Возможно ли позвонить при карантине в колонии поселения?

В магазин под конвоем, обезболивающих нет: «очкарик» рябухин о жизни в колонии

Возможно ли позвонить при карантине в колонии поселения?

Уралец Влад Рябухин, прозванный СМИ «очкариком», накануне, 23 июля, освободился из колонии-поселения КП-66 в поселке Решеты. Там он провел 22 дня за то, что ранее не в полном объеме выполнил исправительные работы, назначенные ему судом. О своей жизни в колонии Влад рассказал в интервью ЕАН.

– В предыдущий раз вы говорили, что готовились к поездке в колонию, читали об этом. Ожидания и реальность совпали?

– Когда я изучал материалы на эту тему, везде было написано, что колония-поселение – это, как правило, территория в лесном массиве с деревянным забором. По ней можно свободно перемещаться, выходить за нее. То есть такая легкая форма ограничения свободы.

Но в реальности все оказалось совсем не так. По сути, КП-66 – это не колония-поселение, а колония общего режима. От свободы нас отделяли целых семь заборов, обнесенных колючей проволокой.

 Вы не представляете, как она давит на нервы: это я провел там 22 дня, а люди сидят годами!

И находилась колония не в лесочке, а на плацу, так как изначально строилась именно как колония общего режима, а не как поселение.

В поселении обычно проверяют заключенных два раза в день, нас же проверяли по четыре раза. За 15 минут до начала проверки мы выстраивались и ждали инспекторов. Часто и по полчаса приходилось стоять ждать. Инспектора разные – были и адекватные, которые следовали распорядку, и те, кто придирались.

– Как проходил ваш день?

– Первые две недели я находился на карантине. Поскольку в КП-66 сейчас идет какое–то переформирование, вроде бы хотят сократить количество осужденных, я там находился сперва совсем один. Через четыре дня ко мне подселили еще одного парня.

Те, кто на карантине, живут в бараке: в нем коридор, три спальных комнаты (мы занимали одну), комната ПВР с телевизором – там мы смотрели кино о том, как надо себя вести в местах лишения свободы, и санузел. Возле барака локальная территория примерно 40 кв. м, огражденная колючей проволокой. Там мы должны были гулять. Осужденным, которые находились по другую сторону, общаться с нами было запрещено.

Жили по расписанию, примерно такому: подъем, зарядка, завтрак, просмотр ТВ, время для исправительных бесед с администрацией колонии, обед, время для медосмотра, опять просмотр ТВ и так далее.

По идее в рамках карантина я должен был пройти медобследование – флюорографию, анализы. Но ничего этого мне не делали. Не знаю почему, может быть, решили: отсидит 22 дня и выйдет – и не стали возиться.

Вообще с медициной там все плохо. Потом, когда я с карантина перевелся в отряд, видел, как у одного из осужденных сильно заболел зуб – его буквально ломало.

 Но в медпункте сказали: таблеток нет – и никакую помощь ему не оказали. Он потом ходил, себе в зубы фильтр от сигареты засовывал, чтобы хоть как-то никотиновым ядом приглушить боль.

Когда я был на карантине, боялся заболеть, так как понимал, что вряд ли меня тут вылечат. В бараке было очень холодно, и, чтобы не подхватить воспаление легких, я спал в трех кофтах под двумя одеялами.

– В отряде такие же условия?

– В отряде условия нормальные. В секции нас жило человек 15. Там было тепло, чисто – заключенные сами прибирают свой «дом». Есть кухня. Когда кому-то что-то привозят из еды или если сами сходили в магазин, можно там готовить.

Из всех заключенных, на мой взгляд, 10% – вполне нормальные, адекватные люди.

– Только 10%? А что не так с остальными?

– С ними надо держать язык за зубами. Есть те, кто «стучит» начальству колонии, есть провокаторы. Например, смотришь телевизор, подходит человек, забирает из рук пульт и переключает.

 Мы, например, все уже часа два как сериал «Глухарь» смотрим, а он включает «Зачарованные», которые никому не интересны. Начинаешь с ним разговаривать, а он челюсть подставляет и говорит: «Ударь меня!» И ничего не сделаешь. Если его ударишь, он пойдет и жалобу на тебя напишет.

 Тебя – в ШИЗО, а ему «плюсик» в историю и дополнительная возможность выйти по УДО (условно-досрочное освобождение).

 В колонии за любой проступок, даже если ты с инспектором, например, не поздоровался, нужно писать объяснительную. Две объяснительных – и ты в ШИЗО. Три раза попал в штрафной изолятор, считаешься злостным нарушителем и из поселения отправляешься в колонию общего режима. При таком раскладе об УДО и вовсе можно забыть. 

Я очень благодарен тем ребятами, которые сразу притянули меня к себе и сказали, с кем можно, а с кем нельзя общаться. В колонии очень важно слово «стремно»: есть те, с кем «стремно» общаться. И если ты пойдешь наперекор этим установкам и поговоришь с таким человеком, то и с тобой потом никто общаться не будет.

– В отряде приходилось работать?

– Меня не смогли официально трудоустроить, так как я являюсь гражданином Узбекистана. И вообще ни к каким работам не привлекали.

Вообще там есть те, кто официально трудоустроен – кто-то поваром, кто-то пекарем (в колонии есть своя пекарня), кто-то делал катушки, на которые наматываются потом высоковольтные провода.

Те, кто не был устроен неофициально, бесплатно заливали бетон, чинили крышу – в общем, делали общественно-полезные вещи для колонии.

– А вас почему не привлекали? В связи с общественным резонансом вашей истории?

– Думаю, что да. Хотя я бы тоже не против был поработать, чтобы время так долго не тянулось.

 «Я разочаровался в стране и системе»: «очкарик» Влад Рябухин – о новом приговоре и жалобе в ЕСПЧ 

– За пределы колонии выпускали – в магазин, например?

– Несмотря на то, что это поселение, у нас, как я уже сказал, все было достаточно жестко. В супермаркет за территорию водили редко и всего по пять человек – все строем, под присмотром инспектора.

 В магазин, который на территории колонии находится, свободно тоже не пойдешь: отпускают туда в день также по пять человек, а всего заключенных 160. Причем цены в магазине космические, я бы сказал.

– Например?

– «Доширак» стоит 48 рублей, лапша «Александра и Софья», которая в обычном магазине 8 рублей, там 16 рублей, семечки – 50 рублей. Газировка, которая в обычном супермаркете стоит 25 рублей, в колонии – 50.

– Как вообще кормили в колонии?

– К питанию у меня нет претензий. Утром на завтрак давали кашу – часто рисовую. Она так и называлась – «каша рисовая вязкая», выглядит как кусок.

На обед борщ или рассольник, на второе опять каша – гречневая или гороховая.

– А мясо?

– Ну, кусочки мяса в супе плавали. А так второе было, как правило, без мяса.

Вечером – опять каша, часто с рыбными биточками. Я их на свободе не ел никогда, а тут мне они показались очень вкусными. Селедку пару раз давали!

– С близкими удавалось держать связь?

– Да, там есть два таксофона. Тем, кто в колонии давно, дают карточки. Извне им родные кладут туда деньги, и они по ним звонят домой: 4 рубля минута. Мне карточку не выдали, но ребята давали позвонить. Звонить можно тоже только в определенное время: с 12:00 до 14:00 и с 18:00 до 20:30.

Также в колонии есть помещение для длительных свиданий – когда родные приезжают к заключенным на три дня. Есть возможность краткосрочных свиданий – разрешено общаться 4 часа. Ко мне, например, друг приезжал.

– Влад, вы много говорите о том, что в КП жесткие условия. Не планируете начать общественную деятельность по защите заключенных, ведь вы уже стали помощником депутата Госдумы Дмитрия Ионина?

– Да, у меня есть такие мысли. Я видел, как люди страдают. Многие ведь в колонию попали случайно. Там водителей много. Одного, например, в гололед на встречку вынесло, сбил дедушку случайно, теперь сидит.

И если законом решено, что КП-66 должна быть колония-поселения, значит, так и должно быть, и не нужно ужесточать условий. Хочу пообщаться с Иониным, может, он посоветует, куда обратиться по этому вопросу.

 

– Какие у вас ближайшие планы?

– Буду продолжать работать, как и прежде, в строительно-отделочной сфере. В августе планирую жениться – пора уже.

– Суд обязал вас выплатить Саргису Арутюняну, которого вы ударили, 450 тыс. рублей за моральный вред и расходы на врачей. Планируете выплачивать?

– Я буду продолжать судиться – не хочу отдавать этот штраф из принципа. Я и так посидел в тюрьме, хотя не должен был. Но ни о чем не жалею – хотя бы посмотрел на все это изнутри, познакомился с хорошими ребятами.

От редакции: летом 2017 года Владислав Рябухин поехал с другом забирать его девушку с вечеринки. Там они повздорили с компанией молодых людей.

В ходе перебранки стокилограммовый спортсмен Саргис Арутюнян толкнул «очкарика», по другой версии, ударил. Тот ударил в ответ, его противник упал и ударился о бордюр.

Суд признал зачинщика драки потерпевшим и назначил Рябухину наказание в виде 300 часов исправительных работ.

Уголовно-исправительная инспекция ГУФСИН настояла на ужесточении наказания, указав, что осужденный прогуливал отработку. Березовский райсуд в связи с этим решил, что Влад Рябухин должен на 22 дня отправиться в колонию-поселение.

Беседовала Мария Трускова

Источник: https://eanews.ru/news/v-magazin-pod-konvoyem-obezbolivayushchikh-net-ochkarik-ryabukhin-o-zhizni-v-kolonii_24-07-2019

Инструкция по направлению в колонию-поселение осужденных, которые должны прибыть к месту отбывания наказания самостоятельно

Возможно ли позвонить при карантине в колонии поселения?

Зарегистрирован в Минюсте РФ 10 апреля 2009 г.
Регистрационный N 13744

Во исполнение Федерального закона от 22 декабря 2008 г.

N 271-ФЗ “О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации” и в целях упорядочения вопросов, связанных с направлением в колонию-поселение осужденных к лишению свободы, в отношении которых судом принято решение, предусматривающее самостоятельное следование осужденного к месту отбывания наказания, приказываю:

1. Утвердить прилагаемую Инструкцию по направлению в колонию-поселение осужденных к лишению свободы, в отношении которых судом принято решение, предусматривающее самостоятельное следование осужденного к месту отбывания наказания.

2.

Федеральной службе исполнения наказаний (Калинин Ю.И.) обеспечить исполнение утвержденной Инструкции.

3. Контроль за исполнением приказа возложить на заместителя Министра Зубрина В.В.

Министр А. Коновалов

Инструкция по направлению в колонию-поселение осужденных к лишению свободы, в отношении которых судом принято решение, предусматривающее самостоятельное следование осужденного к месту отбывания наказания

I. Общие положения

1. Настоящая Инструкция определяет порядок направления осужденных к лишению свободы, в отношении которых судом принято решение, предусматривающее самостоятельное следование к месту отбывания наказания, в колонию-поселение.

II. Порядок направления в колонию-поселение осужденных к лишению свободы

2.

Осужденные к лишению свободы, в отношении которых судом принято решение, предусматривающее самостоятельное следование к месту отбывания наказания, направляются в колонии-поселения, расположенные в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены.

В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

При отсутствии по месту жительства или по месту осуждения колонии-поселения или невозможности размещения в имеющихся учреждениях по согласованию с центральным аппаратом ФСИН России осужденные направляются в исправительные учреждения, расположенные на территории других субъектов Российской Федерации, в которых имеются условия для их размещения.

Отправка осужденных в колонии-поселения, расположенные на территории других субъектов Российской Федерации, производится только после получения информации о наличии условий для размещения в них осужденных.

3. Территориальный орган ФСИН России:

1) вручает осужденному предписание о направлении к месту отбывания наказания (приложение к Инструкции) и обеспечивает его направление в колонию-поселение не позднее 10 суток со дня получения заверенной копии приговора суда, вступившего в законную силу;

2) выдает осужденному деньги на проезд, обеспечивает продуктами питания или деньгами на время проезда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

3) формирует личное дело осужденного (производит дактилоскопирование, составляет анкету и фотографирует осужденного), составляет справку-ориентировку.

4. В предписании с учетом необходимого для проезда времени устанавливается срок, в течение которого осужденный должен прибыть к месту отбывания наказания. Время на проезд определяется из расчета следования до указанного в предписании пункта кратчайшим путем с наименьшим количеством пересадок.

В случае возникновения непредвиденных обстоятельств, затрудняющих выезд или прибытие осужденного в установленный срок, по мотивированному постановлению начальника территориального органа ФСИН России срок, установленный для прибытия осужденного к месту отбывания наказания, может быть продлен.

5. Осужденному разъясняется, что срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в колонию-поселение. При этом время следования осужденного к месту отбывания наказания в соответствии с предписанием засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день, для чего ему рекомендуется сохранить проездные документы для предъявления в исправительном учреждении.

6. Личное дело осужденного и копия предписания направляются в исправительное учреждение фельдъегерской связью в сроки, обеспечивающие поступление документов до прибытия осужденного к месту отбывания наказания.

7. Если в установленный в предписании срок осужденный не прибыл в исправительное учреждение, оно направляет соответствующее уведомление в территориальный орган ФСИН России, выдавший предписание.

III. Розыск осужденных, уклонившихся от получения предписания для направления в колонию-поселение, или не прибывших к месту отбывания наказания

8. В случае уклонения осужденного от получения предписания для направления в колонию-поселение или неприбытия осужденного к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок территориальный орган ФСИН России, выдававший предписание, направляет в суд, вынесший приговор, документы для решения вопроса о заключении под стражу и розыске осужденного.

9. По получении постановления суда отделом (отделением) розыска территориального органа ФСИН России заводится разыскное дело и проводится необходимый комплекс оперативно-разыскных мероприятий.

10.

При установлении местонахождения и задержании осужденного территориальный орган ФСИН России, осуществивший задержание, в течение 48 часов доставляет его в суд для принятия решения в соответствии с Уголовно-процессуальным кодеком Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921). Отдел (отделение) розыска, в производстве которого находится разыскное дело, направляет документы, необходимые для представления в суд.

11. В случае принятия судом решения о заключении под стражу и направлении в колонию-поселение под конвоем осужденный направляется к месту отбывания наказания в порядке, предусмотренном статьями 75 и 76 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N 2, ст. 198).

12. Если судом будет установлено, что причина неявки осужденного для получения предписания или неприбытия к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок является уважительной, он направляется в колонию-поселение в порядке, предусмотренном разделом II настоящей Инструкции.

Источник: https://rg.ru/2009/04/17/osuzhdennye-dok.html

Карантин

Возможно ли позвонить при карантине в колонии поселения?
Иногда в колонии у меня складывается ощущение, что пройденный мною курс логики в рамках получения юридической профессии был не просто бесполезен, а даже вреден, поскольку эти знания не только не помогают, а наоборот, сбивают с толку. Логика во многих случаях отсутствует и в правилах, и в их применении, поэтому взывать к здравому смыслу практически бесполезно.

А скажут грузить чугуний – будешь грузить чугуний

Иногда, как мне кажется, это связано с уровнем исполнителей, недостатком образования, квалификации, опыта сотрудников уголовно-исполнительной системы. Но чаще всего это прямой результат функционирования военизированной командно-административной системы, основанной на трех незыблемых постулатах:

1. Я начальник, ты – дурак! 2. Начальник всегда прав!

3. Если сказали грузить люминий, то надо грузить люминий, а скажут грузить чугуний – будешь грузить чугуний.

Эта система не предполагает никакой свободы действий персонала, никакой самостоятельности в выборе методов и средств, исходя из разумности и здравого смысла, а не из догматических установок внутриведомственных документов, которые часто не учитывают той или иной специфики и, естественно, не могут предусмотреть все многообразие возникающих ситуаций. В этой системе главенствует непоколебимая вера в инструкции и приказы, и если они противоречат закону или здравому смыслу, то закон и здравый смысл терпят сокрушительное поражение. За почти год моего пребывания в колонии-поселении я сталкиваюсь с этим почти каждый день, и, честно говоря, это выбивает из колеи значительно больше, чем даже лишение свободы и отбывание наказания. Условия содержания и обращение с заключенными, которые я опишу далее, характерны для всех колоний, хотя, конечно, существуют огромные различия между содержанием в тюрьме или в колонии особого режима и колонии-поселении. Но общим является то, что условия содержания и обращение и есть суть наказания, а не лишение свободы как таковое, что об уважении человеческого достоинства можно только мечтать и что здравый смысл часто отсутствует в этой системе.

Вместо обыска – шмон

Итак, этапированный в автозаке осужденный прибывает в колонию.

Первым делом он подвергается личному обыску.

И возникает достаточно серьезный вопрос: насколько правила проведения обыска в колониях соответствуют закону? То есть понятно, что заключенному запрещено иметь деньги (кроме колонии-поселения), колюще-режущие предметы, мобильные телефоны, игральные карты, алкоголь или наркотики.

Но ведь должна существовать процедура проведения обыска (в том числе личного обыска), которая призвана обеспечить права заключенного и гарантировать ему защиту от возможных злоупотреблений персонала.

Уголовно-процессуальный кодекс РК определяет порядок и правила проведения обысков и содержит гарантии защиты прав обыскиваемых. Однако обыски в колониях – это не процессуальные действия, и называть их можно только одним словом – “шмон”. Никакого соблюдения процессуально закрепленной процедуры, никаких гарантий от злоупотреблений или провокаций. И это требует немедленного законодательного и практического решения.

После обыска, оформления необходимых документов и фотографирования с дощечкой в руках, где фломастером написана фамилия осужденного, вновь прибывших ведут в карантинное отделение.

Здесь здравый смысл не ночевал

Карантинное отделение – это локальный, то есть отгороженный от жилой зоны участок, где содержатся заключенные, этапированные в данную колонию для отбывания наказания. Цель содержания в карантинном отделении – проведение медицинского осмотра, ознакомление с правилами внутреннего распорядка колонии, правами и обязанностями, то есть подготовка к тому, что через несколько дней заключенный перейдет в жилую зону, где проведет следующие несколько лет. Закон устанавливает, что заключенный может находиться в карантине до 15 дней. Иными словами, администрация сама должна решать, сколько дней нужно держать заключенного в карантине. Тем не менее администрация особо не обращает внимания на возможность выбора, на положения закона, дающие такую возможность. То есть никого не волнует, что в карантине можно держать до 15 дней. Всех прибывших осужденных помещают в карантин на 15 дней – и ни днем меньше. Наиболее абсурдно это выглядит в колонии-поселении. Дело в том, что в колонии-поселении нет локальных или огражденных отдель-ных участков, поскольку осужденные находятся под надзором администрации, а не под охраной. То есть на всей территории всего одно запираемое помещение, где под охраной содержатся злостные нарушители режима. Это ШИЗО – штрафной изолятор. Больше запираемых помещений здесь нет и по закону быть не может. Поэтому карантинное отделение в колонии-поселении – это просто отдельная комната, в которой в течение 15 дней живут вновь прибывшие осужденные. Они вместе со всеми другими осужденными ходят на карточные проверки, в столовую, курилку, баню, прачечную, спортзал, библиотеку, чайхану. Даже туалет у всех общий.

То есть карантин выражается только в том, что живут они две недели в отдельной комнате с названием “карантин”. В нашей колонии она рассчитана на шесть человек.

Для того чтобы этим шестерым оформить необходимые документы, пройти медосмотр (который обычно достаточно формален) и разъяснить внутренние правила, требования режима и их права и обязанности, необходим один, максимум два дня.

Какой смысл держать прибывших осужденных в отдельной комнате в течение 15 дней, если их положение ничем не отличается от всех других осужденных, понять невозможно.

Тем не менее, хотя администрация колонии-поселения не может изолировать осужденных, помещенных в карантин, от других, понимание термина “карантин” как некой изоляции приводит к определенным ограничениям их прав. Причем, с моей точки зрения, эти ограничения явно незаконны.

Слышать, но не видеть

Дело в том, что согласно закону осужденные, находящиеся в карантине, должны содержаться в обычных условиях. В колониях общего и строгого режима условия отбывания наказания делятся на строгие (как наказание для неоднократно нарушающих режим), облегченные и льготные (для характеризующихся положительно, не допускающих нарушений – как поощрение) и обычные (для всех остальных). То есть по закону осужденные в карантине должны иметь все права, которыми пользуются осужденные, находящиеся на обычных условиях отбывания наказания. Однако администрация колонии-поселения совершенно произвольно устанавливает, что из всех прав осужденных в колонии-поселении те, кто содержится в карантине, имеют право на передачи без ограничений, переписку и телефонные переговоры. Однако им запрещены краткосрочные и длительные свидания и выход за пределы территории колонии, например, для поиска работы, посещения медицинских учреждений и т.д. На вопрос, на основании чего установлены такие ограничения, отвечают: потому что это карантин. Без какой-либо ссылки на закон. Вообще, в колониях ссылки на закон не приняты. В лучшем случае ссылаются на инструкции, с которыми при определенной настойчивости можно ознакомиться; приказы, с которыми обычно ознакомиться невозможно, или вам просто говорят, что так положено, не утруждая себя излишними юридическими обоснованиями. Так что 15 дней в карантине, которые я провел с запретом краткосрочных и длительных свиданий, то есть в полной изоляции от внешнего мира, сразу сформировали первое ощущение иррациональности и абсурда. В течение этих 15 дней нахождения в карантине я все время по таксофону созванивался с родными, друзьями, знакомыми, в том числе с теми, кто приехал в Усть-Каменогорск для встречи со мной и кому в ней отказали из-за того, что я нахожусь в карантине. То есть суть карантина выражалась в том, что я должен был только слышать голос (по телефону), но не видеть лица (при запрете свидания). Отсутствие во всем этом какого-либо здравого смысла, по-моему, очевидно.

Зачем им столько презервативов?

Подготовка к переходу в жилую зону в карантине имеет иногда своеобразные формы. Особенно когда предпринимаются попытки хотя бы чисто технически соответствовать международным стандартам. Пару лет назад мне довелось посетить карантинное отделение одной из колоний строгого режима в Южном Казахстане. Там содержались около 20 осужденных. Нам показали спальное помещение, столовую. А потом провели в комнату досуга, где на большом столе была разложена литература, среди которой я увидел даже выпущенные нашим бюро памятки о правах и обязанностях заключенных. А в центре стола аккуратно разложили около сотни… презервативов.

На мой недоуменный вопрос представитель администрации колонии объяснил, что приезжали голландцы и вместе с нашим Министерством здравоохранения указали на необходимость активной профилактики СПИДа путем предохранения. Да, я забыл сказать, что это была мужская колония строгого режима.

Полностью поддержав необходимость профилактики СПИДа, я попытался обрисовать другую сторону подобной пропаганды. “Конечно, – сказал я, – если в колонии имеются случаи гомосексуализма, то для предупреждения распространения СПИДа бесплатное предоставление презервативов имеет смысл.

Но зачем же делать это так открыто и в таких количествах, да еще и в карантине?”
То есть по существу вновь прибывшему в колонию осужденному, который и так насмотрелся наших боевиков о насилии в зонах или наслушался всякого от сокамерников в СИЗО, администрация колонии прямо сообщает, что, во-первых, в этой колонии секс обязательно будет, а во-вторых, он будет достаточно частым, если исходить из расчета 100 презервативов на 20 человек на 15 дней пребывания в карантине.

Так что пребывание в карантине – это не такое уж безобидное время-препровождение… Евгений ЖОВТИС, колония-поселение 156/13, Усть-Каменогорск, фото Владимира ЗАИКИНА и Владимира ТРЕТЬЯКОВА

Ссылки по теме

Евгений ЖОВТИС

Источник: https://time.kz/news/archive/2010/08/14/17345

Колония-поселение: условия содержания, особенности режима, нормы УК РФ

Возможно ли позвонить при карантине в колонии поселения?

Меры воздействия потребные для коррекции поведения различных преступников дифференцированы, исходя из тяжести последствий воплощенного проступка и наличия умысла в действиях, приведших к негативным результатам.

В ситуации, когда среда обитания субъекта осужденного по приговору органа правосудия недостаточно благоприятна и может спровоцировать нарушение закона в период условной формы восприятия наказания, необходим способ воздействия, способный оградить от негативного окружения, но не сопровождающийся значительными ограничениями.

Именно в таких ситуациях органом правосудия принимается решение о выборе не просто тюрьмы, а колонии-поселения, как места исполнения воздаяния в форме лишения личной свободы.

Общие сведения

Для тех индивидов, которые реализовали преступление малой тяжести или стали преступниками поневоле, не имея злонамеренного умысла и мотивов причинения ущерба окружающим, изоляция в среде более порочных и озлобленных личностей не допустима. Зачастую такие индивиды раскаиваются в совершенном, но стечение обстоятельств не всегда допускает применить условный вариант осуждения или избавления от фактического наказания.

В таком случае потребна искусственная среда, имитирующая структуру реального общества, но имеющая ограниченный ареал и укомплектованную штатом наблюдателей, надзирающих за соблюдением норм поведения.

 Такая среда позволяет детерминировать возможность ресоциализации осужденного индивида без более жестких коррекционных процедур, его желание и возможность мирного сосуществования с окружающими и обеспечения своих нужд законными способами.

Следующее видео рассказывает о том, что такое колония-поселение:

Что это такое?

Разновидность коррекционных заведений ФСИН располагающихся преимущественно в лесистой местности северных и восточных регионов России и представляющих собой, не имеющие ограждения, постройки называется колонией-поселением.

Пренебрежение охраняемым периметром компенсируется удаленностью таких поселений от городов и прочих значимых населенных пунктов, представляя собой добывающие артели, занимающиеся преимущественно валкой и заготовкой древесины.

Сама колония удалена от населенного пункта, приуроченного к лесозаготовительной индустрии, однако расстояние не велико и служит для номинального отграничения территории поселения осужденных.

 Являясь элементом системы коррекции преступников, колонии-поселения обеспечивают дешевой рабочей силой добывающую отрасль, так как на добровольное отчуждение от цивилизации соглашаются не многие и обычно за значительную денежную мотивацию.

Осужденные индивиды, которым предписывается явиться в колонию для реализации в отношении них наказания, не обладают выбором, а необходимость зарабатывания собственным трудом и обязательная повинность вынуждают их трудоустраиваться на выгодных работодателю условиях. О том, какие бывают колонии-поселения и есть ли женские, читайте ниже.

Виды таких учреждений

Колонии-поселения делятся на учреждения для двух типов заключенных, а именно:

  • тех, кто совершил преступления в силу обстоятельств, по неосторожности или имел умысел, но последствия не были выше средней тяжести;
  • осужденных на наказание в виде исправления в колонии со строгим или общим режимом и заслуживших своим примерным поведением смягчение меры воздействия.

Организационная форма колоний-поселений при изменении содержащегося контингента, отбывающего наказание, не меняется, а само деление условно и имеет своей целью отграничить субъектов с более глубокими дефектами поведенческой модели от менее злостных правонарушителей. О том, кто отбывает наказание в колониях-поселениях расскажет следующий раздел.

Для кого предназначены?

В качестве меры коррекции поведения преступника колония-поселение может быть назначена, если деяние было не намеренным, совершенно в силу стечения обстоятельств или при защите собственных интересов, то есть по определению являлось не умышленным. Люди, не имевшие умысла причинения вреда чьим-либо интересам, в большинстве случаев сожалеют о наступивших последствиях и наказание по отношению к ним должно быть номинальным, только чтобы подтвердить возможность социального сосуществования.

Индивиды совершившие преступления, со средней или легкой тяжестью наступивших последствий, могут быть возвращены в качестве полноценных членов общества после незначительной коррекции и показательной демонстрации им того, что решать вопросы можно, не прибегая к противоправным действиям.

Прогрессивная система коррекции преступной поведенческой модели предусматривает постепенное облегчение меры воздействия и расширение перечня привилегий, если осужденный показывает себя надлежащим образом и демонстрирует исправление.

Именно колония-поселение, не считая освобождения, является наиболее привлекательным способом отбывания наказания для заключенных из колоний с общим и строгим режимом, так как является по сути свободным обитанием с незначительными ограничениями.

Особенности исполнения наказания в колониях-поселениях

Наказание, при назначении колонии-поселения в качестве места отбытия лишения свободы, носит номинальный характер и больше напоминает длительную вахту на лесозаготовительном производстве. Ограничения прав и свобод носят форму проверки способности осужденного к нормальной жизнедеятельности, без антисоциального поведения и выхода за рамки дозволенного.

Некоторые поселенцы, особенно те, кто был переведен из колоний с общим или строгим режимами, не воспринимают колонию-поселение, как место изоляции, ввиду отсутствия огражденного периметра и военизированной охраны, и своевольно её покидают. Однако удаленность поселений от крупных населенных пунктов, наряду с ограниченным числом курсирующих транспортных средств, осложняют побеги и облегчают поиск нарушителей режима.

Про особенности и режим содержания в колонии поселения читайте ниже.

Режимы

Формального деления условий пребывания в колонии-поселении на режимы нет, однако к нарушителям регламентированных норм поведения может быть применен запрет на оставление общежития вне рабочего времени на срок до одного месяца.

  • Общежитие является обычной формой проживания осужденных на отбытие наказания в поселениях, однако семейные индивиды, хорошо себя зарекомендовавшие, могут арендовать жилье в границах колонии или прилегающего населенного пункта, подпадая тем самым под определение облегченного режима содержания.
  • При обитании вне помещений колонии-поселения осужденные лица обязаны являться на отметку не менее 4-х раз в течение месяца и не допускать поведения противоречащего правилам.

Про условия содержания осужденных в колонии поселении по их отзывам и по нормам УК читайте ниже.

Условия отбывания

  • Обитающие в колонии-поселении не находятся под тотальным контролем, ввиду отсутствия охраны периметра и процедуры конвоирования, они могут свободно перемещаться по расположению исправительного учреждения и сопредельного населенного пункта, если это согласовано с руководством.
  • Форма одежды лиц, осужденных на изоляцию в условиях поселения, свободная, гражданского типа, и не имеет идентификационных бирок, позволяя не выделяться среди окружения.
  • Ограничений на получение посылок, свидания или траты личных средств отсутствуют, позволяя людям вести полноценную жизнь, за исключением поведения относимого к антисоциальному, то есть употребление алкоголя, наркотиков и прочие пороки запрещены.

Администрация колонии-поселения вправе в любое время посетить место обитание осужденного и провести обыск, а при выявлении недопустимых предметов, веществ и материалов применить дисциплинарное воздействие, вплоть до направления в исправительную колонию.

Трудовая деятельность для осужденных на поселение является обязательной, вне зависимости от наличия личных средств на существование, так как является элементом коррекционной программы. Дополнительно к труду ограниченной продолжительности, не превышающей обычно восьми часов, осужденный вправе заниматься общественной деятельностью и обучаться, при наличии образовательных учреждений в прилегающем населенном пункте.

Про условия отбывания лишения свободы в колониях-поселениях вы узнаете из видео ниже:

Про перевод в в колонию-поселение читайте ниже.

Процедура перевода

Попасть из колонии общего режима на поселение осужденные индивиды смогут только по факту отбытия 25% от назначенного срока и только при видимых признаках исправлениях, которыми считаются:

  • отсутствие нареканий и наличие поощрений;
  • добросовестное отношение к труду и обучению;
  • участие в социальной жизни исправительного учреждения;
  • отсутствие конфликтов с другими осужденными;
  • собственное желание осужденного на изменение места отбытия наказания.

При аналогичной характеристике субъекта, отбывающего наказание в колонии строгого режима, возможность перевода в колонию-поселение у него появится не ранее, чем истечет треть срока определенного приговором органа правосудия.

Те лица, которым было дозволено отбыть наказание в условной форме или применено освобождение от оставшегося срока лишения свободы, но совершившие повторное нарушение закона в оставшийся срок, смогут претендовать на поселение только после отбытия половины предписанного периода.

Не менее двух третей вмененного срока лишения свободы должны будут по УК отбыть для перевода в колонию-поселение те, кто осужден за реализация деяния, имевшего тяжкие последствия.

О женских колониях-поселениях и о типах труда заключенных расскажет этот видеосюжет:

Источник: http://ugolovka.com/tyuremnoe-zaklyuchenie/koloniya-poselenie.html

Около тысячи осужденных получили сроки до десяти суток колонии

Возможно ли позвонить при карантине в колонии поселения?

Неожиданный поворот судебной практики: в колонии-поселения стали поступать люди со сроками в несколько дней. Осужденный может проделать долгий путь, чтобы отсидеть… один-два дня.

Согласно судебной статистике, за год приговоры до 10 суток получили около тысячи человек. Подчеркнем: речь не об административном аресте, знаменитых 15 сутках.

Нет, люди получают сроки по уголовным статьям и едут в колонии. В прошлом году в колонии-поселения прибыли 142 человека со сроками в 1 (один!) день. Еще 86 осужденных приехали в колонии на два дня.

Приговоры со сроками от 3 до 10 суток получили еще 754 человека.

Первая (и почти правильная) реакция экспертов на цифры: такого быть не должно, ведь минимальный срок в Уголовном кодексе – два месяца. Да, все так. Но люди, приезжающие в колонии “до вечера”, не выдумка, и, как ни парадоксально, судебной ошибки тут нет. Маленькие сроки получаются при пересчете гуманных наказаний на лишение свободы, если человек уклонился от мягкого наказания.

В Самарской области число осужденных сократилось почти на треть

Допустим, ему назначили обязательные работы, он потрудился немного и исчез. Надоело по вечерам красить заборы. В таком случае уголовно-исполнительная инспекция оформит материалы для суда, и осужденному заменят наказание на более строгое, вплоть до лишения свободы.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году 16,1 тысяче осужденных обязательные работы были заменены лишением свободы. Когда суд изначально приговаривает осужденного к лишению свободы, то меньше, чем два месяца, назначить не может. Однако в данном случае лишение свободы назначается не сразу, а взамен чего-то, и при пересчете получаются совсем мизерные сроки.

Например, если человек получил 300 часов обязательных работ, из них никак не получатся два месяца колонии.

Попадают в колонии также осужденные, не сумевшие (или не захотевшие) добросовестно отбыть иные альтернативные наказания: ограничение свободы, исправительные работы или оплатить штраф.

В итоге за год более 6 тысяч осужденных получили срок до месяца колонии-поселения (включая ту тысячу, что приехала на срок до 10 дней). Еще 6 тысяч получили сроки от одного месяца до двух.

142 человека получили за год срок – 1 день в колонии-поселении, 86 осужденных приехали в колонии на 2 дня

“Необходимо тщательно изучить ситуацию и выработать решение проблемы, а в том, что это проблема, нет сомнений, – сказал “РГ” председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

– Вряд ли можно назвать нормальной ситуацию, когда человек, уклонившийся от отбытия альтернативного наказания, в качестве более строгой меры получает поездку за государственный счет, чтобы провести несколько дней в общежитии колонии-поселения.

Здесь важно соблюсти баланс: наказание не только должно быть неотвратимым, но и способствовать исправлению и дальнейшей социализации человека. Применяемые меры должны быть законными, справедливыми и, конечно, ни в коем случае не жестокими”.

Сроки более 100 тысяч заключенных будут сокращены

Подчеркнем: людей в таком случае не берут под конвой и не везут этапом. Им выдают деньги для покупки билета на поезд, они самостоятельно его покупают, добираются до колонии-поселения, которая может быть в другом городе за несколько сотен или даже тысяч километров. Там ночуют и едут назад. Также поездом за казенный счет.

“АЮР готова предоставить свой экспертный потенциал для разработки соответствующих предложений”, говорит Владимир Груздев.

Решением проблемы, как полагает член Палаты молодых законодателей при Совете Федерации Дмитрий Гулиев, может стать применение ареста. “Такое наказание предусмотрено в Уголовном кодексе, но оно является недействующим и не назначается, – поясняет он.

– Возможно, стоит ввести эту норму в действие, предусмотрев, что арест назначается в тех случаях, когда срок составляет менее двух месяцев”. Он подчеркивает, что все необходимо просчитать, в том числе затраты. “Применение ареста позволит достичь целей, которые преследуются при замене альтернативного наказания на более строгое, – говорит Дмитрий Гулиев.

– Осужденный должен понимать, что если не выполнит условия гуманного наказания, то потом ему придется пожалеть, мягко с ним не поступят”.

Есть и другое предложение: прописать в законе, что при замене альтернативного наказания на лишение свободы или принудительные работы, срок не может быть меньше двух месяцев.

Досье “РГ”

В некоторых случаях при замене альтернативного наказания суды назначают осужденным принудительные работы. Это наказание начало применяться в прошлом году, его отбывают в исправительных центрах.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в течение 2017 года в порядке замены неотбытой части наказания в виде лишения свободы более мягким наказанием, а также замены наказания более строгим в исправительные центры для принудительных работ прибыли 45 осужденных со сроком наказания до 2 месяцев. В 2018 году (по данным на 1 мая) таких осужденных было уже 53.

В том числе в прошлом году 38 осужденных получили срок принудительных работ до 1 месяца (в этом году, по данным на 1 мая – 20 человек), 13 – со сроком до 10 дней (в 2018 году, на 1 мая – 10 осужденных).

Источник: https://rg.ru/2018/09/03/okolo-tysiachi-osuzhdennyh-poluchili-sroki-do-desiati-sutok-kolonii.html

Абсолютное право
Добавить комментарий