжать. В более старшем возрасте принудить ребенка исполнять решение суда вообще невозможно: после школы он вернется к тому родителю, с которым ему комфортнее.

По убеждению Елены Жданович, в суде интересы ребенка в любом случае ущемляются, если ему не позволяют видеться с другим родителем. Поэтому после вынесения решения по месту жительства нужно обязательно побыстрее разобраться, как ребенок будет общаться с проигравшим родителем. А лучше не доводить дело до суда, договориться самим или через медиатора.

— Если честно, мы, адвокаты, в ужасе от этих судебных процессов.

И всегда хочется сказать: люди, опомнитесь, что вы творите! Это же безумие какое-то — что творится сейчас в судах! Дети стали инструментом для манипуляций.

Очевидно, что бывшие супруги решают свой конфликт через детей. Хочется напомнить таким людям, что супружеские отношения прекращаются, а родительские — остаются навсегда. Развода с ребенком быть не может.

Чем руководствовался суд, оставляя дочь с Андреем Геращенко?

С учетом информации от адвокатов ситуация в семье Геращенко становится более понятной. Представляем более подробную аргументацию решения суда (из материалов мотивировочной части).

Доказано, что оба родителя с рождения ребенка проявляли заботу и внимание к ребенку. С момента распада семьи они равноценно участвовали в воспитании и содержании дочери.

Оба хорошо обеспечены, имеют примерно равные возможности для создания ребенку хороших условий в быту, воспитания дочери и образования. В суде друг друга бывшие супруги характеризировали как хороших родителей.

По заключению органа опеки и попечительства, проживание как с отцом, так и с матерью не противоречит интересам несовершеннолетней.

Психолого-педагогическая диагностика показала, что значимыми для девочки являются и мать, и отец. С обоими родителями у ребенка сложились прекрасные взаимоотношения. При этом установлено, что в данный момент девочка больше привязана к отцу. Также, по мнению суда, отец уделяет больше внимания развитию и образованию ребенка.

Так, именно Андрей Геращенко определил ребенка в государственную белорусскую гимназию. До этого девочка училась в Москве в негосударственном учреждении «Британская международная школа», образование в котором не соответствует стандартам РБ и РФ. Подчеркивается, что аттестат российского образца в этой школе не выдают.

По заверению свидетелей, на момент поступления девочки в гимназию в Минске она не умела писать прописными буквами, не успевала по белорусскому языку и литературе. К концу учебного года ребенок показал прогресс, и это расценили в пользу отца.

Отец уже 2 года водит ребенка на индивидуальные тренировки по плаванию, а с конца 2014 года — на фигурное катание. Мать, в свою очередь, не подтвердила документами, что ребенок в Москве занимался в кружках и секциях.

По фото и видео суд сделал вывод, что отец с дочерью больше времени на отдыхе проводят вместе, он организовывает более познавательный и разнообразный досуг.

Подчеркивается, что у отца сложились хорошие отношения с дочерью, в его семье комфортная атмосфера.

Оба родителя создали хорошие условия для воспитания ребенка. У отца квартира площадью более 250 квадратов, у девочки есть две просторные комнаты для сна и игр. Мать также планировала жить с дочерью в Минске — у нее в собственности квартира более 115 квадратов, но ремонт в ней был готов только в детской.

Женщина предоставила договор ренты на съемное жилье — квартиру с хорошим ремонтом и отдельной комнатой для ребенка. Суд рассудил, что в съемной квартире вещи ребенку принадлежать не будут, девочка будет ограничена в оформлении своей комнаты. А у отца ребенок жил с рождения, а также последние полгода.

Интерьер там разработан специально для ребенка, обстановка знакома и привычна. А потому девочке будет лучше жить с отцом.

Напомним, Илона Геращенко готовит жалобу в Верховный суд, а также обратилась с открытым письмом в Администрацию президента.  Под ее петицией подписались более 7 тысяч человек.

В Минском городском суде даже по письменному запросу отказались комментировать семейный конфликт Геращенко и в целом обсуждать опыт судей по определению места жительства детей с отцами. В Верховном суде нам сообщили, что статистика о разрешении судебных споров в пользу отцов и матерей в Беларуси не ведется.

Источник: //news.tut.by/society/476677.html

Мы прописаны у родителей, но живем отдельно. Дадут нам денег по госпрограмме?

Возможно ли отсудить ребёнку метры с квартиры папы

Мы часто видим публикации про программу поддержки молодых семей. С ней все понятно, кроме одного пункта: что такое справка о том, что семья нуждается в жилье? Казалось бы, в программе ясно описаны условия, но мы по ним одновременно и подходим, и не подходим.

У моего мужа есть доля в квартире родителей. Но по нормам она недостаточна для нас как для семьи. И мы окончательно запутались. В схожих обстоятельствах оказывается немало молодых семей. Т—Ж, помоги!

Мы молодая семья из двух человек. Живем в Волгограде, обоим по 25. Оба официально трудоустроены. Суммарный ежемесячный доход — около 40 тысяч рублей. Брак зарегистрирован в июле 2018 года. Сейчас родственники пустили нас пожить в квартиру за оплату коммунальных платежей. Временной регистрации и договора аренды у нас нет. Квартиру эту они скоро планируют продавать.

Прописан каждый из супругов у своих родителей.

У моих родителей частный дом, в котором они прописаны. Дом находится в их долевой собственности пополам. Общая площадь дома — около 32 м². Я там только прописана, доли у меня нет.

У родителей супруга есть квартира 58 м². Она оформлена в собственность на них троих, включая супруга, прописаны там они тоже втроем.

Формально мы не можем сказать, что у нас нет собственности, так как супругу принадлежит треть квартиры родителей. Но этой доли, естественно, недостаточно.

В такой ситуации сейчас немало молодых семей, так как когда-то — когда муж был ребенком — комитет опеки и попечительства требовал, чтобы ребенку выделили именно долю при переезде из старой квартиры в новую.

Очень хотелось бы узнать, попадаем мы в категорию нуждающихся или нет. Или, возможно, можно что-то сделать, чтобы попасть? Например, перепрописаться к одним из родителей — моим или его, — продать или подарить его долю?

Надежда

В чем сложность: вы прописаны у родителей, хотя живете отдельно. Государству сложно определить, кого считать членами вашей семьи. Правила прописаны в жилищном кодексе, но их трактуют по-разному.

Администрация может подойти к вопросу формально. Она посмотрит на прописку и включит в расчет жилье, которое принадлежит вашим родителям. Скорее всего, хватит на всех.

Суды говорят: прописка — лишь одно из доказательств. Члены семьи живут в одной квартире, ведут общее хозяйство и вместе смотрят телевизор. Молодые супруги живут отдельно, у них своя семья. Неважно, сколько квартир у их родителей. Не нужно их учитывать.

К сожалению, я не могу сказать точно, что посчитает администрация и что решит суд в вашей ситуации. Но я могу помочь вам ее оценить. Расскажу, как правильно читать жилищный кодекс, и приведу конкретные решения судов.

Подробно про условия участия в госпрограмме мы уже писали в статье «Молодым семьям дадут субсидию на новостройки. Но нужно долго ждать».

Сначала я разберу общие правила признания людей нуждающимися в жилье, затем пройдусь по частным вопросам.

Основания, на которых местная администрация признает граждан нуждающимися в жилых помещениях, закреплены в ст. 51 жилищного кодекса. Есть четыре основания:

  1. У гражданина и членов его семьи нет своего жилья.
  2. У гражданина или членов его семьи есть свое жилье, но его очень мало.
  3. Жилье есть, но жить в нем нельзя: например, дом признан аварийным.
  4. Член семьи болен тяжелым заболеванием, совместное проживание невозможно, а в квартире — несколько семей.

На этих основаниях граждан могут поставить на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Когда подойдет их очередь, им дадут квартиру по договору соцнайма. Это льготная аренда жилья от государства. На учет ставят малоимущих и особые категории вроде военнослужащих.

На учет вставать не обязательно, но можно. Тем, кто уже стоит на учете и ждет своей очереди на квартиру по соцнайму, не нужна дополнительная справка.

Есть специальная учетная норма. Ее устанавливают муниципалитеты. Это количество квадратных метров на одного члена семьи, необходимое для постановки на учет. В Волгограде учетная норма — 11 м². В других городах она может быть больше или меньше.

Вы пишете, что вашему мужу принадлежит ⅓ в квартире площадью 58 м². Значит, общая площадь жилья, которым может пользоваться ваша семья: 58 м² / 3 = 19,33 м².

В вашей семье двое человек. На каждого приходится: 19,33 м² / 2 = 9,7 м². Это меньше учетной нормы, которая действует в Волгограде. Вы можете обратиться за справкой.

Конечно, на практике не все так просто. Вот негативные варианты развития событий.

Вы прописаны у своих родителей, поэтому администрация может посчитать вас членами родительской семьи. Она включит в расчет площадь принадлежащих им жилых помещений.

Другой вариант: поскольку фактически вы живете в квартире своих родственников, в расчет могут включить площадь этой квартиры. Вы же члены семьи.

И одно, и другое — неправильное применение жилищного кодекса чиновниками. Объясню почему.

Жилищный кодекс выделяет два главных требования.

Совместное проживание. Члены одной семьи должны жить в одной квартире или в одном доме. Если молодые супруги живут отдельно от родителей, они не могут быть членами их семьи.

Место жительства могут подтвердить свидетельства соседей и родственников, квитанции об оплате коммунальных услуг, договоры безвозмездного пользования или найма жилого помещения.

Неважно, где вы фактически прописаны: если вы не живете с родителями, то у вас разные семьи.

Общее хозяйство. Если родственники живут вместе, но ведут раздельный бюджет, по отдельности готовят еду и делят расходы на коммуналку, чиновники не должны считать их семьей. Суды действительно учитывают это, когда выносят решения.

Дедушка и внук жили в одной квартире, но общее хозяйство не вели. У дедушки были отдельный телевизор, холодильник и шкаф для одежды. Суд постановил: они не члены одной семьи.

Не все родственники, которые живут в одной квартире или в одном доме, — члены одной семьи. Хозяин мог прописать их к себе по договору безвозмездного пользования или коммерческого найма, на каком-то ином основании. Если общее хозяйство не ведется, между родственниками нет взаимной поддержки, это не семейные отношения. На практике все это можно доказать.

Еще пример. Молодая мать с детьми жила в доме своего отца. Сам он жил в другом месте. Суд установил, что отец сдал дочери дом по договору найма. Они не члены одной семьи.

Вывод: семья — это люди, которые живут вместе, ведут общее хозяйство и заботятся друг о друге. Если родственники просто пустили вас пожить в свою квартиру, вы не стали членами их семьи с точки зрения жилищного кодекса.

Имеется в виду такая ситуация: человек не нуждался в жилье, потом совершил какие-то действия и стал нуждаться. Например, продал квартиру, долю в жилом доме, выписался от родителей и снял комнату в общежитии.

Дальше нужно оценить цель таких действий. Если он рассчитывал за счет этого стать участником госпрограммы, государство не станет помогать. Запрет на признание нуждающимся в жилье действует 5 лет.

Можно продать единственную квартиру, но следующие 5 лет за помощью к государству обращаться не стоит.

Если умысла не было, а были жизненные обстоятельства, государство должно помочь. Например, если кто-то получил комнату в общежитии потому, что переехал работать в Ухту. Это не будет намеренным и искусственным ухудшением жилищных условий.

На практике смена прописки может навредить молодой семье. Если переехать на съемную квартиру и сменить регистрацию, администрация может посчитать, что супруги намеренно выписались от родителей, чтобы встать на учет. Особенно если между сменой прописки и обращением за поддержкой прошел один день.

На практике случается, что местная администрация рассматривает заявления формально. Например, смотрит только на прописку. Суды стараются учесть все обстоятельства, поэтому решения администраций часто отменяют. Часто, но не всегда. Приведу несколько примеров, где суд решал вопрос о праве молодых семей улучшить жилищные условия по госпрограмме.

Приморский краевой суд

№ 33-10337/2014

Пример про вынужденный переезд. Собственник продал квартиру, в которой жила молодая семья. Им пришлось выписаться. Своего жилья у них не было.

Администрация: они намеренно ухудшили жилищные условия.

Суд постановил: намеренных действий молодые люди не совершали. Признайте их нуждающимися в жилье.

Верховный суд Мордовии

№ 33-1737/2018

Пример про переезд в отдельный дом. Молодые люди поженились, сняли свой дом и прописались в нем. В новом доме они жили по 10—15 дней в месяц, а остальное время — с родителями. До этого они были прописаны у родителей и обеспечены жильем выше нормы. Дома у родителей площадью 87 м² и 132 м².

Администрация и суд решили: это искусственное ухудшение жилищных условий для участия в госпрограмме. Между родителями и детьми сохранились хорошие отношения, большую часть времени молодые супруги жили со своими родителями, а не отдельно. Их нельзя признать нуждающимися в жилье.

Волгоградский областной суд

№ 33-11598/2013

Пример про бабушку. Муж, жена и двое детей жили в квартире площадью 33 м². Квартира принадлежала бабушке — матери жены. Бабушка была прописана в квартире, но жила отдельно. Квартиру она предоставила детям по договору безвозмездного пользования. В собственности внуков было по ¼ доли в другой квартире площадью 55 м². Бабушке тоже принадлежала в ней ¼ доли.

Администрация: бабушка — член семьи. Нужно включить в расчет все принадлежащие ей жилые помещения. На каждого приходится больше учетной нормы. Семья не нуждается в жилье.

Суд: бабушка — не член семьи. Чтобы быть членом семьи, нужно не только быть близким родственником и иметь справку из загса, но и жить в одной квартире. Раз бабушка живет отдельно, не нужно учитывать ее квадратные метры. Признайте семью нуждающейся и включите в список участников госпрограммы.

Советую сходить в городскую администрацию и уточнить все лично. Вы объясните свою ситуацию, вам скажут, какие документы нужно собрать. Проговорите все ключевые моменты: у мужа есть доля в собственности родительской квартиры, на вас двоих ее не хватает, живете вы отдельно от родителей.

Если вы подадите заявление, но вам откажут, обжалуйте отказ в суде. Практика на вашей стороне.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, дорогих покупках или семейном бюджете, пишите: ask@tinkoff.ru. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: //journal.tinkoff.ru/ask/hotim-kvartiru/

Абсолютное право
Добавить комментарий